Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА 2 страница. Рассматривая Карибский бассейн после захвата зоны Панамского ка­нала как свое внутреннее море, США параллельно с методами воору­женного вмешательства




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. E. M. Donaldson, P.Swanson, W.-K. Chan. 1 страница

Рассматривая Карибский бассейн после захвата зоны Панамского ка­нала как свое внутреннее море, США параллельно с методами воору­женного вмешательства прибегали к методам экономического закабале­ния слабых стран. Так, политика «большой дубинки» дополнялась так называемой «дипломатией доллара». Этот курс был для США предпоч­тительнее в условиях, когда растущий экономический потенциал стиму­лировал внешнюю экспансию США, а опереться на достаточную военную мощь правительство еще не могло.

Провозглашенная У. Тафтом «дипломатия доллара» отражала борьбу умеренных кругов с крайне экспансионистскими, которым больше импо­нировала «большая дубинка» Т. Рузвельта. В послании конгрессу о внешней политике президент У. Тафт 3 декабря 1912 г. подчеркнул: «Дипломатия нынешнего правительства стремится соответствовать со­временным требованиям торговых отношений. Эта политика характеризу­ется тем, что доллары выполняют роль штыков»19. Средствами, более

18 Очерки новой и новейшей истории США: В 2-х т. М., 1960, т. 1, с. 443.

19 Congressional Record, vol. 49, pt 1, p. 9.



II НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


 


предпочтительными для умеренной буржуазии, Тафт гарантировал вo внешней политике активное вмешательство в целях создания американ­ским капиталистам благоприятных возможностей для выгодных инве­стиций.

Первой США поставили в полную зависимость Доминиканскую рес­публику. Положение в ней с начала века было очень сложным. Непре­рывно шла борьба против реакционной диктатуры. Страна не только зависела в финансовом отношении от Франции, Бельгии, Италии, Герма­нии и других государств, но и не могла выплатить долгов. Американская дипломатия активно вмешалась в создавшееся положение: в результате

7 февраля 1905 г. был подписан договор, по которому США, основываясь на доктрине Монро, уже не просто обязались «уважать» территориальную целостность страны, но и «гарантировали» ее безопасность.

Империалистическая суть договора была настолько явной, что под дав­лением возражений со стороны оппозиционной демократической партии сенат США воздержался от его рассмотрения. Вместо него был вырабо­тан протокол о переходе всех доминиканских таможен в ведение амери­канских властей, что фактически означало установление протектората США над Доминиканской республикой, которая не могла теперь само­стоятельно ни распоряжаться своими финансами, ни обращаться за зай­мами, ни снижать налоги, если на то не было согласия США. Вся фи­нансовая жизнь страны перешла под контроль династии Рокфеллеров и их мощного «Нэшнл сити бэнк». Сахарные плантации на 30% оказались в руках американских владельцев 20.



В республике неоднократно вспыхивали мятежные выступления про­тив коррупции и произвола администрации. США соответственно несколь­ко раз предпринимали интервенцию неизменно на стороне доминиканских властей21.

Действуя в интересах американских банкиров, правительство США одновременно укрепляло стратегические позиции, как того требовали экспансионисты-военные. С середины XIX в. по 1915 г. США, пытаясь заполучить морские базы в Гаити (независимом государстве с республи­канской формой правления), не менее 20 раз направляли военные кораб­ли в г. Порт-о-Пренс под предлогом борьбы с беспорядками и 6 раз от­крыто, но безуспешно пытались установить контроль над таможнями Гаити.

Под американским финансовым протекторатом вскоре оказалась и рес­публика Гондурас. Дело в том, что в 1911 г. правительство Гондураса было вынуждено просить займ у Соединенных Штатов. Гарантией этого займа могли стать только таможенные пошлины. Воспользовавшись си­туацией, США насильственно навязали американский протекторат, при­менив ту же тактику, что и в Доминиканской республике. В конечном счете вся экономика Гондураса оказалась подчиненной американским мо­нополиям.



B отношении Никарагуа также проявились оба аспекта «дипломатия
доллара»: с одной стороны, с помощью дипломатии создать выгодные
условия для капиталовложений, а с другой — использовать американский

 

20 Faulkner H. U. American Political and Social History. 5th ed. N. Y., 1948, p. 539.

21 В 1916 г. дело дошло до прямой высадки морских пехотинцев в столице (г. Санто-Доминго) .


 

НАЧАЛО ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПАНСИИ

kaпитал в интересах внешнеполитической экспансии. «Экспорт американ­cках долларов для достижения политических и стратегических целей дипломатии,— писал американский историк Пратт,— является сравни­тельно мало известным методом. Первые признаки его проявились в по­правке Платта» 22.

Никарагуа давно привлекала внимание США не только как возможный участок для прокладки канала. Никарагуанские золотые прииски и пло­дородные плантации были заманчивым объектом для американских компаний. А поскольку на рубеже веков активно обсуждались планы заключения торговых и финансовых соглашений с европейскими государ­ствами, рассматривался вопрос о передаче Англии и Японии права на строительство канала, все это в Вашингтоне было сочтено опасным для американских интересов.

Поэтому в 1901 г. США инспирировали смещение неугодного им пра­вителя и поставили более покладистого — А. Диаса. Когда в Никарагуа в 1912 г. начались волнения масс, 2 тыс. солдат американской морской пехоты высадились в Никарагуа и подавили выступления. Лидер оппози­ции был вывезен из страны, а в столице г. Манагуа — размещен отряд морской пехоты, который с 1912 по 1925 г. следил за тем, чтобы в стра­не, стратегически «важной» для США, проводилась проамериканская по­литика и не закреплялась какая-либо европейская держава. «Политика Тафта — Нокса,— отмечали американские исследователи,— по отношению к Никарагуа, а следовательно, и по отношению к остальной Центральной Америке была, безусловно, оскорбительной для латиноамериканцев» 23.



В отличие от европейских метрополий, которые слишком демонстра­тивно господствовали в своих колониях, американские империалисты со­храняли для колоний, например для Никарагуа, видимость политической самостоятельности и довольствовались своим экономическим господством. И хотя звездно-полосатый американский флаг не развевался над прави­тельственными зданиями в столице страны, она фактически находилась в колониальной зависимости. Американская экспансия в Карибском бас­сейне представляла собой продуманный курс на сколачивание вокруг США системы протекторатов, зависимых небольших стран, остающихся в орбите США.

США связали ближайших соседей системой двусторонних отношений. По договору с Панамой (ноябрь 1903 г.) Соединенные Штаты обязались сами гарантировать этой стране «независимость». По договорам с Кубой (1903) и Гаити (1915) они оговорили себе право на вооруженное вмеша­тельство под любым предлогом (например, в случае «бесперспективной», с их точки зрения, финансовой политики правительств этих государств). На Кубе и в Никарагуа США получили «право» держать военно-морские оазы. Заинтересованность в сооружении межокеанского канала, который был бы под контролем США, подогревала усилия американских военных кругов по размещению своих баз в этом районе. Положил начало такой политике Т. Рузвельт, а продолжали его преемники независимо от пар­тийной принадлежности — и республиканец У. Тафт, и демократ В. Виль-
coн.

22 Pratt J. W. America's Colonial Experiment. Gloucester (Mass.), 1964, p. 131.

23 Encyclopedia of American Foreign Policy: Studies of the Principal Movements and Ideas: Vol. 1—3/Ed. by A. De Conde. N. Y., 1978, vol. 1 p. 271.



И. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


НАЧАЛО ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПАНСИИ



 


Значительное внимание американская дипломатия, особенно при прe-зиденте Вильсоне, уделяла отношениям с южным соседом — Мексикой С 1876 г. этой страной в течение 34 лет правил диктатор П. Диас, со­хранявший полную лояльность в отношении США. Позиции американско­го капитала в Мексике были весьма основательными: инвестиции США составляли сумму свыше миллиарда долларов (четверть всех американ­ских инвестиций за рубежом), превышая капиталовложения всех других стран, вместе взятых. Американцы владели добычей серебра, золота, меди железными дорогами, многочисленными ранчо. Компании США сосредо­точили в своих руках 80% мексиканских железных дорог, 70% нефте­добычи. Особенно выгодной для США была мексиканская нефть. Хищни­ческая эксплуатация американскими предпринимателями природных ресурсов мексиканского народа только усиливала антиамериканские на­строения масс в Мексике. Но когда с 1911 по 1913 г. в стране была пред­принята попытка провести реформы в интересах коренного населения, мексиканская реакция, поддержанная зарубежными монополиями, привет­ствовала свержение прогрессивного правительства в Мексике. Пришедшее к власти правительство Уэрты, связанное с британским капиталом, пре­зидент Вильсон признать отказался под предлогом неодобрения насильст­венного характера происшедшего переворота. Тем не менее под давлением конгресса и бизнесменов в американской прессе участились выступления с требованием признать правительство Уэрты.

В Западном полушарии весьма наглядно и отчетливо проявились типичные методы экспансионистской колониальной внешней политики Соединенных Штатов. США бесцеремонно вмешивались во внутренние дела других суверенных государств, навязывали им кабальные договоры, которые открывали доступ американским монополиям и закрепляли за США важные стратегические пункты. Однако до первой мировой войны фактическое господство США над латиноамериканскими странами носило еще сравнительно ограниченный характер; они, в частности, основатель­но утвердились только на Кубе, в Доминиканской республике, Гондурасе и Никарагуа. В странах этого региона США высаживали войска для по­давления сопротивления местного населения, устраивали реакционные антинародные перевороты, организовывали и поддерживали вооруженными силами марионеточные режимы, при помощи американских ставленников создавали благоприятные условия для извлечения монополиями прибылей. Если в конце испано-американской войны США производили товаров на 11,4 млрд. долл., то десять лет спустя —почти вдвое больше, а к 1919 г.—на 62,4 млрд. Экспорт и зарубежные капиталовложения неуклонно возрастали. К 1913 г. посредством «дипломатии доллара» США захватили контроль над оловянной промышленностью Боливии, медной — в Чили и Перу, мясоконсервной — в Аргентине и Парагвае. Такие маг­наты, как Дж. П. Морган и У. Р. Грейс, владели Чилийско-Андской железной дорогой. Сеть железных дорог в Центральной Америке все больше контролировалась американской компанией «Интернэшнл рэй-луэйз оф Сентрал Америка», предшественницей всемогущей «Юнайтед фрут», монополизировавшей со временем прибыльную торговлю фруктами в этом регионе. Компании США вторглись в речной транспорт Колум­бии, Аргентины, Бразилии, Перу. США потеснили британский торговый капитал в Бразилии, Колумбии и Венесуэле, серьезно конкурировали с ним в Перу и Эквадоре.


Американский «Нэшнл сити бэнк» готовился открыть первый филиал в Южной Америке, привлекая акционеров из других крупных банковских oбъединений 24 . Экспансия давала свои плоды. В лице представителей paзличных администраций правящие круги США не жалели сил и средств нa укрепления позиций монополистического капитала как внутри стра­ны, так и за ее пределами.

2. ПОЛИТИКА В КИТАЕ, КОРЕЕ, ЯПОНИИ

В своей внешней политике на Дальнем Востоке США опирались на доктрину «открытых дверей», выгодную для них в условиях, когда непо­средственный захват американцами части Китая был нереален. Выдви­нутая ими доктрина якобы открывала перед всеми «равные возможности».

Предложение придерживаться подобной политики в отношении Китая содержалось в ноте государственного секретаря США Дж. Хэя, разослан­ной осенью 1899 г. правительствам Великобритании, Германии, России, франции, Японии и Италии. Хотя проект ноты написали совместно англи­чанин А. Хипписли, таможенный чиновник, гостивший в США, и его друг американский дипломат, специалист по дальневосточным проблемам У. Рокхил, документ вошел в историю как доктрина Хэя.

Согласно этой доктрине каждая великая держава обязывалась в своей «сфере интересов» или на «арендованной» территории не затрагивать «сложившиеся интересы других держав» и применять китайский дого­ворный таможенный тариф на все товары, безотносительно к тому, где они произведены. Предписывалось придерживаться одинаковых сборов за железнодорожные перевозки, портовые услуги и т. д.25 Этими мерами обеспечивалась свободная торговля в Китае для американских монопо­лий и сводились к минимуму «сферы интересов» их зарубежных сопер­ников.

Почти все ответы на ноту США были составлены в туманных выра­жениях и содержали определенные оговорки. Лишь Италия, не имевшая интересов в Китае, полностью приняла предложения американского государственного секретаря. Однако 20 марта 1900 г. Хэй объявил, что все страны согласились с американскими предложениями26.

Доктрина «открытых дверей» в Китае, выдвинутая республиканцамп, получила одобрение и представителей демократов, которые усмотрели в ней привлекательные возможности, устраивавшие как «серебряную», так и «золотую» фракции демократической партии. Выступая против внешне­политической экспансии США, мелкобуржуазные элементы как социаль­ная база «серебряных» ратовали за «свободу торговли», а тяготевшие к крупному бизнесу «золотые» демократы, выражая интересы магнатов восточных штатов, считали нерентабельным идти на огромные военные расходы, предпочитая военной экспансии торговую.

Политика «открытых дверей» во многом разделялась и антиимпериа­листами, которые были не против «равных возможностей» в дальневос­точной торговле. В целом правительство США рассчитывало завладеть китайским рынком без военной конфронтации с более сильными в тот

 

24 Lens S.The Forging of the American Empire: A History of American Imperialism from the Revolution to Vietnam. N. Y., 1974, p. 227.

25 Foreign Relations of the United States, 1899. Wash., 1900, p. 131—133, (Далее: FRUS).
26 Campbell Ch. S. Op. cit, p. 310.



II НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


 


период европейскими конкурентами. Доктрина «открытых дверей» явилась выражением «дипломатии доллара» применительно к условиям новой империалистической эпохи, была разновидностью империалистической по­литики, стала примечательным этапом в разработке и применении Соеди­ненными Штатами специфических методов в колониальной и экспансио­нистской политике. Либеральное облачение доктрины прикрывало геге-монистские притязания США. По признанию американского историка «ирония заключалась в том, что американское население верило, будто' политика открытых дверей представляла собой триумф идеализма над политикой с позиции силы и спасла Китай» 27.

Осуществляя экономическое проникновение в Китай, США стремились закрепиться в долине р. Янцзы, где их интересы сталкивались прежде всего с английскими. 2500 американских солдат, переброшенных с Филиппин, в составе 19-тысячного экспедиционного корпуса приняли участие в подавлении антиимпериалистического народного восстания ихэтуаней, вспыхнувшего против иностранных эксплуататоров в Китае. В 1900—1901 гг. США пытались занять Цияьхуандао и утвердиться в провинции Хэбэй. Одновременно с подобными попытками использовать «открытые двери» для проникновения на территорию Северного Китая США намеревались путем сговора с Японией утвердиться и в Южном Китае — в провинции Фуцзянь. Американская морская пехота, приведен­ная в состояние боевой готовности, находилась на Филиппинах до 1906 г. Когда Япония начала войну против России, США заняли отнюдь не нейтральную позицию. «...Американский президент имел основания быть довольным возникшим конфликтом. Он был глубоко заинтересован в сохранении дальневосточного баланса сил, который избавлял бы от необходимости направлять вооруженные силы США для защиты амери­канских колоний или американской торговли... Рузвельт надеялся, что Япония сможет ограничить влияние России»28. Добиваясь на словах равновесия сил на Дальнем Востоке, США больше всего заботились об упрочении там собственных позиций. Рузвельт предупредил Германию и Францию, что, если они выступят на стороне России, США поддержат Японию. Он стремился к тому, чтобы обе воюющие державы как можно более истощили одна другую, сохранив и после войны разделявшие их противоречия29.

Оказывая дипломатическую и финансовую поддержку Японии, прави­тельство США предоставило ей более 450 млн. долл. в качестве различ­ных займов. Американские товары вышли на первое место в японской внешней торговле. Экспорт США в Японию только за 1905 г. вырос в 2,5 раза по сравнению с довоенным 1903 г. Он включал боеприпасы, оружие, горючее, локомотивы, пшеницу, изделия из кожи и т. п.— продукцию, необходимую на фронте и в тылу30.

Своего рода кульминацией американской внешнеполитической актив­ности на Дальнем Востоке стало событие, оградившее интересы США

 

27 De Conde A. A History of American Foreign Policy. 2nd ed. N. Y., 1971, p. 366.

28 Dob son J. M. America's Ascent: The United States Becomes a Great Power, 1880—1914. DeKalb (111.), 1979, p. 192.

29 Подробнее см.: Harbaugh W. H. The Life and Times of Theodore Roosevelt. L., 1975, p. 268.

30 Доброе А. Дальневосточная политика США в период русско-японской войны. М.,
1952, с. 340.


 

НАЧАЛО ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПАНСИИ

от опасного соперничества Японии: секретное соглашение Тафта-Ка-цуры. Это была откровенная дипломатическая сделка империалистов на основе взаимных гарантий согласия с порабощением малых стран — KopeииФилиппин. 29 июля 1905 г., когда японские войска еще были скованы военными действиями против России, военный министр США (будущий президент) У. Тафт посетил Японию и встретился с премье-poм Кацурой- США получили заверения, что Япония согласна с сохра-нением на Филиппинах американского управления. Тафт со своей сто-poны санкционировал установление японского протектората над Кореей и лишение ее права самостоятельно вступать в договоры с другими госyдарствами. Соглашение это, парализовавшее какую бы то ни было независимость филиппинского и корейского народов на десятилетия, получило одобрение президента США, а в августе 1905 г. — и со сто­роны Великобритании. Тем не менее соглашение Тафта — Кацуры не предотвратило обострения японо-американских отношений после русско-японской войны.

Тот факт, что американская дипломатия выступила посредником на заключительной фазе русско-японской войны, объясняется несколькими обстоятельствами. Прежде всего сыграла свою роль боязнь возможных «социальных перемен в результате назревавшей революции в России. Европейская, а также американская буржуазия сочла необходимым пов­лиять на царя с тем, чтобы не допустить в условиях революционной .ситуации в стране полного военного поражения царизма. Кроме того, продолжение войны стало невыгодным Японии, где в руководстве дале­ко не все были за дальнейшие военные действия. США понимали это, опасаясь также и чрезмерного усиления Японии.

Получив заверение, что Япония будет придерживаться политики «открытых дверей» в Китае и эвакуирует свои войска из Маньчжурии, президент Т. Рузвельт в мае 1905 г. ответил согласием на просьбу японского посланника в США Такахиры выступить «по своей инициа­тиве» посредником в мирных переговорах31.

Готовясь к мирным переговорам, японская сторона заручилась под­держкой Англии и США. В январе 1905 г. Т. Рузвельт и британский посол предрешили вопрос о передаче Японии Порт-Артура и Ляодунско­го полуострова, а по второму англо-японскому союзному договору 1905 г., как и по секретному японо-американскому соглашению Тафта — Кацуры, были закреплены «права» Японии на Корею.

В августе 1905 г. в курортном городке Портсмуте (штат Нью-Гэмп-шир) собрались делегации Японии и России на мирную конференцию, Oднако переговоры вскоре зашли в тупик. Япония, настаивая на боль­шой контрибуции, столкнулась с твердостью России и была вынуждена снять ряд требований, но не отказалась от притязаний на о-в Сахалин. B критический момент переговоров Рузвельт развернул энергичное дав-ление на обе стороны32, склоняя их к уступкам. Действуя через посла

CША в Петербурге, через германского кайзера и французских диплома-

 

31 «Меня позабавило,— писал 16 июня Рузвельт Лоджу,— обращение, в котором они японцы.— Авт.) просили меня пригласить обе воюющие державы встретиться по моему собственному побуждению и инициативе» {Roosevelt Th. The Letters of Theo-dore Roosevelt: Vol. 1-8/Ed. by E. E. Morison. Cambridge (Mass.)', 1951-1954, vol. 4, p. 1222).

32 Kутаков Л. Н. Портсмутский мирный договор. М., 1961, с. 66—75.



II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


НАЧАЛО ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПАНСИИ



 


тов, Т. Рузвельт убеждал Россию отказаться от Сахалина и даже пойти на выплату контрибуции японской стороне. В Петербурге вести разговоp о какой бы то ни было контрибуции отказались вообще, но в обсуждe-нии территориальных проблем действовали менее твердо. В итоге диплo-матических маневров американского «посредника» было достигнуто миp-ное соглашение, лишившее Россию среди прочего южной части Саха-лина33. Годом позже Т. Рузвельт получил Нобелевскую премию мирa за такое посредничество34.

Прояпонская политика США объяснялась и известными расчетами на проникновение с помощью Японии в Маньчжурию, богатую природными ископаемыми. Еще до начала русско-японской войны в Маньчжурию поступало из США больше товаров, чем откуда бы то ни было. А в 1913 г. импорт из США в Маньчжурию уже исчислялся 5,5 млн. долл в общей сумме импорта в страну, достигавшей 13,3 млн35. «Поскольку американцы вели значительную торговлю с Южной Маньчжурией, госу­дарственный секретарь Э. Рут лично позаботился о том, чтобы укрепить политику открытых дверей в этом регионе»,— признавал американский исследователь Дж. Добсон36.

Закрепиться в Маньчжурии Соединенные Штаты попытались посред­ством передачи маньчжурских железных дорог Китаю. Фактически это означало бы установление над ними контроля США. В ходе войны круп­ный владелец железных дорог Э. Гарриман добивался контракта на со­оружение железной дороги через Маньчжурию, Сибирь и европейскую часть России. Гарримана поддерживал глава «Кун, Леб энд К°» банкир Дж. Шифф. Однако ухудшение японо-американских отношений сорвало эти планы. Япония дала понять США, что сама планирует эксплуати­ровать богатства и население в северных районах Китая. Как бы в подтверждение своих намерений Япония «закрыла двери» иностранцам в их торговле в Южной Маньчжурии. «Любое настоятельное требование со стороны США к Японии, чтобы она воздерживалась от расширения своей сферы влияния,— отметили историки,— могло, как опасались в США, привести к японскому нападению на американские владения в Тихом океане» 37.

Обострению обстановки способствовали антиамериканские выступления в Японии в кругах, не довольных Портсмутским миром, протесты в США против японской иммиграции, кампания шовинистов об угрозе «желтой опасности». Дело дошло до принятия в Калифорнии ряда дискримина­ционных постановлений, вызвавших в Японии очень резкую реакцию.

Когда Япония энергично и ускоренно проводила меры по закабале­нию корейского народа, США игнорировали свои обязательства перед Кореей по договору 1882 г., которым предусматривалось оказание помощи в случае несправедливого отношения к ней со стороны других держав, и ничем не помогли корейцам, когда оккупанты жестоко расправлялись

 

33 История дипломатии. М., 1963, т. 2, с. 591—596. См. также: Зубок Л. И. Экспансио­нистская политика США в начале XX в. М., 1969, с. 247—250.

34 См., в частности: Белявская И. А. Теодор Рузвельт и общественно-политическая жизнь США, с. 179.

35 American-Russian Rivalry in the Far East: A Study in Diplomacy and Power Poli­
tics, 1895—1914. Philadelphia, 1946, p. 89, 109.

36 Dob son J. M. Op. cit, p. 200.

37 Grenville J. A. S., Young G. B. Politics, Strategy and American Diplomacy, 1873—
1917. New Haven; London, 1966, p. 313.


c участниками народных восстаний, вспыхивавших то в одном, то в дpyгом районе Кореи.

Новое соглашение об установлении протектората над Кореей, соглас-

нo kоторому Японии предоставлялось руководство внешними сношениями Кopeи и контроль над ними, японские власти заставили корейскую сто-poнy подписать только угрозами и шантажом, едва не убив премьера. По некоторым данным, японцы сами похитили государственную печать Кореи в министерстве иностранных дел и произвольно приложили ее к договору. Если эмиссар короля Кореи, прибывший в Вашингтон за под­держкой, понапрасну тратил время в ожидании аудиенции в госдепарта­менте то отношение там к японским акциям было совсем иным. Как только в США получили копию кабального японо-корейского соглашения от 17 ноября 1905 г., по телеграфу немедленно было отправлено распо­ряжение закрыть американское представительство в Корее, оставляя ее на произвол Японии.

Обращения корейского монарха к Рузвельту с мольбами о «добрых услугах» ради защиты независимости Кореи успеха не имели. Правитель­ство США нарушило свои договорные обязательства, не оказало никаких «услуг» покинутой и преданной ими стране на Дальнем Востоке. Окон­чательная аннексия Кореи Японией в 1910 г. не вызвала со стороны США даже признаков неодобрительной реакции38. В период ухудшения японо-американских отношений Т. Рузвельту представилась еще одна возможность проиллюстрировать свою любимую поговорку: «Говорить надо мягко, но держать в руке большую дубинку» 39. В качестве такой дубинки был использован американский военно-морской флот. Президент США в декабре 1907 г. направил в кругосветный 42-тысячемильный рейд большую эскадру из состава Атлантического флота США.

Демонстрация флота США на Тихом океане была призвана произ­вести впечатление на Японию и показать всем, что США — великая тихоокеанская держава, как о том с 1903 г. не раз заявлял президент Рузвельт. Одновременно в Вашингтоне преследовали и ряд других целей. Кругосветный рейд флота как бы венчал многолетние усилия военных и деловых кругов, добившихся того, что по военно-морской мощи США уступали теперь только Великобритании. Но Германия и Франция уско­ренными темпами продолжали угрожающе вооружаться. Рузвельт рас­считывал, что хорошо разрекламированный кругосветный круиз сможет с новой силой подкрепить прежние энергичные выступления за наращи­вание военно-морского флота, а также «наглядно покажет необходимость в короткие сроки завершить сооружение Панамского канала» 40. Кроме того, военные моряки получали возможность пройти практику. Когда эскадра уже бороздила океанские волны, Т. Рузвельт запросил у кон­гресса ассигнования еще на четыре линкора и добился в итоге средств на два из них.

Американские боевые корабли демонстративно останавливались на peйде южноамериканских портов (Рио-де-Жанейро, Буэнос-Айрес, Валь­параисо, Лима). Затем флот проследовал в порты Тихоокеанского побе-

38 Севостъянов П. П. Экспансионистская политика США на Дальнем Востоке (в Ки тае и Корее в 1905—1911 гг.). М., 1958, с. 203—239.

39 Цит. по: Lens S. Op. cit., p. 197.

40 Beale II. К. Theodore Roosevelt and the Rise of America to World Power. N. Y., 1970, p. 285.



II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


НАЧАЛО ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПАНСИИ



 


режья и далее к Гавайям, Новой Зеландии и Австралии. Восторженная встреча кораблей, устроенная в США милитаристами, была использована буржуазной прессой для разжигания антияпонских настроений.

Упреждая развитие событий, японский посол в США Такахира при-гласил от имени своего правительства флот США посетить Японию Оставив Филиппины, 16 броненосцев вышли в Иокогаму, где 17 октября 1908 г. их встретили лучшие японские корабли. Император Японии по­слал Т. Рузвельту приветственную телеграмму.

Вернувшийся 25 февраля 1909 г. (через 14 месяцев) к американским берегам флот США доставил большое количество собранной во время похода информации и данных о странах Тихоокеанского бассейна и раз­бросанных в нем островах. Общественность США не только откровенно сетовала по поводу бесполезно потраченных 20 млн. долл. на «демонст­рацию американского флага», более того, расценивала такой круиз флота как опасную и вызывающую провокацию, поскольку флот призван охра­нять границы страны, а не запугивать население далеких заморских стран. Однако в Вашингтоне считали иначе. Флот перед отправкой в кругосветный рейд инспектировал сам президент США Рузвельт. Он рас­сматривал круиз как «доказательство, не оставляющее сомнений, что США при необходимости силой могут подкрепить свои слова» 41.


Дата добавления: 2015-04-05; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.027 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты