Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Профилактика остеохондроза 3 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

2. II и с ь м е н н а я словесность, где в зависимости от пис­чих / неписчих орудий и материалов письма выделяются: сфрагистика, эпиграфика, нумизматика и палеография, а в па­леографии — основные виды или классы письменной речи: письма, документы, сочинения.

3. II е ч а т н а я словесность, литература: художествен­ная, научная, журнальная.

4. М а с с о в а я комму и и к а ц и я, подразделяемая на массо­вую информацию {радио, телевидение, газета, кино, реклама) и информатику [Рождественский 1996: 23].

Эта схема соответствует картине исторического развития язы­ка в человеческом обществе на базе технического прогресса, то есть в начале появляется: 1) устная речь, которая объединяет людей в семейно-родовом и патриархальном обществе, затем 2) с письменной речью и соответствующими видами возникают искус­ства и науки, религиозные и философские учения; печатный ста­нок рождает 3) печатную литературу и её развивающиеся виды: научную, художественную, журнальную литературу. Каждый последующий род и вид словесности не только не ликвидирует, но обогащает и усложняет уже существовавшие виды. XX век посредством развития электронной техники позволил создать новую фактуру речи, в рамках которой развилась 4) массовая ком­муникация (радио, телевидение, прессу, рекламу, кино) с макси­мально широкой аудиторией и, конечно, своими законами и нор­мами регуляции речи.

Современная развитая языковая личность должна быть зна­кома со всеми существующими в современной цивилизации ви­дами словесности, знать и понимать законы речевого воздействия в различных формах речи (например, роль телевидения как кол­лективного органа речи в управлении общественным сознанием), а если необходимо, то и самому становиться исполнителем речи. Конечно, каждый человек специализируется лишь в определён­ной сфере деятельности, а потом в определённых формах речи (например, пишет художественные произведения, или занят де­ловым общением, или читает лекции), но каждому члену обще­ства необходимо знать основные законы управления речью как законы управления обществом.

 

§ 6. Культура речи как исторический и современный феномен

В XX веке в советской России получил развитие предмет куль­тура речи. Культура речи — чисто русский феномен, нацио­нальный термин, введенный в русскую науку в 20—30-е годы Г.О. Винокуром, В.В. Виноградовым, С.И. Ожеговым. Культу­ра речи разрабатывалась усилиями замечательных языкове­дов Д.Н. Ушакова, Л.В. Щербы, О.С. Ахмановой, В.Г. Костома­рова, А.А. Леонтьева и мн. др.



Этот термин отсутствует в иностранных филологиях в силу специфичности самих проблем, которые предлагались к рассмот­рению в культуре речи. В советское время культура речи пони­малась только как учение о литературной норме — и именно этой ограниченностью грешат современные программы по преподава­нию данной дисциплины, введенной ныне во всех вузах России. Между тем для большинства педагогов и учащихся смысл дан­ной дисциплины, конечно, состоит в развитии языковой личнос­ти в целом, формировании образа ритора как высококвалифици­рованного специалиста-речевика. Большинство учебников и учебных программ не в силах выйти за это устаревшее понимание культуры речи.

Чтобы осуществить переход к культуре речи как учению об эффективной речи общества и личности, необходимо уяснить, что такое культура в отношении к речи и что такое общественная речь. Понятия риторика и культура сопоставляются неслучайно. Главная идея филологии - устроение жизни и совершенство­вание человека через язык. Язык никогда не был средством меха­нических умственных операций, анализ любой проблемы для филолога превращается в перспективное видение приложения языка к его практическому применению. Ю.В. Рождественский приводит две главные разновидности многочисленных толкова­ний слова «культура»: «а) форма коммуникаций, принятая в дан­ном обществе или данной общественной группе, и б) совокуп­ность достижений людей» [Рождественский 1999: 3]. Культура представляет собой «отбор, систематизацию, хранение, изу­чение и организацию использования правил и прецедентов дея­тельности» [Рождественский 2002: 58] — и эта деятельность мо­жет быть изучена применительно к русской речи. Развитие культуры можно представить и как развитие форм общественной речи - того, что называется формами словесности (устная, пись­менная, печатная, новая словесность массовой коммуникации), и как творческое развитие достижений словесной культуры в дан­ное историческое время.



На проблемы культуры речи распространяются принципы культуроведения, в частности: фактом культуры является «не любой факт, а факт, представляющий либо правило, либо преце­дент» [Рождественский 1999:13]. Филологическая культура пред­ставляет собой как раз деятельность по такому отбору фактов, которые либо рекомендуются к включению в преподавание (ср. тексты, отбираемые в процессе обучения каждым создателем про­грамм), либо включаются в пользование обществом (какие кни­ги рекомендуются к прочтению и популяризируются через СМИ, какая музыка, живопись, рекомендуются к пользованию, какие факты рекомендуют к отбору и обсуждению сами СМИ и т.д.).



Культура общества и личности основывается на традиции, знании прошлого. В то же время культура — это творческий про­цесс, устремленный в будущее и предполагающий создание но­вого. Процесс новообразования связан с риторическим изобре­тением. Изобретение в риторике предполагает создание новых, неожиданных решений, оригинальных мыслей и слов, позволяю­щих качественно и эффективно поменять содержание и стиль деятельности. Но изобретение качественно только тогда, когда оно входит в определенную культурную традицию и проверено критериями вкуса и стиля.

Новая культура СМИ страдает желанием новообразований вне связи с культурой как достижениями прошлого. Например, предлагается новый стиль речи - демократически опрощенный, соответствующий, по мысли создателей (теле- и радиоведущих, журналистов и всех, кто помогает создавать эту речь), новому стилю жизни и — без сомнения — новой идеологии. Идеология массовой информации исходит из фактуры этого вида словесно­сти. Массовая информация является коллективным видом речи, в создании которого участвует множество людей. По содержанию массовая информация фактографична, и сама событийность оце­нивается нередко как бы вне идеалов и определенного взгляда на мир, однако сам отбор фактов, их оценочный комментарий уже говорят об определенной позиции органа массовой информации. Поскольку текст массовой информации не храним, он находится вне связи с культурой; в то же время эта речь распространяется на массовую аудиторию, которая благоговейно «внимает», не бу­дучи в состоянии ответить, в результате массовая информация становится распространительницей определенных вкусов, идеа­лов, образцов или стереотипов поведения. Однако сегодня мы видим, что идеология без идеалов, осуществленная в речи СМИ, самоубийственна, поскольку сеет смертные грехи и греховные помыслы, предлагая нередко «образцы» безблагодатных страс­тей и пороков. Но классическое риторическое воздействие на страсти (здесь в основном как недолжные установления челове­ческого духа) продолжает быть основой этого теле-«красноре­чия».

Риторическо-культурный идеал не является простым соот­ветствием требованиям и вкусам большинства людей. Это слож­ное мыслительное построение, которое обычно не соответствует общевульгарному представлению и заявляется как философско- этическая или интеллектуальная новация, меняющая общие взгляды. Риторический идеал предполагает совершенство чело­века в языке. О принципиальной недостижимости риторическо­го идеала в отдельном ораторе писал Цицерон — и это предтеча христианской идеи о греховности каждого человека, которая про­явлена прежде всего в слове. Тем не менее человек есть образ Божий и стремление человека к Богу требует совершенства словес­ного. Словом «уподобляется человек Богу, имеющему свое Слово. Сло­во человеческое подобно Слову Божию» [Брянчанинов 1999: 7].

Цель риторики — совершенствовать через стиль речи стиль жизни. Стиль жизни формируется стилем речи. В стиле речи — богатство или бедность мысли, вкус или безвкусица слова, изя­щество или убожество звукоизвлечения. Вслушайтесь в речь, проанализируйте сказанное или написанное — вы почувствуете стиль человека. Дело учителя риторики и словесности — научить анализировать. Многие беды современного нашего Отечества в XX веке — от того, что слушать и различать смысл прозаических слов никто не научил. Так, в частности, рождался сладостный обман перестройки. Причина экономических неудач — в словес­ной необразованности и риторической неорганизованности.

Стиль речи создает общественный настрой. Основания тако­го настроя — в скрытых помыслах и страстях, в той словесной ауре, которая предлагается обществом через образцы речекуль­турной деятельности в СМИ, системе образования, семье и дру­гих социальных институтах. Современный человек распоясан свободой слова. Модные телеведущие искренне обсуждают про­блему сквернословия, спрашивая авторитетных филологов: «не все ли равно, как сказать?..». Последние спорят о том, «равны» ли все слова, мол, все слова имеют право на существование. Сло­ва существуют действительно, но культура состоит в том, чтобы себя ограничивать и устанавливать запреты. Некоторые предста­вители современной либерально-демократической культуры не осознают, что культура начинается с запретов, в том числе на от­бор средств выражения. В результате запретов, многообразия слов и ситуаций, которые могут быть обслужены различными слова­ми, человек расцветает, потому что работает над культивацией в себе человеческого начала.

Современная цивилизация трудна обилием информации, об ­рушившейся на нас. Предшествующие формы речевой культуры не исчезают, а обогащают последующие. Поэтому современные речевые технологии могут существовать только потому, что су­ществовали и продолжают существовать устная речь и литерату­ра. Однако одинаково ущербен и человек, не желающий читать литературу, и человек, отрицающий новые речевые технологии.

Новые речевые технологии создают почву для стилевых поновлений. Типы общения в Интернете, по электронной почте, мобильной телефонной связи предлагают существенно новый стиль русской речи. Эта речь не может не основываться на куль­турной традиции, но сколь бы ни был новаторски и креативно настроен пользователь, он не может не опираться на факты пред­шествующей культуры. Что касается оценок этой «текущей дея­тельности» (фильмов, песен, книг), пока не вошедшей в культу­ру, то они должны быть организованы с опорой на культурную традицию, понятия вкуса, элементарной этики и нравственнос­ти. Дурны не сами по себе компьютеры и телевидение, а то, как их использует человек.

Ответственностью филолога в обществе создается обстанов­ка нравственной оценки речевых поступков. Человек должен не­сти ответственность за произносимые слова. Именно этот особый раздел риторической науки — риторическая этика — нуждается в том, чтобы быть распространенным среди школьников и студен­тов. Новое поколение всегда желало жить по-новому — и надо уметь радостно принимать новое. Но дело учителей — быть в со­стоянии направить вкусы молодежи. Поэтизация и романтиза­ция пороков, блатной и уголовной жизни — все это семиотичес­кий фон, на котором иные авторы пытаются сформировать стиль мысли, стиль слова, стиль жизни.

Современное речевое воспитание в школе и вузе часто не име­ет риторико-философских основ. Мы учим формальным прави­лам языка, не умея показать, как через слово организуется вся человеческая жизнь. Внешнего успеха в XX веке достигли те на­ции, жизнь которых благоустроена через слово, говоря по-современному, эффективные коммуникативные технологии (тако­вы Япония, Франция, США). Наше отношение к слову особен­ное: лучше красно жить, чем красно говорить. Но пока не научим­ся украшать и удобрять свою жизнь прекрасным и благим сло­вом, хорошей жизни не будет.

Ответственность за произносимые слова предполагает пра­вильное именование, которое не только толкует назначение и применение всех вещей, но и определяет их понимание, играет первенствующую роль в процессе воспитания людей и управле­ния общественными процессами. Здесь сосредоточен этический центр философии языка (Ю.В. Рождественский). Так, в деловой этике или риторике мы не находим русских слов с точным толко­ванием для правильного именования понятий «дело», «деловой человек», избирая иностранные, ныне престижные слова «биз­нес», «бизнесмен». Пока в России не научатся и не осмелятся вместо «имидж» говорить «образ», вместо «бизнес» — «дело», «предпринимательство», вместо «менеджмент» — «управление», придав этим словам их исконный положительный смысл и пове­рив в их будущность, невозможно говорить об уверенности в сво­их силах и благополучном существовании общества.

Анализ трудов по культуре речи, риторике, стилистике пока­зывает, как при всем разнообразии и кажущемся противоречии идей отдельных ученых происходит процесс взаимообогащения идеями (подобным образом «мудрость риторика» в XVII веке провозглашала «союз» с грамматикой и диалектикой: «яко та со мною и аз с нею...»). Мы видим, как определения и описания тре­бований к культуре речи обогащаются понятиями «речевого мас­терства» (Л.И. Скворцов, 1-е изд. энциклопедии «Русский язык» - [Скворцов 1979: 119], «этики общения» и «эффективности в до­стижении целей коммуникации» (Е.Н. Ширяев, 2-е изд. той же энциклопедии - [Ширяев 1997: 204]). Эта же терминология, самостоятельно возникшая в трудах по культуре речи, присут­ствует в большинстве определений риторики у А.К. Михальской, Ю.В. Рождественского, А.А. Волкова и мн. др. авторов.

Теоретики современной риторики обращаются к понятию «культура» как основополагающему. Задачи риторики в совре­менном информационном обществе «должны опираться на куль­туру речи данного общества» (предисловие ко 2-му изд. «Теории риторики» Ю.В. Рождественского [Рождественский 1999: 3]). Далее у того же автора: «Под культурой речи общества понимаем знание всех видов слова, их смысловых возможностей, их отно­шение к другим видам семиозиса и систематизацию через речь культуры как целого» [там же].

По-новому начинает восприниматься понятие стиля и задач общественной стилистики. Стиль как характер соединения мыс­ли с поступком несет в себе широкие возможности толкования. Вот почему имеет смысл говорить не только о стилях литературного языка и стилях речи, но и о возможностях влиять через все виды словесной деятельности на существующий стиль жизни (ср.: «информационное общество несет новый стиль жизни и требует новой риторики»).

Понятие культура стало чрезвычайно модным в послед­нее время. Оно требует точного определения и правильного опе­рирования с фактами культуры. Культура — это правильный вы­бор и поступок: нельзя наложить слишком много запретов на но­вое, но и новизна не должна разрушать предшествующих достижений. Поэтому культура действительно есть первое тре­бование к речи. Вспомним, как основоположник культуры речи Г.О. Винокур предварял «культурностью говорящего» все осталь­ные требования к его речи, в том числе к воспитанию «лингвис­тического вкуса и лингвистической дисциплины»,

В настоящее время невозможно перечислить все дисципли­ны (причем не только филологического цикла), которые имеют отношение к речи либо же претендуют на возможное влияние на культуру речи. Во всяком случае к проблемам речевой культуры имеют отношение: стилистика (практическая, функциональная), лингвистика текста, прагматика, теория речевых актов, теория речевого воздействия, речеведение, лингвоэкология и нек. др. Каждое из этих направлений по-своему решает проблемы ­нормализации общественно-языковой практики - в некотором смыс­ле это говорит о богатстве и разнообразии идей современной фи­лологической науки, которыми необходимо воспользоваться и правильно распорядиться.

И все-таки наиболее целесообразным с позиций культуры является обращение к опыту классических учений о речи, в част­ности словесности и риторики, пытающихся включить в сферу своего рассмотрения максимум вопросов, имеющих отношение к изучению речи современного общества. Современная теория сло­весности в соответствии с традициями русской словесности вклю­чает в рассмотрение правила и нормы создания словесных про­изведений (включая не только внутренние правила словесности, но и внешне-технические стороны организации речи). Класси­ческая словесность всегда стремилась к максимальному охвату родов, видов и жанров речи — развитая языковая личность и долж­на владеть навыками в разных видах словесности.

Риторика является современной теорией речи. Основываясь на классических идеях европейской и отечественной культуры, риторика рассматривает общие вопросы речевой коммуникации (разделы общей риторики по-прежнему сохраняют свою актуаль­ность), именно риторический анализ позволяет строить правила и нормы речевого поведения в разных видах словесности. Совре­менная частная риторика касается всех видов речевого взаимо­действия: от обыденной риторики (риторики бытовой речи) до политической, педагогической, юридической и многих других видов частной риторики. Завершать этот перечень, конечно, долж­на риторика СМИ.

Для филолога очевидно, что мыслеречевые новации нового времени должны быть основаны на культуре как знании предше­ствующих образцов словесности, на образованности, на органи­зации педагогической работы по распространению риторических, культурноречевых знаний. Риторика ставит перед речедеятелем инновационные задачи творческого изобретения, создания пре­дусмотрительной мысли, ответственной речи, выразительного и уместного слова. В некотором смысле риторическое задание со­стоит в том, чтобы преодолеть норму, вполне опираясь на нее. Риторическое изобретение ставит задачи создания нового стиля. Сформировать стиль возможно только через речь — и только та­ким может быть способ формирования новой общественной сти­листики.

Таким образом, значение комплекса речевых дисциплин, ка­сающихся речевой культуры, становится решающим для фор­мирования стиля жизни, который формируется через стиль мысли, стиль речи и воплощается в разных видах культурносозидательной деятельности. Отсутствие речестилевого и культурноречевого образования означает общественную стагнацию. В формирова­нии образа нового ритора должны принять участие все перечис­ленные в настоящей статье дисциплины, вбирая весь нацио­нальный культурно-исторический опыт и развивая его по зако­нам творческого изобретения.

Сказанное позволяет сделать несколько обобщений:

1. Каков язык, такова и жизнь. Язык — практическое средство благоустройства общества и благополучия человека.

2. Язык — как выражение «силы ума и дара слова» (Н.Ф. Ко­шанский) — главное отличие человека. Каков язык, таков и человек. В языке — весь человек: и мысли, и слова, и дела, поскольку и слово есть поступок.

3. Речь может основываться только на культуре. Культура обоб­щает положительный опыт речевого творчества, указывает способы оптимального пользования речью.

4. Стиль жизни формируется стилем речи. В стиле речи — бо­гатство или бедность мысли, вкус или безвкусица слова, изя­щество или убожество звукоизвлечения.

5. Через стиль речи создается общественный настрой. Основа­ния такого настроя — в наших скрытых помыслах и страстях, а основания красноречия - страсти...

6. Поэтому опять: какова речь, таков и человек. «Скажи мне сло­во — и я скажу, кто ты». От «плодов уст» общество или чело­век вкушают либо добро, либо зло.

Дефинитивные толкования риторики предполагают следую­щие идеи:

1. Риторика -- фундаментальная теория и искусство речи (последнее понимается как определенное умение, тех­ническая «выучка»), практическая «ловкость» владеть мыс­лями и словами в разных ситуациях общения.

2. Риторика — искусство «мыслить». Обучение речи (языку, слову) невозможно без одновременного обучения мыслить (и мыслить нравственно), формировать мировоззре­ние, получать знания и выражать свою жизненную позицию в слове. Отсюда особая серьезность риторики как реального мыслеречевого творчества, выражающего позицию каждого человека в жизни. Основой риторики всегда были философия и этика, вне этой духовно-нравственной основы невозможно представить и современные методики преподавания ритори­ки или иных многочисленных речевых технологий.

3. Риторика — теория и практика совершенной речи: убедительной, украшенной, уместной, эффективной, целесообразной и т.д. Все перечисленные качества могут быть взяты иод сомнение, т.к. всякая речь может быть обращена, что называется, «во зло»... Поэтому ограничены определения риторики как теории «красноречия» (к красивой речи люди относятся с недоверием), или «убеждения» (спрашивают: как оно соединяется с нравственностью?), или «эффективности» речи (эффект — это хорошо, но для чего?). Поэтому в соот­ветствии со стремлением человека к совершенному Слову предпочитаем назвать риторику учением о совершенной речи.

4. Риторика — учение о речевом воспитании лично­сти. Поскольку в речи выражен весь человек, риторика спо­собствует формированию всей личности человека, прежде всего его идеологии, знаний, жизненной позиции, способнос­ти выражать и защищать свою позицию словом. Соответствие этому требованию позволит воспитать такого человека, для которого язык (слово, уста) станут подлинной «стеной» и «за­щитой».

5. Риторика — теория и практика речи развитого и н ф о р м а ц и о и н ого обществ а, предполагающая изу­чение большого разнообразия текстов, включенных в культу­ру: от бытовой речи до речи средств массовой информации. Развитая языковая личность должна хорошо ориентировать­ся в разных видах словесности, понимая их природу и вла­дея навыками эффективного общения. Задача филологичес­кой науки - описание и отбор текстов культуры, т.е. таких текстов, которые являются образцовыми, могут быть вклю­чены в обучение и через образование обеспечивать связь по­колений и возможность продуктивной деятельности обще­ства.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. В чём состоит положительное и отрицательное воздействие «практического» языка-речи? Язык «друг» или «враг», «ле­чит» или «калечит», «мешает или помогает»?

2. Какие суждения классиков науки или литературы вы можете привести, говоря о значении языка в нашей практической жизни?

3. Ответьте или напишите кратко: что такое хорошая речь? Кого можно назвать человеком, владеющим искусством речи? Есть ли таковые среди ваших родственников, друзей, знакомых? Сделайте несколько речевых портретов.

4. Как связано искусство говорить с нравственным обликом че­ловека?

5. Как связаны понятия «мысль — слово — дело» или «думать - говорить — делать»?

6. В приведённых определениях риторики выделите элементы старого или книжного стиля. Как эти определения связаны с сегодняшней речевой практикой?

7. Почему в середине XIX века возобладала критика риторики? Какие положительные и отрицательные результаты мы име­ем в результате критики и отмены риторики в конце XIX века?

8. Какие виды речи не были охвачены «старинной» риторикой? Какой вид речи (словесности) возобладал в русской тради­ции при преподавании языка и литературы?

9. В чём смысл деления риторики на общую и частную?

10.Каковы части общей риторики? Как можно представить про­цесс реализации речи по разделам общей риторики?

11.Какие советы можно дать говорящему или пишущему при подготовке речи?

12.Каковы традиционные части композиции речи?

13.Какие требования к словесному выражению вы можете пред­ложить?

14.Как вы работаете над памятью — запоминанием письменного текста?

15.Какие недостатки произношения вы можете назвать или опи­сать? Каковы вследствие этого правила произношения?

16.Какие виды словесности охватывались классической ритори­кой?

17.Какова современная классификация родов и видов словесно­сти?


 

Глава II

СПОСОБЫ ОБУЧЕНИЯ РИТОРИКЕ

§ 1. Обучение риторике в античности

Как учиться речевому мастерству? Да и можно ли научиться говорить убедительно, выразительно, результативно? Есть ли методы обучения риторике? Какие советы можно дать человеку, приступающему к изучению риторики и работе над совершенство­ванием своей речи? История риторики накопила богатый опыт ответов на эти вопросы. Раздел риторики, относящийся к обуче­нию речевому мастерству, называется риторической педагоги­кой. Классическая риторическая педагогика имеет неустареваю­щие приемы, которые переходят в современный опыт общения, и этой культурной базой необходимо воспользоваться, чтобы не изобретать велосипед.

Педагоги Древней Греции и Древнего Рима ясно понимали, что всякое воспитание начинается с речи. Поскольку обучение начинается с подражания языку тех людей, с которыми ребенок общается, то прежде всего рекомендовали искать хороших вос­питателей. Понятно, что ребенок перенимает достоинства и не­достатки тех людей, с которыми он говорит.

Воспитание оратора (говорящего человека) шло параллель­но с воспитанием нравственности. Основатель европейской пе­дагогики, учитель риторики Марк Фабий Квинтилиан писал в I веке н.э.: «Современным оратором никто, по моему мнению, быть не может, не будучи добрым человеком: и потому не одной пре­восходной способности к красноречию, но всех душевных добле­стей требую. Никак не могу согласиться с теми, кои полагают, что научать, как честно и справедливо жить, исключительно при­надлежит философам: ибо того истинного гражданина, способ­ного управлять общественными и частными делами, умеющего советами своими поддержать спокойствие между сожительствую­щими, ограждать их законами, назидать суждениями, можно ли не почесть оратором?» [Квинтилиан 1834: V].

Обучение риторике считалось невозможным без воспитания тела и обучения философии. Телесное воспитание важно, пото­му что имеете с совершенствованием тела совершенствуется речь: если человек неуклюж, скован, плохо двигается, так же скованна будет его речь и неповоротлив язык. Философия как общее уче­ние о мире была образовательным фундаментом для риторики, ритор был обязан стать знающим и образованным человеком. Таким образом, риторика предполагала физическое и духовное совершенствование человека.

Обучение риторике предполагало индивидуальные занятия с учителем риторики в составлении и произнесении речей. Учи­тель должен был корректировать речь, учить писать и произно­сить, воспитывать ораторские манеры говорящего. Обучали мо­нологическим речам, основные виды которых (речь совещатель­ная, судебная, показательная) характеризовали речевую практику античного общества. В то же время в риторических школах ан­тичности велись и диалоги с учениками но образцам тех диало­гов, которые вел со своими учениками Сократ.

Современная речь развитого информационного общества зна­чительно богаче и разнообразнее, но нам остались образцы луч­ших речей античности, как и примеры их споров и диалогов. Ори­ентация на образцы речи всегда была культурным основанием в риторическом обучении. Считалось необходимым разбирать и анализировать образцовые речи, читать вслух для отработки про­изношения. Эти классические формы чтения и разбора чужих текстов остались в наших школах.

Философия как идеологическая платформа политика, судьи или любого другого профессионала-речевика соединяется с требо­ванием владения убедительной речью. Истинный гражданин — уп­равляющий, советующий, назидающий - не может не быть ора­тором. Подлинный оратор должен быть прежде всего человеком знающим: «да будет оратор таков, чтоб его по справедливости можно было назвать и мудрецом; не только совершенен в нравах, но совершенен и во всех знаниях, во всех качествах, потребных для красноречия» [Квинтилиан 1834: VIII].

Оценивая важность занятий риторикой для государственно­го человека, М.В. Ломоносов замечал: «Даже римские консулы не гнушались заниматься с учителями риторики». Ученик дол­жен был составить речь, выучить наизусть, а затем продеклами­ровать в классе перед учителем. Учитель корректировал речь, показывал образцы чтения и произнесения. Наизусть выучивались целые страницы, память тренировалась, а мозг упражнялся.

Произнесение речей было способом решения государствен­ных вопросов на форуме или в сенате, спорные речи произносились в судах, а торжественные на всеобщих праздниках, поэтому занятия риторикой становились подготовкой к государственной карьере. Организация публичной речи (на площади, в сенате, в суде) определялась обычаями и законами античного полиса и являлась основой его благоустройства.

§ 2. Обучение риторике в Древней Руси

Если для античного государства огромное значение имела устная публичная речь, то развитие письменности, распростра­нение христианства привели к принципиально иному строению государства. Большую роль начинает играть книжная и письмен­ная ученость, где фиксировался не только образ благого поведения, но и правила речи, по которым должен жить человек.

Древним русичам были хорошо известны слова «риторикия, ритория (или риториа), ветийство (писалось через «ять»), ри­тор, ветий (или ветия)». Русским словом «ветийство» как раз было переведено греческое слово rhetorica. Как видим, оно имеет корень вет-, означающий говорение (ср. современные слова привет, совет, ответ, завет, навет и т.д.). Риторика рассматривалась как «высшая» наука, к изучению которой переходили пос­ле «грамотикии» (грамматики). Ученые греки восхвалялись за знание не только грамматического, но и «риторического художе­ства».

До XVII века на Руси отсутствовали учебники риторики, од­нако существовали понятия добрословия и благоречия (в проти­вовес злоречию), которые и были основными принципами рече­вого поведения.

Древнерусский книжник обучался на религиозных текстах христианской культуры, изучая образцы литературной и оратор­ской практики. В Священном Писании были приведены основ­ные принципы благоповедения, например, заповеди блаженства ясно говорили о том, что человек должен быть кротким, милос­тивым, миротворным, стремящимся к правде — и именно эти ка­чества позволяют жить благополучно долгие годы. Нравствен­ные же качества показывали образ благой речи: «приветствуй с приятностию, отвечай со светлым лицом, ко всем будь благоскло­нен, доступен, не пускайся в похвалы самому себе, не вынуждай и других говорить о тебе, прикрывай, сколько можно, свои пре­имущества, а в грехах сам себя обвиняй и не жди обличения от других». Так беседовал со своими учениками один из великих ораторов христианства Василий Великий (IV век н.э.), чьи про­изведения были высокочтимы в Древней Руси.


Дата добавления: 2015-01-01; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.038 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты