Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Даосизм

Читайте также:
  1. В) даосизм
  2. Даосизм. Лао-цзы.
  3. Древний Китай: даосизм и конфуцианство. Дао и концепция «недеяния». Этико-политическое учение Конфуция и современный Китай.
  4. Философские учения Древнего Китая (конфуцианство, даосизм).
  5. Школа Даосизма.

Согласно концепции другого выдающегося китайского философа Лао-цзы, основополагающей категорией выступает дао. Эта концепция лежит в основе философии даосизма. Эта филоофская школа существовала в VI-III вв. до н.э. и соперничила с конфуцианством.

Ранний даосизм окутан покровом таинственно­сти, многое в нем остается неясным, гипотетическим.

Даже создатель учения Лао-цзы — полулегендарная личность. Согласно одной из легенд, мать вынашивала будущего мыслителя несколько десятилетий, поэтому он родился стариком, что и отражено в его имени, пе­реводимом как "старый философ" или "старый ребе­нок". Неизвестны, естественно, годы его жизни, как неизвестно и точное время создания главного творения даосов — "Дао дэ цзин" ("Книга о дао и дэ"). Лао-цзы (старый учитель) считается старшим сов­ременником Конфуция. Согласно ханьскому историку Сыма Цяню, его настоящее имя было Лао Дань. Ему приписывается авторство книги «Дао дэ цзин», кото­рая стала основой дальнейшего развития даосизма (это название книга получила в эпоху династии Хань). Книга состоит из двух частей (в первой говорится о пути дао, во второй — о силе дэ и представляет собой исходные принципы даоской онтологии.

Предполо­жительно, книга составлена последователями Лао-цзы в IV-III вв. до н.э. Одним из важнейших направлений разви­тия философской мысли в Китае наряду с конфуциан­ством был даосизм. В центре внимания даосизма стоят природа, космос и человек, однако эти начала пости­гаются не рациональным путем, конструированием логически последовательных формул (как это делается в конфуцианстве), а с помощью прямого понятийного проникновения в природу существования:

мир пребы­вает в постоянном движении и изменении, развивает­ся, живет и действует спонтанно, без каких-либо при­чин.

В онтологическом учении именно понятие пути— дао — является центральным. Цель мышления - «слияние» человека с природой, так как он является ее частью. Здесь не обозначается никаких разграничений в отношении «субъект — объект».

Тексты "Дао дэ цзин" чрезвычайно противоречивы и неопределенны, однако основное на­правление содержащейся в ней этической мысли доста­точно ясно.

 

Лао-цзы исходил из того, что деятельность человека разрушает гармонию сущего, естественный ход событий. Поэтому покой - путь к постижению сущности. Человек не должен вмешиваться в естественный ход событий. Согласно Лао-цзы, тот "кто действует, потерпит неудачу. Кто чем-либо владеет - потеряет. Вот почему совершенно мудрый бездеятелен, и он не терпит неудачу. Он ничего не имеет и поэтому ничего не теряет. Те, кто, совершая дела, спешат Достигнуть успеха, потерпят неудачу. Кто осторожно заканчивает свое дело, подобно тому как он его начал, у того всегда будет благополучие" [2] Поэтому совершенно мудрый "не имеет страсти, не ценит труднодобываемые предметы, учится у тех, кто не имеет знаний, и идет по тому пути, по которому прошли другие. Он следует естественности вещей и не осмеливается (самовольно) действовать"[3] Гармонизация Космоса проистекает из покоя, бездействия, а не из активности, переустройства мира. Лао-цзы, как и другие китайские мыслители, старался гармонизировать прошлое и будущее, совместить противоположности в настоящем. Дао - своеобразный первопринцип, который воплощает в себе гармонию идеального Космоса.



Согласно Лао-цзы, все противоположности неразделимы, взаимодействуют друг с другом. Лучший способ разрешения проблем в соответствии с дао - это отказ от агрессии, достижение согласия с помощью компромиссов, уступок.



Идеи Лао-цзы некоторые последующие авторы противопоставляли идеям Конфуция, доказывая, что принятие обществом жестко определенной системы этических норм конфуцианства свидетельствует о наличии в этой этической системе проблем, которых она не может разрешить.

В последующем китайская философская мысль прошла сложный путь развития. Проблематика, рассматривавшаяся Лао-цзы и Конфуцием, расширялась, формировались новые школы и направления, но сохранялись некие инварианты, которые позволяют говорить об особом китайском типе философствования. Не имея возможности проанализировать подробно трансформацию китайской мысли в последующие века, обозначим некоторые общие признаки, присущие этому типу философствования, с учетом уроков Лао-цзы и Конфуция.

Конфуцианство и даосизм в своей основе не исключают друг друга, а взаимодополняют. Они ориентированы различным образом, по-разному решают проблемы гармонизации Космоса, но в своей сути направлены на совершенствование духовного мира личности. Китайская философская мысль сознательно не пошла по пути создания эмпирического знания, справедливо полагая, что нельзя усиливать физические и технологические возможности человека, не формируя достаточно высокого морально-этического уровня. В этой культуре не занимались формированием абстрактных теоретических инструкций, мыслители сосредоточили внимание на реальных проблемах человека и социума. Отсюда преобладание социальных утопий в философских концепциях, попытки создания проектов идеального общества, идеализация прошлого и призывы к возврату в "золотой век", который представлялся совершенной эпохой.

 

В центре даосского мировоззрения находится, конечно, понятие "дао":

- понятие, при помощи него возмож­но дать универсальный, всеобъемлющий ответ на воп­рос о происхождении и способе существования всего сущего.

- оно в принципе безымянно, везде проявляет­ся, ибо есть «источник» вещей, но не является само­стоятельной субстанцией, или сущностью. Само дао не имеет источников, начала, является корнем всего без собственной энергетической деятельности.

«Дао, кото­рое можно выразить словами, не есть постоянное дао; имя, которое можно назвать, не есть постоянное имя... Одинаковость — вот глубина загадочности»10. В нем же, однако, все происходит (дается), оно — всепред-полагающий путь.

«Существует нечто — бестелесное, бесформенное, а, однако, готовое и завершенное. Как оно беззвучно! Лишено формы! Стоит само и не изме­няется. Проникает всюду, и ничто не угрожает ему. Можно полагать его матерью всего сущего. Его имя не знаю. Обозначается как «дао». Вынужден дать ему имя, называю его совершенным. Совершенное — то есть ускользающее. Ускользающее — то есть удаляю­щееся. Удаляющееся, то есть возвращающееся» ".

- дао, однако, не определяет телеологический смысл в .вещах.

Дао, согласно Лао-цзы, "пусто, но в применении неисчерпаемо". Дао выступает праотцом всех вещей. Вопрос о причинах появления дао не ставится. Оно невыразимо словами. В нем начало неба и земли. Тайна дао доступна только тем, кто лишен страсти. Уже здесь - начало созерцательности, самоуглубления для постижения сути первосущего, столь характерное для большинства философских систем на Востоке. Дао как путь, согласно которому происходит развитие Космоса, реализует себя во внешнем мире по принципу у-вэй, что означает непреднамеренную активность. Преднамеренная активность опасна.

Онтология «Дао дэ цзин» является атеистиче­ской, потому что, согласно дао, мир находится в спон­танном, непредопределенном движении. Дао есть тож­дественность, одинаковость, предполагающая все ос­тальное, а именно: дао не зависит от времени, как по­лоса возникновения, развития и гибели Вселенной, но есть фундаментальное и универсальное единство мира. Как понятие, выражающее сущее, дао существует по­стоянно, везде и во всем, и прежде всего для него ха­рактерно бездействие. Не является оно и средством или причиной некоей постоянной, упорядоченной эманации вещей.

Все в мире находится в пути, в движении и измене­нии, все непостоянно и конечно. Это возможно благо­даря уже известным принципам инь и ян, которые на­ходятся в диалектическом единстве в каждом явлении и процессе и являются причиной их изменений и дви­жения. Под их влиянием происходит развитие вещей, ибо «все несет в себе инь и охватывает ян».

- имеет сложную диалектику превращений дао (дао, не имею­щее имени, небытие; и дао, имеющее имя, бытие);

- оно понимается как первооснова бытия, универсальный закон мироздания;

- оно первич­но, а Небо, земля и человек вторичны по отношению к нему.

Дао (пути) внутренне присуща собственная творческая сила дэ, через которую дао проявляется в вещах при воздействии инь и ян. Понимание дэ как ин­дивидуальной конкретизации вещей, для которых че­ловек ищет имена, радикально отличается от антропо­логически направленного конфуцианского понимания дэ как нравственной силы человека.

С помощью понятия "дэ" ("добродетель") даосы стремились выразить степень приобщенности человека к Дао - это отражение дао в поведении людей и одновременно обозначение меры их "учености" и истинной доброде­тельности.

"Дао рождает вещи, дэ вскармливает их, взращивает их, совершенствует их, делает их зрелыми, ухаживает за ними, поддерживает их. Создавать и не присваивать, творить и не хвалиться, являясь старшим, не повелевать — вот что называется глубочайшим дэ".

Отсюда следует, что подлинное жизненное пред­назначение человека — следовать дао.

Переходя, как и Конфуций, от абстрактного ос­новоположения к конкретизации, даосы выдвигают принцип "у вэй" ("недеяние"), Смысл принципа недея­ния многозначен:

- "следование естественности";

- пассив­но-созерцательное отношение к миру;

- отказ от всякой активной деятельности;

- воздержание, бескорыстие, умение удовлетворяться малым и т.д.

В качестве иллю­страции можно привести отрывки из "Дао дэ цзин": "Кто служит дао, изо дня в день уменьшает свои жела­ния. В непрерывном уменьшении человек доходит до недеяния. Нет ничего такого, что бы не делало недея­ние"; " Нужно сделать свое сердце предельно беспри­страстным, твердо сохранять покой, и тогда все вещи будут изменяться сами собой, а нам останется лишь со­зерцать их возвращение".

Нравственным идеалом даосизма является "шэнь-жень" ("совершенномудрый"), обладающий "высшим дэ": т.е. человек, постигший суть дао и осуществляющий его повеления в жизни ("человек с высшим дэ бездеятелен и осуществляет недеяние"). Описания его поведения часто предстают в "Дао дэ цзин" в виде парадоксов, смысл которых нужно "расшифровывать" (вряд ли он вообще постижим для человека с "низшим дэ"). Вот, например, один из них: '"Человек с высшим дэ не стре­мится делать добра, поэтому он добродетелен". Разга­дать эту загадку можно, наверное, следующим образом — для даосов естественность, искренность поведения име­ла очень важное значение. "Совершенномудрый" не де­монстрировал свою добродетель, у него не было нужды в том, чтобы показать ее другим. "Кто совершенствует дао внутри себя, у того добродетель становится искрен­ней". Естест­венность жизни предполагала отказ от ее формальной регламентации, поэтому даосы отрицали "ли".

Онтологический принцип одинаковости, когда чело­век как часть природы, из которой он вышел, должен удержать это единство с природой, постулируется так­же гносеологически. Речь здесь идет о согласии с ми­ром, на котором основывается душевное спокойствие человека.

 

Лао-цзы отвергает какое-либо усилие не только индивида, но и общества. Усилия общества, по­рожденные цивилизацией, ведут к противоречию чело­века и мира, к дисгармонии, ибо, «если кто-либо хочет овладеть миром и манипулирует им, того постигнет не­удача. Ибо мир — это священный сосуд, которым нельзя манипулировать. Если же кто хочет манипули­ровать им, уничтожит его. Если кто хочет присвоить его, потеряет его».

Соблюдение «меры вещей» является для человека главной жизненной задачей. He-деяние или, скорее, деятельность без нарушения этой меры (у вэй) явля­ется не поощрением к деструктивной пассивности, но объяснением сообщества человека и мира на единой основе, которой является дао. Чувственное познание опирается только на частности и «заводит человека на бездорожьем».

Отход в сторону, отстранение характеризуют пове­дение мудреца. Постижение мира сопровождается тишиной, в. которой понимающий муж овладевает миром. Это радикально противоположно конфуциан­ской концепции «благородного мужа» (образованного мужа), который должен упражняться в обучении и управлении другими.

Даосы осознавали изменчивость, противоречи­вость человеческого бытия, придающие выражающим его понятиям релятивистский смысл: "О несчастье! Оно является опорой счастья. О счастье! В нем заключено несчастье. Кто знает их границы? Они не имеют посто­янства...". Тем не менее, общая ценностная ориентация для них очевидна. Можно, конечно, уклониться от ис­тинного пути, но тогда следует принять последствия своего неправильного выбора. "Кто дао не соблюдает, тот погибает раньше времени".

Проявляя озабоченность судьбой народа и высту­пая против аристократии: "Совершенномудрый живет в мире спокойно и в своем сердце собирает мнение народа. Он смотрит на народ, как на своих детей".

Даосы не считали необходимым заниматься просвещением этих "детей". Представление о том, что знание — зло для народа, связано с социально-политическими воз­зрениями "совершенномудрых", идеализировавших родоплеменную организацию общества и уповавших на возможность возврата к прошлому

Эволюцию даосизма связывают с философом Чжуан-цзы (IV-III вв. до н.э.), усилившим релятивист­ские моменты учения и в определенной степени подго­товившим его дальнейшую религиозно-мистическую интерпретацию.

Чжуан-цзы (369—286 до н. э.), настоящее имя — Чжуан Чжоу,— наиболее выдающийся последователь и пропагандист даосизма. В области онтологии он исходил из тех же принципов, что и Лао-цзы. Однако с его мыслями о возможности «естественного» упоря­дочения общества на основе познания дао Чжуан-цзы не согласен. Он индивидуализирует познание дао, т. е. процесс и конечный результат постижения характера существования мира, вплоть до субъективного подчи­нения окружающей действительности. Фатализм, кото­рый был чужд Лао-цзы, присущ Чжуан-цзы. Субъек­тивную безучастность он рассматривает прежде всего как избавление от эмоций и заинтересованности. Цен­ность всех вещей одинакова, ибо все вещи заложены в дао и их нельзя сравнивать. Всякое сравнение — это подчеркивание индивидуальности, частности и поэтому односторонне. Знание истины, истинности не дано по­знающему человеку: «Бывает ли так, что кто-то прав, а другой ошибается, или так, что оба правы или оба ошибаются? Это невозможно знать ни вам, ни мне, ни другим людям, ищущим истину во мраке». «О чем-то говорим, что оно истинно. Если бы то, что есть истин­ность, должно было 'быть таким с необходимостью, то не нужно было бы говорить о том, чем оно отличается от неистинности».

Чжуан-цзы при всем своем скептицизме выработал метод постижения истины, в результате которого чело­век и мир образуют единство. Речь идет о необходи­мом процессе забывания (ван), который начинается от забвения различий между истинностью и неистин­ностью вплоть до абсолютного забвения всего процес­са постижения истины. Вершиной является «знание, которое уже не является знанием».

 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 4; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Конфуцианство | Натурфилософия
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.021 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты