Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Раннепервобытное общество и его древнейшая фаза развития




Читайте также:
  1. II. Начало процесса исторического развития общества.
  2. II. Организм как целостная система. Возрастная периодизация развития. Общие закономерности роста и развития организма. Физическое развитие……………………………………………………………………………….с. 2
  3. II. Основные этапы развития физики Становление физики (до 17 в.).
  4. III династия Ура. Особенности политического и социально-экономического развития данного периода.
  5. III. Информационное общество
  6. V 1: Формы развития знания
  7. V. Особенности развития реализма на рубеже 19-20вв.
  8. А. Общество как динамическая равновесная система четырех динамических равновесных систем
  9. А. Особенности экономического развития России при Петре I. Мануфактурное производство
  10. Адвокатура: понятие, история развития и

Ранняя первобытность характеризуется господством присваивающего, охот-ничье-собирательского (с элементами складывавшегося в некоторых областях ры-боловческого) типа экономики. Такая ориентация хозяйства предусматривала под­вижный образ жизни, при котором небольшие коллективы соответственно сезо­нам года периодически меняли места проживания. Высокая детская смертность, непродолжительность жизни взрослых, периодические голодовки, постоянные перемещения и т. п. — все это замедляло прирост населения. Его увеличение на протяжении всей раннепервобытной эпохи происходило'довольно медленно.

Связи между людьми основывались преимущественно на кровнородствен­ных отношениях, главным образом между родственниками одного поколения (большей частью родными и двоюродными братьями и сестрами) и их брачны­ми партнерами, а также их родителями и детьми. Представлений о гениалоги-ческом роде (включающем кроме живущих и многие поколения предков) еще не существовало.

Причастность людей к различным духовным традициям обеспечивалась и осознавалась через принадлежность к тем или иным тотемическим группам, их глубинной сопричастностью к некоему тотему (о чем более обстоятельно речь пойдет позже). Их существование вносило культурно-информационную, пре­имущественно обрядово-мифологическую, дискретность в довольно аморфные, вписанные в определенные ландшафтно-климатические зоны массивы ранне-первобытного человечества.

1162 Первобытные основания цивилизации

Феномен тотемической группы, исследованный на австралийских материа­лах, засвидетельствован не у всех этнографически изученных раннепервобыт-ных обществ. Однако большинство исследователей, в том числе таких разных, как Дж. Фрезер, Э. Дюркгейм, 3. Фрейд или С.А. Токарев, склонны считать тоте­мизм стадиальным, присущим раннепервобытному обществу явлением (хотя, разумеется, его формы со времен палеолита у разных социумов могли значи­тельно отличаться от наблюдавшихся у австралийских аборигенов XIX—XX ве­ков). Возникнув у древнейших человеческих групп на заре истории, тотемичес-кие отношения в одних случаях могли закрепляться и приобретать гипертрофи­рованный характер (Австралия), а в других (в том числе и в рамках самой ранне-первобытной стадии развития) — трансформироваться и изживаться.



Элементарной социально-производственной группой раннепервобытного общества была кровнородственная община, объединявшая брачных партнеров разных (двух и более) тотемических групп. Обычно родственники-мужчины принадлежали к одной из них, а их жены — к другим, поскольку брачные отношения внутри членов определенной тотемической группы были категори­чески запрещены. Нередко члены одной тотемической группы образовывали устойчивые ядра нескольких кровнородственных общин, находившихся между собой в дружественных, "братских" отношениях.

Ядро кровнородственной общины раннепервобытных охотников и собирате­лей состояло из 5—10 или чуть более кровных родственников, преимущественно мужчин, с женами и детьми. Общая численность ее членов колебалась в пределах 25—50, редко больше, лиц, объединенных в более или менее устойчивые семей­ные группы. Однако этот усредненный тип сильно варьировался в зависимости от различных, преимущественно хозяйственного порядка, обстоятельств. В различ­ных хозяйственно-культурных типах картина сильно разнилась.

Между ближайшими по месту обитания, наречию, обычаям, системой хозяй­ствования и т. п. общинами традиционно существовали более или менее регу­лярные брачные и культурно-информационные, обычно ритуализированные, связи, отношения обмена, взаимопомощи и т.д. Таким ассоциациям были прису­щи общий диалект и определенные черты культуры, специфические религиоз­но-мифологические представления, связанные с соответствующей обрядово-куль-товой практикой. Состояли они обычно из 5—10 или немногим более общин, среди членов которых иногда прослеживаются следы общего самосознания.



Такие общности не следует называть (как это часто делают) племенами, поскольку никаких собственно племенных общественно-организационных фун­кций они не выполняли и надобщинных институтов власти не имели. Рассмат­ривая такие сгустки раннепервобытных общин прежде всего как явления эт­нического плана, В.Ф. Генинг называл их "формирующимися этническими груп­пами", Я.В. Чеснов — "предэтническими общностями", а В.А. Шнирельман — "протоэтносами". Последний термин представляется наиболее удачным.

Границы такого рода протоэтносов раннепервобытной стадии большей ча­стью (если они не определяются четкими географическими рубежами типа горного хребта или широкой реки) довольно аморфны, и общины, живущие на их периферии, могут довольно активно общаться с периферийными же социумами аналогичных межобщинных структур. Этому способствует и мо­бильный образ жизни раннепервобытных охотников и собирателей. Ближай­шие в территориальном отношении кровнородственные общины протоэтно-Эпоха ранней первобытности_____________________________________________163

сов "А" и "Б" могут контактировать друг с другом даже чаще, чем с находя­щимися на значительном удалении от них общинами их собственного прото-этнического блока. Это делает границы между протоэтносами зачастую до­статочно прозрачными и условными. Поэтому в пределах больших географи­чески компактных и экологически однородных регионов (как, скажем, Авст­ралия или зона приледниковых тундростепей позднеплейстоценовой Евра­зии) определенное множество кровнородственных общин, сплоченных в не­которое количество взаимосвязанных протоэтносов, образует, в терминоло­гии В. Ф. Генинга, этноязыковую непрерывность.



В ее рамках прослеживается выразительное хозяйственно-культурно-диа­лектное родство групп людей, причастных — благодаря прямым и опосредство­ванным связям — к общему информационному полю, а потому очерчиваются контуры древнейших родственных языковых ареалов (праафразийская с по­следующим подразделением на древнесемитскую и пр., ностратическая с вы­деляющейся из нее бореальной, от которой, согласно Н.Д. Андрееву, происхо­дят индоевропейская, уральская и алтайская языковые общности и т.д.).

В зависимости от конкретных условий и форм жизнедеятельности отдель­ных коллективов на разных территориях в те или иные времена преобладали свои специфические виды охоты и собирательства, половозрастного разделе­ния труда, брачных, внутриобщинных и межобщинных связей, обрядовой прак­тики и мифологических представлений.

На протяжении своей истории, длившейся много десятков тысяч лет, ран-непервобытное общество не могло оставаться неизменным, не претерпевать развития. Однако выделить и сколько-нибудь конкретно представить себе эта­пы в настоящее время крайне сложно.

Древнейшие антропологические остатки человека современного типа, за­фиксированные в предельно удаленных друг от друга точках Азии, Африки и Европы, отстоят от нас приблизительно на 40 тыс. лет. Они демонстрируют уже вполне сложившиеся расовые отличия. Поэтому можно предполагать, что вид Homo sapiens (а только его представителей мы и можем считать людьми в собственном и строгом смысле слова) образовался по крайней мере на 100 — 150 тыс. лет раньше. Ведь для того чтобы из первичного ареала обитания его древнейших групп люди могли расселиться и у них возникли расовые (популя-ционные) отличия, должно было пройти много десятков тысяч лет.

Такой вывод опирается и на данные других наук, в частности генетики — согласно концепции "пра-Евы", у всех людей был общий женский предок, живший приблизительно 150—200 тыс. лет назад, а также археологии — рас­пространение техники леваллуа, свидетельствующей, как показал С.В. Смир­нов, о вполне сложившейся обычной для человека схеме трудовой деятельнос­ти не позднее 100 тыс. лет назад. Судя по всему, хотя этот вопрос является еще далеким от окончательного решения, Homo sapiens как отдельный биологичес­кий вид не развился из неандертальцев, а сформировался на родственной с ними основе и существовал параллельно и во взаимодействии с последними.

Таким образом, можем говорить о чрезвычайно продолжительном, древ­нейшем периоде человеческой истории, почти не документированном антро­пологически и археологически (кроме находок каменных изделий, выполнен­ных в технике леваллуа). Этот период древнейшего существования уже соб­ственно человека — человека, наделенного разумом, подчиняющего свое пове-164 Первобытные основания цивилизации

дение определенным социокультурным нормам и пр., — приходится на время наибольшего распространения на Земле неандертальцев. Они представляли боковую, тупиковую ветвь эволюции гоминид. Во время их преобладания про­исходило постепенное распространение по пространствам Старого Света пред­ставителей вида Homo sapiens из ареала его возникновения.

Как принято считать, человек современного типа впервые появился в Вос­точной Африке. Кроме ряда косвенных археологических данных, это мнение подтверждается и тем, что у людей, живущих в странах Африканского Рога (Эфиопия, Сомали и пр.) обнаружены практически все гены, вообще встреча­ющиеся у людей, тогда как отдельные их группы, по мере расселения по плане­те, стали преобладать у тех или иных групп, обуславливая нароставшие с тече­нием времени расовые различия.

Человеческим группам, по крайней мере на первоначальном этапе их распространения по земному шару, должен был быть присущ недифферен­цированный собирательско-охотничий хозяйственный комплекс, вполне эф­фективный на берегах озер, рек и морей саванно-лесной зоны. Становление же особых путей развития человечества следует связывать с началом осво­ения людьми пищевых ресурсов разнообразных ландшафтных зон, сперва в пределах экваториально-тропического пояса, а затем по мере расселения в субтропической, умеренной и даже приледниковой зонах позднеплейстоце-новой Земли. Происходило это (в пределах Старого Света) не позднее 40— 30 тыс. лет назад. К этому времени и можно относить условный рубеж меж­ду первым и вторым (с присущим ему многообразием форм адаптации к различным природно-климатическим условиям) этапами развития раннепер-вобытного общества.

Вследствие хозяйственного освоения кровнородственными общинами раз­ных природно-климатических зон происходит дифференциация форм жиз­недеятельности и культуры представителей древнейшего человечества. По­являются отдельные хозяйственно-культурные типы, демонстрирующие раз­нообразие форм адаптации людей к различным условиям среды обитания. В рамках устойчивых хозяйственно-культурных типов формируются опреде­ленные социокультурные типы обществ со свойственными им путями раз­вития. Впрочем, в данном случае корректнее было бы говорить о квазираз­витии, поскольку его сущностью является нахождение оптимальных форм адаптации к условиям внешней среды. В случае нахождения оптимального баланса со средой (и до его нарушения) эти общества обретают стабильные, а в тенденции застойные, костные формы, не склонные к самопроизволь­ным продуктивным изменениям. Это нередко ведет к культурной деграда­ции их потомков.

В наиболее обобщенной форме можно говорить о трех основных типах раннепервобытных обществ: 1) тропических собирателей; 2) коллективных охот­ников открытых пространств (с их подразделением на саванно-тропические и тундро-степные группы) и 3) охотников и собирателей преимущественно зак­рытых ландшафтов субтропической и умеренной зон. Их, разумеется, следует понимать как научные абстракции, определенные идеальные типы, отдавая себе отчет в их колоссальной вариабельности в соответствии с многообразием лан­дшафтных условий нашей планеты, как в эпоху ледникового периода, так и в последующие тысячелетия.03 7 со й V Я 7 X

I I" I

^•^

о

Область возникновения человека современного вида (Homo sapiens)

\

Области формирования основных расовых групп:

I негроидов, II европеоидов, III — монголоидов, IV австралоидов, V — индейцев

Направления расселения основных расовых г™™"1

: групп

3 — Области, занятые ледниками в эпоху позднего палеолита

Карта 11. Расселение древнейших людей (вида Homo sapiens) по земному шару и формирование основных расовых групп166________________________________________Первобытные основания цивилизации


Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 11; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты