Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Понятие приобретательной давности




Читайте также:
  1. Cent; Понятие множества. Способы задания множества
  2. I. Региональная политика: понятие, цели и задачи.
  3. PR: понятие и определение.
  4. V. ПОНЯТИЕ ЛЕГИТИМНОГО ПОРЯДКА
  5. V2: {{2}} Тема 1.1. Понятие экономической оценки инвестиций
  6. А) понятие и задачи
  7. А. Понятие защиты населения.
  8. Агропромышленная интеграция и кооперация в сельскохозяйственном производстве (значение, понятие, виды)
  9. Адвокатура. Понятие, задачи и виды юридической помощи
  10. Админ правонарушения: понятие и юр состав.

Основным направлением исследования в рамках настоящей работы является определение понятия приобретательной давности.

Надо отметить, что законодатель определяет приобретательную давность как: «Лицо - гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность)»[30].

В рамках настоящего исследования мы считаем необходимым более детально рассмотреть природу понятия приобретательной давности.

Итак, на наш взгляд, прежде всего, нужно определить место приобретательной давности в системе гражданского права. Если исходить из того, что «приобретение права собственности» - это один из институтов гражданского права, то получается, что приобретательная давность - это субинститут гражданского права. Но, по нашему мнению, все же приобретательная давность – это самостоятельный институт гражданского права. Надо отметить, что, исходя из положений теории права, под правовым институтом понимают «относительно обособленную группу взаимосвязанных между собой юридических норм, регулирующих определенные разновидности общественных отношений»[31] или «основной элемент системы права, представленный совокупностью правовых норм, регулирующих однородную группу общественных отношений»[32]. Таким образом, действительно, можно предполагать, что приобретательная давность – это институт гражданского права, так как его нормы регулируют однородную группу общественных отношений, возникающих по поводу приобретения права собственности по давности владения. Надо отметить, что в данный институт следует включать не только ст. 234 ГК РФ, но и ст. 301 и ст.305 ГК РФ. Кроме этого, в данном случае следует применять нормы права, связанные с регистрации приобретенного права собственности (Федеральный закон от 21.07.1997 №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»). В связи с чем, возникает вопрос: не является ли рассматриваемый институт межотраслевым, поскольку нормы данного закона относятся к отрасли административного права. Все же в ходе проводимого исследования мы пришли к выводу, что приобретательная давность (также в соответствии с историко-правовой характеристикой) следует признавать классическим примером института гражданского права. Кроме этого, это материальный, сложный (так как можно выделить субинститут государственной регистрации приобретенного права собственности), регулятивный институт гражданского права.



В связи с тем, что мы отметили необходимость признания приобретательной давности самостоятельным институтом цивильного права, необходимо указать на его соотношение институтом исковой давности. Эти два правовых института, безусловно, взаимодействуют друг с другом, поскольку законодатель в п.4 ст.234 ГК прямо связывает начало течения срока приобретательной давности с окончанием срока исковой давности. Главной проблемой здесь является неопределенность: когда точно истекает исковая давность (прим. обозначенная проблема более подробно будет рассмотрена в главе II настоящей работы), в связи с чем, на практике нередко возникают неопределенные и порой несправедливые ситуации.

Следующий аспект, который необходимо рассмотреть, по нашему мнению, для определения понятия «приобретательная давность» - это отнесение данного института к юридическим фактам.



В науке не раз вставал вопрос о том, что под приобретательной давностью понимался не юридический факт, а определенный срок. Обычно под приобретательной давностью понимается определенный временной промежуток, с окончанием которого закон связывает возникновение права собственности. Любой временной промежуток, имеющий юридическое значение, в правоведении принято называть сроком. Таким образом, считается, что основанием приобретения права собственности по давности является юридический срок[33]. Еще Д.И. Мейер обращал внимание на то, что «у нас нередко даже разумеют под давностью именно давностный срок. Говорят, например: «Прошла давность, прошли две, три давности и т.п.»[34]. В качестве срока определял приобретательную давность и В.А. Рясенцев. «Приобретательная давность, - писал он, - установленный законом срок, по истечении которого право собственности возникает на чужое имущество у лица, владевшего им добросовестно и открыто как своим собственным»[35].

В целом следует согласиться, что давность вообще - это отдаленность во времени, т.е., иными словами, срок[36]. Вместе с тем давность определяется и как длительное существование чего-либо[37]. В последнем случае срок не составляет сущности какого-либо явления, а лишь характеризует его во времени, определяет его продолжительность.

На наш взгляд, последняя характеристика будет более уместна в определении приобретательной давности. По нашему мнению, под рассматриваемым явлением не следует понимать лишь срок как временной промежуток. Поскольку срок (определенный период времени) – это лишь одно из условий, один из пунктов, который должен быть соблюден и учтен, чтобы в конечном итоге возникло право собственности. Абсолютно верно, на наш взгляд, отмечал Ю.С. Гамбаров: «Время - есть необходимый спутник всех без различия юридических отношений, но оно влияет на них не само по себе, а через те или иные юридические факты, которые им обуславливаются или ограничиваются»[38].



Иными словами, само по себе, независимо от иных юридически значимых обстоятельств, время не способно вызвать те или иные правовые последствия. Поэтому и правообразующая сила приобретательной давности лежит не в самом сроке, а в факте непрерывного, добросовестного и открытого владения имуществом как своим собственным в течение этого срока[39].

Таким образом, мы точно определили, что приобретательная давность – это юридический факт, а не срок.

Следующий момент, который следует уточнить: какое именно место занимает приобретательная давность в классификации юридических фактов. Напомним, что юридические факты – это такие сформулированные в гипотезах правовых норм жизненные обстоятельства, с которыми закон связывает возникновение, существование, изменение или прекращение правовых отношений[40]. Традиционно юридические факты принято делить на действия и события. В основе данной классификации лежит волевой признак. Так, события как основание возникновения, изменения, прекращения правовых отношений не зависят от воли человека, действия же напротив – полностью зависят от проявления воли участника (-ов) правоотношений. Однозначно, что приобретательная давность не относится к юридическим событиям, поскольку, исходя из природы владения, можно сделать вывод, что в основе этого действия, безусловно, лежит волевое желание субъекта правоотношений.

Институт приобретательной давности (в смысле непрерывного, открытого и добросовестного владения), по нашему мнению, нельзя отнести ни к правонарушениям (неправомерные действия), ни к юридическим актам (так как чаще всего юридические акты представляют собой распорядительные действия органов государственной власти или сделки).

Таким образом, остаются только юридические поступки, под которым в теории права понимают «действия лиц, с совершением которых закон связывает наступление юридических последствий независимо от воли, желания и намерений этих лиц»[41]. Но даже, если закон признает юридическим поступком не единовременный акт, а некоторую совокупность действий (например, создание произведения науки, литературы или искусства), каждое из таких действий влечет определенные правовые последствия (в приведенном примере - возникновение авторских прав на незаконченное произведение), т.е. является уже само по себе юридическим фактом (поступком). Давностное владение также состоит из целого ряда взаимосвязанных действий, представляя собой, таким образом, некую длительную юридически значимую деятельность, однако его правовой эффект (приобретение права собственности) наступает только по истечении срока такой деятельности. Следовательно, давностное владение отличается и от тех действий, которые принято рассматривать в качестве юридических поступков[42].

В литературе неоднократно высказывалось мнение о необходимости расширения устоявшейся классификации юридических фактов за счет включения в нее такой категории, как факты-состояния[43]. Однако сторонники данной точки зрения вкладывали в понятие юридического состояния различный смысл. Так, К.А. Стальгевич к этим юридическим фактам относил состояние в браке, состояние в гражданстве определенного государства, состояние на военной или иной службе[44]. О.С. Иоффе считал, что в эту группу необходимо выделить «такие неволевые явления, которые существуют постоянно или в течение длительного времени, порождают непрерывно или периодически определенные правовые последствия и не погашаются в единократном акте правового действия»[45]. К этим «неволевым явлениям» он, в частности, относил свойства вещей, такие как делимость и неделимость, потребляемость и непотребляемость, определенность родовая и индивидуальная и т.п.[46] Не останавливаясь на оценке этих суждений[47], следует заметить, что давностное владение не соответствует предложенным в литературе определениям факта-состояния, хотя, как представляется, и является таковым по своей сути.

Таким образом, в рамках существующей классификации юридических фактов давностному владению не находится места. Поэтому вопрос о его правовой природе остается открытым. Мы согласны с мнением, что владение следует понимать именно как юридическое состояние - длительно существующий юридический факт, единовременно вызывающий правовые последствия по истечении определенного срока существования и по механизму своего действия близкий юридическому поступку (поскольку так же, как и поступок, влечет правовые последствия независимо от направленности воли действующего лица)[48].

Таким образом, приобретательная давность – это юридический акт-состояние, близкий по своему содержанию все же к юридическому поступку. И этот вопрос остается открытым в науке.

Следующий вопрос, который необходимо разрешить – это вопрос понимания приобретательной давности как способа или основания приобретения права собственности.

Надо отметить, что в науке давно ведется дискуссия о понимании «способа» (modus) и «основаниея» (titulus, iustus titulus) возникновения (приобретения) права собственности. Единого подхода к решению данного вопроса до сих пор нет.

Так, в отечественной цивилистике нашли свое отражение различные подходы к данной проблеме. Все они, несмотря на присущие им особенности, могут быть, тем не менее, разделены на две основные группы. Критерием деления при этом выступает признание или непризнание интересующих нас понятий в качестве самостоятельных, независимых друг от друга юридических категорий.

Сторонники первой группы отождествляют понятия «основание» и «способ» приобретения права собственности[49]. Одни из них не различают эти термины[50], другие же, формально разграничивая основание и способ, по существу, как и первые, стоят на позиции их отождествления. Так, например, по мнению, высказанному В.П. Грибановым и Л.В. Щенниковой, основаниями являются любые юридические факты, с которыми закон связывает приобретение права собственности, а способами - те из них, которые относятся к группе действий, т.е. волевых актов[51]. С этой позиции понятия «способ» и «основание» соотносятся как часть и общее. Поскольку же для приобретения права собственности в любом случае требуются действия приобретателя, выражающие его волю[52], то получается, что и указанные авторы, по сути, отождествляют рассматриваемые термины.

Другая точка зрения заключается в том, что основание и способ приобретения права собственности рассматриваются в качестве самостоятельных категорий. Вместе с тем их мнения разделяются относительно того, что именно понимать под основанием и способом.

Традиционной является точка зрения, рассматривающая способ приобретения права собственности в качестве юридического факта, непосредственно порождающего это право[53]. Понимая под способом приобретения права собственности юридический факт, эти цивилисты определяют его как волевое правомерное действие по приобретению лицом хозяйственного господства над вещью, приводящее при определенных условиях к возникновению права собственности. Главным таким условием, предпосылкой возникновения права собственности посредством указанного действия является наличие законного основания. Под основанием сторонники данной точки зрения понимают закон, административный или юрисдикционный акт, а также сделку. В качестве общей черты, позволяющей рассматривать эти акты как основание возникновения права собственности, является присущая им правотворческая способность - способность устанавливать права и обязанности участников правоотношения. Помимо этого, являясь нормативными или индивидуальными актами, основания всегда непосредственно направлены на достижение определенного правового результата[54]. Именно с этим качеством связано то обстоятельство, что действия, составляющие содержание способа, «лишь тогда порождают... возникновение (переход) права собственности, если они направлены на достижение правового результата, указанного в титуле»[55]. Таким образом, основание по своей сути представляет собой смыслообразующую субстанцию, придающую юридическое значение определенным эмпирическим фактам[56].

По-иному раскрывает содержание основания и способа Е.А. Суханов. Он понимает под основаниями возникновения права собственности правопорождающие юридические факты, а под способами - правоотношения, возникающие на основании этих фактов[57].

Надо отметить, что у каждого из представленных подходов существуют определенные недостатки и достоинства. Нам представляется, что рассмотрение более подробно этих положений не совсем целесообразно в рамках настоящей работы. Наша позиция по поводу определения приобретательной давности такова: применительно к рассматриваемому институт гражданского права нет необходимости проводить строгое разграничение между основанием и способом приобретения права собственности. Необходимо, однако, помнить, что в теории права различают основания нормативные и фактические. Под первыми понимаются акты, регулирующие общественные отношения (например, закон), а под вторыми - предусмотренные ими юридические факты. Поэтому приобретательная давность может быть обозначена одновременно и как способ, и как основание (во втором значении) приобретения права собственности[58].

И последний пункт, который, по нашему мнению, необходимо рассмотреть в рамках настоящего параграфа: вопрос о том является ли приобретательная давность первоначальным способом (основанием) приобретения права собственности или производным. Необходимо сразу отметить, что приобретательная давность – это основание (способ) приобретения только права собственности: «...действующее законодательство не предусматривает в качестве основания возникновения права хозяйственного ведения приобретательную давность. Согласно п. 2 ст. 299 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, приобретенное унитарным предприятием по договору или иным основаниям, поступает в хозяйственное ведение предприятия в порядке, установленном настоящим Кодексом, другими законами и иными правовыми актами для приобретения права собственности»[59]. Также по давности владения не могут быть приобретены сервитуты. Нам представляется данное уточнение достаточно важным и необходимым для практического применения норм, составляющих институт приобретательной давности.

Итак, казалось бы, все предельно ясно: приобретательная давность – это традиционно первоначальный способ (основание) приобретения права собственности. Необходимо отметить, что среди ученых нет, однако, единой точки зрения относительно критерия их разграничения. В качестве такового предлагается либо правопреемство, либо воля.

Сторонники критерия воли[60] к первоначальным способам относят такие, при которых право собственности возникает независимо от воли предшествующего собственника, поскольку такового вообще нет, либо его воля не принимается во внимание. Соответственно, к производным способам относятся способы, при которых обязательным условием возникновения права собственности является воля предшествующего собственника, а также согласие нового приобретателя[61].

Практическое и теоретическое значение деления способов приобретения права собственности на первоначальные и производные на основании критерия правопреемства может быть выражено правилом, сформулированным еще римскими юристами: «nemo ad alium plus iuris transferre potest quam ipse haberet»[62] (никто не может передать другому права большего, чем сам имеет).

Исходя из изложенного, приобретательную давность следует отнести к первоначальным (оригинальным) способам приобретения права собственности, поскольку право собственности давностного приобретателя (узукапиента) не основано на праве прежнего собственника, не зависит от него[63].

В литературе, однако, встречалась точка зрения, согласно которой давностное владение является производным способом приобретения права собственности[64]. В обоснование этой позиции приводилось соображение о том, что «между прекращением права собственности хозяина вещи и приобретением этого права со стороны давностного владельца» нет никакого промежутка времени, «в который вещь никому не принадлежала бы... до последнего момента давностного срока вещь, состоящая в давностном владении, считается собственностью ее хозяина... При давности право собственности по вещи от одного лица - собственника переходит к другому - давностному владельцу точно так же, как переходит право собственности от одного лица к другому на основании какой-либо сделки»[65].

Как представляется, отсутствие какого-либо временного промежутка между правом бывшего собственника и правом, возникшим у давностного владельца, еще не свидетельствует о производном характере приобретения права собственности. В противном случае следовало бы признать производным способом приобретения права собственности и находку, оккупацию и т.п., поскольку в данных ситуациях также нет никакого временного разрыва между правом «бывшего» и «нового» собственника. Кроме того, по давности возможно приобретение и вещей бесхозяйных (здесь вообще в некоторых случаях не может быть речи о преемстве права)[66].

В качестве производного способа приобретения права собственности рассматривал приобретательную давность и П.В. Попович. Производный характер приобретательной давности, по его мнению, обусловлен тем обстоятельством, что «в основании usucapio лежит сделка. Данная сделка может состояться только тогда, когда, с одной стороны, будет изъявлена собственником воля на отчуждение, с другой же стороны, будет изъявлена воля узукапиента на приобретение...»[67].

Наличие воли собственника на отчуждение принадлежащей ему вещи явствует, по словам П.В. Поповича, из того, что «собственник видит, что захвативший осуществляет все права его как собственника... но собственник не спорит, не протестует, не защищается... Очевидно, собственник так относится к этому обстоятельству по той причине, что изъявил в душе свое согласие на то, иначе говоря, таковым поведением признал право собственности за узукапиентом»[68]. Только с позиции молчаливого согласия собственника на отчуждение вещи, продолжает П.В. Попович, можно объяснить нераспространение давности на вещи краденые и отнятые насильно. Краденые вещи не могут быть приобретены по давности, поскольку бездействие в данном случае «вызвано незнанием места нахождения уворованной вещи и самого вора»[69], т.е. не субъективными, а объективными причинами.

Проанализировав данную позицию более подробно, мы все-таки пришли к выводу, что приобретение права собственности по давности нельзя ставить в зависимость от права бывшего собственника. В данном случае не происходит перехода права; оно возникает вновь у давностного владельца в результате его собственного активного поведения. Следовательно, приобретательная давность является первоначальным, а не производным способом (основанием) приобретения права собственности[70].

Подводя итог всему вышеизложенному, мы предлагаем понимать приобретательную давность в широком и узком смысле. В узком смысле понятие приобретательной давности определено в п.1 ст. 234 ГК РФ и его составляющие будут рассмотрены ниже, в этом смысле нужно признавать это своего рода «субъективной приобретательной давностью» и рассматривать как юридический факт-состояние. Что же касается понимания приобретательной давности в широком смысле, то здесь мы предлагаем собственное определение, которое может звучать следующим образом: «Приобретательная давность – это институт российского гражданского права, представляющий собой первоначальный способ (основание) приобретения права собственности на объекты гражданских прав».

 

Глава II. Содержание приобретательной давности и перспективы развития

Содержание приобретательной давности

Характеризуя правоотношения, возникающие по поводу возникновения права собственности по давности владения, на наш взгляд, следует опираться на следующую схему: источники правового регулирования – субъекты – объекты – условия приобретательной давности.

Источники. Выше нами было определено, что основным источником регулирования института приобретательной давности является Гражданский Кодекс Российской Федерации, а именно статья 234. Более подробное толкование данной нормы приведено в совместном «Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»[71] (далее – Постановление №10/22).

Следующее на что необходимо обратить внимание – это субъекты правоотношений, возникающих по поводу приобретения права собственности по давности владения. Здесь важно отметить, что законодатель ограничил этот круг, указав, что только гражданин или юридическое лицо могут быть субъектами, причем давая системное толкование указанной норме, необходимо заметить, что положения данной статьи распространяются также на иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранные юридические лица. Отличительной особенностью субъектного состава данных правоотношений является то, что их участниками не может быть Российская Федерация, субъекты федерации и муниципальные образования.

Что касается другой важной составляющей правоотношений – объект, то здесь следует указать на то, что объект является общим для права собственности, за исключение изъятий, предусмотренных ст. 129 ГК РФ (оборотоспособность вещей). Кроме того, в объект данных правоотношений не входят то имущество, которое принадлежат субъектам в силу трудовых и служебных обязанностей.

И наконец, условия приобретательной давности. По нашему мнению, данная составляющая является наиболее интересной и дискуссионной.

Итак, в упомянутом выше Постановлении 10/22 в пункте 15 указано: «В силу пункта 1 статьи 234 ГК РФ лицо - гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

При разрешении споров, связанных с возникновением права собственности в силу приобретательной давности, судам необходимо учитывать следующее:

- давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности;

- давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Принятие обычных мер по обеспечению сохранности имущества не свидетельствует о сокрытии этого имущества;

- давностное владение признается непрерывным, если оно не прекращалось в течение всего срока приобретательной давности. В случае удовлетворения иска давностного владельца об истребовании имущества из чужого незаконного владения имевшая место ранее временная утрата им владения спорным имуществом перерывом давностного владения не считается. Передача давностным владельцем имущества во временное владение другого лица не прерывает давностного владения. Не наступает перерыв давностного владения также в том случае, если новый владелец имущества является сингулярным или универсальным правопреемником предыдущего владельца (пункт 3 статьи 234 ГК РФ);

-владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. По этой причине статья 234 ГК РФ не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.)»[72].

Предлагаем рассмотреть каждое условие в отдельности.

Начнем с самых спорных понятий «владение имуществом как своим собственным» и «добросовестное владение».

Необходимо для начала отметить, что в настоящее время законодатель не определяет такую важную категорию как «владение». Однако согласно классическим взглядам владение определяется как достаточно длительное, укрепившееся, обеспеченное от постороннего вмешательства физическое, реальное господство над вещью, в единстве corpus и animus, т.е. фактического господства, соединенного с намерением владеть[73].

Говоря о владении, нужно различать юридических владельцев и держателей (фактических владельцев). Важно отметить, что говоря о приобретательной давности, мы подразумеваем в качестве субъектов лишь держателей, потому что в противном случае по приобретательной давности имущество в собственность могло бы получить любое лицо, которое, например, владеет им, исходя из договора аренды, а это противоречит природе исследуемого института, такая же позиция отражена в Постановлении 10/22. Но для приобретения права собственности по давности владения важно не только фактическое господство над вещью, но также и наличие владельческой воли – animus possidendi, т.е. намерение владеть вещью как своей[74].

Итак, что же подразумевается под категорией «владение имуществом как своим собственным»?

- владение не по договору[75];

- тождественно добросовестности[76];

- уплата налогов на имущество, его охрана[77];

- связано с субъективным восприятием окружающими; владение от своего имени[78];

- владение имуществом как своим собственным характеризуется как собирательное понятие через: добросовестность - неведение о законной принадлежности присвоенной вещи другому лицу, вовлечение вещи в практический оборот, целесообразное ее использование, восстановление ее способности производить полезный результат, распоряжение результатами ее использования; открытость - очевидность материальной связи лица с вещью; непрерывность - осуществление физического контакта с вещью на всех этапах цикла ее использования и воспроизводства [79];

- извлечение полезных свойств имущества (если это необходимо давностному владельцу) и надлежащее исполнение всех связанных с использованием и содержанием вещи обязанностей, включая обслуживание имущества, поддержание его в надлежащем состоянии, не допускающем ухудшения или порчи имущества, в том числе исполнение различного рода публичных обязанностей, связанных с использованием имущества, если таковые имеются (например, уплата налогов, страхование имущества, соблюдение мер общественной безопасности при его использовании и т.п.), исполняя которые, давностный владелец осознает принадлежность вещи иному, неизвестному ему лицу[80];

- «давностный владелец должен владеть имуществом как своим собственным или, что то же самое, в виде собственности, без оглядки на то, что у него есть собственник»[81].

Проанализировав лишь некоторые точки зрения о природе «владения имуществом как своим собственным», мы можем сделать вывод: что лицо, желающее приобрести право собственности по давности владения должно относиться к имуществу точно так же, как если бы он был его собственником. Нужно отметить, что в данном случае категория «владение как своим собственным» является своего рода «экономией» с точки зрения юридической техники, и, на наш взгляд, под ней скрывается устоявшаяся триада права собственности: владение, пользование, распоряжение (только здесь у субъекта нет титула собственник). Получается, что лицо также несет бремя содержания вещи и риск случайной гибели, а значит и платит налоги, сохраняет, содержит имущество, извлекает из него полезные свойства и т.д.

Следующее условие, которое, на наш взгляд, неразрывно связано с «владением имуществом как своим собственным» - это добросовестное владение. Данная категория вызывает достаточно много вопросов и споров.

Наша позиция в вопросе соотношения «добросовестного владения» и «владения имуществом как своим собственным» выражается в следующем: мы убеждены, что это два идентичных понятия. Эти два понятия являются синонимичными и равнозначными.Такой вывод следует из следующего.

Прежде всего, следует остановиться на том, что законодатель неправомерно и совсем нелогично и неоправданно, на наш взгляд, считает, что владение и приобретение – это одно и то же. Мы убеждены, что ни в коем случае нельзя смешивать, путать и считать идентичными понятие «добросовестное владение» и «добросовестное приобретение». К сожалению, в Постановлении 10/22 данные понятия считаются равнозначными, что, по нашему мнению, неверно по следующим причинам.

Во-первых, владение необходимо рассматривать как длящийся процесс (начало которого можно определить с момента приобретения вещи, а конец связан с гибелью вещи или утратой права собственности) в отличие от приобретения, которое происходит однократно и определяется как действие, причем оно может быть как правомерным, так и противоправным.

Во-вторых, исходя из того, что владение - это процесс, а неоднократный акт как приобретение, вытекает и следующий, по нашему мнению, важный вывод о том, что для приобретения права собственности по давности владения, лицо должно добросовестно владеть имуществом как своим собственным на протяжении всего срока (15 или 5 лет), а не только быть добросовестным в момент приобретения имущества.

В-третьих, обращаясь к статье 302 и 303 Гражданского Кодекса РФ, мы делаем вывод о том, что и тут законодатель не совсем разделяет понятия «приобретение» и «владение», поскольку в ст.302 ГК РФ говорится о добросовестном приобретении, а в ст. 303 ГК РФ речь уже идет о недобросовестном владении. Хотя по нашему мнению речь идет лишь о таких понятиях как «добросовестное и недобросовестное приобретение». Поскольку важно заметить, что владение может быть добросовестным и недобросовестным и это не зависит от того какое по характеру было приобретение имущества. Таким образом, можно сделать вывод, что приобретение по сути дела, является начальной точкой отсчета, а сам отрезок времени, сам процесс осуществления господства над вещью нужно называть владением. И это можно выразить в следующей схеме:

Также анализируя п.4 ст.234 ГК РФ, можно заключить, что приобретательная давность применима и в случае, если приобретатель был недобросовестным, так как в п.4 говорится о том, что течение срока приобретательной давности начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям (ст.301 и ст.305 ГК РФ). Безусловно, на практике, если будет установлено, что приобретение произошло против закона (нарушение норм уголовного законодательства, подделка документов и т.д.), то положения о приобретательной давности применяться не будут. При этом в литературе изложены следующие точки зрения: К.И. Скловский предлагает дифференцировать приобретательную давность в зависимости от добросовестности приобретения имущества. Он считает допустимым приобретение имущества недобросовестным владельцем при условии установления увеличенного давностного срока[82]. С точки зрения М.Г. Масевич, недобросовестный приобретатель (т.е. лицо, знающее о незаконности своего владения) может стать собственником, если владение осуществляется им добросовестно[83]. В данной ситуации, наша позиция будет однозначна: в случае незаконного приобретения имущества (именно с нарушением норм уголовного закона), лицо не может стать собственником по давности владения, хоть он и добросовестно владел имуществом.

Таким образом, можно сделать вывод, что применяя положения об исследуемом институте необходимо различать добросовестное владение и добросовестное приобретение. Надо заметить, что добросовестное владение – это понятие, которое включает в себя добросовестное приобретение имущества, а также осуществление фактического господства над вещью в течение всего срока. И еще раз подчеркнем, что говоря о добросовестном владении мы подразумеваем, что лицо владеет им как своим собственными, т.е. является «как бы собственником» (квазисобственником). Анализируя это условие, у нас возник закономерный вопрос: а может ли владение имуществом как своим собственным изначально быть недобросовестным? Недобросовестным, как мы уже определили выше, может быть приобретение имущества, а вот может ли «квазисобственник» осуществлять свои полномочия недобросовестно – это положение вызвало у нас сомнения. Поэтому мы сделали вывод, что да, действительно, владение имуществом как своим собственным может осуществляться недобросовестно (например, лицо может не платить обязательные платежи, не охранять и не заботиться об имуществе и т.д.), но в таком случае говорить о приобретательной давности не приходится, поскольку одно из условий не будет выполнено, а значит, приобрести право собственности не представится возможным.

Поэтому, чтобы приобрести право собственности на имущество по давности владения необходимо быть его добросовестным приобретателем (лицо не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности), добросовестно владеть этим имуществом как своим собственным (прим. «добросовестное владение»= «владение имуществом как своим собственным») от момента приобретения и в течение установленного законом срока (прим.15 и 5 лет в зависимости от вида имущества).

Говоря о добросовестности владения, нельзя не остановиться на вопросе о том: презумпция это или принцип? Отметим, что в теории права под принципом понимают основополагающую идею, руководящее (исходное) начало. Под презумпцией же понимается предположение о существовании факта, которое будет считаться истинным до тех пор, пока не будет установлено обратное. По нашему мнению, рассматривая институт приобретательной давности, необходимо говорить о добросовестности владения как о презумпции. Надо отметить, что в русском праве презумпция добросовестности владения была прямо закреплена в ст. 530 ч. 1 т. X Свода законов: «Владение признается добросовестным дотоле, пока не будет доказано, что владельцу достоверно известна неправость его владения».

У. Матеи, напротив, отмечает, что презумпция добросовестности владения является «важным принципом»[84]. С этой точкой зрения мы не согласны, поскольку презумпция добросовестности владения следует изначально, исходя из п.5 ст. 10 ГК РФ.

Кроме этого, анализируя научную литературу, можно сделать вывод, что авторы часто смешивают, путают два понятия «презумпция добросовестности приобретения» и «презумпция добросовестного владения». Нам представляется необходимым особенно подчеркнуть, что говоря о приобретательной давности, следует говорить о «презумпции добросовестного владения» подразумевая процесс, который начинается с момента приобретения и продолжается в течение установленного срока. И здесь же нужно говорить и о такой презумпции как «презумпция добросовестности приобретения», поскольку в суде в любом случае, в соответствии с законом и Постановлением 10\22 истец будет обязан доказать как добросовестность приобретения имущества, так и добросовестность владения им.

Конечно, существуют на практике и такие ситуации, что лицо уверено, что оно является добросовестным приобретателем, добросовестно владеет вещью, но по истечению определенного срока выясняется, что его приобретение было заблуждением и было осуществлено против воли собственника. В таком случае добросовестность будет определяться на момент совершения сделки по установлению владения. Если впоследствии владелец обнаружит, что вещь приобретена незаконно, то это само по себе не делает его недобросовестным. В этом состоит проявление постулата римского права: «Последующая недобросовестность не вредит начатому владению». Данный вывод сегодня основан на п. 4 комментируемой статьи, согласно которому лицо, из владения которого вещь может быть истребована на основании ст. ст. 301 и 305 ГК (эти статьи посвящены лицу, незаконно владеющему чужой вещью), в принципе способно приобрести ее по давности владения. Такое лицо, следовательно, не исключается из круга потенциальных приобретателей. В то же время обратное правило: «Последующая добросовестность (во время владения) устраняет недобросовестность предшествующую (в момент приобретения)» - не действует[85].

Таким образом, мы различаем два понятия «добросовестное приобретение» и «добросовестное владение», но при этом эти два понятия, являясь самостоятельными, взаимосвязаны. В процессе приобретения права собственности по приобретательной давности следует говорить о двух презумпциях «презумпция добросовестного приобретения» и «презумпция добросовестного владения», которые закономерно возникают из п.5 ст. 10 ГК РФ.

Рассмотрим следующие условия приобретательной давности такие как «открытость и непрерывность владения».

В соответствии с Постановлением 10/22 открыто означает, что «лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Принятие обычных мер по обеспечению сохранности имущества не свидетельствует о сокрытии этого имущества». Данное условие вполне логично ассоциируется и вытекает из реквизита «добросовестное владение имуществом как своим собственным», поскольку, действительно, являясь собственником, лицо не скрывает факт владения вещью, ну кроме тех случаев, когда это необходимо для сохранности и защиты имущества. Открытое для всех окружающих владение, в том числе исполнение связанных с ним обязанностей, указывает на отсутствие у фактического владельца намерения скрыть вещь от ее собственника с целью недобросовестного присвоения и свидетельствует о его воле, направленной на возврат имущества действительному собственнику в случае его обнаружения[86]. По верному утверждению К.И. Скловского, «требование открытости владения обнаруживает стремление сохранить в этом институте баланс интересов и дать гарантии собственнику для отыскания вещи»[87] При этом фактический владелец, на что справедливо указывает Н.Н. Аверченко, не обязан постоянно совершать действия, демонстрирующие фактическое владение, а должен вести себя в отношении бесхозяйного имущества в общепринятых рамках[88].

Следующее условие – непрерывность владения. Достаточно детально условие объяснено в Постановлении 10/22. Надо заметить, что по российскому гражданскому праву основанием для перерыва давности владения естественно считать лишь фактическую утрату владения, получившую у пандектистов наименование naturalis usurpation (естественный перерыв приобретательной давности)[89]. И это совершенно справедливо, ведь если лицо умышленно передаст вещь, например, на хранение другому лицу, то умаляется смысл такого условия приобретательной давности как открытость, поскольку собственник будет лишен возможности отыскать свою вещь. Следовательно, в случае фактической передачи имущества иному лицу не соблюдаются необходимые условия давностного владения, что является препятствием к использованию приобретательной давности в качестве основания приобретения права собственности на такую вещь[90]. Также необходимо отметить, что, заключая сделку с давностным владельцем, впоследствии данное соглашение может быть признано недействительным, поскольку существует «дефект субъекта» и такая сделка будет считаться оспоримой. Однако если имущество возвращается давностному владельцу, то это не будет считаться перерывом срока приобретательной давности.

Что касается срока приобретательной давности, то по нашему мнению, в целях развития гражданского оборота необходимо сократить сроки на 3 года, т.е. на срок исковой давности, в течение которого собственник имущества может заявить требования в порядке ст. 301 и 305 Гражданского кодекса РФ. Потому что на практике (прим.этот вопрос будет более подробно рассмотрен в главе 3 настоящей работы) как правило для того, чтобы признать право собственности на недвижимость по приобретательной давности необходимо соблюдать все условия в течение 18 лет (!). На наш взгляд, это крайне негативно отражается на развитии гражданских правоотношений (замедляет их развитие) и теряется смысл приобретательной давности как таковой. Кроме этого, важно отметить, что срок исковой давности по виндикационному требованию равен 3 года и начинается этот срок исчисляться со дня, когда собственник узнал или должен был узнать о нарушении своего права. На наш взгляд, эта формулировка, применительно к институту приобретательной давности, является не совсем удачной, так как объективно это значительной затрудняет применение норм о давности владения, поскольку определить срок течения исковой давности сложно. С друго й стороны, эта норма защищает собственника. Одним словом, можно отметить, что эта сторона вопроса является достаточно сложной и требующей системного и комплексного анализа. На сегодняшний день, мы все-таки признаем, что пока эта норма является оптимальной и приемлемой в рамках развития гражданских правоотношений.

Говоря о сроке также необходимо упомянуть и п.3 ст. 234 ГК РФ, который позволяет давностному владельцу присоединить к сроку владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является. Эта норма, действительно, позволяет развиваться гражданским отношениям. Особенно это актуально для юридических лиц, которые стали правопреемниками организаций-давностных владельцев в случае реорганизации (например, слияние, поглощение).

Проводя системный анализ статьи 234 Гражданского Кодекса, мы пришли к выводу, что существуют три ситуации, которые могут быть выражены в следующей схеме:

 

+____________+____________ = +

 

 

 


- ___________ +___________ = + 3 года

 

+ _____________ - ________= -

 

Таким образом, исходя из представленных схем, можно сделать важный вывод: приобретение имущества может быть как добросовестным, так и недобросовестным (в таком случае недобросовестность погашается сроком исковой давности по п.4 ст. 234 ГК РФ), но вот если не будет добросовестного владения, то приобрести право собственности по приобретательной давности будет невозможно. При этом должны быть соблюдены условия срока, открытости и непрерывности владения.

Говоря о содержании приобретательной давности, также надо отметить момент возникновения права собственности на имущество, которое подлежит регистрации, в соответствии с абзацем 2 п.1 ст.234 ГК РФ возникает с момента такой регистрации. На наш взгляд, это не вполне логично. Ведь, если лицо, например, признается собственником нежилого помещения с момента регистрации, то получается 15 лет (+3 года в отдельных случаях) это лицо лишено всех правомочий собственника (ведь будучи лишь давностным владельцем лицо не может в полной мере быть собственником имуществом). Таким образом, de ure – в течение 15 лет (+3 года) он был собственником, а de facto – таковым он не являлся.

Подобные ситуации возникают, когда вносятся записи в реестр на основании недействительной сделки. Все это происходит потому, что ни ГК РФ, ни АПК РФ, ни ГПК РФ, ни Закон о государственной регистрации не предусматривает никакого специального порядка погашения ранее внесенной на основании недействительной сделки записи и внесения новой записи о приобретении права собственности на основании приобретательной давности[91]. На наш взгляд, в абзац 2 п.1 ст. 234 ГК РФ необходимо внести изменение и изложить данную норму следующим образом:

Право собственности на недвижимое имущество и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента вступления судебного решения, устанавливающего данный факт, в законную силу. На основании этого решения должна быть внесена запись в государственный реестр».

Говоря о содержании приобретательной давности, нужно также затронуть вопрос, который в принципе обсуждается реже, чем остальные неоднозначные вопросы, о том погашаются ли «бывшие» обременения вещи, которые существовали у предшествующего собственника вещи? И здесь следует отразить вполне верную и логичную точку зрения В.А. Рахмиловича: «Право добросовестного приобретателя не зависит от предшествующих прав. Поэтому, если существовали какие-либо обременения права собственности на спорную вещь, то они погашаются (отпадают), коль скоро приобретатель добросовестно не знал об их существовании»[92].

Таким образом, в рамках настоящего параграфа мы проанализировали содержание института приобретательной давности: определили условия, особенности исчисления сроков приобретательной давности. На наш взгляд, точное понимание условий данного института и его особенностей – это основа грамотного развития правоприменительной практики, а вместе с тем и гражданских правоотношений.

 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 57; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.044 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты