:



За Державу обидно!

Юрий Мухин

От автора

«За державу обидно!» – говорил один из героев фильма «Белое солнце пустыни», а мне обидно за сограждан.

Такое впечатление, что основная масса народа глубоко уверена в своем личном идиотизме и в своей неспособности разобраться в делах, которые наши деды и прадеды и за дела-то не считали. Сегодня все жаждут консультаций «специалистов» там, где наши предки поголовно обходились своим умом. В результате, с одной стороны, толпа обывателей, даже обремененных учеными званиями, принимает раз за разом решения, катастрофические не только для ее же детей, но уже и для самой себя. С другой стороны, появилась масса «специалистов», пересыпающих свою речь наукообразной заумью и этим легко внушающей толпе что угодно. И не было бы так обидно, если бы речь действительно шла о вещах, требующих каких-то специальных знаний, скажем, если бы обещаниями колбасы толпу заставляли рассчитывать даты солнечных затмений, а то ведь из людей делают идиотов в делах, в которых они безусловно лучше разбираются, нежели вешающие им лапшу на уши «профессионалы».

Как может не разбираться в экономике любой дееспособный человек, если он по жизни является экономистом? Экономика – это наука управления хозяйством, но ведь каждый из нас это хозяйство имеет и ведет, только мы при этом заумными словами не пользуемся. Мы не говорим «экономист», мы говорим «хозяин» или «хозяйка», мы не берем «кредит», мы берем «в долг» и никогда его не «обслуживаем», мы его просто «возвращаем». Если мы тратим деньги не на свое обеспечение, а вкладываем их во что-то, что даст нам доход, то мы говорим, что направили или вложили деньги «в дело», а не «инвестировали» их. Мы ведем свое хозяйство не «экономно», а всего лишь «бережливо», но тем не менее у нас «доход» практически всегда превышает «расход», хотя мы и не знаем, что доход – это «по-научному» «де́бет», а расход – «кре́дит».



Но если каждый обыватель прекрасный экономист, то почему же он немедленно начинает считать себя идиотом, когда речь идет о хозяйстве предприятия или страны? Ведь принципы те же, только расчетов больше (кстати, расчеты-то после прихода к власти «специалистов» как раз и перестали делаться). Сколько же можно полагаться в вопросах экономики не на свой ум, а на корыстное, тупое, подлое и заумное вяканье?



Еще один вопрос – о правосудии и о нашей защите внутри страны вообще. Мы избираем депутатов, чтобы они принимали справедливые законы для нас, для населения, а не только для юристов. И они эти законы принимают. Законы написаны на родном нам языке и вроде бы для нашей защиты. Но, как только столкнешься с судами, прокуратурой и правоохранительными органами, так и начинается дикая, бессовестная несправедливость, а «специалисты» с юридическим образованием авторитетно убеждают всех, что они действуют «по закону», а кто этого не понимает, то тот дурак. Получается, что мы, население как источник законов, и мы как те, для кого законы пишутся, смысла законов не понимаем, а те, кому поручена наша защита по этим законам, творят с нами что хотят и требуют, чтобы мы называли этот беспредел демократией или, по-русски, народовластием и правовым государством. Ни черта себе народовластие, ни черта себе правовое государство!

Строго говоря, это книга об управлении людьми, вернее, о том, как ими не надо управлять. Но автор решил о вопросах управления много не писать, а показать результат того, что из бюрократического управления получается. Книга в большей своей части состоит из статей в газете «Дуэль», переделанных так, чтобы достигнуть цель книги и отдельных глав в целом.

«Профессионалы» всех мастей настойчиво убеждают обывателя, что если книга или статья написаны просто, доступным языком, то, значит, они написаны для дураков. Тот, кто привык верить «профессионалам», пусть поверит и в это. А остальным я скажу, что авторы пишут просто и доступно только тогда, когда надеются на то, что читатель поймет и заинтересуется тем, о чем они пишут. Писать заумно – это считать себя гением и презирать читателя.

Итак, читатель, ты не кретин, ты все поймешь и увидишь, что обсуждаемые в книге вопросы не так уж и сложны, а главное – очень не безынтересны.

Теперь пара вступительных слов об управлении людьми. Прогресс в обществе пошел по пути разделения труда и по-другому, он пойти не мог. Один точит болт, другой – гайку, третий штампует крыло… десятитысячный завершает сборку автомобиля. В одиночку построить такой, в общем, освоенный механизм невозможно. Практически невозможно и все остальное – все требует разделения труда.

И вот тут возникает проблема. Предположим, я выточил болт, а мой коллега гайку не выточил, или не такую, или не в срок. Что будет в результате? В результате из-за одного человека не получится автомобиль, т. е. то, с продажи чего все десять тысяч работников получают доход. Как быть? Поэтому все эти работники заинтересованы, чтобы у них был некто, кто обеспечит, чтобы все десять тысяч человек работали согласованно и делали то, что можно продать. Этот человек называется управленцем, а поскольку ему придают властные полномочия, то чаще его зовут начальником. Когда функции начальника выполняет группа людей, то их называют по-французски – бюро.

Из этих начальников выстраивается пирамида управления: солдаты и ефрейторы подчинены сержанту, сержанты – лейтенанту, лейтенанты – капитану и так далее до верховного главнокомандующего. И, повторю, прежде всего самим работникам очень нужны эта система и эти управленцы, поскольку в условиях разделения труда без тех не обойтись.

Но при строительстве этих пирамид повсеместно делают трагическую ошибку, часто из благих побуждений: во всей системе управления начальникам (бюро) дают право поощрять и наказывать подчиненных. Тот, кто может поощрить и наказать, получает власть, по-гречески – кратос. Система получается бюрократическая, причем бюрократами в ней являются те, кто подчиняются начальнику – бюро, над кем начальник имеет власть – кратос. Это звучит непривычно, поскольку мы привыкли считать бюрократами каких-то начальников. Это правильно, но они бюрократы потому, что сами имеют начальников. А самой большой армией бюрократии является рабочий класс или колхозное крестьянство, поскольку начальство имеет над ними власть повсеместно.

Однако у нас есть люди, над которыми начальства нет по определению – частные бизнесмены, да и мы, в конце концов, довольно много дел делаем без начальства, скажем, на даче ведь мы работаем сами и совершенно не хуже, нежели мы работаем под начальством на работе. Кто в этом случае имеет власть?

Дело. Товар, или услуга, за которую потребители готовы заплатить. (Не начальник, а потребители.) Необходимость сделать Дело (дальше я буду это слово в таком понятии писать с большой буквы) над нами и имеет власть. Люди, над которыми власть имеет Дело, называются делократами, а схема управления делократами, когда они совместно делают Дело в условиях разделения труда, называется делократической. Такие схемы управления очень редки, реально можно сказать, что по делократической схеме управляются только армии и только во время войны, когда у армий появляется нужное обществу Дело – уничтожение врага. Это Дело имеет истинную власть над солдатами и офицерами: плохо Дело сделаешь: Дело тебя накажет смертью (противник тебя сам уничтожит).

При всем при этом бюрократическая система управления очень нравится всем бюрократам и они ее очень ценят, но последствия бюрократического управления страшны для всех, и для бюрократов в том числе.

В этой книге я буду говорить об очень разных, но достаточно известных вещах, буду показывать их со стороны, с которой толпа обычно на них не смотрит, и вы увидите, как каждому из нас выходит боком любовь к начальнику, желание подчиняться ему, а не Делу.

Читатель, у тебя есть голова, а вопросы права и экономики на самом деле не так заумны, как кажутся. Не доверяй умникам пудрить себе мозги. Ударь по этим вопросам своей головой!


: 2015-08-05; : 15;


<== | ==>
13. | Награда за победу – упразднение победителя
lektsii.com - . - 2014-2019 . (0.012 .)