Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Юридическая ответственность за нарушения договора поставки. Условия односто­роннего отказа от исполнения договора поставки




Читайте также:
  1. A) почвенные условия
  2. A) создающие условия для жизни других видов данного биоценоза
  3. B) юридическая ответственность
  4. I блок 9. Профессиональное становление личности. Условия эффективного профессионального самоопределения.
  5. II. Порядок расчета цены ориентированной на конкурентные условия.
  6. II. Условия и сроки проведения Конкурса
  7. II. Форма договора.
  8. III. Комбинированные нарушения ритма
  9. III. Условия осуществления образовательного процесса
  10. IV. Порядок заключения, изменения и сроки договора.

В силу части первой статьи 8 Конституции Республики Беларусь Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им гражданского законодательства [1].

В силу договора и возникшего на его основе обязательства участники должны совершать в пользу друг друга определенные действия или воздерживаться от их совершения. Основной целью участников договорного отношения является реализация интересов, которые они преследовали при заключении договора, т.е. его исполнение.

Обязательства должны исполняться надлежащим образом, следовательно, в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота и иными обычно предъявляемыми требованиями [25, c. 60].

Наряду с тем, что исполнение должно быть надлежащим, требуется, чтобы оно было реальным. Реальное исполнение обязательства выражается прежде всего в совершении или воздержании от совершения действий, составляющих его предмет. В свою очередь, с данным требованием связывается недопустимость замены предусмотренного договором действия денежной компенсацией. Однако в этом выражается не сущность самого требования, а лишь одно из возможных его проявлений. Поэтому следует признать, что нет оснований исключать из сферы действия принципа реального исполнения денежные обязательства, которые в отличие от всех прочих даже в своем нормальном состоянии имеют предметом определенную денежную сумму.

Одни авторы понимают под юридической ответственностью обязанность отвечать (или дать отчет) за свои противоправные действия, другие — обязанность претерпевать определенные лишения. То есть, ответственность определяется через категорию «обязанность». Как отмечают Черданцев А.Ф., Кожевников С.Н., «юридическая обязанность как абстрактная категория юридической науки и практики — это мера должного поведения, обеспеченная государством. Юридическая ответственность как разновидность обязанности, следовательно, — также мера должного поведения субъектов, принудительно обеспеченная». И также: «Юридическая ответственность есть разновидность обязанности, наступающей при наличии определенных деяний или их результатов, отрицательно оцениваемых законодателем и очерченных в нормах права. Такая обязанность выступает как мера определенных неблагоприятных для субъекта лишений, ограничений личного и имущественного характера» [48, c. 40].



С.Н. Братусь в своих трудах отмечал, что юридическая ответственность - это та же обязанность, но принудительно исполняемая. В своих рассуждениях он приходит к выводу, что по своему характеру общая обязанность всех и каждого удерживаться от причинения имущественного вреда другому лицу приравнивается к обязанности не совершать правонарушения. В случае нарушения этой обязанности возникает другая, уже не пассивная, а активная обязанность возместить ущерб конкретному лицу - потерпевшему, восстановить нарушенное равновесие, привести имущественное положение потерпевшего в такое состояние, в каком оно находилось до нарушения права. Добровольное исполнение этой обязанности способствует прекращению возникшего правоотношения. Если исполнения не произойдет, то эта обязанность реализуется принудительным способом [25, c. 55].

В современно правопонимании, трактовка ответственности как обязанности представляется неудачной. Исходя из такой трактовки, пришлось бы признать, что правовая ответственность существует и тогда, когда правонарушитель не установлен или если он избегает применения в нему санкций и не претерпевает никаких лишений за свое противоправное поведение. При таком понимании ответственности ее суть ставится в зависимость от применения принудительных мер воздействия, что создает неверное представление, будто без, наказания нет ответственности.



Другие исследователи определяют юридическую ответственность как — реализацию санкции. Однако, данное определение верно только для имущественной ответственности, где соответствующие обязанности правонарушителя возникают (на основе санкций) из факта правонарушения и могут быть выполнены добровольно. Но оно не подходит для уголовной, административной, дисциплинарной ответственности, где применению санкции (и тем более ее реализации) предшествует официальное обвинение определенного лица в совершении правонарушения и иссле­дование обстоятельств дела управомоченными на то государственными органами и должностными лицами.

Определяли юридическую ответственность и как применение или возложение мер государственно-принудительного характера, также — сами меры государственного принуждения или реакцию государства на нарушение правовых норм, то есть на совершение правонарушения. Правовая ответственность имеет внешний по отношению к правонарушителю государственно-принудительный характер. По мнению О. С. Иоффе и М. Д. Шаргородского, она есть мера принуждения к соблюдению норм права, применяемая органами государства к тем, кем эти нормы нарушаются; юридические последствия, не связанные с мерами государственного принуждения, нельзя относить к области правовой ответственности. Между тем, сторонники данной точки зрения упускают из внимания, что юридическая ответственность и государственное принуждение — разные по объему понятия. Кроме того, слово «мера» затрудняет дифференциацию ответственности как таковой и ее видов, также называемых мерами. Более того, ведь наказание в свою очередь определяется как государственное принуждение. Получается, что ответственность и наказание — одно и то же. Подобное отождествление недопустимо [42, c. 11].



Также характеризуя вышеуказанную точку зрения на понятие и содержание юридической ответственности, необходимо отметить, что она (как и большинство иных точек зрения) была высказана в советский период государства и права - в начале 60-х годов, в различных отраслях права, в том числе и в гражданском праве доминировали интересы государства, включая и пониженную его ответственность в самых различных правоотношениях по сравнению с гражданами и структурами иной формы собственности. Да и вплоть до распада Союза ССР почти все было «государственным», а какая-либо частная собственность, как таковая, носила уродливый характер (человек мог иметь один дом, одну квартиру, одну машину и т.д.). Именно по указанной причине, то есть, приоритете государственных интересов, по нашему мнению, и заложен «государственно-принудительный» взгляд ученых-правоведов на само понятие «ответственность».

Еще одна группа исследователей определяет юридическую ответственность как способность субъекта отдавать отчет за свое противоправное деяние и претерпевать меры принудительного воздействия, иначе: «юридическая ответственность есть необходимость держать ответ за неисполнение правовой обязанности, существовавшей в том же правоотношении или вне его; необходимость, которая возникает и прекращается вследствие наступления определенных юридических фактов» [44, c. 39].

Как верно подчеркнул В.А. Тархов, рассуждая об определении юридической ответственности – «основной недостаток большинства определений — их односторонность, невозможность охвата ими различных случаев ответственности во всех отраслях права, что необходимо для общетеоретических определений». М.Н. Марченко в этой связи подчеркивает: «тревогу вызывает не столько обилие точек зрения и определений ответственности, сколько умозрительность ряда из них, уход от изучения права, его принципов, практики осуществления к схоластическому теоретизированию» [44, c. 40].

Одним из результатов поиска определения юридической ответственности стала идея так называемой «правовой позитивной ответственности», под которой понимается не ответственность предпринимателя, совершившего правонарушение, а наоборот, правомерное поведение лица, не совершающего правонарушений, а точнее «способность человека предвидеть результаты своей деятельности и определять ее исходя из того, какую пользу или вред она принесет обществу», как «осознание своего долга перед обществом и государством». Таким образом, ответственность означает осознание лицом своих обязанностей и способность отвечать за свои поступки.

Основной вывод, который необходимо сделать в первую очередь: юридическая ответственность - это сложное многоплановое правовое явление.

До настоящего времени не выработано четкого определения юридической ответственности и ее признаков. Большинство исследователей останавливаются на «однобокой» трактовке понятия юридической ответственности. В этой связи автор предлагает универсальное определение юридической ответственности, но прежде рассмотрим сущность, цели и принципы юридической ответственности.

Сущность юридической ответственности не сводится к государственному принуждению, а проявляется в процессе его осуществления и возникает после установления факта правонарушения, который является основанием ее возникновения [42, c. 10].

Задачей юридической ответственности является не только кара правонарушителей, но также удержание их от совершения новых правонарушений и стимулирование правомерного поведения людей. Этим юридическая ответственность, наряду с иными социально-правовыми институтами, призвана вносить свой вклад в дело формирования социально активной личности - одного из важнейших элементов гражданского общества и условий существования правового государства. Подобная роль юридической ответственности в значительной степени обеспечивается принципом ее индивидуализации, который позволяет избирательно, а следовательно - более эффективно использовать имеющиеся в распоряжении государства средства и методы убеждения и принуждения.

В юридической литературе авторы, в целом, едины в определении целей юридической ответственности [43, c. 11].

Цель юридической ответственности - это идеально предполагаемая, гарантируемая и обеспечиваемая государством модель будущего развития общественных отношений, к достижению которой при помощи установления и применения норм юридической ответственности стремятся субъекты правотворческой и правореализаторской деятельности.

Говоря о целях и функциях юридической ответственности, необходимо определить принципы реализации юридической ответственности.

Правовые принципы - неотъемлемый элемент системы права и системы законодательства, определяющий ее содержание. При этом правовыми принципами являются лишь такие идеи, которые обладают законодательной закрепленностью и нормативностью, отражают юридические закономерности и связи, а не какое-либо свойство, признак, компонент правовых явлений.

Принципы юридической ответственности - это такие правовые принципы, которые проявляются во всех субинститутах юридической ответственности. Таковыми являются законность, справедливость, целесообразность и гуманизм.

Принцип законности юридической ответственности состоит в том, что основание, виды и мера ответственности за конкретные правонарушения всегда прямо установлены законом, а также не противоречащими ему условиями договора (в частном праве) [45, c. 44].

Принцип справедливости юридической ответственности состоит в том, что тяжесть установленных мер ответственности зависит от опасности, вредности деяния; обстоятельств, предваряющих, сопровождающих, возникновение оснований юридической ответственности, а также следующих за ним; особенностей лица, к которому применяются меры ответственности; последствий правонарушения (нарушения прав, неисполнения обязательств), а также в том, что не допускается обратная сила закона, устанавливающего ответственность.

Принцип гуманизма юридической ответственности состоит в том, что законодательное регулирование юридической ответственности направлено на недопустимость негуманного отношения к людям, которое проявляется в том, что: во-первых, установленные законом меры юридической ответственности не имеют своей целью причинение личности физических страданий, ущемление чести, достоинства личности, во-вторых, не допускается обратная сила закона, отягчающего ответственность при одновременном допущении обратной силы закона, устраняющего или смягчающего ответственность.

В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договора поставки его стороны несут ответственность в форме возмещения убытков, уплаты, неустойки и процентов за пользо­вание чужими денежными средствами. При этом ответствен­ность поставщика и покупателя наступает, если иное не предусмотрено законодательством или договором, на началах риска [2, п. 3 ст. 372].

Убытки за нарушение договора поставки возмещаются в соответствии с общими правилами о них (ст.14, 364 ГК). Но применительно к поставке в ст. 494 ГК устанавливается особый порядок исчисления убытков при расторжении договора поставки, схожий с порядком исчисления убытков по Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. [25, c. 31]

Согласно ст. 494 ГК, если в разумный срок после расторжения договора поставки вследствие нарушения обязательства продав­цом покупатель купил у другого лица по более высокой, но разумной цене товар взамен предусмотренного договором, поку­патель может предъявить продавцу требование о возмещении убытков в виде разницы между ценой по договору и ценой по совершенной взамен сделке. Аналогичное требование вправе предъявить покупателю и продавец, если он в разумный срок после расторжения договора поставки вследствие нарушения обя­зательства покупателем продал товар другому лицу по более низкой, чем предусмотренная договором, но разумной цене [5].

Убытки в виде разницы в ценах могут быть взысканы и в тех случаях, когда сделка взамен расторгнутого договора не соверше­на. Но если на данный товар имеется текущая цена, соответству­ющая сторона (покупатель или продавец) вправе предъявить требование о возмещении убытков в виде разницы между ценой, установленной в договоре, и текущей ценой на момент растор­жения договора.

В качестве текущей цены признается цена, обычно взимавша­яся при сравнимых обстоятельствах за аналогичный товар в месте, где должна была быть осуществлена передача товара. Если в этом месте текущей цены не существует, может быть использована цена, применявшаяся в другом месте, которое может служить разумной заменой, с учетом разницы в расходах по транспортировке товара. На практике текущей ценой является обычно цена какого-либо организованного рынка, например биржевые котировки стандарт­ных товаров. Убытки, взыскиваемые с использованием текущей цены, получили наименование абстрактных и представляют новеллу в гражданском законодательстве [10].

Удовлетворение требований о возмещении убытков, исчислен­ных по правилам ст. 494 ГК, не освобождает сторону, не исполнив­шую или ненадлежаще исполнившую обязательство, от возмещения иных убытков на основании общих предписаний Гражданского кодекса Республики Беларусь [2, ст. 14].

Неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполне­ние условий договора поставки может быть законной или дого­ворной. В новых экономических условиях сфера применения законной неустойки за нарушение договора поставки значительно сузилась и неустойка все более приобретает здесь договорный характер.

В нормах ГК о договоре поставки предусмотрен лишь один случай взыскания неустойки — за недопоставку и просрочку по­ставки товаров. Согласно ст. 491 ГК такая неустойка, установлен­ная законодательством или договором, взыскивается с поставщика до фактического исполнения обязательства в пределах его обязан­ности восполнить недопоставленное количество товаров в последу­ющих периодах поставки. В данном случае взыскание неустойки осуществляется по каждому периоду поставки с учетом количества товаров, недопоставленного в предыдущих периодах. Такой поря­док направлен на обеспечение реального исполнения обязательства поставщиком и применяется, если иной порядок уплаты неустой­ки не установлен законодательством или договором [39, c. 40].

Основания для взыскания законной неустойки за нарушение условий договора поставки предусмотрены Положением о по­ставках товаров в Республике Беларусь от 8 июля 1996 г. За непоставку или недопоставку товара в соответствии с условиями договора поставщик уплачивает покупателю неустойку (штраф) в размере 5 процентов стоимости непоставленного или недопо­ставленного в срок товара, если иное не установлено договором. Такую же неустойку (штраф) поставщик обязан уплатить поку­пателю при поставке товара не в ассортименте. В случаях, когда поставленный товар не соответствует по качеству условиям до­говора, а также если поставлен некомплектный товар, поставщик уплачивает покупателю неустойку (штраф) в размере 20 процен­тов стоимости некачественного либо некомплектного товара, если договором не предусмотрено иное [10].

Неустойка (штраф) за поставку товаров ненадлежащего ка­чества или некомплектных носит штрафной характер, так как причиненные при этом убытки взыскиваются без зачета неустой­ки (штрафа). Однако данная неустойка не взыскивается, если поставщик без промедления с момента получения уведомления покупателя заменит поставленные товары товарами надлежаще­го качества, доукомплектует товары либо заменит их комплект­ными товарами. Ответственность за поставку некачественных товаров предусмотрена также Указом Президента Республики Беларусь от 27 марта 2008 г. № 186«О некоторых мерах по повышению ответственности за качество отечественных това­ров». Проценты за пользование чужими денежными средства­ми при неисполнении или ненадлежащем исполнении договора поставки взыскиваются в соответствии со ст. 366 Гражданского кодекса Республики Беларусь [2].

Помимо имущественной ответственности, неисполнение или ненадлежащее исполнение договора поставки может повлечь односторонний отказ от его исполнения, т.е. одностороннее расторжение или изменение договора поставки. В силу ст. 493 ГК односторонний отказ от исполнения договора поставки (полно­стью или частично) или одностороннее его изменение допускаются в случае существенного нарушения договора одной из сторон. При этом ст. 493 ГК конкретизирует понятие «существенное нару­шение договора поставки» и перечисляет нарушения со стороны поставщика и покупателя, которые предполагаются существен­ными. Нарушение договора поставки поставщиком предполага­ется существенным в случаях поставки товаров ненадлежащего качества с недостатками, которые не могут быть устранены в приемлемый для покупателя срок, а также неоднократного нарушения сроков поставки товаров [26, c. 12].

Существенными нарушениями договора поставки покупате­лем признается неоднократное нарушение сроков оплаты това­ров и неоднократная невыборка товаров. Указанные нарушения могут служить основанием для отказа контрагента от исполне­ния договора поставки, хотя не лишают нарушителя права дока­зывать отсутствие существенного характера допущенных нарушений. Для одностороннего отказа от исполнения договора поставки по ст. 493 ГК не требуется достижения соглашения сторон или обращения в суд. Договор поставки считается измененным или расторгнутым с момента получения одной стороной уведомления другой стороны об одностороннем отказе от исполнения договора полностью или частично, если иной срок расторжения или изме­нения договора не предусмотрен в уведомлении либо не определен соглашением сторон [40, c. 32].

Таким образом, в соответствии с Гражданским кодексом Республики Беларусь - договор поставки это договор, по которому по­ставщик — продавец, осуществляющий предприниматель­скую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования их в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием. Договор поставки товара является отдельным видом договора купли-продажи. Существенными условиями договора поставки являются условия о предмете договора, количестве товара и условия, предусмотренные актами законодательства как существенные для данного вида договора, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение, в том числе о сроке поставки и цене товара. случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договора поставки его стороны несут ответственность в форме возмещения убытков, уплаты, неустойки и процентов за пользо­вание чужими денежными средствами. Несвоевременная оплата полученного товара влечет ответственность покупателя в форме уплаты процентов по статье 366 ГК в соответствии с пунктом 3 статьи 456 ГК. Ответственность поставщика-продавца в форме уплаты процентов по статье 366 ГК при неисполнении обязанности по поставке предварительно оплаченного товара возникает в соответствии с пунктом 4 статьи 457 ГК. При рассмотрении требования о взыскании законной неустойки следует учитывать, что в силу пункта 1 статьи 313 ГК право кредитора требовать уплаты неустойки, определенной законодательством, может быть реализовано независимо от того: предусмотрена ли обязанность ее уплаты договором поставки товаров; предусмотрен ли соглашением сторон отказ от уплаты неустойки, определенной законодательством.

 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 18; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты