Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА 4 страница. Деятельность Шустера в Иране способствовала созданию условий для внедрения в ближайшем будущем американского капитала




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. E. M. Donaldson, P.Swanson, W.-K. Chan. 1 страница

Деятельность Шустера в Иране способствовала созданию условий для внедрения в ближайшем будущем американского капитала. Широкие полномочия Шустера и его старания использовать в интересах США различные буржуазно-политические группировки в стране обусловили фактическое установление «замаскированного протектората» в Иране, как отметил В. И. Ленин 62, конспектируя книгу Г. Деморньи.

Что касается Африканского континента, то там Соединенные Штаты не принимали прямого участия. Однако их интерес к проблемам этого региона прослеживается еще со времен образования заатлантической рес­публики. В начале XX в. Т. Рузвельт, добивавшийся, чтобы США вы­ступали арбитром в разрешении всех важнейших международных полити­ческих проблем, привлек внимание американской общественности к Африке в связи с так называемым «делом Пердикариса».

Один из натурализованных американских граждан, грек Ион Пер-дикарис, был арестован в 1904 г. в Марокко местным вождем Рейсали. США настаивали на освобождении Пердикариса и в подкрепление своей аргументации выслали военные корабли в Марокко. Тем самым прави­тельство США накануне президентских выборов стремилось продемон­стрировать свою жесткую внешнеполитическую позицию. Государствен­ный секретарь Хэй направил 22 июля 1904 г. послание американскому консулу в Танжере, требуя «живого Пердикариса или мертвого Рейса-ли»63. Делегаты съезда республиканцев в Чикаго устроили бурную овацию в честь своего кандидата в президенты Т. Рузвельта, полагая, что он был автором телеграммы, и приветствуя его позицию. Но обна­ружилось, что Пердикарису уже предстоит освобождение и что, кроме тoго, он не является американским гражданином. Возникла угроза скан­дала. В конечном счете грека выпустили из-под стражи и правительст­во Марокко вынуждено было выплатить США компенсацию в сумме 4 тыс. долл. «за понесенные расходы» 64

62 лeнин B. И. Полн. собр. соч.. т. 28, с. 702.
63 FRUS. 1904. Wash., 1905, р. 503.
64 Ibid., p. 496—504.



II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


НАЧАЛО ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПАНСИИ



 


Когда в 1905 г. обострилось соперничество между Францией и Геp-манией по вопросу о Марокко, Т. Рузвельт в обстановке грозящей войны согласился посредничать в урегулировании спора. В январе 1906 г. в Альхесирасе, на юге Испании, собралась международная конференция. От США присутствовали двое — посол в Италии Г. Уайт и посланник в Марокко С. Гуммере. Американские экспансионисты приветствовала итоги альхесирасской конференции, зафиксировавшей сохранение прин­ципа «открытых дверей». Однако в сенате прозвучало осуждение пра­вительства за вмешательство в дела периферийных районов мира, нару­шающее традиционные принципы изоляционизма во внешней политике США, Тем не менее президент США выразил удовлетворение, особенно тем, что Германия согласилась на компромисс, который представлял для нее фактически крупное дипломатическое поражение.



С Либерией Соединенные Штаты поддерживали «особые» отношения Это «свободное» государство в Африке возникло в результате объеди­ненных усилий американского правительства, Американского колониза­ционного общества и ряда филантропических ассоциаций. Известная часть американцев давно вынашивала идею создания в Африке некоей колонии переселенцев из числа свободных негров. Недовольство и выс­тупления последних в США подогревали борьбу за равноправие негров, расшатывали устои рабовладельчества. С середины XIX в. США осу­ществляли своеобразную опеку над Либерией. В конце века правитель­ство США отказалось гарантировать совместно с Англией независимость Либерии, но неоднократно выражало свою «особую заинтересованность» в сохранении суверенитета этой африканской страны. США категориче­ски возражали против предоставления Англии концессии в Либерии, рассматривали это как нарушение принципа «открытых дверей».



Хотя внешнеполитическая активность США в Северной Африке и на Ближнем Востоке в XX в. была сравнительно невысокой и значительно уступала политике Белого дома и госдепартамента в районах Латинской Америки и Дальнего Востока, все же она заложила основы американского проникновения в ближневосточные и африканские страны и по логике империалистического развития нашла естественное и зако­номерное продолжение в годы первой мировой войны и в межвоенное двадцатилетие.

В период между испано-американской войной и первой мировой вой­ной наблюдалось возрастающее участие США в мировой политике. «С конца XIX в., в век империализма,— отметили историки,— наступила сумеречная пора, когда американское правительство не смогло противо­стоять искушению предпринять экспансию в бассейне Карибского моря и Тихого океана, ускорить распад Испанской империи и когда интерес Америки к распространению своего влияния в других районах мира прикрывался лозунгом политики открытых дверей»65. И несмотря на то что в Европе распространилось движение в интересах сохранения мира и мирных способов решения международных споров, состоялось несколько международных конференций, возникали новые международ­ные организации — все это не мешало империалистическим государствам




пpодолжать войны или с помощью угроз оказывать давление на более

слабых.

Отделенные океаном от Европы, где проходили основные международ-

ные форумы, Соединенные Штаты не оставались в стороне от их работы. B 1910 г. бостонский издатель Э. Джинн учредил «Фонд мира на земле» c капиталом в миллион долларов. В это же время магнат Э. Карнеги образовал фонд международного мира «Карнеги эндаумент фор интер-нэшнл пис», функционирующий и поныне. С лозунгами защиты мира выступали даже некоторые бизнесмены, наживая на этом немалые при­были. Это были главным образом предприниматели, не связанные с военным производством.

К осени 1914 г. в Вашингтоне были подписаны 29 договоров с раз­личными странами об арбитражном решении возникавших споров. Толь­ко Германия отказалась вести переговоры на эту тему с Соединенными Штатами. Государственный секретарь Брайан тем не менее считал эти договоры одним из крупнейших своих дипломатических достижений.

Альхесирасская конференция, итоги которой считались успешными, не устранила главных причин, толкавших империалистов к войне за передел мира. Несмотря на все попытки и старания Рузвельта скрыть истинные цели политики США на Европейском континенте, конферен­ция обнаружила подлинную направленность европейской политики США, стремление действовать военными средствами вместе с Англией и Фран­цией против Германии. После конференции усилилась гонка вооружений. США заняли видное место среди крупнейших морских держав. Рост милитаризма, военных бюджетов в первые полтора десятилетия XX в. ускорили столкновение империалистических кругов великих держав, привели к военной катастрофе66.

В 1907 г. Рузвельт, ссылаясь на неудачу второй Гаагской конферен­ции по ограничению вооружений, предложил конгрессу выделить ассиг­нования на строительство линейных кораблей. К концу его президент­ства военно-морские расходы США увеличились с 10,8% федерального бюджета в 1900 г. до 16,7% в 1909 г. Военный флот США по тоннажу вышел уже на 2-е место в мире, уступая только флоту Британской им­перии.

«Дипломатия доллара», провозглашенная президентом У. Тафтом, преследовала те же цели, что и политика «большой дубинки» Т. Руз­вельта. Не ограничиваясь регионом Дальнего Востока, США активно применяли ее и во всех других районах мира, прежде всего по сосед­ству — в странах Центральной и Южной Америки.

Став крупнейшей индустриальной державой мира в начале эпохи империализма, США как государство монополистической буржуазии были заинтересованы в переделе мира. Они располагали самым мощным про­мышленным потенциалом, но в 1914 г. по зарубежным инвестициям в 10 раз уступали Великобритании, в 6 — Франции и в 4,5 раза— Гер­мании, хотя и не имели, как отметил В. И. Ленин, «равного себе сопер­ника ни по быстроте развития капитализма в конце XIX и начале XX века, ни по достигнутой уже ими наибольшей высоте его разви­тия...» 67.


 


65 Two Hundred Years of American Foreign Policy/Ed. by W. P. Bundy. N. Y., 1977, p. 15.


66 The War Plans of the Great Powers, 1880—1914 L., 1979, p. 17.

67 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 27, с. 133.


II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА

У империализма США, развернувшего экспансионистскую политику имелись острые противоречия одновременно и с военно-политическим блоком, во главе которого стояла Германия, и с группировкой держав Антанты. Однако молодой агрессивный империализм Германии для американской монополистической буржуазии представлял наибольшую опасность как соперник в борьбе за мировое господство.

Для США было крайне нежелательно усиление группировки, воз­главляемой Германией. Это вело, во-первых, к упрочению позиций Гер­мании в Европе и тем самым к нарушению «европейского равновесия» в пользу Германии, а во-вторых, означало бы усиление позиций основ­ного американского конкурента на мировых рынках. США были склонны перейти от лавирования между Великобританией и Германией к опоре на Антанту как основному фактору своей внешней политики в Европе

США, стремясь к политическому равновесию сил в обострявшейся международной обстановке в Европе и не желая усиления ни одного из империалистических блоков, не брали на себя каких-либо связывав­ших их обязательств относительно будущих действий, надеясь сохранить «свободу рук», и не примыкали открыто ни к одной из военно-полити­ческих группировок. Но в лице Антанты они видели силу, способную нанести удар по наиболее опасному конкуренту — империализму Герма­нии. Неумолимая логика империализма толкала североамериканскую буржуазную республику к грабительскому участию в крупнейшем и бед­ственном для народов военном столкновении капиталистических госу­дарств того времени, каким явилась первая мировая война.

Вся история внешней политики Соединенных Штатов за период в несколько десятилетий, предшествовавших первой мировой войне,— это история приспособления к условиям империалистической эпохи, активно­го проведения (путем маневрирования и с применением силы) экспан­сионистской политики в интересах капитала и в целях гегемонизма. «Как бы мы ни называли это — глобализм, политика силы, экспансио­низм или находили какое-либо иное соответствующее наименование,— неуклонный рост вовлеченности Америки в мировые дела...— отмечал американский историк У. Кимболл,— характерен для всей американской внешней политики с начала XX века» 68.

Пытаясь навязать философию «Pax Americana» всему миру, даже ценой интервенций и подавления свободы народов, одержимые милита­ристской погоней за прибылями монополистические круги способны причинять неисчислимые бедствия не только другим, но и своему наро­ду, когда выходят на доминирующие позиции в определении внешне­политического курса страны.

68 Kimball W. F. Op. cit., p. 1.


 


III

США В ГОДЫ

ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

(1914—1918)

Глава четырнадцатая

«НЕЙТРАЛИТЕТ»: СЛОВА И ДЕЛА

1. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КУРС В. ВИЛЬСОНА

Первая мировая война, вспыхнувшая в августе 1914 г., в течение десятилетий подготовлялась правящими кругами империалистических держав. Она явилась следствием всестороннего глубочайшего кризисаг охватившего капиталистический мир. В борьбе за передел колоний и сфер влияния столкнулись два империалистических лагеря: Антанта (Великобритания, Франция, Россия), с одной стороны, Германия, Ав­стро-Венгрия и их союзники — с другой. Вскоре на стороне Антанты выступили Япония и Италия.

По ряду причин, о которых речь пойдет дальше, США объявили 4 августа 1914 г. о своем «нейтралитете». Однако буквально с первых дней войны Соединенные Штаты оказались под ее сильным воздействием и вскоре приняли в ней участие, хотя и косвенное, снабжая воюющие державы разного рода припасами, вооружением, финансами. Подобные поставки обеспечили уже в период «нейтралитета» невиданное обогаще­ние финансового капитала США и послужили основой процветания стра­ны вплоть до мирового кризиса 1929—1933 гг.

Таким образом, летом 1914 г. и для США кончился период «мирно­го» империализма. Вместе с остальным капиталистическим миром Соединенные Штаты вступали в период серьезных потрясений. Во внутренней политике США все яснее обозначивались черты государст­венно-монополистического капитализма, для которого характерно сое­динение силы монополий с силой государства. Именно первая мировая война положила начало перерастанию монополистического капитализма в государственно-монополистический, созданию военного варианта его механизма.

Война оказала огромное влияние на экономику США, вызвав подъем производства почти во всех ее отраслях, и тем самым обострила и уг­лубила кризис перепроизводства, начавшийся еще осенью 1913 г. С осо­бой силой кризис проявился с октября 1914 г. по март 1915 г., вызвав значительное сокращение добычи угля, производства металлов, тканей и Другой продукции. Индекс промышленного производства в 1914 г. по сравнению с 1913 г. упал на 15,5 пункта, Для современников, американ-



1П. США В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ


 


цев и зарубежных наблюдателей не было сомнений, что страну пора, зил «небывалый кризис», достигший масштабов, каких «давно уже в Америке не было» 1.

С лета 1915 г. экономическая конъюнктура в США стала меняться Война в Европе затягивалась и превращалась в войну на истощение требовавшую колоссальных денежных и материальных ресурсов, что необычайно увеличило значение США как источника военного снаб­жения. Теперь заказы воюющих стран пошли широким потоком, оправ­дывая надежды американских капиталистов.

Предвоенное развитие межимпериалистических противоречий, а так­же изоляция Германии и ее союзников от морских сообщений обусло­вили превращение США в арсенал Антанты. Союзнические военные за­купки с августа 1914 г. по апрель 1917 г. оценивались в 3—5 млрд, долл. Многочисленные займы союзников, полученные ими от Соединен­ных Штатов, достигли к апрелю 1917 г. суммы 1,5—2 млрд. долл. Экспорт США в страны Антанты в 1916 г. составил 80% общего эк­спорта (в 1914 г.-35%) 2.

Военные заказы стали главным фактором в развитии экономики, способствовали быстрой ликвидации кризиса перепроизводства. Если индекс промышленного производства в 1915 г. превысил уровень 1913 г. всего на 3 пункта, то в 1916 г.— на 38 3. Производство важнейших ви­дов промышленной продукции значительно возросло, особенно по срав­нению с кризисным 1914 г. Золото воюющих держав потекло в амери­канские банки. В 1916 г. золотой запас США составил 2,7 млрд. долл., т. е. около трети мирового запаса.

В условиях войны американские дельцы, пользуясь отчаянной нуж­дой иностранных правительств, назначали любые цены, что вело к безудержной спекуляции и еще большему обогащению банкиров и хо­зяев монополий. Прибыли буржуазии достигли неслыханного ранее раз­мера. Чистые доходы акционерных обществ в США составили в 1916 г. 8,7 млрд. долл. (в 1913 г.—3,9 млрд.).

Однако тенденция к подъему производства была не единственной в экономике США военных лет. Вместе с ней постепенно развивалась и другая, отражавшая односторонность военного бизнеса, его спекулятив­ный, паразитический характер. Далеко не все отрасли промышленности были охвачены «бумом» военных лет, а со второй половины 1916 г. все острее и явственнее стали ощущаться отмеченные В. И. Лениным истощение материальных ресурсов, трудности извлечения новых сверх­прибылей, пресыщение финансового капитала США и других нейтраль­ных стран 4. Многие американские бизнесмены указывали на ненормаль­ное развитие экономики. На бирже участились панические распродажы по низким ценам акций компаний, занятых, казалось бы, выгодным воен­ным бизнесом. Ширилась инфляция, вызванная непрерывным спекуля­тивным ростом цен. Все эти отрицательные моменты не зачеркивали значительного увеличения экономической мощи и богатства США, но

 

1 Донесение российского консула в Сан-Франциско, 27 мая (8 июня) 1915 г.— Архив

внешней политики России (АВПР), ф. Пос-во в Вашингтоне, 1915—1917 гг.,
он. 512/1, д. 373, л. 114.

2 American Year Book. N. Y., 1917, p. 526.

3Historical Statistics of the United States 1789—1945. Wash., 1949, p. 179.

4 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 30, с. 241, 340.


 

«НЕЙТРАЛИТЕТ»: СЛОВА И ДЕЛА

okазали воздействие и на экономику и на политику страны, особенно в начале 1917 г.

B итоге подъема производства в основных отраслях, размещения воен-

ных заказов союзников и притока золота для их оплаты место США в

cиcтеме мирового капитализма заметно изменилось. Они потеснили ев-

pопейские державы, открыто бросая вызов довоенному лидеру мировой

торговли и финансов — Великобритании.

В годы мировой войны усилилась экономическая экспансия американ­ского капитала. Колоссально выросла внешняя торговля, особенно вывоз. Превышение экспорта над импортом составило в 1917 г. невиданную в истории страны сумму — 3,1 млрд. долл. (в 1913 г.— 0,6 млрд.) 5. Резко увеличился вывоз капиталов. В 1919 г. в США еще было иност­ранных вложений на 3,3 млрд. долл. (до войны — 6 млрд.), а за гра­ницей американские частные вложения всех видов возросли до 7 млрд. долл. (в 1913 г.— 3 млрд.) 6. В октябре 1915 г. США одолжили деньги правительствам Великобритании и Франции в небывалом размере — 1,5 млрд. долл., что знаменовало поворот в истории финансовых отно­шений США и стран Европы. В деловых кругах открыто выражали надежду поставить весь мир в положение должника США, заменить фунт стерлингов долларом и превратить Нью-Йорк в «денежную столи­цу мира» 7.

Основными направлениями экспансии капитала США оставались Центральная и Южная Америка, бассейн Карибского моря, а также Россия, Китай, Индия. Общий объем капиталовложений США и их торговли с этими регионами и странами значительно вырос за 1913— 1918 гг. Однако экспансия встречала сопротивление стран Латинской Америки, не желавших попасть в цепкие руки «старшего соседа», и про­тиводействие империалистов европейских стран и Японии.

Объективное развитие экономики США в условиях войны, обостре­ние и усиление внутренних и межимпериалистических противоречий заставили буржуазию все чаще соглашаться на открытое вмешательство правительства в экономическую сферу, что означало дальнейшее разви­тие элементов государственно-монополистического капитализма. Прави­тельство президента Вильсона обратилось к более энергичной экономи­ческой политике. В течение 1914—1916 гг. оно приняло ряд мер для обеспечения бесперебойного вывоза товаров в воюющие и другие страны, старалось ослабить ущерб от английской морской блокады и германской подводной войны. После недолгих лицемерных колебаний и оттяжек Вильсон разрешил Моргану разместить в США англо-французские зай­мы . В интересах крупных банкиров правительство продолжало укреп­лять и расширять федеральную резервную систему (ФРС), это мощное орудие кредитно-финансовой политики правящих кругов США. В сей­фах банков — членов системы к марту 1917 г. было накоплено более 1 млрд. долл. Правительство ходом событий вынуждалось решать вопро­сы сохранения материальных и природных ресурсов, обеспечения непре-

5 Historical Statistics of the United States. Colonial Times to 1970. Wash., 1975, p. 884.

6 Перло В. Американский империализм. М., 1951, с. 32; Economic Almanac, 1944—1945.

N. Y., 1945, р. 314

7 Вестник русско-американской торговой палаты, 1915, № 8, с. 275.

8 Подробнее см.: Гершов 3. М. «Нейтралитет» США в годы первой мировой войны.

М., 1962. 1


III. США £ ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ


рывной работы транспорта и связи за счет государства и к выгод прежде всего монополий.

Именно такой курс взял президент Вильсон, пытаясь выправить пo-ложение на железных дорогах. Огромная транспортная система страны в результате конкуренции, лихоимства железнодорожных компаний на-ходилась в критическом состоянии. Владельцы железных дорог и стояв-шие за ними банкиры потребовали от правительства «наведения порядка» на транспорте, понимая под этим ликвидацию контроля законода­тельных собраний штатов над дорогами, отмену трудового законодатель­ства, разгром профсоюзов железнодорожников, запрещение стачек, а так­же увеличение и без того высоких тарифов и государственных дотаций чтобы сделать железные дороги привлекательными для новых вложений частного капитала. Одновременно крупный капитал стремился избежать национализации железных дорог. (Как известно, подобные требования поднимались уже с конца XIX в.)

Для достижения этих целей был выдвинут план федеральной инкор­порации дорог, по которому правительство брало на себя обязательство поддерживать порядок и их эффективность, оставляя за частными вла­дельцами право получения прибылей. План инкорпорации был скопиро­ван с закона о ФРС и приобрел поддержку среди самых влиятельных кругов буржуазии. Но Вильсон тогда не смог провести этот план в жизнь ввиду мощной оппозиции, с одной стороны, демократических антимо­нополистических сил, настаивавших на национализации средств транс­порта и связи, а с другой — партикуляристских элементов внутри бур­жуазии и политиков, защищавших выгодную для них систему конт­роля дорог со стороны штатов.

Правительство начало вмешиваться в сферу материального произ­водства, но лишь тогда, когда частный бизнес отказывался рисковать капиталами или не мог достичь общего согласия. Так, на государствен­ные средства был завершен Панамский канал, долгие годы являвшийся убыточным и обошедшийся налогоплательщикам в 365 млн. долл. Было предпринято строительство железной дороги и разработка ресурсов на Аляске, на что ушли немалые средства. Конгресс принял новые законы (Ферриса, Майерса, Шилдса и др.) о консервации земель и ресурсов главным образом в целях подготовки к войне. Были приняты законы о развитии энергетики на государственных землях, предусматривавшие большие выгоды монополиям, несмотря на строгие меры правительствен­ного контроля. Готовясь к войне, администрация Вильсона увеличивала ассигнования на армию и флот. Значительная часть этих средств шла на закупку вооружения и амуниции у частных компаний. В то же вре­мя монополисты фактически сорвали строительство государственных заводов бронеплит и взрывчатых веществ 9.

Своеобразным проявлением усилившегося государственного вмеша­тельства в сферу экономики была деятельность Федеральной промыш­ленной комиссии (ФПК), созданной по закону Ковингтона от 26 сен­тября 1914 г. Эта комиссия, опираясь на ряд положений известного антитрестовского закона Клейтона (15 октября 1914 г.), пыталась ос­лабить конкурентную борьбу, ограничить произвол монополий и этим обеспечить плавный ход хозяйственного механизма.

 

9 Подробнее см.: Белявская И. А. Внутренняя экономическая политика США (1917— 4918). М., 1956, с. 33—35.


«НЕЙТРАЛИТЕТ»: СЛОВА И ДЕЛА

Деятельность правительства в сфере экономики была столь разно-образна, энергична, даже смела, что в американской прессе стали пи-сать о «новой эре взаимной полезности» в отношениях бизнеса и го-cyдарства, а некоторые реформаторы даже предлагали создать министерство общественных работ.

Важное место в экономической политике правительства В. Вильсона заняли меры по обеспечению возросшей экспансии американского фи-нансового капитала. Вильсон еще до войны мечтал о господстве аме­риканских товаров на рынках мира, а флота под звездно-полосатым-флагом—на мировом океане. С началом войны Вильсон выступил с требованием усилить экспансию США в целях достижения «новой ве­ликой роли в новом веке мировой истории». Он добивался от бизнесменов отказа от «отсталого, провинциально-мечтательного» подхода и предла­гал «поднять глаза к горизонту». В тоне проповедника Вильсон воскли­цал: «Пусть ваши мысль и воображение бегут за наши границы, по всему свету... Идите же, продавайте товары, которые сделают мир более удобным и счастливым, и обращайте его к принципам Америки!» 10

С началом военных действий в Европе правительство активизировало свою деятельность, подталкивая вывоз товаров и капиталов. Оно при­няло также ряд законодательных мер для поддержания экспансии, хотя некоторые из них противоречили традиционному для демократов прин­ципу свободы торговли и недавно принятым законам против трестов. Так, билль Рейни о создании тарифной комиссии носил явно протек­ционистский характер, а билль Уэбба, ставший законом в 1918 г., раз­решал объединение бизнесменов для вывоза товаров и был, по мнению либерально-реформистского журнала «Нью рипаблик», одной из атак на антитрестовское законодательство.

Важное, принципиальное значение имел закон о федеральном управ­лении судоходством (ФУС). Борьба за его принятие, длившаяся более двух лет, отразила сложный, противоречивый характер процесса выз­ревания государственно-монополистического капитализма, столкновения общих интересов класса буржуазии, защиту которых взяло на себя правительство, и частных интересов отдельных фракций, монополий и партийных клик. Проведение закона оказало большое влияние и на-политическую судьбу президента США и его партии 11.

Связанное с войной расширение экспансии США выявило слабость, американского торгового флота и судостроительной промышленности.. Судопромышленники, ничего не обещая, требовали государственных суб­сидий. Перевозки товаров морем страшно вздорожали, и торгово-промыш­ленные круги, фермеры и связанные с экспортом банкиры требовали от-правительства создания «адекватного судоходства». В августе 1914 г.. Дж. Александер, демократ от Миссури, внес билль, учреждавший Феде­ральное управление судоходством из членов кабинета с правами конт­роля над судоходством, создания и эксплуатации флота, который стано— вился, таким образом, конкурентом частных судов. Принятый в сентяб­ре 1916 г. закон Александера был мерой, характерной для государственно-монополистической политики.

10 Commercial and Financial Chronicle, 1916, July 15, p. 195—196.

11зенко Б. Д. «Новая демократия» и война. Саратов, 1980, с. 193—194.



III. США В ГОДЫПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ


«НЕЙТРАЛИТЕТ»: СЛОВА И ДЕЛА


 


Противники принципа государственного вмешательства в экономику судовладельцы, банкиры, дельцы, имевшие «интересы» в английском судоходстве, республиканские политики, искавшие повод для критики администрации, составили грозную коалицию и начали в прессе, а за­тем и в конгрессе битву против билля о ФУС. Авторов законопроекта (Александера, Макаду) и президента Вильсона обвиняли в патернализ­ме, социализме, доказывали неэффективность, бесполезность и вредность предлагаемых мер. Билль несколько раз (и весьма бурно) обсуждался в конгрессе и только в сентябре 1916 г. в сильно измененном виде стал законом. Но теперь в состав ФУС вводились не члены кабинета, а бес­партийные эксперты-бизнесмены; полномочия и функции управления значительно ограничивались. Однако управление получало право стро­ить и эксплуатировать корабли, которые после войны должны были про­даваться частному капиталу по дешевой цене. В целом закон носил компромиссный характер, но его цели были достаточно ясны: помочь проникновению монополии США в Латинскую Америку и другие регио­ны, принести им новые барыши, возложив издержки и убытки на го­сударство.

Еще летом 1916 г. правительство Вильсона предприняло ряд шагов по мобилизации экономики. Вильсон одобрял так называемое движение «индустриальной готовности» и провел через конгресс законы, не только увеличившие военные расходы США, но и создавшие ряд органов мо­билизации экономики на случай войны, в том числе Совет национальной обороны (СНО) и Совещательную комиссию при нем. В этих государст­венных органах члены правительства открыто сотрудничали с предста­вителями крупного бизнеса. Администрация демократов попыталась соб­рать и необходимые для военных приготовлений средства. Однако вок­руг вопроса о финансировании этих приготовлений в стране и конгрессе разгорелись острые споры. Большинство демократов традиционно избе­гали возрастания государственного долга через внутренние займы. Уве­личение же налогов могло вызвать недовольство в стране.

Представители рабочих и фермерских организаций, мелкой и средней буржуазии, пацифистски настроенные избиратели, особенно в штатах Юга и Запада, требовали увеличить налоги на промышленников, заня­тых военным производством, на предметы роскоши и при получении наследства. Крупный же капитал стоял за увеличение числа лиц, облагаемых налогами, и самих налогов, особенно косвенных. В итоге недолгой, но яростной борьбы в конгрессе был принят закон, по ряду пунктов отвечавший требованиям масс. Вводились 8%-ный налог на при­быль корпораций и налог на так называемую военную сверхприбыль, а также федеральный налог на передачу наследства. Либерально-бур­жуазные круги одобрили закон, хотя он резко увеличивал также и косвенные налоги.


Дата добавления: 2015-04-05; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.027 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты