Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Мастерство актера-волонтера




 

Не без трепета душевного приступаю я к изложению этой темы. Игривое название статьи – попытка оградить себя от пафоса и назидательности, внушить читателю уверенность, что «не боги горшки обжигают» и овладеть актерским мастерством – по силам любому здоровому человеку, здоровому, но не легкомысленному.

«Поэт в России больше, чем поэт» - не напрасно сказано, но и актер в России – не просто лицедей. «Театр... это такая кафедра, с которой можно много сказать миру добра …», а говорить-то с этой кафедры доверено ему, Его Величество Актеру! М-да… Не обошлось без пафоса. Однако, к делу!

Договоримся о понятиях. Термином «Актерское мастерство» в русском языке называют творческую дисциплину, которую изучают в течение 4 лет в высших и средних профессиональных учебных заведениях искусства, причем весь первый год студенты занимаются исключительно разделом «Я в предлагаемых обстоятельствах» на основе 1 части Системы Станиславского «Работа актера над собой в творческом процессе переживания». В последние годы этим же термином стали называть услугу, которую предлагают за приличные деньги (примерно 25 тысяч рублей за 48 часов занятий) разного рода модельные агентства, промоушн-компании и маргинальные продюсерские центры. Так вот эта услуга – «медвежья», мы имеем дело с недобросовестным использованием термина с целью ввести в заблуждение потенциального потребителя. Набор навыков, необходимых для демонстрации на подиуме чужой одежды и съемки в рекламных роликах, не имеет ничего общего с Системой Станиславского, как бы ни уверяли вас в обратном продавцы услуги. Тот факт, что некоторые модели становятся звездами телесериалов – скорее, дань технологии индустрии зрелищ. Сегодня из любой модели можно сделать что-нибудь путное, если снять на камеру, а потом обработать на компьютере получившиеся куски, при необходимости пересняв неудачные, можно даже озвучить чужим голосом!

Актер живого театра на протяжении всего спектакля лицом к лицу со зрителем, и никакие технологии ему не помогут, если он не способен передать со сцены живое человеческое чувство.

А для этого он должен его совершенно реально пережить. А для этого он должен уметь вызывать в своей душе живое человеческое чувство.

А это умение как раз и составляет предмет понятия «Актерское мастерство». Ничего общего с продукцией рекламных агентств оно не имеет!

Спор этот уходит корнями в начало прошлого века, когда шла ожесточенная борьба между сторонниками «театра переживания» и сторонниками «театра представления». Последние утверждали, что актер на сцене не должен переживать истинных чувств, а должен совершенствовать свой внешний аппарат для того, чтобы блестяще имитировать чувство, сохраняя при этом холодный рассудок. Сторонники театра переживания[ii], всемирно признанным лидером которого стал Константин Сергеевич Станиславский, утверждали, что зрителя обмануть невозможно, и актер на сцене должен переживать настоящие чувства. Это не противоречит требованию совершенствовать свой внешний аппарат для передачи чувств, но чувства должны быть живыми. Станиславский создал систему, позволяющую актеру вызвать на сцене живое человеческое чувство. Свои рекомендации актерам-волонтерам мы даем на основе этой системы, для чего мне придется время от времени отсылаться к работам учеников Станиславского, последователей и проводников его идей – Георгия Товстоногова и Бориса Захавы. Репутация первого не нуждается в комментариях, а о Борисе Евгеньевиче Захаве два слова скажу. Борис Евгеньевич Захава – первый ректор Театрального училища имени Б.В. Щукина при Государственном академическом театре имени Евг. Вахтангова, выпускником которого является и ваш покорный слуга. Но дело даже не в этом. Точнее в этом, но в иной последовательности. Я не потому беру за основу методику Б.Е. Захавы, что сам закончил Щукинское училище. Я потому поступил в Щукинское училище, что систему Станиславского понял и осваивал благодаря выдающейся книге Б.Е. Захавы «Мастерство актера и режиссера»!

Конечно, мои ученики – волонтеры профессиональными актерами не станут, хотя некоторые об этом хоть однажды, но задумывались. Мы все равно будет готовить их к выходу на сцену на основе принципов театра переживания. Пусть в ограниченном объеме, пусть мы потратим больше времени на подготовку, но здесь мы исповедуем принцип «Не навреди» и стараемся уберечь наших актеров от фальши, наигрыша и лицемерия.

Слово «актер» означает «действующий». [iii]Этой гениальной подсказкой мы учим пользоваться умело и продуктивно. Источником живых человеческих чувств на сцене является действие. Сыграть живое чувство нельзя, можно лишь создать условия для его возникновения. Что для этого нужно? Нужно развивать сценическое внимание, добиваться сценической свободы, формировать сценические отношения на основе сценической веры и оценки факта. На этой основе и строится искусство переживания.

Сценическое внимание. Это то же самое качество, которое мы используем и в жизни, но обладающее определенными свойствами. Во-первых, это произвольное внимание, то есть оно возникает по нашей воле, тогда как непроизвольное внимание возникает внезапно, независимо от наших намерений. Удерживать произвольное внимание – это один из самых существенных навыков актера, базовый, как иногда говорят. На его основе формируются все остальные: сценическое отношение, сценическая свобода и оценка факта. А на практике необходимо каждую минуту помнить, что все эти элементы находятся во внутреннем единстве, и выпадение одного из них рушит всю систему. Как это происходит, мы описываем в разработанном нами алгоритме творческого самочувствия актера-волонтера – так для студентов-медиков привычнее, да и испытание практикой такой алгоритм прошел, доказав свою жизнеспособность.

В школе переживания используется понятие кругов внимания: большого, малого и среднего. В малом круге внимания находятся объекты, с которыми мы соприкасаемся, держим в руках, носим на себе (одежда), можем дотянуться и потрогать. В среднем круге внимания находятся наши партнеры по общению, обстановка помещения, в котором происходит действие. Большой круг внимания охватывает предметы и явления, которые мы можем не видеть глазами, но которые влияют на наше самочувствие, их мы видим своеобразным «внутренним зрением». Понятие кругов внимания используется в сценической практике для устранения препятствий, мешающих творческому самочувствию. Если мы видим, что актер рассеян, ведет себя так, будто не учитывает всех обстоятельств жизни своего героя, следует предложить ему сосредоточить внимание на объектах малого круга внимания (это доступно), а затем переходить к объектам среднего и большого круга, восстанавливая и оценивая тем самым весь объем предлагаемых обстоятельств образа. Студенты метко назвали этот прием «перезагрузкой». Действительно, аналогия абсолютная. Только у компьютера процедура перезагрузки прописана в специальной программе, а у актера для этого следует вырабатывать умение, называемое сценической сосредоточенностью. Это умение формируется на основе системы упражнений, которые мы даем в приложении в редакции Б.Е. Захавы («Мастерство актера и режиссера»).

Мы не ставим перед собой задачи создания оригинальной системы упражнений, предпочитая пользоваться проверенной методикой, унаследованной от наших учителей. Но, чтобы стимулировать творческую активность студентов, мы предлагаем им разработать свою систему упражнений на сценическое внимание на основе бытовых навыков, привычных объектов и собственного жизненного опыта. Такую систему мы хотим опубликовать в более поздних версиях «Арт-профилактики».

Сценическая свобода. У актеров, даже опытных, от волнения на сцене может возникать избыточное мышечное напряжение, которое они называют зажимом. Это напряжение является серьёзной помехой творческому самочувствию и блокирует включение всех остальных элементов актерской техники. Попробуйте, подняв на руках солидный груз, перемножить в уме два двузначных числа. Для этого вам придется либо выпустить груз из рук, либо «миссия невыполнима». У начинающего актера нужно с первых шагов вырабатывать умение контролировать напряжение и расслабление отдельных мышц и всего тела. Навык этот формируется с помощью специальных упражнений, тренируется наподобие развития музыкального слуха у юных музыкантов. У всякого человека есть эта способность, но у актера она должна быть доведена до автоматизма. (Б.Е Захава не так много снимался в кино, но, работая над ролью Кутузова в «Гусарской балладе», он заметил за собой необычное явление и описал его. Долгое время что-то упорно мешало ему почувствовать себя великим полководцем и мудрым стариком. Анализируя свои ощущения, он обнаружил мышечное напряжение – «зажим»[iv] в бровях. Усилием воли он заставил расслабиться эту группу мышц, и всё пошло, как по маслу!)

Сценическая вера. Способность актера верить в реальность происходящего с его героями вряд ли нуждается в особых пояснениях. В актерской практике для развития этого качества используют навык «оправдания». Это означает не смягчение наказания, а способность сделать вымысел правдой, найти в своем воображении или жизненном опыте такие объяснения происходящему, которые заставят вас (а, стало быть, и зрителя) поверить в реальность вымысла. С понятием сценической веры тесно сопряжено понятие сценического отношения и оценка факта. Погладите ли вы её, как котёнка или брезгливо отбросите, как грязную тряпку, зависит только от вашей сценической веры. И в том, и в другом случае в руках у вас – обычная меховая шапка.

Сценическое отношение к предметам, поступкам или героям представления формируется на основе тех же отношений, которые складываются в жизни, но для того, чтобы назвать их сценическими необходимо произвести отбор, оценить их пригодность для использования на сцене. Простите мне вульгарность примера, но проявления органической жизни человека (смех, вздохи, кашель, плач, вздрагивание и пр.) могут быть использованы для создания сценического образа, а могут быть (обойдемся без перечисления) исключены из инструментария актера. Евгений Вахтангов использовал в своей практике понятие «сценизма» как качества, определяющего пригодность того или иного явления для использования на сцене. Сценическое внимание, сценическая свобода, сценическая вера и сценическое отношение по своей природе такие же, как и в жизни, но отмечены особой яркостью, выразительностью, глубиной.

На основе сценического отношения происходит оценка факта, то есть событий, происходящих на сцене в режиме реального времени. Этот элемент тоже следовало бы сопроводить определением «сценическая», но если это происходит на основе сценического отношения, ведет к появлению сценического переживания, необходимости в дополнительных уточнениях нет. Самым важным умением для овладения этим навыком является умение воспринять заранее ожидаемое, запланированное, подготовленное событие как неожиданность и отнестись к нему сценически ярко, эмоционально, непосредственно. Техника выполнения этого элемента описывается так: перед выходом на сцену во всех подробностях вспомнить, что сейчас должно произойти по сюжету, а потом усилием воли отбросить это воспоминание и, сосредоточившись на малом круге внимания, действовать так, как будто вы ничего не знаете о предстоящем событии. Тогда ваша оценка происходящего будет достоверной, убедительной, заразительной.

Оценка факта служит основой для побуждения к действию. В самом деле, опрокинув чашку с водой, вы броситесь за тряпкой, услышав подозрительный шорох, обернетесь и станете пристально вглядываться в направлении звука, в любом случае вы испытаете побуждение к действию.

Этот момент в упражнениях следует отмечать особо, приучая актера фиксировать это ощущение, культивировать его в себе и не выполнять на сцене никаких действий, не испытав побуждения к действию. И здесь мы подходим к важнейшему элементу актерской техники, который называется действенной задачей.

Действие актера на сцене имеет волевое начало и преследует определенную цель. Цель эта должна быть осознана актером. Теперь, так же, как и в жизни, нужно придумать средства её достижения, которые на театральном языке называются приспособлениями. С каким-то набором заранее подготовленных приспособлений актер выходит на сцену, а какие-то рождаются в процессе выполнения действия. Здесь актеру пригодится навык, полученный при выполнении упражнений на оценку факта. Вот именно в этот момент, когда на глазах у зрителя актер целенаправленно действует, применяя в зависимости от ситуации разнообразные приспособления, и рождаются чувства. Радость, восторг, эйфория, если желанная цель достигается, и разочарование, гнев, растерянность, если цель ускользает. Таким образом, сценическая задача – это единство цели и приспособлений, в результате которого рождается чувство, которое нельзя вызвать иначе, как действуя в предлагаемых обстоятельствах.

Говоря об актерском мастерстве невозможно обойтись без таких категорий, как воображение, предлагаемые обстоятельства, темп и ритм, характерность и «зерно» образа. Об этом мы говорим со студентом во время работы над ролью, практика показала, что именно сценическое внимание, сценическая свобода, сценическое отношение и оценка факта – это опорные навыки творческого самочувствия, и для их выработки начинающему актеру нужно проводить серьезную работу над собой.

В процессе такой работы практически всегда возникает так называемый «эффект сороконожки». Он формулируется так: «Как только сороконожка начинает думать о том, что делает во время ходьбы её 28-я нога, она перестает ходить».

Что тут сказать? Что все через это проходят. А еще не спешить. Обращать внимание актеров на то, как они понемногу овладевают своим психофизическим аппаратом и управляют им по воле разума. Разве это не полезный навык, даже если ты не собираешься становиться профессиональным актером?

Еще два слова об атмосфере репетиций. Необходимо договориться со всеми участниками творческой группы о соблюдении определенных правил. Хотя бы самых элементарных:

ü во время репетиции ничего не должно отвлекать, телефоны должны быть выключены;

ü мы имеем дело с деликатной материей – психофизикой человека, и от язвительных замечаний и даже подшучивания (в том числе и над собой) придется отказаться;

ü на репетицию нужно настраиваться и выходить на сценическую площадку «с колес» нельзя.

Эффективны общие ритуалы начала и окончания репетиции. Это может быть исполнение песни, стихотворения, несложный пластический этюд. Главное, договориться, что после проведения этого ритуала вступают в силу особые законы репетиции, которые исполняются неукоснительно вплоть до ее завершения.

Мы рекомендуем начинающим актерам несложные упражнения, образцы которых даны в видеоприложениях. Пример подготовки профессиональных актеров должен психологически поддержать волонтеров. А упражнения типа «Импульс», «Магазин игрушек», «Пигмалион» несложны для исполнения, но весьма эффективны. Нужно только не забывать во время их выполнения делать акцент на базовых навыках .

Автор предлагаемой методики – доцент кафедры режиссуры и мастерства актера Московского Государственного университета культуры и искусства Сергей Вячеславович Клубков – говорит: «Придумывайте упражнения сами, главное – понять суть системы.» А еще – это методику он применяет и для работы с наркоманами. Но это уже арт-терапия, а предмет нашей работы – арт-профилактика.

Впрочем, если придумывать собственные упражнения сразу не получится, у нас есть опыт сбора информации в Интернете. Используйте его для того, чтобы увидеть, как готовят актеров в наших театральных вузах, а своими находками поделитесь с коллегами!

Конечно, работу над актерской техникой следует вести под руководством специалиста. Где его взять? В свое время система культпросветучилищ и институтов культуры подготовила немало клубных работников со специализацией «руководитель самодеятельного драматического коллектива». Надеемся, не все они еще умерли от унижения и безденежья. Они будут рады, если вы их найдете и призовете под свои знамена. Даже без оплаты, хотя… ну, да это уже не наша тема.

Только бойтесь шарлатанов. Отличить их просто. По туманным речам, по обилию непонятных терминов, по соблазнительным обещаниям. Система Станиславского написана на русском языке. Она доступна пониманию, она увлекательна и сулит блестящие творческие результаты. Только не по мановению волшебной палочки, не от приема чудодейственного бальзама, а в результате работы над собой.

И давайте не забывать еще об одном мощнейшем ресурсе, который нам доступен. Я имею в виду спектакли профессиональных и любительских театров. Живые спектакли, а не в записи, только так можно понять и почувствовать, что такое дыхание зала, как заразительны и увлекательны могут быть самые простые человеческие переживания, если они настоящие, если рождаются прямо на наших глазах «сегодня, сейчас, здесь».

А если зритель уже начал постигать основы актерского мастерства, то посещение любого драматического спектакля станет для него отличным уроком! Даже слабого! Ведь можно делать работу над ошибками. А учиться вообще лучше на чужих ошибках. Только не надо никого обижать. Скажите спасибо за науку!

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-04-15; просмотров: 92; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты