Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



III. США В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ




Читайте также:
  1. A) приводит к значительным изменениям в мировой экономике;
  2. I. Первый (и главным) принцип оказания первой помощи при ранениях является остановка кровотечения любым доступным на данный момент способом.
  3. II. Двойные согласные
  4. III. США В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  5. N При наличии 2-х аппликаций против гепатита В необходимо немедленно провести третью аппликацию и через 12 месяцев после первой - четвертую.
  6. Quot;Крестьянский вопрос" в первой половине XIX века.
  7. А. Войны с Турцией и Ираном (1826—1829). Обострение русско-английских противоречий
  8. А. Образование в первой половине XIX в.
  9. Абсолютная монархия в первой четверти XVIII в.

«НЕЙТРАЛИТЕТ»: СЛОВА И ДЕЛА



 


зиденту США дали бы передышку от требований доктринеров и агита­торов» 23. С этих позиций республиканцы и вступили в избирательную кампанию 1914 г. по частичным выборам в конгресс и в местные ор­ганы власти ряда штатов.

Президент Вильсон защищал проведенные им законы, а кризис объя­вил явлением из области... психологии. В то же время он давал понять что готов прекратить принятие реформ, особенно социальных. В пись­мах лидерам конгресса Вильсон неоднократно подчеркивал мысль об исчезновении антагонизма между «бизнесом и правительством» 24. В Белом доме снова появились Морган, Форд, Хиггинсон и другие магнаты капитала, которых Вильсон избегал прежде принимать откры­то. Демократы попытались использовать и начало мировой войны спекулируя на объявленном Вильсоном «нейтралитете». Они выдвинули лозунг «Война — на Востоке (т. е. в Европе.—Авт.), мир — на Западе. Благодарим господа бога за Вильсона» 25.

Но международные вопросы не привлекли в то время большого вни­мания избирателей, прямо или косвенно страдавших от кризиса и хаоса в экономике, наступившего в первые месяцы после начала войны в Европе. К тому же война смазала положительный эффект от снижения тарифов и других реформ. Республиканцы свели кампанию частичных выборов к вопросам внутренней жизни и добились успехов в Нью-Йор­ке, Нью-Джерси, Пенсильвании, Огайо и других штатах. Они завоева­ли в палате представителей 73 новых места.

Тяжелое поражение потерпела прогрессивная партия, собравшая по всей стране в 3 раза меньше голосов, чем 2 года назад. В ней про­должался распад, начавшийся, как отметил В. И. Ленин, на другой же день после выборов 1912 г.26 Некоторые лидеры партии во главе с Т. Рузвельтом уже тогда были готовы возвратиться в ряды республи­канцев, и итоги кампании 1914 г. ускорили их переход. Общие ре­зультаты выборов оказались в пользу реакционных и консервативных сил, означали ослабление и раскол буржуазно-реформистского движения. Они предвещали победу республиканцев в следующей президентской кампании и, по мнению социалистической прессы, открывали период «ультраконсерватизма в американской политической жизни» 27.

Оценив значение выборов и изменение политического климата в стране, воспользовавшись резким ослаблением рабочего и общедемокра­тического движений, Вильсон объявил о завершении программы «фунда­ментальной реорганизации американской экономики», о том, что «про­грессивное движение выполнило свою миссию» и что должно наступить новое время — «взаимного сотрудничества и понимания общей цели» 28. Реакционные и консервативные круги были довольны таким поворотом в политике, вскоре отразившемся на законодательной деятельности демократов в конгрессе и на местах. И только прогрессисты в обеих



23 Congressional Record, vol. 51, pt 15, p. 14608.

24 Ibid., 14804—14805.

25 Boston Evening Transcript, 1914, Oct. 15.

28 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч.. т. 22, с. 212—213.

27 New Review, 1914, vol. 2, N 12, p. 694.

28 A Compilation of the Messages and Papers of the Presidents, 1789—1902: Vol. 1—20/
Ed. by J. D. Richardson. Wash., 1903, vol. 18, p. 8015.


пapтиях негодовали по поводу «измены» Вильсона и провала в конгрес­се новых, прежде всего социальных, реформ. Но борьба фракций в лагере буржуазии по вопросу о реформах не пpeкращалась. Вместе с тем в центр политических битв с конца 1914 г. постепенно начал выдвигаться другой, более важный вопрос: о войне и мире о вооружении и участии США в мировом конфликте.



B правящих кругах существовало мнение о неизбежности, даже не­обходимости где-то на завершающей стадии войны вступления в нее США. Но к этому надо было готовиться, увеличить вооруженные силы, мобилизовать общественное мнение. Выполнить эти задачи с точки зрения внутриполитической было очень сложно и трудно ввиду откры­того и почти всеобщего нежелания американцев участвовать в войне. Уже начало военных действий в Европе вызвало осуждение в различ­ных слоях населения США, подавляющее большинство которого счита­ло что эта война их не касается. В стране преобладали нейтралистские, изоляционистские и пацифистские настроения. В Америке, говорил один из магнатов капитала, Р. Бэкон, имеется 50 тыс. человек, которые понимают необходимость немедленного вступления Соединенных Штатов в войну. Но есть 100 млн. американцев, которые даже и не думают об этом. «Задача состоит в том, чтобы эти цифры поменялись местами...» 29

Для этой цели и было организовано буржуазно-националистическое, шовинистское и милитаристское движение, раздувшее в стране еще невиданную кампанию агитации и пропаганды под фальшивым лозун­гом «готовности» (preparedness), готовности на словах к обороне, а на деле к войне. Preparedness, указывал В. И. Ленин, есть «война, милитаризм и маринизм» 30. Движение возникло еще в конце 1914 г.г однако масса населения оказалась «апатичной к разговорам о нуждах обороны» 31. Все же милитаристская кампания ширилась, охватила поч­ти всю страну и в начале 1916 г. достигла вершины, когда В. Вильсон и большинство конгресса открыто выступили за «готовность».



Инициаторами и финансистами движения, его закулисными лидера­ми были виднейшие представители финансового капитала — Морганы, Рокфеллеры, Гугенгеймы, Дюпоны и проч. Торговые палаты и другие организации бизнесменов стали основой движения, снабдили его кадра­ми. Американские историки признают, что финансовые и промышленные лидеры страны в сотрудничестве с консервативными политиками уста­новили свое почти полное господство в движении «готовности» 32. Большую роль в милитаристской кампании играла военщина. К ней примкнула часть духовенства и интеллигенции, студенчества, верхушка фермерства и рабочей аристократии. Но массы рабочих, фермеров, пред­ставителей городской демократии, многие священнослужители и значи­тельная часть интеллигенции не только остались вне движения «готов­ности», но и оказали ему сильное сопротивление.

29 Цит. по: Peterson Н. С. Propaganda for War. The Campaign Against American Neutrality, 1914—1917. Norman (Okla), 1939, p. 21.
30Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 27. с. 292.
31 Link A. S. American Epoch. A History of the United States since the 1890's. N. Y., 1955, p. 186.

32 Harbaugh W. H. Wilson, Roosevelt and Interventionism, 1914—1917. A Study of Do­mestic Influences. Ann Arbor (Mich), 1954, p. 121—122. ' .



III. США В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ


 


В рядах милитаристов объединились представители всех буржуаз-ных партий. Политическое лидерство захватили республиканцы, но и в демократической партии нашлось достаточно сторонников «готовности». Вильсон долгое время занимал уклончивую позицию и публично ocyж-дал пропагандистов «готовности»33 . Но, опасаясь потерять доверие финансовых магнатов и следуя своим давним экспансионистским устрем-лениям, он в конце 1915 г. открыто перешел на сторону милитаристов и даже предпринял пропагандистское турне по штатам Среднего Запа­да — цитадели пацифистских настроений, предлагая слушателям под­держать «адекватную оборону». Сделал это Вильсон весьма искусно, су­мев отличить себя от «фанатиков готовности» и остаться в глазах многих американцев защитником мира.

Движение «готовности» объединяло большое число самых различ­ных буржуазных организаций, открыто милитаристских, какими были ранее существовавшие Лига армии и Лига военно-морского флота и вновь созданные «патриотические». Среди последних выделялись Лига национальной безопасности (ЛНБ) — один из главных органов движе­ния, Комитет американских прав, Американское общество обороны, Американский легион (в 1919 г. передал это название организации ве­теранов мировой войны).

Значительную роль в идейной обработке американцев играла Лига поддержания мира, в которой и республиканцы и демократы (У. Тафт, В. Вильсон, О. Штраусе и пр.) совместно убеждали страну отойти от политики изоляции и ...силой поддержать «американский мир»34. Эти «патриотические» организации стремились превратить Соединенные Штаты в единый военный лагерь, со строгой дисциплиной, националис­тической сплоченностью и конформизмом в образе мыслей и поведения. Одной из важнейших задач являлось подавление любой оппозиции, лю­бых проявлений радикализма, протеста и социальной критики, подавле­ние даже ценой ограничения буржуазно-демократических свобод. Не случайно бизнесмены охотно поддержали «готовность» как средство со­крушать стачки под предлогом патриотизма.

Сторонники «готовности» выступали и против социального законода­тельства, пропагандировали шовинизм, нейтивизм и организовали кам­панию «американизации» иммигрантов, в которой участвовал и В. Виль­сон. В стране нагнеталась атмосфера тревоги, страха, ненависти, шпио­номании. Пацифистов травили и преследовали как трусов, ущербных лиц, изменников. В США, заявил бывший конгрессмен Литлтон, два сорта людей — «американцы и предатели»35. Для достижения своих целей пропагандисты «готовности» использовали все доступные им средства и формы пропаганды. В крупных городах прошли парады «готовности». Первый из них состоялся 13 мая 1916 г. в Нью-Йорке. Затем последовали парады в Вашингтоне, Чикаго, Сент-Луисе и других городах. Во время парада в Сан-Франциско произошли трагические со­бытия, положившие начало «делу Муни—Биллингса» 36. Милитаристская

33 Boston Evening Transcript, 1914, Oct. 20.

34 Enforced Peace. Proceedings of the First Annual National Assemblage of the League to Enforce Peace, May 26—27, 1916. N. Y., 1916.

35 Цит. по: New York Times, 1916, Mar. 4.

36 В колоннах демонстрантов неизвестные лица взорвали бомбу, вызвавшую большие жертвы. Полиция без всяких оснований арестовала рабочих вожаков Т. Муни.


 

«НЕЙТРАЛИТЕТ»: СЛОВА И ДЕЛА

пpoпaганда широко использовала потопление германской подводной лодkoйпассажирского лайнера «Лузитания» 7 мая 1915 г. и гибель американцев на этом и других кораблях, а также различные перипетии вoйны превратно изображаемые и толкуемые шовинистической пресcoй.

Ввиду явного миролюбия американского народа истинные цели «го-

товности» приходилось скрывать, и вся милитаристская кампания проxoдила под фальшивым флагом «готовности к обороне» от вторжения кого-то из воюющих, хотя крупные военные авторитеты доказали невозможность такого вторжения в то время. Используя военных, охотно раскрывавших любые секреты, милитаристы убеждали страну в слабо­сти ее обороны, уверяли, что только «готовность» является средством против милитаризма, обеспечит безопасность страны и всего мира и гарантирует демократию, свободу и т. д. Редкие годы американский на­род был предметом такого давления со стороны организованного мень­шинства 37.

Однако благодаря сопротивлению миролюбивого большинства амери­канцев кампания «готовности» развивалась с большими трудностями. «Эмоциональные взрывы», вызывавшиеся милитаристами, оказывались недолговечными. Движение «готовности» не раз выдыхалось, и весной 1916 г. Т. Рузвельт признался, что устал от абсолютной неудачи «го­товности».

В ходе избирательной кампании 1916 г. стало ясно, что обратить большинство американцев в «милитаристскую веру» не удалось. Лидеры «готовности» на время отступили. И только после выборов, используя искусно поднятый В. Вильсоном вопрос о национальной чести и правах американцев на море, империалистам удалось, нагнетая страх и трево­гу, вызвать приступ шовинистической истерии и относительно легко толкнуть страну в войну. «Готовность» способствовала принятию обшир­ной военно-морской программы.

Милитаристы не были удовлетворены результатами кампании за «готовность» и в канун вступления, и позже, в ходе войны, призна­вали, что страна к войне не готова. Во многом это было все же явным преувеличением, но серьезные основания для таких оценок были. Большинство американцев не проявили «должного энтузиазма» даже при объявлении войны Германии в апреле 1917 г. Не удалось и рассеять подозрения трудящихся относительно роли крупного бизнеса, т. е. на­счет классовой направленности «готовности».

Борьба вокруг кампании «готовности» оказалась важнейшим факто­ром внутриполитической жизни Соединенных Штатов, наложила глубо­кий отпечаток на все стороны их политики. В. И. Ленин придавал большое значение проблеме «готовности» и выступлениям против нее38. Борьба вокруг «готовности» грозила вызвать раскол в стране между силами милитаризма и миролюбивыми силами, причем линия pаздела относительно полно совпала с линией, разделившей империали­стическую реакцию и антимонополистический лагерь.

У. Биллингса и других, сурово осужденных затем местным судом. См.: Малъ- кое В. Л. Том Муни — узник Сан-Квентина. М., 1976.

37Link A. S. Woodrow Wilson and the Progressive Era. L., 1954, p. 178. 38 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 27, с. 233—234, 236—237, 292.



III. США В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ


«НЕЙТРАЛИТЕТ»: СЛОВА И ДЕЛА



 


Вопросы «готовности», войны и мира оказались в центре внимания избирательной кампании 1916 г., на исход которой заметное влияниe оказали выступления широких масс трудящихся.

К осени 1916 г. в США создалась сложная обстановка. Крупный капитал, традиционно ориентировавшийся на республиканцев, имел особенно после принятия акта Адамсона, все основания вернуть их к власти. Многих бизнесменов раздражали «излишняя» уступчивость де­мократов к требованиям рабочих и фермеров, их неопределенная пози­ция относительно протекционистского тарифа. Не все из них успевали за стремительными маневрами и зигзагами внешней политики Вильсона особенно по отношению к Мексике. Вызывал недовольство и сам прези­дент, слишком независимый и властолюбивый, «слишком серьезно» воспринявший себя в роли главы государства, стремившийся «вершить дела на обоих концах Пенсильвания-авеню» 39. Однако многие предста­вители монополий понимали, что в данный момент, когда Соединенные Штаты постепенно втягивались в войну, недюжинные таланты Вильсо­на, его склонность к демагогии и лицемерию могли оказаться весьма уместными.

Большинство представителей буржуазии перешло все же на сторону республиканцев. Их партия, казалось, достигла прежнего единства и имела все виды на успех. В ее рядах объединились многие крупные капиталисты и банкиры Северо-Востока, все антирабочие, реакционные элементы и «фанатики готовности». Правда, в канун выборов республи­канцам пришлось «снизить тон», учитывая настроения масс. Поэтому в предвыборной платформе партия обещала соблюдать законы о труде, принять меры безопасности на производстве, запретить детский труд и др. В целях привлечения бывших прогрессистов в платформу вклю­чили пункты об ограниченном регулировании транспорта, но главный упор делался на протекционистский тариф как гарантию процветания после войны (что привлекало на их сторону и часть рабочих), на «аме­риканизм» как средство социальной дисциплины и на «разумную», рас­ширенную «готовность», в том числе экономическую и финансовую. Во внешней политике республиканцы обещали защищать «права» аме­риканцев на море и в Мексике, резко атакуя линию президента Виль­сона 40.

Однако республиканцы испытывали трудности с кандидатом в пре­зиденты. «Любимые сыны» партии У. Тафт, Э. Рут, Б. Пенроуз, Г. Лодж были либо слишком стары, либо чересчур реакционны. Руко­водство партии наотрез отказалось поддержать и кандидатуру бывшего «раскольника» Т. Рузвельта. В итоге закулисных переговоров и манев­ров в качестве кандидата был выдвинут 54-летний судья Верховного суда Ч. Юз, завоевавший в бытность губернатором штата Нью-Йорк славу либерального реформатора (но с тех пор, по ехидному замечанию У. Тафта, «многому научившийся»).

Выдвижение Юза произошло на съезде партии в Чикаго в июне 1916 г. Съезд проходил спокойно, без дебатов. Предполагалось, что Юз сможет объединить всю партию, противостоять попыткам демократов привлечь на свою сторону прогрессистов-республиканцев. Однако лич-

39 Commercial and Financial Chronicle, 1916, Apr. 1, p. 1201—1202; May 27, p. 1936.

40 World Almanac and Encyclopedia, 1917. N. Y., 1917, p, 882—884.


ные качества Юза не позволяли считать его кандидатуру лучшим выбо-а главное — он не сумел сформулировать четкой, позитивной и конструктивной программы внутренней и внешней политики, сосредото­чив все усилия на критике курса Вильсона, его якобы «уступчивости», «мягкости» и т. п. К тому же Юз был известен как сторонник судеб­ных запрещений стачек, поддержавший в свое время решение суда о шляпниках Данбери. Весьма резко и энергично Юз осудил и законы о труде, особенно акт Адамсона, обвинив конгресс в капитуляции перед профсоюзами. Неудивительно, что на многих митингах рабочие встреча­ли его криками: «Ура 8-часовому Вильсону!»41 Юз не нашел также верного способа обращения с различными этническими группами.

Не сумел Юз сблизиться и с прогрессивными республиканцами, осо­бенно в штатах Дальнего Запада. «Бородатый айсберг», как звал Юза Т. Рузвельт, оказался послушной игрушкой в руках реакционеров из «старой гвардии», и это во многом определило его поражение.

Накануне выборов окончательно распалась Прогрессивная партия. Она пришла к выборам с «пустыми руками». Ее программа экономиче­ских и социальных реформ была частично выполнена правительством В. Вильсона. Участие «верхнего эшелона» партии во главе с Т. Рузвель­том в кампании «готовности» внесло раскол в ряды прогрессистов, так как многие из них держались пацифистских взглядов 42.

Съезд партии проходил (не без умысла) рядом и одновременно со съездом республиканской партии. Среди делегатов развернулась борьба фракций. «Истинные прогрессисты» во главе с X. Джонсоном, В. Мэр-доком требовали самостоятельного выступления. Дж. Перкинс, Джонс, Флинн и другие представители «верхов» настаивали на соединении с республиканцами. В разгар этих споров Рузвельт издевательски предло­жил выдвинуть вместо себя кандидатом в президенты злейшего врага прогрессизма сенатора Г. К. Лоджа или голосовать за Юза. Это пре­дательство потрясло делегатов. Партия распалась и фактически в выбо­рах не участвовала, большинство бывших прогрессистов голосовали за

В. Вильсона.

Съезд демократической партии проходил 14—16 июня 1917 г. в Сент-Луисе и без особых проволочек выдвинул кандидатом на второй срок президента Вильсона. Но руководство партии неожиданно столкну­лось с трудностями при выборе девиза кампании. Сначала лидеры оста­новились на шовинистическом лозунге «американизма». Делегаты съезда приняли его без энтузиазма, но первые же упоминания о нейтралитете были встречены бурей оваций, настоящей демонстрацией приверженности делу мира. Лозунгом кампании Вильсона стала фраза: «Он удержал нас от войны». Лидеры демократов сделали нейтрализм главной нотой в обращении к избирателям: «Если вы хотите войну — голосуйте за Юза! Если хотите мира с честью — голосуйте за Вильсона!» 43. Таким обра­зом, давление широких масс вынудило демократов занять позицию сто­ронников мира, хотя Вильсон уже тогда понимал неизбежность скорого вступления в войну и проводил соответствующие меры. Демократическая партия приняла предвыборную платформу, поддержавшую прежние и

41 New York Times, 1916, Sept. 27, Oct. 14, 15, 19.

42 Подробнее см.: Белявская И. А. Теодор Рузвельт и общественно-политическая жизнь США. М., 1978, с. 278—281.

43 Link A. S. Woodrow Wilson and the Progressive Era, p. 244.


обещавшую очередные социальные реформы. Демократы опубликовала внушительный список своих законодательных достижений и обещали новые уступки в пользу трудящихся.

Основная дискуссия по внутренним проблемам шла вокруг закона
Адамсона. Реакционные и консервативные круги сделали этот акт
центром атак на демократов, обвиняя их в трусости, отсутствии выдерж­
ки, в унизительном и паническом отступлении перед рабочими союзами
в подкупе рабочих избирателей перед выборами и т. п.

Демократы были вынуждены защищать свою политику и более всего закон о 8-часовом дне. Его автор У. Адамсон даже заявлял, что демо­краты не остановятся на одном законе в пользу 8-часового дня, что через некоторое время будут приняты и другие.

Защита нейтралитета и социального законодательства стала основой на которой сложилась на время стихийная коалиция профсоюзов, фер­мерских организаций, женщин (там, где они имели право голоса), буржуазно-реформистских и пацифистских элементов, а также традици­онно голосующих за демократов белых избирателей Юга. Многие «иск­ренние идеалистические миролюбивые люди Америки чувствовали, что их представляет В. Вильсон»,— писал «Нью рипаблик» в сентябре 1916 г. Вильсон привлек на свою сторону и реакционных партийных боссов, раздавая им государственные посты. На его стороне оказались такие богачи, как К. Додж, Э. Догени, Р. Сэлливан, Т. и Дж. Джон­сы, Ф. Пенфилд, Ч. Р. Крейн и др. Около 170 тыс. лиц внесли в фонд демократов 1,5—2 млн. долл. Взносы в фонд республиканцев были на 500 тыс. долл. больше.

Кампания проходила в острой борьбе, и вначале выявилось некото­рое преимущество республиканцев. Поэтому, когда настал день выбо­ров, 7 ноября 1916 г., и республиканцы повели за собой один за другим важнейшие промышленные штаты, Вильсон легко поверил в свое пора­жение. На следующий день, однако, пришло известие, что благодаря позиции X. Джонсона — губернатора Калифорнии — и других прогрес-систских республиканцев штатов Дальнего Запада Вильсон имел пере­вес в 7 тыс. голосов и завоевал места в коллегии выборщиков от этих штатов. Всего Вильсон получил 277 голосов выборщиков, Юз — 254. Голоса избирателей разделились почти поровну: 9,1 млн.— за демокра­тов и 8,5 млн.— за республиканцев. Перевес Вильсона составил всего 591 тыс. голосов, но по сравнению с 1912 г. он получил на 2,8 млн. голосов больше.

Многие причины объясняли победу Вильсона. Одной из них, несом­ненно, явилось доверие части монополистов к президенту и его партии. Лидеры демократов, усваивая принципы государственно-монополистиче­ской политики, доказывали не только преданность буржуазии, но и по­нимание требований «нового века», умение решительно вторгаться в сферу экономики и ослаблять классовую оппозицию. Демократическая партия вновь, как и в 1912 г., сумела перехватить народное недовольст­во и направить его в безопасное русло. Демократы получили поддержку широких масс. Республиканские лидеры, отметил в ноябре 1916 г. жур­нал «Нью рипаблик», позволили Вильсону отождествить в народном сознании демократов с прогрессизмом, а республиканцев — с консерва­тизмом. С другой стороны, многие рабочие и их лидеры голосовали за Вильсона в надежде, чте тот не допустит войны.


 

«НЕЙТРАЛИТЕТ» : СЛОВА И ДЕЛА

Республиканское единство оказалось непрочным, ибо только канди-датурa Юза и общая неприязнь к Вильсону объединяли республиканцев и вернувшихся к ним бывших прогрессистов.

Кампания выявила и некоторые новые характерные черты. Значи­тельно возросла роль широких народных масс. Появился такой фактор политике, как женщины-избирательницы. Пожалуй, впервые в истории США международная политика, вопросы войны и мира заняли важное место в избирательной кампании.

В целом же выборы 1916 г., несомненно, укрепили позиции финан­сового капитала, стремившегося к участию в войне, выявили сохранение влияния республиканской партии в буржуазных кругах, что обещало партии, эксплуатировавшей индивидуалистические традиции этих кру­гов, возвращение к власти на следующих президентских выборах. А главное — в 1916 г. распалась прогрессивная партия и США верну­лись к двухпартийной системе, одному из самых могучих средств против политической самостоятельности рабочего класса.

4. ЭКСПАНСИЯ В ЗАПАДНОМ ПОЛУШАРИИ И НА ТИХОМ ОКЕАНЕ (1914-1917)

Заняв с конца XIX в. первое место в мире по экономическим пока­зателям, Соединенные Штаты усилили вывоз товаров и капиталов. Од­нако существовало несоответствие между экономической мощью США и их долей в мировой торговле, в вывозе капиталов, в колониальных владениях. Даже в Западном полушарии они уступали европейскому капиталу.

Стремясь ликвидировать несоответствие между своей силой и долей в империалистическом грабеже, империализм США вступил в острые, глубокие конфликты со всеми ведущими державами. Но масштаб и острота противоречий с каждой из них были неодинаковыми. Старые англо-американские противоречия, особо резко проявлявшие себя в борьбе нефтяных, горнорудных и иных монополий и банков, смягчались до известной степени давними экономическими, культурными и прочими связями и традициями, а главное — прогрессирующим ослаблением ка­питализма Великобритании. Сближала Англию и США общая опасность, исходившая от империалистической Германии. На рынках мира немец­кие и американские монополии сталкивались все чаще и резче; не раз возникали и дипломатические конфликты. Все развитие американо-гер­манских отношений вело к неизбежному столкновению этих стран. После 1905—1907 гг. усилились противоречия США с Японией. Япон­ская иммиграция на Тихоокеанском побережье США вызывала конфлик­ты, которые могли стать поводом для войны. Союз с Англией, сближе­ние с царской Россией, возможный сговор с Германией делали Японию опасной для США.

Как только началась мировая война, США усилили экспансию, стре­мясь вытеснить с мирового рынка европейских конкурентов. Главным направлением в наступлении американского капитала оставались Южная и Центральная Америка, а также бассейн Карибского моря. За годы войны общий объем торговли США с Латинской Америкой вырос с 0,7 млрд. в 1913 г. до 1,6 млрд. долл. в 1919 г. Американские банки



III. США В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ


 


открывали в странах соседнего континента свои отделения, бросая вы­зов европейской финансовой монополии.

Правительство Вильсона стремилось сделать все возможное для под­держания экономической экспансии. Было срочно завершено строитель­ство Панамского канала, приняты меры по охране «интересов» монопо­лий США и т. д. Особое место в политике Вильсона заняли панамери­канские экономические конференции, которые использовались, чтобы создать условия для внедрения американского капитала в экономику Южной и Центральной Америки. Первая такая конференция прошла в мае 1915 г. в Вашингтоне. О значении, которое придавалось этой кон­ференции, говорил факт участия в ней 150 крупнейших банкиров и капиталистов Соединенных Штатов и всего кабинета во главе с прези­дентом.

Вильсон, министр финансов Макаду и другие представители США фактически требовали разрыва экономических сношений с Европой и подчинения всех соседних стран диктату Уолл-стрит. Конференция приняла ряд общих решений и создала межамериканскую Верховную комиссию по экономическим проблемам. В США высоко оценили итоги конференции, но позже выяснилось, что в Вашингтоне поспешили с положительной оценкой. После тщательной подготовки в апреле 1916 г. в Буэнос-Айресе собралась вторая панамериканская конференция, об­суждавшая уже конкретные вопросы: о создании общих средств тран­спорта, связи, валюты и т. п. Однако ввиду сопротивления латиноамери­канских стран и стоявших за ними великих держав вопросы, постав­ленные на конференции, по выражению российских дипломатов, «как бы повисли в воздухе», и дело ограничилось принятием резолюций, не имевших обязательной силы 44.

Правящие круги США не смутило сопротивление, и они продолжа­ли свой курс. Одно время они пытались создать Ассоциацию американ­ских государств во главе с США с целью юридически оформить геге­монию, добивались объединения всего континента под лозунгом «Аме­рика для американцев», чтобы изгнать европейский капитал.

Вильсон, «теоретически» обосновывая экспансию, утверждал, что США, как «старший брат», отвечают за «свободу, право и национальный суверенитет на обоих континентах полушария», что имеют обязательст­ва защищать не только свои фланги, «не только порты, но и души» 45. Этот «патернализм» сочетался с доктриной «непризнания» неугодных для США правительств, которые подвергались давлению, экономической и политической блокаде. Доктрина Монро использовалась как «мандат американского империализма», угрожавшего интервенцией всем, кто не будет «соблюдать у себя порядок» 46.

Первой жертвой интервенционистской политики Вильсона была Мексика. Воспользовавшись ослаблением позиций Англии, США уси­лили свой нажим, использовав инцидент в Тампико, где в апреле-1914 г. имел место краткосрочный арест американских матросов. Не­смотря на извинения со стороны мексиканских властей, США начали

 

44 Е. Штейн —С. Д. Сазонову, Рио-де-Жанейро, 14(27) апреля 1916 г.—АВПР, ф. И
Деп-та 1-5. 1916 г., оп. 408, д. 901, л. 8; Е. Штейн — С. Д. Сазонову, 17(30) мая.
1916 г.— Там же, л. 12.

45 New Democracy, vol. 2, p. 11—12.

46 Зубок Л. И. Очерки истории США (1877—1918). М., 1956, с. 392.


 

«НЕЙТРАЛИТЕТ»: СЛОВА И ДЕЛА

вecной 1914 г. давно готовившуюся интервенцию. Морская пехота, под­держанная всем Атлантическим флотом США, захватила 21 апреля Мексиканский порт Веракрус 47.

Этот шаг вызвал сильное сопротивление мексиканцев и возмущение на всем континенте. Правительство Вильсона, оберегая авторитет «доб-pого соседа», было вынуждено искать другой выход и приняло посредни­чество послов стран ABC (Аргентины, Бразилии и Чили) в «дружеском урегулировании» конфликта. Однако конференция в Ниагара-Фолc в мае—июле 1914 г. не дала реальных результатов.

В августе 1914 г. в Мексике к власти пришел К. Карранса, который поднял вопрос о выводе войск США, что последним и пришлось сде­лать в ноябре 1914 г. В течение всего 1915 г. правительство В. Виль­сона не оставляло попыток закрепиться в Мексике, играя на противоре­чиях разных течений и отрядов в лагере революции, широко используя демагогию и разного рода маневры, хотя ему пришлось признать прави­тельство Каррансы де-факто. Империалисты США, испуганные перспек­тивой национализации нефтеносных и других земель, требовали вмеша­тельства в дела Мексики, используя любой повод. Налет мексиканских партизан на г. Колумбус (Нью-Мексико), о котором в Вашингтоне зна­ли заранее, и гибель нескольких американских граждан дали такой предлог.

В Соединенных Штатах развернулась яростная шовинистская кампа­ния с требованием «наказать Мексику» 48. Вильсон, предпочитавший более гибкие средства подчинения соседних стран, все же уступил дав­лению влиятельных кругов. К тому же он хотел нейтрализовать крити­ку республиканцев в канун президентских выборов. В марте 1916 г. правительство США отправило против повстанческой армии Вильи ар­мию генерала Дж. Першинга в 12 тыс. солдат с артиллерией и авиа­цией. Вторжение американцев встретило решительный отпор мексикан­цев. «Экспедиция Першинга» затянулась; она стоила дорого и не вызва­ла энтузиазма и поддержки среди населения США. Президент Вильсонг готовясь к войне с Германией, был вынужден отступить. В декабре 1916 г. обе стороны пошли на соглашение, и в феврале 1917 г. войска США были выведены из Мексики49. Карательная экспедиция закончи­лась бесславно, показав истинное лицо лицемерной «добрососедской» политики Вильсона.

Вступив в апреле 1917 г. в войну с Германией, США продолжали вмешиваться во внутренние дела Мексики, стремясь задержать приня­тие новой буржуазно-радикальной конституции в этой стране. Постоян­ные происки США облегчали мексиканской реакции подавление движе­ния трудящихся и тормозили развитие революции.

Интервенционистские методы широко применялись империализмом США в отношениях с другими соседними странами. Долгое время США Добивались полного контроля над Гаити, пользуясь трудным состоянием финансов этой страны. В 1914 г. США задались целью установить кон­троль над таможенно-тарифной системой Гаити и за этот счет выплачи­вать долги зарубежным кредиторам. По распоряжению из Вашингтона

47 Подробнее см.: Алъперович М. С, Руденко Б. Т. Мексиканская революция 1910— 1917 гг. и политика США. М., 1958, с. 192—198.
48 Link A. S. Woodrow Wilson and the Progressive Era, p. 136.

49 Лавров Н. М. Мексиканская революция 1910—1917 гг. М., 1972, с. 246—248.



III. США В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ


«НЕЙТРАЛИТЕТ»: СЛОВА И ДЕЛА



 


морские пехотинцы США бесцеремонно высадились в гаитянской столи­це, изъяли из подвалов Национального банка Гаити золотые запасы на 500 тыс. долл., переправили их в США и поместили в один из банков Нью-Йорка.

В начале 1914 г., а затем в июле 1915 г. они высадили на острове морскую пехоту, которая, беспощадно истребляя гаитянцев, обеспечила избрание президентом Гаити ставленника североамериканских монополий и заключение в сентябре 1915 г. правительством Гаити нового кабаль­ного договора сроком на 20 лет, по которому США установили над страной бесконтрольное господство в форме протектората50. Таким же путем США установили в мае 1916 г. полный оккупационный режим в соседней с Гаити Доминиканской Республике. В 1914 г. по плану детально разработанному президентом Вильсоном, США контролировали ход выборов в республике, правительство которой попыталось отверг­нуть навязываемый ей из Вашингтона кабальный договор. Высадив в мае 1916 г. морскую пехоту, американцы создали здесь военную диктатуру, сохранившуюся до 1924 г., которая способствовала захвату богатств страны монополиями Соединенных Штатов 51.

Когда на Кубе возникла угроза свержения ставленника США — президента Менокала, американцы поставили ему большое количество оружия, а в феврале 1914 г. послали на помощь войска для «защиты кубинской конституции». Подавив народное движение, американские контингенты оставались на Кубе до января 1922 г. Таким образом, А. Линк имел все основания заявить, что годы администрации В. Виль­сона стали свидетелями вмешательства США в масштабах, которые прежде никогда не наблюдались и не ожидались 52.

Применяя вооруженные силы и жесткую политику, Вильсон в то же время широко использовал пацифистскую и либеральную фразеологию, стремился укрепить позиции финансового капитала США методами, более гибкими, чем его предшественники. Ему удалось заключить с Никарагуа в 1914 г. договор Брайана—Чаморро, навязавший народу этой страны режим, зависевший от поддержки США. США подписали договор и с Колумбией, по которому обязывались уплатить компенсацию в 25 млн. долл. за отторжение в 1903 г. территории Панамского канала. Однако этот договор встретил в конгрессе резкую критику республикан­цев, и его ратификация была отложена вплоть до апреля 1917 г.

На Филиппинах, где экономика уже была в руках американских мо­нополий, США из стратегических соображений пошли на некоторую либерализацию режима. Закон Джонса от 1916 г. создавал на Филип­пинах парламент из двух палат и расширял участие национальной буржуазии и помещичьих кругов в управлении страной. Однако полной независимости народ Филиппин не получил.

Расширение экономической экспансии США наталкивалось повсюду на сильное сопротивление других империалистических держав, в том числе и воевавших в Европе. «Торговые войны» на всех рынках мира продолжались, хотя их масштабы и условия изменились.

50 Зубок Л. И. Империалистическая политика США в странах Караибского бассейна. М.; Л., 1948, с. 327—330, 352—354.

51 Луцков Н. Д. Оккупация Гаити Соединенными Штатами, 1915—1934. М., 1981. 52 Link A. S. Woodrow Wilson and the Progressive Era, p. 93, 96—99.


Я годы «нейтралитета» усилились разногласия США с Японией. «Экспансионистские замыслы этих государств столкнулись на обширной притории дальневосточного региона и в бассейне Тихого океана. США усилили вывоз товаров и капиталов в этот район, но ненамного — пре-ятствием явилась позиция Японии, которая сама стремилась использо-11 войну в Европе, чтобы укрепить свое положение во всей Азии. 18 января 1915 г. она предъявила китайскому правительству ноту, со­державшую 21 требование, которые означали фактически полное закаба­ление Китая японским империализмом. США пытались ограничить действия Японии, оказав Китаю некоторую дипломатическую поддерж­ку лишенную, впрочем, силы и энергии. Япония не обратила серьезно­го' внимания на демарш из Вашингтона. Китай к осени того же года был вынужден принять почти все японские требования.

Американские капиталисты с досадой смотрели, как Япония извле­кает выгоду из слабости Китая. «Наши отношения с Японией неудовлет-ворительны в высшей степени, воина с ней неминуема» — такое заключение делали ведущие органы американской прессы. И в США, и за границей пришли к единому мнению: американская политика на Дальнем Востоке потерпела крах, и гонка вооружений, особенно военно-морских, в США направлена скорее против Японии, чем Германии. Это обстоятельство подчеркивал и В. И. Ленин, указывая, что Америка вступает в войну, чтобы иметь предлог создать сильную постоянную армию. США, писал Ленин, доводят вооружение до бешенства «явно в целях второй великой империалистской войны» 54. Уже тогда Ленин указывал, что «действительная цель вступления Америки в войну — это подготовка к будущей войне с Японией» 55.

Империалисты США из опыта отношений с союзниками и Японией поняли необходимость иметь мощную военную силу и уже в 1915 г. приняли спешные, хотя и осторожные, прячась от собственного народа, меры по усилению армии и флота. В августе 1916 г. президент и конгресс одобрили программу строительства большого флота, рассчи­танную на пять лет, которая выводила военно-морские силы Америки на второе место в мире после Англии. А Вильсон уже мечтал о флоте сильнее британского, чтобы можно было делать «что хотим» 56.

Важным фактором в развитии и дальнейшем обострении межимпе­риалистических противоречий явилось изменение роли и места США (ввиду их гигантского обогащения на войне) в системе мирового капи­тализма. Обогащение финансового капитала США имело, как указывал В. И. Ленин, значение «крупного поворота в мировой политике» 57. США превращались в центр мировой финансовой системы, их «вес» возрастал, и это еще более усиливало противоречия с другими держа­вами. В правящих кругах США довольно скоро осознали свое новое по­ложение в мире, а также отношение к ним империалистических сопер­ников. «По мере того как мы богатеем,— сетовал Э. Хауз,— мы стано­вимся менее популярными»58. Расхождение позиций Англии и США

53 North American Review, 1917, Маг., p. 330—333.

54 ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 255.

55 Там же, т. 32, с. 98, 271.

56 Архив полковника Хауза: В 4-х т. М., 1937—1944, т. 2, с. 241.

57 ленин В. И. Полн. собр. соч., т.30. с. 275.
58 Архив полковника Хауза, т. 2, с. 77.



III. США В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ


«НЕЙТРАЛИТЕТ»: СЛОВА И ДЕЛА



 


состоит в том, разъяснял Хауз В. Вильсону, что США строят большoй
торговый флот, что торговля расширяется в необычайных размерах
что страна быстро становится на место, которое до войны занималa
Германия59.

Претензии правящих кругов США на мировое господство непомерно росли. В. И. Ленин приводил заявление «руководящей газеты амери­канских миллиардеров», отмеченное «чисто американской откровенностью и чисто американским цинизмом»: «В Европе идет война из-за господст­ва над миром. Для того, чтобы господствовать над миром, нужно иметь две вещи: доллары и банки. Доллары у нас есть, банки мы сде­лаем и будем господствовать над миром» 60. Банкиры ставили вопрос грубо и прямо. Идеологи американского империализма во главе с Виль­соном облекали его в пацифистскую, псевдодемократическую оболочку толковали об отказе от изоляционизма, о выходе из провинциального, положения, о необходимости дать миру «экономическое» (и политиче­ское) руководство, принести всем народам «блага» американского образ­ца жизни. Наиболее полным воплощением этих идей стала концепция-«интернационализма» (точнее было бы сказать интервенционизма), с ко­торой выступали в 1916 г. В. Вильсон, Т. Рузвельт, Э. Рут, У, Липп-ман и др.

Таким образом, объективный процесс развития межимпериалистиче­ских противоречий, политика экспансии США неизбежно подталкивали эту страну к участию в борьбе за передел мира насильственным путем,, т. е. к войне. Но прежде чем вступить в нее, более 2,5 лет Соединен­ные Штаты пребывали в положении «нейтральной» державы.

5. АМЕРИКАНСКИЙ «НЕЙТРАЛИТЕТ»

К началу военных действий в Европе Соединенные Штаты находи­лись, как мы видели, на периферии мировой, в сущности европейской, политики. Значение их в военно-политическом отношении было слишком невелико, чтобы вести «свою игру», острота противоречий с другими державами еще не дошла до уровня, когда единственным решением мог­ла стать смертельная схватка. Примечательно, что ни одна из держав,. вступивших летом 1914 г. в войну, не учитывала США в своих планах и не предполагала их вмешательства, а тем более участия в европей­ском конфликте 61.

Но и сами Соединенные Штаты не были готовы участвовать в воору­женной борьбе. Отдаленность от театров военных действий (более 3 тыс. миль до Европы), недостаточность вооруженных сил, пацифист­ские и изоляционистские настроения — все это делало невозможным немедленное вступление в конфликт. Принятие правительством категори­ческих решений при этих обстоятельствах было проблематичным. Учи­тывалось и то, что по обе стороны Атлантики ожидали скорого оконча­ния войны, до «осеннего листопада» или рождества, самое позднее — к лету 1915 г.

Вместе с тем если США не вступили в войну немедленно, то и не участвовать в ней, хотя бы косвенно, они также не могли. Война не

59 Там же, с. 240.

60 Цит. по: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 32, с. 84—85.

61 Зайончковский А. М. Мировая война 1914—1918 гг. М., 1924, с. 3, 14.


затрагивала непосредственно интересы империализма США, однако в нeeбыли вовлечены все великие державы, и исход их схватки был для США небезразличен. США, писал известный публицист и статистик P. Бэбсон, желают быть нейтральными, но не в отношении результатов войны, поскольку их не устраивает решительная победа ни Германии, ни Англии и Франции. К тому же американские капиталисты рассчи­тывали, как и в эпоху наполеоновских войн, нажиться на снабжении воюющих стран, избавиться от начавшегося с осени 1913 г. кризиса перепроизводства. Правительство президента Вильсона должно было учесть все эти факторы и изыскать пути и средства, не вступая в войну, влиять на ее развитие и исход, с тем чтобы соперники, вступив­шие в схватку между собой, как можно дольше дрались, а следователь­но, ослабляли друг друга, и чтобы американский капитал успел полу­чить прибыли на войне.

Едва наметилась угроза вооруженного конфликта в Европе, как пра­вящие круги США проявили к нему острый интерес, предвидя будущие барыши. Начало военных действий отнюдь неогорчило заокеанских политиков. «Мы избежали кровопролития...— писал американский посол в Великобритании У. Пейдж Хаузу в августе 1914 г.,— улаживать все это придется нам, и в любом случае мы выигрываем» 62.

Объявив «нейтралитет», Вильсон дважды попытался навязать себя воюющим в качестве «беспристрастного арбитра». В августе — сентябре 1914 г. и в начале 1915 г. Хауз, государственный секретарь У. Брайан, посол в Берлине Д. Джерард предлагали посредничество США. Но еще полные сил воюющие державы отвергли навязчивые услуги американ­цев.

Необычайно выгодная экономическая конъюнктура вызвала в кругах американского финансового капитала желание затянуть войну в Европе. В сентябре 1915 г. журнал Американской банкирской ассоциации пи­сал, что ни одна страна не будет так богата, как США, если война продлится достаточно долго. Банкир М. Харрисон утверждал, что не надо будет ни о чем беспокоиться, если война не кончится до 1920 г.63 Соображения магнатов финансового капитала стали ведущим мотивом для американской дипломатии в ее усилиях способствовать за­тягиванию войны, истощению сил воюющих и сохранению в Европе вы­годного для США баланса сил. Тем временем Соединенные Штаты уси­ливали вооружение, разрабатывали планы подготовки к войне, с тем чтобы в «нужный момент» силой поддержать свои претензии на «ру­ководство миром».

Выполняя требования финансового капитала, правительство В. Виль­сона разработало стратегию внешней политики, основу которой состави­ло осуществление нажима поочередно на оба воюющих лагеря, чтобы не допустить «преждевременного» окончания войны, чрезмерного ослабле­ния той или другой коалиции. Э. Хауз писал Вильсону: «...политика США должна заключаться в том, чтобы избегать и серьезных разногла­сий с союзниками в вопросе блокады и сохранять дипломатические от­ношения с Германией» 64.

62 Архив полковника Хауза, т. 1, с. 84.

63 Commercial and Financial Chronicle, 1916, July 22, p. 290.

64 Архив полковника Хауза, т. 2, с. 103.


Дата добавления: 2015-04-05; просмотров: 17; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.054 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты