Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Ухудшение экономической ситуации




Читайте также:
  1. II. Чрезвычайные ситуации на химически опасных объектах экономики и при использовании химического оружия
  2. IV. Чрезвычайные ситуации на радиационно-опасных объектах
  3. Автоматизированные системы обработки экономической и финансовой информации
  4. Анализ традиционных методов оценки экономической эффективности в условиях риска и неопределенности на примере инвестиционных проектов
  5. Аудит внешнеэкономической деятельности
  6. Билет № 1. Предмет и методы экономической теории.
  7. Биологические чрезвычайные ситуации ЭПИДЕМИИ
  8. Биологические чрезвычайные ситуации ЭПИЗООТИИ
  9. Биологические чрезвычайные ситуации ЭПИФИТОТИИ
  10. В социально-экономической статистике

Под влиянием всех этих факторов к концу 1986 г. экономическая ситуация в стране стала стремительно ухудшаться. Курс на "ускорение" в 1986 г. полностью провалился: четвертая часть предприятий не выполнила производственные планы, 13% из них были убыточными. По итогам года возник небывалый для СССР бюджетный дефицит, который составил 17 млрд руб. и продолжал стремительно увеличиваться. Инвестиции в народное хозяйство стали производиться за счет скрытого повышения цен и роста эмиссии. В январе 1987 г. начался спад производства, который так и не удалось преодолеть и который стал началом глубочайшего экономического кризиса.

"Новое мышление"

Одновременно с противоречивыми процессами внутри страны, существенное влияние на ее развитие оказывали внешнеполитические факторы. Изменения, происходившие в Советском Союзе весной 1985 г. и в 1986 г., с большим интересом были встречены на Западе. Почти во всех европейских странах и США огромными тиражами выходили сборники статей и выступлений нового советского лидера. Одна из таких книг получила название "Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира". Термин "новое мышление" с тех пор прочно укоренился в исторической литературе, главным образом применительно к внешнеполитической деятельности Горбачева. Его суть состояла в однозначно заявленном приоритете общечеловеческих ценностей над классовыми. Это означало радикальную смену незыблемых долгие годы основ коммунистической идеологии и инициировало качественно новые процессы внутри страны, в корне меняло содержание всей духовной жизни общества. Внутри страны был смягчен цензурный режим, прекратилось преследование инакомыслия. Из мест заключения были освобождены диссиденты. В декабре 1986 г. Горбачев лично позвонил Сахарову в Горький и сообщил ему о том, что он может вернуться в Москву. Вместе с тем на первом этапе в 1986—1987 гг. речь не шла об изменении природы существующего строя, отказе от основных принципов советской власти. Провозглашались только те перемены, "которые укрепляют социализм, делают его политически богаче и динамичнее".

Курс на "перестройку" и построение "социализма с человеческим лицом"



Уже к концу 1985 г. стало очевидно, что только одними административными мерами в экономике дело уже ограничиться не может. В феврале 1986 г. очередной XXVII съезд КПСС пришел к выводу, что "концепция ускорения" должна распространяться и на общественные отношения. Прежде всего имелось в виду преодоление причин, препятствующих динамичному развитию экономики, борьба с бюрократизмом, беззаконием и другими явлениями. В январе 1987 г. состоялся пленум ЦК партии, подтвердивший нарастание кризисных явлений в обществе и решимость Горбачева и его "команды" продолжать преобразования, которые теперь получили название "курса на перестройку". В качестве перспективы рассматривалось совершенствование социализма с опорой на широкие массы трудящихся, интенсификацию экономики на основе достижений науки и техники. Стержень преобразований должна была составлять "демократизация всех сторон жизни советского общества", реформирование всех политических институтов и на этой основе создание новой модели общества — "социализма с человеческим лицом". Именно тогда был выдвинут новый лозунг "Больше демократии, больше социализма!". Первым шагом в контексте этих деклараций должно было стать проведение выборов в Советы всех уровней с участием нескольких кандидатов. Альтернативные тайные выборы должны были также стать и нормой партийной жизни.



Наряду с демократизацией общественной жизни не менее важной частью "социализма с человеческим лицом" была перестройка экономики, расширение хозяйственной самостоятельности на уровне предприятий. Именно демократизация должна была привести к здоровой конкуренции во всех сферах жизни, стать своеобразной "пружиной" динамичного развития общества и демонтировать в конечном счете административно-командную систему управления. В средствах массовой информации начинается широкое обсуждение рыночных идей, велись дискуссии о различных типах рыночных отношений при социализме. Экономисты Л.Абалкин, Г.Попов, П.Бунич, Н.Шмелев и другие выступали за внедрение максимально широкой модели хозяйственного расчета на основе самофинансирования, самоокупаемости и самоуправления предприятий. Такой тип экономических отношений должен был превратить предприятия в субъекты рыночной экономики, действующие на основе конкуренции и рыночных механизмов определения цен. Вместе с тем хозяевами предприятий должны были оставаться трудовые коллективы, что не вело к изменению социалистической формы собственности. Трудовые коллективы в этой ситуации получали гораздо более широкие права в решении социальных вопросов, а также могли выбирать администрацию. Эти идеи были подтверждены в июне 1987 г. на пленуме ЦК, посвященном экономическим вопросам. Правовой базой этой новой стратегии развития экономики стал Закон о государственном предприятии (объединении), вступивший в силу с 1 января 1988 г. Новый закон качественным образом менял соотношение полномочий на всех этажах управления народным хозяйством. Функции министерств сводились к разработке стратегии развития отрасли, определению контрольных цифр по основным показателям и госзаказа, который на 1988 г. должен был составить 85% от планируемого уровня производства. Всю продукцию, которую предприятия производили сверх госзаказа, они имели право реализовывать по рыночным ценам. Объем госзаказа с каждым годом предполагалось уменьшать, сфера же действия рыночных механизмов должна была, соответственно, увеличиваться. Как это бывало и в прежние годы, хорошо смотревшиеся на бумаге типы хозяйственных связей в реальной экономической действительности не сработали. Хотя предприятия и получили возможность свободно выбирать партнеров по экономической деятельности, необходимая инфраструктура в виде посреднических организаций, товарно-сырьевых бирж, маркетинговых и других структур отсутствовала. Даже к той ограниченной свободе хозяйственных отношений рыночного типа предприятия оказались не готовы. Началась борьба за получение госзаказа всеми средствами, лоббирование министерств, превращающих значительное число неэффективно работающих предприятий в тяжелую обузу для и без того убыточного госбюджета. Масштабы этого явления были весьма значительными: в 1988 г., по расчетам экономистов, около 30% предприятий в СССР были убыточными. Новыми возможностями предприятия тоже воспользовались своеобразно. Главным образом они повышали цены на продукцию и прекращали выпуск дешевых товаров, совершенно не стремясь к повышению производительности труда и эффективности производства. Экономические реалии 1988—1989 гг. привели к дисбалансам в системе управления народным хозяйством СССР.

"Гласность"

На начальном этапе горбачевских преобразований в 1985—1988 гг. стержнем демократизации общественной жизни стала "гласность". Следует заметить, что в этом неоднозначном и многоплановом явлении власть в противоречивой форме пыталась впервые в советской истории соединить экономические реформы с политическими. Развитие "гласности", начатое сверху, довольно быстро стало вбирать в себя разные социальные силы и превратилось в мощный поток, удержать который в определенных рамках Горбачев и его окружение уже не смогли. Поначалу "гласность" казалась очередной пропагандистской кампанией, своеобразным "подвохом", в который мало кто верил. Сам Горбачев вкладывал в это понятие приблизительно тот же смысл, который прежние партийные идеологи вкладывали в "расширение критики и самокритики". Все сводилось к открытому разговору о недостатках, мешающих развитию социалистической системы и "бросающих тень" на социалистические ценности. Однако процесс демократизации общества стремительно набирал обороты. Стали выходить на поверхность мнения, которые раньше обсуждались исключительно в кругу "своих". Возникали неформальные клубы и объединения, где велись дискуссии практически по всем вопросам политической и общественной жизни, обсуждались различные варианты экономического развития страны. Среди таких объединений наибольшую известность получили клуб "Перестройка" и "Фонд социальных инициатив" в Москве, "Диалектик" в Ленинграде и ряд других. Большинство их участников ориентировалось на идеи "социализма с человеческим лицом", экономическую практику широкого хозяйственного расчета. В подавляющем большинстве они выступали в поддержку "перестройки", стремились расширить авторитет и влияние этих идей на низовом уровне. Была существенно ограничена роль цензурных органов, которые теперь занимались только охраной "государственной тайны".

Оживлению деятельности творческой интеллигенции способствовало обновление руководства творческих союзов, начавшееся в августе 1986 г. на съезде Союза кинематографистов. Главными редакторами "толстых журналов" тогда же стали активные поборники изменений в общественной жизни. Так, главным редактором "Нового мира" стал С.Залыгин, известный своей бескомпромиссной борьбой за сохранение озера Байкал и против переброски стоков сибирских рек в Среднюю Азию. Невиданную популярность в эти годы получил прежде неприметный журнал "Огонек", который возглавил В.Коротич. Резко возросли тиражи "Московских новостей", "Аргументов и фактов", "Советской России". Со второй половины 1986 г. со страниц этих изданий на общество пролился настоящий дождь сенсаций. Обсуждались практически все ранее закрытые темы: роль КПСС в обществе, привилегии и возможности номенклатуры, диссидентство в СССР.Одновременно набирал силу процесс возвращения в литературу имен и произведений писателей, творчество которых по разным причинам было ранее недоступно. Огромными тиражами печатались произведения В.Набокова, В.Ходасевича, А.Платонова, М.Булгакова, О.Мандельштама. В 1988—1989 гг. историко-литературная "гласность" достигла своей высшей точки. Вся страна буквально взахлеб читала роман А.Рыбакова "Дети Арбата", где героями были не только молодые москвичи 1930-х годов, но и Сталин, Ежов, Ягода. Процесс приобрел новое качество после публикации произведений писателей "третьей волны" — И.Бродского, А.Галича, В.Некрасова. Советские люди наконец-то смогли прочитать роман Солженицына "Архипелаг ГУЛАГ". Тогда же увидело свет первое собрание сочинений писателя на русском языке. Постепенно дух гласности стал проникать в кино, средства массовой информации. Появляются режущие своей остротой документальные фильмы о воинах-афганцах, о Чернобыльской трагедии. Сенсационными репортажами были насыщены такие передачи, как "Пятое колесо", "До и после полуночи", но главным образом "Взгляд", молодые ведущие которого вели ожесточенную борьбу за "прямой эфир".


Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 34; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты