Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Роль Конфуцианства




Читайте также:
  1. В чем суть основных идей конфуцианства?
  2. Основные принципы конфуцианства
  3. Этика конфуцианства и даосизма

Конфуцианство — этико-политическое и религиозно-философское учение о нравственном поведении человека и основанном на морали, социальном порядке, возникшее в Китае.

Как и некоторые другие восточные религии, Конфуцианство часто интерпретируется как образ жизни, который на протяжении двух тысяч лет поддерживал религиозное единство китайского народа и способствовал этнической консолидации.

Большое внимание уделял Конфуций отношениям между правителем и народом. В основе его представлений об этом лежит одна идея: правитель — думающая личность, а его подданные — серая безликая масса, призванная слепо ему повиноваться. Конфуций не верил, что простой народ в состоянии познать его учение. «Ничтожный человек,— говорил он,— не способен познать веление Неба и не боится его, он презирает великих людей и оставляет без внимания речи совершенно мудрых».

В конфуцианской книге «Цзя-юй» отношения между правителем и народом уподобляются отношениям «между всадником и лошадью». «Всадник» — это император, наделенный великой мудростью, а «лошадь» — народ, не способный к самостоятельным поступкам. Император управлял народом не непосредственно, а при помощи «узды» и «вожжей» — чиновников и законов. «Древнее правление,— говорилось в названной книге,— было таково. Сын Неба считал придворных вельмож своими руками, добродетель и закон — уздой, чиновников — вожжами, уголовные наказания — стимулом, народ — лошадьми.

Чтобы хорошо управлять лошадьми, нужно правильно их взнуздать, нужно ровно держать вожжи и прибегать к стимулу, следует соразмерять силы лошадей и наблюдать за согласным бегом последних; при этих условиях правителю можно не издавать ни одного звука, вовсе не хлопать вожжами и не подстрекать стимулом — лошади сами собой побегут».

Этико-политические взгляды Конфуция и его последователей в форме ортодоксального конфуцианства легли в основу духовной жизни старого Китая. И какую бы сторону этой жизни ни рассматривать — взаимоотношения между людьми, воспитание и обучение, быт и нравы, обряды, привычки,— везде заметно влияние конфуцианских идей.

Каждый китаец во всем должен был руководствоваться конфуцианской моралью, и пусть он не мог прочитать сложных изречений в древних конфуцианских книгах — не это считалось главным. Главное было воспитать любого человека в духе нравоучений Конфуция. «Учение Конфуция,— писал академик В. М. Алексеев,— пронизывая на протяжении веков всю общественную жизнь Китая, не могло не всосаться в кровь народа».



В отличие от мифических богов Конфуций был реальным человеком. И если другие религии обещали верующему блага в потусторонней жизни, то конфуцианство заботилось, прежде всего, об устройстве жизни на этом свете. Низы общества верили в провозглашаемые человеколюбие, добродетель, справедливость, проповедуемые Конфуцием, поддерживали конфуцианский словесный протест против жестокости, алчности, лицемерия.

Эксплуататоры видели в конфуцианстве залог соблюдения раз навсегда данных устоев, сохранения установившихся в классовом обществе порядков, оправдания повиновения нижестоящих вышестоящим. Жестокое угнетение китайских трудящихся прикрывалось конфуцианской проповедью строжайшей морали и любви к народу.

Учение Конфуция развивали и переосмысливали его последователи. Одним из видных последователей Конфуция был Мэн-цзы (372—289). Он родился в области Цзоу, на территории современной провинции Шаньдун.



Здесь же, в княжестве Лу, около двух столетий назад жил его великий предшественник Конфуций. Мэн-цзы много путешествовал по стране, ведя многочисленные беседы, в которых излагал сущность своего учения.

Его попытки убедить местных правителей следовать его учению были

не слишком успешны. Вернувшись в княжество Лу, он посвятил последние годы жизни разработке своего учения, которое было зафиксировано в книге, носящей его имя: «Мэн-пзы». В своей книге Мэн-цзы развил многие положения учения Конфуция и попытался решить ряд новых проблем.

Мэн-Цзю отстаивал незыблемость конфуцианского деления людей на «благородных мужей» и «ничтожных людей». В его трактате говорится: «Одни заняты умственным трудом, другие — физическим. Занятые умственным трудом управляют людьми, а работающие физически управляются людьми. Управляемые кормят людей, а управляющих кормят люди».

Мэн-цзы развил конфуцианское учение о Сыне Неба: Небо дает «мандат» на управление страной тому, кто отличается человеколюбием в отношении родителей и народа, кто любит народ, т. е. Небо по своей воле передает Поднебесную в управление достойному. Получивший же власть не может сам передать Поднебесную другому человеку без воли Неба.

Таким образом, предполагалось смягчить социально-классовые противоречия в обществе и ограничить абсолютную власть правителя.

Мэн-цзы одобрял монархический строй, он часто повторял слова Конфуция: «Как на небе не может быть двух солнц, так и у народа не может быть двух правителей». Однако, как и Конфуций, он был сторонником ограничения власти правителя с помощью конфуцианских сановников и воли Неба: верховная, целенаправленная сила — Небо — не говорит, а ниспосылает свою волю и свои веления через Сына Неба. Последний, если плохо правит, может вызвать гнев Неба. А чтобы этого не случилось, ученые-конфуцианцы должны оказывать влияние на правителя, предугадывая знамения Неба.



Так обосновывалась правомерность устранения с трона правителя, нарушившего конфуцианские этико-политические нормы.

Этико-политическое учение Конфуция нашло дальнейшее развитие в трудах выдающегося мыслителя Сюнь-цзы. Его книга «Сюнь-цзы» представляет собой по существу синтез философской и общественно-политической мысли древнего Китая. Сюнь-цзы, так же как и Конфуций, считал Небо единственным источником происхождения всех вещей, в том числе и человека. Однако если Конфуций наделял Небо способностью фатально определять судьбу людей, то Сюнь-цзы отвергает волю Неба, его божественную силу, отрицает способность Неба определять положение дел в государстве.

Сюнь-цзы пытался с наивно-материалистических позиций объяснить причину обожествления Неба людьми неспособностью человека понять источник происходящих в природе скрытых процессов. «Человек,— пояснял он,— знает лишь то, чего достигают вещи в своем развитии, и не представляет себе самих этих невидимых изменений — поэтому он называет их „небесными"».

Такое материалистическое объяснение причины обожествления Неба, по существу, подрывало учение Конфуция и Мэн-цзы о воле Неба как божественной силе, определяющей судьбу людей.

В соответствии с новыми социально-экономическими и политическими явлениями жизни китайского общества, философски переосмыслив этико-политическое учение Конфуция, Сюнь-цзы оказал большое влияние на последующее развитие китайской философии.

Древнее конфуцианство, выработанное Конфуцием и его последователями в V—III вв. до н. э., возникло и развивалось в период острой классовой и идейной борьбы в китайском обществе.

Если древние конфуцианцы в основу управления государством и народом стремились положить морально-этические принципы, исходя при этом из определяющей роли воли Неба, то легисты во главу угла ставили законы и строгие наказания. Их идеалом была сильная государственная власть, деспотия.

Укрепление новой могущественной знати и объективно существовавшая тенденция к централизации страны способствовали утверждению принципов легизма в первой китайской империи Цинь (III в. до н. э.). Однако конфуцианские постулаты послушания, покорности, соблюдения иерархии и др. нужны были и правителям единой империи, поэтому во II в. до н. э. при династии Хань создается официальная конфуцианская доктрина, синтезировавшая часть взглядов легистов и других древних школ, принявшая на свое вооружение идеал сильного государства с развитой системой законов и практику суровых наказаний, т. е. все атрибуты деспотического государства. Так во II — I вв. до н. э. появилось ортодоксальное, ханьское конфуцианство.

Некоторые западные специалисты по Китаю пытаются идеализировать конфуцианство, рассматривают его как некое надклассовое явление, как порождение «китайского духа». Такой внеклассовый подход к оценке Конфуция далек от истины. При известном внешнем «демократизме» конфуцианства, как морально-этического учения, оно стояло на страже сословной иерархии и строгой регламентации общественных взаимоотношений.

На раннем этапе конфуцианство имело известное прогрессивное значение. Однако со временем, впитав в себя многие положения других идеологических школ, в частности легизма, оно стало классической феодальной идеологией, в основе которой лежала идея строгой дифференциации общества. Строгая регламентация жизни и положения людей в обществе нужны были китайским феодалам, и именно поэтому конфуцианство как государственная идеология могло существовать в течение более двух тысячелетий. В период Сун (X—XIII вв.) некоторые положения конфуцианства были обновлены философом-идеалистом Чжу Си (ИЗО—1200). В основном это обновление шло по линии усиления тех элементов, которые были выгодны господствующим классам.

В период династии Цин конфуцианство в интерпретации Чяу Си было возведено в ранг официальной и единственной идеологии. Один из важнейших тезисов Чягу Си — «человеческая природа зависит от небесной воли», иначе говоря — феодальная мораль зависит от того, к какому общественному слою принадлежит человек.

Конфуцианское учение имеет прогрессивную, демократическую сторону — и это, прежде всего учение о человеколюбии, но оно включает и консервативные, реакционные догмы — идеализацию старины, обожествление Сына Неба — императора, восхваление всего китайского и очернение всего некитайского. Господствующий класс китайских феодалов взял на вооружение консервативную, реакционную сторону конфуцианства, приспособив это учение к своим интересам. Превратившись в идеологию класса феодалов, конфуцианство на протяжении многих веков служило моральным обоснованием дикой деспотии.

Маньчжуры, завоевав Китай, не отвергли конфуцианского учения. Напротив, они приспособили его для укрепления своего господства. И хотя политика маньчжурских завоевателей расходилась со многими конфуцианскими наставлениями, это нисколько их не смущало. Им важно было иное — в своих целях использовать авторитет имени Конфуция, огромное влияние его учения. Маньчжурские императоры унаследовали ритуал чествования Конфуция и неукоснительно его соблюдали, придав ему даже более пышные, чем прежде, формы.

Таким образом, учению Конфуция была уготована сложная судьба и неоднозначная роль: оно - то превращалось в основополагающий принцип правления, то подвергалось страшным гонениям.

Например, во времена правления первого императора Шихуанди (династия Цинь 3 в. до. н.э.) создается централизованное государства на территории Китая, было сожжено множество конфуцианских книг, убиты сотни последователей Конфуция. Тогда к власти пришли последователи легизма – учения об управлении общества и государством. Они являлись ярыми противниками конфуцианств и отвергали лозунг Конфуция: «Правление через добродетель, через соблюдение норм поведения и образование народа» Легисты (законники) устанавливали новые строгие законы и довольно жестокими методами заставляли их соблюдать.

Однако конфуцианство быстро сумело оправиться и настолько глубоко проникло в политическую культуру и социальную систему Китая, что осталась официальной идеологией страны вплоть до 1913г. В политике оно нашло компромисс с легизмом, в народной духовной практике – с даосизмом. Став идеологией верхов, конфуцианство не могло быть простым течением мысли, допускающим разные интерпретации.

Для обеспечения стабильности государства и надежности функционирования чиновнического аппарата это учение должно было быть приспособлено для управления государством и обществом и стать руководством для каждого члена общества. Уже в эпоху Хань слова «конфуцианец» и «китаец» становятся синонимами. В этот же период начинается работа по восстановлению сожженной Цинь Ши-хуанди конфуцианской литературы.

В 555 г. издан императорский указ о возведении в каждом городе храма в честь Конфуция и регулярных жертвоприношениях в этих храмах. В конце 19 в. в Китае было 1560 храмов, посвященных Конфуцию, где одновременно размещались и экзаменационные залы для чиновников.

В конце 90-х гг. XX в. с течением «новых левых» в Китай пришёл неомарксизм. Эта идеология связана с процессами глобализации. Основные опасения связаны с тем, что глобальный капитализм не принесет пользы Китаю и что западная модель модернизации не подходит для пути развития Китая, а также быстрое накопление капитала ведёт к большей социальной дифференциации.

Главная особенность китайской экономической мысли заключается в том, что она пронизана идеями конфуцианства как философии хозяйства (рис.2).


 

 

 


Рисунок 2. - Общая взаимосвязь конфуцианства как философии хозяйства и современной китайской экономической мысли и науки, экономической политики и хозяйственной практики.

Ф.И. Гиренок, специалист в области философской антропологии, утверждает, что каждый китаец – конфуцианец. На XVII съезде КПК была подчеркнута важность осуществления концепции научного развития, построения гармонического социалистического среднезажиточного общества, поставлена цель окончательного построения общества «Сяокан» к 2020 г., ускорение социального строительства, основу которого составляет улучшение жизни народа. За 28 лет реформ и открытости сделан огромный прорыв в социально-экономическом развитии – комплексный показатель социальной гармонии ежегодно повышался на 5,5%.

На современном этапе проведения социально-экономические преобразования ориентированы на гармонию и стабильность и стимулируют успешное преодоление экономических проблем и спадов. Важным условием экономических успехов страны является принцип конфуцианства, что «китайцы не боятся бедности; они сосредоточены на справедливом распределении прибыли».

Успех конфуцианских идей в практике государственного управления определялся тем, что Конфуцию удалось выразить традиционные особенности менталитета. Конфуцианство как философия хозяйства все больше рассматривается как фактор, способствующий развитию экономики, т.к. заложенные в этом учении принципы китайской нации способствовали стабильному гармоничному развитию и личности, и государства.

Принципом поведения человека в Китае становится общее благо, процветание народа и государства, а не личные корыстные интересы.

Единство этического и политического обеспечивается путем воспитания индивидуальных нравственных принципов, находящихся в единстве с принятыми в обществе правилами поведения.

Правил, принимаемых для установления порядка в государстве, недостаточно. Наряду с законами требуется еще и глубокое внутреннее преобразование человека, чему помогает по своей сути конфуцианство. В концепции строительства гармонического общества можно отследить конфуцианские начала. Для правителя важным является «великодушие» и умение ценить народ, которое предполагает предоставление определенной степени самостоятельности простым людям для удовлетворения их собственных интересов. Требование строгого выполнения общественных законов сочетается с одновременным признанием возможности личной жизни. Тем самым общественное и личное не противоречат друг другу, а приводятся в гармоничное единство.

Конфуцианская теория управления позволила преодолеть важнейшие противоречия, которые несут угрозу стабильности общества, такие как противоречие, между богатыми и бедными, поскольку происходил отбор правящей элиты из всех социальных слоев, и обеспечивалась поддержка большинства населения. Кроме того, можно отметить отсутствие противостояния интеллигенции и власти ввиду политической направленности образования, что было характерно для других цивилизаций, прежде всего для западной. Образованный человек, представитель интеллигенции, оказывался, включен в государственную систему и направлял свои усилия на ее поддержку и сохранение, а не на критику и разрушение.

Таким образом, эта система позволяла свести к минимуму глобальное противоречие между индивидуальным и общественным, и внутренние мысли и переживания человека не входили в противоречие с государственными интересами. Для западной цивилизации столкновение верхов и низов, интеллигенции и власти, индивидуального и общественного заканчивалось разрушительными потрясениями. Официальная идеология стремится к идеалу конфуцианской «золотой середины», призванной свести воедино те идеи, которые на первый взгляд представляются несовместимыми. Такое стремление проявляется, в первую очередь, в сочетании различных форм собственности и различных политических принципов.

Современные китайские экономические реформы, представляющие собой модернизацию страны и фактор её стабилизации, осуществляются в контексте особой китайской парадигмы экономического развития, от парадигмы Дэн Сяопина («одно государство – два строя») до Ху Цзиньтао (гармонического общества, инновационного государства) с учетом принципов философии хозяйства конфуцианской цивилизации: «переходить реку, нащупывая камни», «и хорошо, и быстро», «перегнать, не догоняя».

Эволюционизирующаяся китайская парадигма экономического развития (от социалистического рыночного хозяйства до гармонического общества и инновационного государства) стала, по сути, идеологическим фактором стабилизации экономики КНР.

Конфуцианство – сложный комплекс этико-философских категорий, созданный на основе учения древнекитайского мудреца Конфуция. После его смерти учение было развито и дополнено последователями Конфуция и стало играть колоссальную роль во всех областях жизни китайского общества.


Заключение

Итак, образ благородного сановника, благородного правителя и их основные функции очерчены вполне четко и определенно. Конфуций впервые в истории Китая с помощью образа Цзюнь-цзы поднял значение бюрократии в системе управления и обществом в целом. Бюрократия обязана была не только следить за соблюдением правил (пи), но и воплощать их в жизнь на собственном примере. Именно она в конфуцианской модели государства являлась и толкователем и носителем правил. В этом одна из коренных причин большей значимости бюрократии в конфуцианской модели государства, нежели легистской, ибо там бюрократия была скована законом, и у нее не было такой свободы творчества в толковании законов, как у конфуцианских сановников в интерпретации правил. Можно предположить, что Конфуций вполне умышленно развязывал руки какой-то небольшой части управляющих из числа самых высших ее представителей, допустив их к толкованию правил. Таким образом, правитель и его ближайшее окружение всегда могли в удобное им время и в выгодном для них смысле истолковать определенное правило даже концепцию.

И в завершении работы нужно заметить, что Конфуций, будучи сторонником авторитарной системы, в то же время был противником изменений абсолютизации императорской власти. Его модель государства свидетельствует о том, что Конфуций стремился ограничить права императора. В этом, по-видимому, одна из причин возникновения концепции благородного мужа - прообраза будущего “совершенного” бюрократа.


Список литературы

1. Бобровская А.В. Древнекитайская философия. - М.: Мир, 2012.- 279с.

2. Кобзев А.И. Философия китайского конфуцианства. - М.: Логос, 2009. - 356 с.

3. Лукашин С.П. Конфуций. - М.: Мир книг, 2011. - 368 с.

4. Ломанов А.В. Современное конфуцианство. - М.: Орион, 2009.- 276 с.

5. Малявин В.В. Конфуцианство.- М.: Астрель, 2010. - 357 с.

6. Мартынов А.С. Конфуцианство: классический период / Пер. с китайского А.С.Мартынова.- СПб.: Азбука-классика, 2006.-384с.

7. Невилл Р. Бостонское конфуцианство// Проблемы Востока. 2011. - № 3.

8. Переломов Л.С. Конфуцианство в политической истории Китая. - М.: 2010.- 211 с.


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 86; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.016 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты