Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Сравнительное правоведение




Правоведение является системой, осуществляющей нормирование и контроль реального исполнения юридических норм и прав в любой среде функционирования человека. При этом правоведение отслеживает данные взаимоотношения при наличии специализированных совокупностей контролирующих механизмов: административное право, налоговое, гражданское и т.д.

Сравнительное право

Развитие сравнительного права. Сравнение правовых систем, соседствующих на географической карте, — дело такое же давнее, как и сама правовая наука. Изучение 153 конституций греческих и варварских городов лежит в основе трактата Аристотеля о политике; Солон, как говорят, действовал так же, создавая афинские законы, а децемвиры, как гласит легенда, составили Законы 12 таблиц лишь после изучения законов городов Великой Греции. В средние века сравнивали римское право и право каноническое, а в Англии в XVI веке также обсуждали в сравнительном плане достоинства канонического права и общего права. Позднее на сравнении обычаев основывались труды тех, кто пытался создать во Франции общее обычное право, в Германии — немецкое частное право. Наконец, Монтескье стремился путем сравнения изучить дух законов и определить принципы хорошей системы правления.

Можно привести еще множество примеров из прошлого; тем не менее развитие сравнительного права как науки относится к недавнему времени. Только в последние сто лет важность сравнительного изучения права была признана, методы и цели сравнительного права систематически изучались и сам термин «сравнительное право)} был признан и вошел в научный оборот.

Причины, объясняющие столь позднее признание сравнительного права как науки, легко установить. В течение веков наука права была направлена на выявление принципов и положений справедливого права, соответствующего воле бога, человеческой природе и разуму.

Наука права была оторвана от позитивного права. Изучение обычаев интересовало судебную практику, практикующих юристов. Ордонансы князей интересовали правительства различных стран. Однако ни обычаи, ни ордонансы не привлекали внимания тех, кто размышлял о праве и писал о нем. Так было, в частности, в университетах, где презирали разнобой и варварский характер обычаев и ордонансов и считали единственно благородным и нужным изучение и преподавание только настоящей науки права, метода, при помощи которого можно открыть основы общей для всех стран справедливости. Этот метод видели в изучении римского права и канонического права, которые в трудах их комментаторов выступали как всеобщее право цивилизованного мира, ограниченного тогда рамками христианства.

Лишь в XIX веке, вследствие национальных кодификаций, идея «всеобщего права» сошла со сцены и как результат этой «культурной революции» появилась возможность, а затем и необходимость сравнивать законодательство различных европейских стран. И наука права в целом, и университетское преподавание основывались на национальных законодательных системах. Развитие сравнительного права было логическим следствием придания праву национального характера и соответственно изменения концепции права. С другой стороны, развитию сравнительного права способствовало последовательное расширение самых различных международных связей.

Дебют сравнительного права. Его современное значение. Сравнительное правоведение, сложившись на рубеже нашего века, развивалось быстрыми темпами. Еще четверть века назад оно рассматривалось как узкая сфера, где подвизались несколько дилетантов. В наши же дни в нем видят необходимый элемент науки и правовой культуры.

Первые шаги сравнительного правоведения отмечены дискуссиями, направленными на определение и уточнение его сущности и предмета, места среди других отраслей правовой науки, его методов, возможной сферы применения сравнительного изучения права, целей такого изучения. Дискутировалось, следует ли рассматривать сравнительное право как самостоятельную отрасль науки права или как метод — сравнительный метод, используемый этой наукой; сравнительное право стремились разграничить со сравнительной историей права, общей теорией права, социологией права; уточняли, в какой отрасли права сравнение особенно эффективно; ставили вопрос, какие системы права полезно, целесообразно или просто возможно сравнивать между собой; подчеркивались и опасности, которые подстерегают юристов, вставших на путь сравнительного изучения права. Эти дискуссии составляют основу первых трудов по сравнительному праву, появившихся в различных странах, и именно эти проблемы стояли на повестке дня Первого международного конгресса по сравнительному праву, состоявшегося в Париже в 1900 году; запоздалое эхо этих проблем звучит еще и сегодня в некоторых трудах, опубликованных недавно.

В тот начальный период, когда сравнительное право было еще «новичком», постановка всех этих вопросов в науке была неизбежна, равно как неизбежна была дискуссия о том, какое место должно занять сравнительное право в преподавании. Сегодня, когда сравнительное право прочно стоит на ногах, проблемы эти утратили актуальность.

Но остается еще двойная задача: с одной стороны, снова подчеркнуть то значение, которое вопреки мнению скептиков сравнительное право представляет для юристов, а с другой стороны, дать возможность убедившимся использовать в различных конкретных целях сравнение правовых систем.

В сжатом виде можно выделить три основные позиции, раскрывающие значение и выгоды сравнительного права. Оно весьма полезно для изучения истории права и его философского осмысления; оно полезно также для лучшего понимания и совершенствования собственного национального права; оно весьма значимо для взаимопонимания народов и создания лучших правовых форм отношений, складывающихся в международном общении.1

Различение элемента условности в правовых отношениях, изначально оговариваемых, является неотъемлемой частью процесса соблюдения прав сторон действия в любой сфере существования.

История, философия и общая теория права. Сравнительное право может быть использовано в исследованиях в области истории, философии или общей теории права.

Именно в этом аспекте сравнительное право смогло в XIX веке показать свою значимость. Вслед за Монтескье, которого иногда не без некоторого преувеличения называют прародителем сравнительного права, в XIX веке стало модным создавать широкие историко-философские картины развития права, основанные на господствовавших тогда представлениях о социальном прогрессе и эволюции. Для этой цели использовалось право самых различных народов. Начав с обычаев примитивных племен (чтобы показать происхождение права), юрист с восторгом созерцал затем право наиболее развитых стран в современной цивилизации. Мэн в Англии, Колер в Германии — наиболее видные представители этого направления. Такова же была ориентация созданной в 1831 году в Коллеж де Франс первой кафедры сравнительного права.

Сегодня мода на подобные генерализации прошла. Но тем не менее вклад, который сравнительное право может внести в исследования исторического или философского плана, неоспорим. При условии соблюдения необходимых предосторожностей можно использовать данные, полученные при наблюдении ряда примитивных племен, чтобы попытаться установить происхождение самого права и представлений о нем или чтобы углубить понимание некоторых институтов или правовых норм античности. Именно так, при помощи сравнительного права были показаны многие аспекты древнеримского права, древнегерманского права, феодального права.

А если говорить о философии права? Сравнительное право показывает нам множество правопониманий. Оно знакомит нас с обществами, в которых отсутствует наше понимание права; с обществами, в которых право тесно связано с религией и составляет ее сокровенную часть. История философии права может, конечно, ограничиться описанием взглядов и представлений о природе и роли права, существовавших в каком-либо одном секторе человечества. Однако философия требует универсализма; нет нужды говорить об убожестве и узости философии права, которая базировалась бы лишь на изучении своего национального права. Сравнительное право, совершенно очевидно, способствует тому, чтобы преодолевать такие барьеры.

Для общей теории права сравнительное изучение права не менее благотворно. Историческое происхождение наших классификаций, относительный характер наших концепций, социальная или политическая обусловленность наших институций могут быть выявлены с полной ясностью только тогда, когда мы посмотрим на них со стороны, выйдем из рамок собственной правовой системы.

Обратимся к традиционным для нас различиям между публичным и частным правом, гражданским и торговым правом, императивной нормой и диспозитивной, между законом и регламентом, вещными правами и правом обязательственным, между движимостью и недвижимостью. Тот, кто изучал только французское право, считает эти противопоставления само собой разумеющимися и необходимыми. Сравнительное право показывает, однако, что они приняты далеко не повсюду, что в некоторых странах они теряют значение или от них вообще отказались. Это наводит нас на необходимость по-иному взглянуть на данные категории, осмыслить их действительное значение в нашем современном национальном праве.

То же самое можно сказать и о наших правовых понятиях и концепциях. Сравнительное право способствует отказу от тенденции приписывать этим концепциям обязательный всеобщий характер. А ведь в истории ряда стран было немало ситуаций, когда интересы, которым должно было служить право, приносились в жертву логическим схемам.

То же самое можно сказать и об источниках права и его методах. Общая теория в изложении французских цивилистов восхваляет кодификацию и закон, она представляет их как прогрессивный способ, которым следует выражать нормы права в демократическом государстве, и видит в судебной практике и доктрине лишь средства, служащие для применения закона или его комментирования. Сравнительное право раскрывает предвзятость и известную гиперболичность такого анализа: оно показывает нам, что другие страны, которые мы считаем демократическими, придерживаются совсем иных формул, отказываются от кодификации и выступают против опасного, по их мнению, преувеличения роли закона. Сравнительное право позволяет нам узнать, что в некоторых других странах наши правовые институты, достоинство которых мы подчеркиваем, оцениваются как ложно демократические и фарисейские формулы. Поиск истины выигрывает от размышлений над данными, поставляемыми нам сравнительным правом.

Лучшее знание и совершенствование национального права. Сравнительное право полезно для того, чтобы лучше знать наше национальное право и улучшать его.

Законодатель во все времена в своей деятельности использовал сравнительное право. Не случайно в прошлом веке говорили о сравнительном законодательстве. Заботой тех, кто создал в 1869 году во Франции Общество сравнительного законодательства, тех университетов, которые образовали кафедры сравнительного законодательства, было изучение новых кодексов, принятых в различных странах, с тем чтобы составить представление о различиях, которые имелись в них по сравнению с французскими кодексами, и подсказать законодателю необходимость тех или иных изменений. Фактически, поскольку сходные условия порождали сходные требования и установки, законодательство в странах Европы в течение века развивалось достаточно сходным, идентичным образом. Если мы рассмотрим

торговое право, уголовное право, трудовое право и право социального обеспечения или даже семейное право, процессуальное право и право административное, мы сможем констатировать сходство многочисленных законодательных тенденций, совпадение не только в крупных вопросах, но и в юридических частностях. В течение двадцати, десяти лет и даже в более сжатые сроки реформа, осуществленная в какой-либо стране и доказавшая свою целесообразность, повторялась в других странах с некоторыми модификациями, учитывавшими специфические условия этих стран или направленными на исправление выявившихся пробелов и недостатков первого законодательного решения. Английские положения о чеках, бельгийский закон об отсрочке исполнения наказания, немецкая компания с ограниченной ответственностью — вот лишь немногие широко известные примеры институтов, заимствованных Францией из законов других стран. Обращение законодателя к помощи сравнительного права может только расширяться в наше время, когда от права ждут не только обеспечения стабильности правопорядка, а хотят посредством новых законов более или менее радикально преобразовать общество.

Не только законодатель имеет возможность использовать сравнительное право для совершенствования национального права. Такая же возможность открыта доктрине и судебной практике. Закон имеет национальный характер. Само же право, однако, не тождественно закону. Правовая наука по самой своей природе носит транснациональный характер. То, что издано, написано и применено в другой стране с той же структурой и теми же традициями, что и наша, может оказать влияние на способы толкования права в нашей стране, а иногда и привести к обновлению применения законов без вмешательства законодателя. Здесь можно дать множество примеров. Очевидно, что постановления Кассационного суда или Государственного совета во Франции часто определяли судебную практику многих иностранных государств, в которых французское право традиционно рассматривалось в качестве модели. То же самое еще более явно для стран английского языка, где право создается в основном судами: постановления высших судов Великобритании часто предопределяют деятельность австралийских или канадских судей и, наоборот, за некоторыми австралийскими или канадскими решениями в Великобритании признается авторитет, почти равный английским прецедентам.

Надо сказать, что до сих пор применение сравнительного права французской судебной практикой и доктриной довольно ограничено. Однако не вызывает сомнений, что французские юристы могут, как и другие, обогащаться идеями юристов других стран и находить в их опыте много полезного.1

Разработка совокупности юридических норм, регулирующих тот или иной вид общественных отношений и учреждающий тем самым определенный вид правоотношений, ориентирована в своей сущности на выявление "индивидуальности" данного конкретного действия.

Страница: 188

 

Источники права

Обратим теперь внимание на формальные источники права. В различных системах права разное значение придается закону, обычаю, судебной практике, доктрине, справедливости. При изучении иностранного права надо знать, что наши представления об иерархии различных источников права не применимы к другим странам; что методы и рассуждения, используемые юристами для установления норм права и развития права в целом, весьма разнообразны. Одна система может носить религиозный характер, и никакой законодатель не может изменять нормы такого права. В других странах законы — лишь модель, которую считают естественным нарушать, если того требует обычай. Где-либо еще судебному решению придается значение, выходящее за рамки данного процесса. Использование общих принципов и формул также может в некоторых правовых системах служить для того, чтобы подправить в ту или иную сторону формальную норму действующего права. Все это надо знать в отношении правовых систем, которые предполагается изучать на сравнительной основе. Дело усложняется тем, что вывода теоретиков об источниках права или способах толкования закона не всегда дают точное представление о реальном положении. Так, доктрина во Франции утверждает, что судебная практика не является источником права; тем не менее в действительности при определенных обстоятельствах решения Кассационного суда или Государственного совета часто играют роль не меньшую, чем закон. Еще и сегодня в Англии закон охотно изображают как исключительный феномен в системе, которая является классической системой судейского права. Однако законы в Англии столь же многочисленны, и они играют там роль ничуть не меньшую, чем во Франции. Их перестали толковать буквально и ограничительно, как это предписывалось старинными канонами. Остается верным лишь то, что английские юристы по-прежнему плохо чувствуют себя в присутствии норм, сформулированных законодателем, и стремятся как можно скорее растворить их в судебных решениях, вынесенных в ходе применения этих норм. Доктрина ислама не допускает, чтобы законодатель мог изменять нормы права, составляющие священное мусульманское право; это запрещение не препятствует тому, чтобы различными путями - полицейскими или процессуальными — властитель в мусульманских странах фактически парализовал действие той или иной нормы или подчинил ее применение различным условиям, не затронув ортодоксальных принципов.1

Выявление элементов сходства и различия в процедурах правовых взаимоотношений одного порядка позволяет разработать условия предварительной формализации алгоритма действия с последующим внесением специфического в конкретной ситуации.

Международное взаимопонимание: международное публичное право. Сравнительное право полезно для взаимопонимания между народами и создания наилучшего режима отношений в международной жизни.

Этот — третий — аспект сравнительного права стал, может быть, главным в нашу эпоху. Он затрагивает прежде всего международное публичное право. Условия современного мира требуют полного обновления международного права: надо, чтобы между государствами установились, помимо просто мирного сосуществования, новые отношения сотрудничества, как региональные, так даже и всемирные. Ясно, что эти отношения не могут установиться или развиваться должным образом при незнании правовых систем, которые отражают понимание справедливости и регулируют, с учетом политических взглядов, структуры различных государств. Устав ЮНЕСКО (ст. 3) предусматривает укрепление взаимопонимания между народами путем развития во всемирном масштабе изучения иностранного права и использования сравнительного метода.

Кафедры римского права были созданы в Англии королем Генрихом VIII в XVI веке, чтобы способствовать образованию дипломатов, которым предстояло представлять Англию в странах континентальной Европы, где право основывалось на римских традициях. Наши дипломаты — составители завтрашних торговых договоров или международных конвенций — также должны быть готовы понимать точки зрения других, знать, как и какими аргументами они смогут убедить своих контрагентов. В переговорах с США надо знать о конституционном праве этой страны. Надо, в частности, отдавать себе отчет в наличии законодательных ограничений полномочий федеральных властей.

Одним из источников международного публичного права, предусмотренных статусом Международного суда, являются «общие принципы права, признанные цивилизованными нациями»; толкование этой формулы может осуществляться только на основе сравнительного права.

Международное частное право. Сравнительное право, необходимое для развития и применения международного публичного права, призвано сыграть не меньшую роль в сфере международного частного права. В настоящее время международное частное право находится в сложном положении. Оно состоит в основном из коллизионных норм, призванных определять, компетентно ли данное национальное право рассматривать то или иное правоотношение с иностранным элементом и какое именно национальное право следует к нему применять. Такой метод мог бы быть приемлемым, если бы в различных странах пришли к единообразным решениям. Но на деле коллизии законов и юрисдикции в каждой стране решаются без учета того, что в этом плане делается в другой стране, в результате чего для отношений с иностранным элементом в разных странах установлены различные режимы.

Одна из главных задач юристов нашей эпохи — положить конец этой анархии. В мире, где международные связи расширяются из года в год, важно создать для них прочную правовую основу. Разным странам следует достичь согласия и установить, что повсюду к тому или иному виду отношений будут применяться одинаковые нормы. Государства должны выработать и принять в каждой области единообразные нормы. Для этой цели могут быть заключены международные конвенции, а, кроме того, судебная практика каждой страны должна принимать во внимание, создавая коллизионную норму, как данная проблема решена законом или судебной практикой в других странах.

Международная унификация права. Вместо попытки унифицировать коллизионные нормы с практической точки зрения более предпочтительно выработать единые материальные нормы, регулирующие те или иные категории правоотношений.

Международная унификация права, регулирующего отношения международного права, — без сомнения, одна из важнейших задач нашего времени. Некоторые люди — приверженцы партикуляристских взглядов прошлого века — называют такую задачу химерой. Однако химерой скорее можно назвать взгляды тех, кто считает возможным увековечить в современном мире нормы, утверждающие анархию в международно-правовых отношениях. При осуществлении международной унификации права речь не идет о замене различных национальных правовых систем единообразным наднациональным правом, принятым законодателем в мировом масштабе. Нет необходимости заходить столь далеко. Другими путями с большой гибкостью достигается определенный прогресс с точки зрения улучшения режима отношений в области международного права. Некоторая унификация и гармонизация международного права достигнуты уже сегодня, и еще более они нужны для завтрашнего мира. Для достижения этой цели в свою очередь необходимо сравнительное право. Без него нельзя установить моменты совпадения или расхождений, существующие между правом различных стран и существенные в плане кодификации. Оно также необходимо, чтобы примирить различную технику, применяемую в разных странах, и сделать так, чтобы усилия, направленные на унификацию, увенчались максимальным успехом, какого можно ожидать в настоящих условиях.

Роль компаративистов. Сравнительное право призвано сыграть огромную роль в обновлении правовой науки и в выработке нового международного права, отвечающего условиям современного мира. Однако для компаративистов недостаточно выявить ту роль, которая принадлежит сравнительному праву. Вторая их цель — сделать юристов способными выполнить, каждому в своей отрасли, возложенные на них задачи. Сравнительное право — это не область деятельности отдельных юристов, интересующихся данной областью права. Все юристы должны заинтересоваться сравнительным правом для того, чтобы лучше выполнить стоящие перед ними задачи. Для одних сравнительное право — это только метод, точнее, сравнительный метод; для других, напротив, сравнительное право — это автономная отрасль науки познания права. Рядом с юристами, которые просто используют сравнительное право, есть место и для компаративистов, задача которых ограничивается подготовкой почвы с тем, чтобы другие смогли успешно использовать в своей работе сравнение.

Сравнение различных правовых систем действительно иногда очень сложно: надо знать, прежде чем этим заняться, об опасностях, которые подстерегают, и о необходимых мерах предосторожности.

Это все долго ускользало от юристов, так как круг правовых систем, которыми они интересовались, оставался ограниченным. Потребности в особой компаративистской подготовке не было до тех пор, пока во Франции интересовались только европейскими правовыми системами, более или менее близкими праву французскому по их традициям, структуре, методам, сфере действия. И сегодня можно оставаться на тех же позициях, если интересоваться только правовыми системами, принадлежащими к той же «семье», что и наше право. В этом случае не надо быть компаративистом.

Однако сегодняшний мир уже не тот, что был раньше. Все чаще и чаще мы связаны с людьми, с юристами, получившими иное образование, нежели мы; они рассуждают иначе, используют другие понятия, их мировоззрение и понимание права отличны от наших. Тут нужны компаративисты, чтобы обучить юристов понимать своих собеседников и быть понятыми ими, предупредить юристов о тех трудностях, с которыми они при этом встретятся. Именно этим объясняется прежде всего современное развитие курсов и институтов, где преподается сравнительное право.

Сравнительное право и социология права. Сравнительное право многими рассматривалось как один из аспектов социологии права. Относясь сдержанно к такой позиции, все же надо признать, что между сравнительным правом и социологией права существует много точек соприкосновения, у них есть ряд общих областей. Сравнительное право должно прежде всего, как и социология, искать ту степень, в какой право определяет поведение людей, и то место, которое они отводят ему как социальному фактору.

Живя в обществе, где право ценится очень высоко и считается способным регулировать самые разные аспекты общественных отношений, мы склонны думать, что так обстоит дело во всех странах или по меньшей мере во всех обществах, достигших такого же уровня развития, что и мы. Мы склонны также думать, что действующее право — это единственная реальность, забывая прежний дуализм, который существовал веками в самих наших странах между правом, преподававшимся в университетах, и нормами, на основании которых действовали суды.

Тому, кто обращается к иностранному праву, следует помнить, что право, каким оно предстает в официальных источниках, не единственный фактор, формирующий общественные отношения.

Правовые нормы и процедуры, которые мы считаем существенными, могут в иной среде иметь лишь вспомогательное, почти ничтожное значение, так как общественные отношения основаны на иных принципах. Так, в японском праве нормы гири, на Мадагаскаре — законы фомба, в некоторых других странах предписания религиозных властей и тому подобные факторы могут превратить право просто в ширму, фасад, от которого реальная общественная жизнь достаточно отлична. Опасность такого несовпадения имеется во многих странах, где право высоко чтится, но имеется тенденция рассматривать его как практически недосягаемый идеал: так обстоит дело во многих странах, где господствует ислам. Такое же несовпадение может иметь место и там, где, напротив, право презирается, например в странах Дальнего Востока, где граждане улаживают свои споры в порядке примирительной процедуры и где обращение в суд и ссылки на право считаются постыдными. Даже в западных странах очевидно, что право опосредствует далеко не всю реальную общественную жизнь: не все уголовные правонарушения становятся объектом расследования, не все штрафы взыскиваются, не все судебные решения исполняются. Существует практика административная, торговая, профессиональная; факторы коммерческого, религиозного и социального плана оказывают влияние на действия индивидов. Тот, кто опирается только на теорию права, получит ложное представление о методе регулирования общественных отношений и о том, что же представляет собой право в действительности.'

Иными словами, правоведение охватывает все пространство взаимоотношений любого характера в силу природы своей сущности. Оно направлено на соблюдение равенства сторон взаимодействия и является основой построения любого развивающегося процесса.

Страница: 189

 

21.1. Стратегическое планирование

стратегическое планирование и прогнозирование; стратегическое планирование и проблемы региональной экономики

Стратегическое планирование актуализирует рассмотрение процессов согласования целей и задач экономики и потенциальных возможностей предприятия. Такая постановка вопроса требует формализованного обоснования направления деятельности предприятия, целей его структурных подразделений, способов функционирования и т.д. Данные вопросы рассматриваются на основе материала учебника «Стратегическое планирование» под ред. Уткина ЭА. (М.: ТАНДЕМ-ЭКСМОС, 1998).

Стратегическое планирование как наука

Предметом науки стратегического планирования является изучение возможностей использования в практической деятельности по составлению стратегических прогнозов, проектов программ и планов объективных законов, определяющих развитие рыночной экономики, разработка и совершенствование методологии и методики решения многообразных проблем стратегического планирования, а также организации его осуществления.

Объект стратегического планирования — деятельность хозяйствующих субъектов, структурных элементов национальной экономики, вся национальная экономика страны с позиций их будущего состояния в ближней и долгосрочной перспективах.

В теории стратегического планирования выделяют три чрезвычайно важных аспекта. Первый из них — социально-экономический. Он состоит в изучении конкретных закономерностей, определяющих развитие социально-экономических процессов. Познание закономерностей и присущих им количественных зависимостей является основой, базой для научного обоснования стратегических прогнозов, проектов программ и планов уровней и временных горизонтов.

Второй — методология стратегического тонирования. Она представляет собой инструмент познания социально-экономических процессов и использования полученных в процессе их государственного регулирования, а также планирования деятельности хозяйствующих субъектов. Для того, чтобы все это стало возможным и осуществлялось эффективно, необходимо иметь четкое представление о сущности и закономерностях развития самого объекта стратегического планирования — национальной экономики в целом, ее отдельных подсистем и коммерческих организаций, — так и непосредственно всех процедур плановой работы, совершенствовать логику, методологические подходы, систему методов решения проблем стратегического планирования, уметь практически использовать всю систему знаний этой науки.

Третий аспект науки стратегического планирования — организационный. Он охватывает комплекс вопросов, связанных с постановкой ряда задач, решаемых системой органов, принимающих участие в процессе стратегического планирования, с определением функций, выполняемых ими, организацией их работы, а также приданием определенной организационной формы конечным результатам стратегического планирования.

Содержанием стратегического планирования является планомерная организация регулирования развития национальной экономики, ее отдельных подсистем, планирование деятельности коммерческих структур. Речь идет прежде всего о регулировании с помощью макроэкономического стратегического планирования динамики национальной экономики и структурных сдвигов в ней, занятости населения, решении других социальных проблем (уровня и качества жизни, развитии отраслей социальной инфраструктуры), осуществлении мероприятий в сфере экологии, поддержке науки, направлении финансовых потоков в стране и т.д. На микроуровне, т.е. на уровне первичного звена экономики (фирм, других рыночных организаций) — разработка стратегических программ и планов их деятельности в среднесрочной и дальнесрочной перспективах, создающих необходимые предпосылки для выживания в условиях острой конкурентной борьбы.

Наука стратегического планирования тесно связана с наукой управления и прежде всего с менеджментом, экономической теорией, философией, социологией, финансовыми науками, политологией. В процессе стратегического планирования экономического и социального развития используются выводы, фактические данные и методы исследования, применяемые функциональными науками и отраслевыми экономиками, прежде всего такими, как статистика, анализ хозяйственной деятельности и аудит, бухгалтерский учет и т.д. Наука стратегического планирования опирается на математику, технические и естественные науки.

Методология любой науки представляет собой органическое единство общемировоззренческих, общеметодологических принципов, общенаучных методов познания и специфической, частной методологии.

Это позволяет видеть в теоретико-методологической подсистеме науки стратегического планирования следующие три структурных элемента: первый из них — теория и методология философии, социологии и экономики. Он является общим и главным теоретико-методологическим элементом науки стратегического планирования; второй элемент — это общенаучная методология; третий — локальная система методологии стратегического планирования.

В основе первого структурного элемента науки стратегического планирования лежат: теория познания, диалектика, а также теория функционирования рыночной экономики.

Второй структурный элемент науки стратегического планирования включает в себя: развитую систему общенаучных методов, таких, например, как наблюдение, анализ и синтез, индукция и дедукция; традиции, аналогии, сочетание исторического и логического, моделирование социально-экономических процессов, восхождение от абстрактного к конкретному и т.д.

Третий — представляет собой систему принципов и способов организации и построения теоретической и практической деятельности, связанной с разработкой проектов управленческих решений в форме стратегических прогнозов, программ и планов развития различных социально-экономических подсистем общества и общества в целом.

Стратегическое прогнозирование региональной экономики представляет собой более конкретный, специализированный уровень осуществления экономического действия предприятия, т.е. региональный вопрос прогнозирования предъявляет более специфические, конкретные, строго детерминированные в перспективе требования к системе стратегического выстраивания программы действий предприятия.

В системе управления социально-экономическими процессами, происходящими в обществе, регулирования их направления и динамики, в обеспечении нормального функционирования коммерческих организаций особое место занимает планирование. Разрабатываемые в стране на всех уровнях национальной экономики прогнозы, программы и планы являются важнейшими инструментами реализации политики соответствующих субъектов управления. Именно они позволяют организовать четкую, продуманную, всесторонне обоснованную работу по достижению поставленных перед обществом и хозяйствующими субъектами задач.

Роль планирования в жизни общества, его отдельных подсистем и элементов определяется положением, которое планирование занимает в системе управления.

Как известно, сущность любого явления или процесса проявляется в его функциях. Анализ содержания основных функций управления позволяет сделать вывод о том, что двойственная функция управления — подготовка и принятие управленческого решения — означает прежде всего практическую работу по постановке целей, задач, которые преследует субъект управления, и разработку мер, обеспечивающих их достижение. По своему содержанию такая деятельность и есть не что иное, как планирование.

Двойственная функция управления подготовки и принятия решений занимает центральное место в системе всех его функций. Аргументами в пользу такого утверждения являются: во-первых, тот факт, что с нее начинается процесс управления и появляется управленческое решение, по поводу реализации которого в последующем и становится возможной сама управленческая деятельность; во-вторых, от качества работы по подготовке управленческих решений, т.е. планирования, зависит и качество самих этих решений, а следовательно, предопределяется успех или неуспех всей управленческой деятельности; в-третьих, управленческое решение, являясь конечным результатом процесса планирования, связывает прошлое с будущим через настоящее и обеспечивает непрерывное протекание всех управляемых, регулируемых процессов. Поскольку планирование есть органически неразрывный структурный элемент управления, часть его важнейшей функции, то вполне обоснованно говорить о том, что планирование — центральное звено в системе управления.

Содержанием процесса подготовки управленческих решений, касающихся различных аспектов жизнедеятельности общества, его отдельных подсистем и структурных элементов, является формирование соответствующих целей и отчисление оптимальных путей их достижения, обеспечивающих эффективное использование всех требующихся для этого ресурсов.

Планирование можно определить как специфическую форму общественной практики людей, являющуюся одной из функций управления — приоритетной, состоящей в подготовке различных вариантов управленческих решений в виде прогнозов, проектов программ и планов, обосновании их оптимальности, обеспечении возможности выполнения и проверки их выполнения.

Для того, чтобы успешно управлять развитием национальной экономики, субъектов федерации, местных органов власти, деятельностью коммерческих организаций, регулировать разнообразные процессы, происходящие в обществе, необходимо всем субъектам управления точно и правильно намечать цели, которые они преследуют, подготавливать научно обоснованные меры, обеспечивающие достижение этих целей. Все эти проблемы и решаются в процессе планирования.

В бывшем СССР существовала общегосударственная система планирования, пронизывающая сверху донизу деятельность всех субъектов управления и хозяйственных органов, жестко регламентирующая все аспекты их жизнедеятельности. Планы всех уровней и временных горизонтов приобретали силу закона, а виновные в невыполнении их заданий наказывались административно и экономически.

С переходом к рыночным отношениям ситуация изменилась коренным образом. Рыночным отношениям чужда система административного навязывания хозяйствующим субъектам планов их действий, так как они полностью самостоятельны в правовом и экономическом отношениях от органов государственной власти и управления. Хозяйственная деятельность коммерческих организаций регламентируется лишь существующим в стране законодательством и договорными отношениями со своими контрагентами. Поэтому вполне закономерно возникают такие вопросы: совместимо ли планирование с рыночной экономикой? В какой мере оно необходимо для организации деятельности хозяйствующих субъектов и выполнении государством его функций?

Поскольку планирование есть элемент управления, причем занимающий в системе управления центральное место, необходимо обратиться к объективным основам возникновения потребности в управлении. Управление — это свойство, внутренне присущее обществу на любой ступени его развития. Оно имеет всеобщий характер и обусловлено тем решающим обстоятельством, что для производства товаров и оказания услуг, осуществления других видов своей жизнедеятельности люди должны общаться, совместно трудиться, обмениваться продуктами своей деятельности. Труд был и навсегда останется трудом общественным. Для того, чтобы успешно противостоять силам природы, люди с первых же шагов своего существования должны были трудиться сообща, объединяться в коллективы.

Однако трудовой коллектив немыслим без организованности, порядка, разделения труда, определения места каждого работника в коллективе, его функций. Это означает, что разделение труда, установление определенных пропорций между различными элементами производства необходимы в любом обществе. Отсюда следует, что управление совместным трудом есть не что иное, как установление согласованности, координации усилий работников, совместно осуществляющих производство товаров или услуг. Оно обеспечивает необходимый в производственном процессе порядок, регулярность его повторения, а следовательно, и расширенное воспроизводство.

Очевидным становится и ответ на вопрос об объективных основах возникновения потребности в управлении экономикой. Это общественное разделение труда и его кооперация. Однако управление необходимо не только для того, чтобы стал возможным процесс производства. Без управления невозможно протекание социально-экономических и политических процессов, происходящих в обществе, поскольку с его помощью устанавливаются общие правила экономического и социального поведения людей, обеспечивается консенсус между ними. Посредством реализации определенных функций управления решаются и все вопросы, связанные с осуществлением взаимодействия друг с другом различных государств.1

Стратегическое прогнозирование является достаточно сложным процессом в планировании действий предприятия из-за необходимости соотнесения на избранной основе факторов настоящего периода функционирования с вероятностными, прогнозными, которые в целом представляют собой внешнеэкономическую среду предприятия и подлежат измерению, оценке и анализу.

В условиях рыночной экономики возрастает роль такой процедуры стратегического планирования, как прогнозирование. Это связано с двумя обстоятельствами. Во-первых, с тем, что рыночное хозяйство отличается постоянными колебаниями конъюнктуры, которые непосредственно отражаются на доходах и судьбе каждого продавца и покупателя товаров или услуг. Чтобы не допускать крупных, подчас непоправимых ошибок, нужно оценивать возможные альтернативы рыночной динамики, поведения контрагентов и конкурентов на внутреннем и внешнем рынках. Именно поэтому стратегическое прогнозирование становится необходимым элементом формирования рыночной стратегии и тактики на любом уровне хозяйствования — от индивидуального производителя, коммерческих организаций и их ассоциаций, до субъектов федерации и общества в целом. Во-вторых, в рыночном хозяйстве стратегическое прогнозирование выступает как исходный пункт при обосновании проектов долгосрочных программ и планов. Это связано с тем, что многие процессы, охватываемые программами и планами, выступающие в качестве важнейших факторов воспроизводства (природные процессы и зависящие от них колебания продуктивности сельского хозяйства, изменения численности и структуры населения страны и, прежде всего, его экономически активной части, спрос на товары и услуги на внутреннем и внешнем рынках и т.д.), имеют чрезвычайно высокую степень неопределенности. Поэтому можно лишь прогнозировать их динамику и воздействие на социально-экономическое развитие.

В чем же состоит сущность, содержание и функции стратегического прогнозирования? Прогнозирование — это важнейшая процедура стратегического планирования развития национальной экономики в целом, ее отдельных звеньев и структурных элементов. Оно является одной из форм плановой деятельности, состоящей в научном предвидении состояния объекта прогнозирования в определенный момент будущего, основанном либо на анализе тенденций социально-экономического развития объекта за соответствующий (обычно двух-трехкратный) по сравнению с периодом прогноза период в прошлом и экстраполировании этих тенденций (генетический подход), либо на использовании нормативных расчетов (нормативный или целеполагающий подход). Содержанием стратегического прогнозирования является разработка селективных, долгосрочных и среднесрочных прогнозов, касающихся национальной экономики в целом, ее составных подсистем и элементов.

Под стратегическим прогнозом понимаются эмпирическое или научно обоснованное суждение о возможных состояниях объекта прогнозирования в будущем, об альтернативных путях и сроках его осуществления.

Стратегическое прогнозирование выступает в качестве важнейшего связующего звена между теорией и практикой регулирования всех областей жизни общества, предпринимательских структур. Оно выполняет две важнейшие функции. Первая из них — предсказательная. Иногда ее еще называют описательной. Вторая, непосредственно связанная с первой, — предписателъная, или предуказательная, способствующая оформлению прогноза, плана деятельности.

Предсказательная функция состоит в описании возможных или желательных перспектив, состояний объекта прогнозирования в будущем.

Процесс и результаты прогностической деятельности могут использоваться в двух важнейших направлениях: теоретико-познавательном и управленческом. Теоретико-познавательное значение стратегического прогнозирования состоит в изучении и совершенствовании методологии и методики работы по составлению прогнозов, выявлении тенденций, проявившихся в развитии национальной экономики и в системе социальных отношений, факторов, способствующих возникновению и их существованию, возможных изменений этих факторов, а соответственно и самих тенденций. Управленческий аспект стратегического прогнозирования — использование прогнозов экономического и социального развития общества для создания необходимых предпосылок, обеспечивающих повышение научного уровня подготавливаемых управленческих решений.

По масштабу прогнозирования выделяют: а) макроэкономические (развитие национальной экономики в целом) и структурные (межотраслевые и межрегиональные) прогнозы; б) прогнозы развития отдельных комплексов национальной экономики (топливно-энергетического, агропромышленного, инвестиционного, производственной и социальной инфраструктуры, финансово-кредитного и т.д.); в) прогнозы отраслевые и региональные; г) прогнозы деятельности хозяйствующих субъектов и их ассоциаций, а также отдельных производств и продуктов.

По времени и характеру решаемых проблем прогнозы подразделяются на:

а) стратегические и тактические; б) оперативные; в) краткосрочные; г) среднесрочные;

д) долгосрочные и е) дальнесрочные. Стратегические прогнозы имеют своей целью предвидение важнейших характеристик (параметров) формирования управляемых объектов в среднесрочной и далее перспективах. Оперативные предназначены для выявления возможностей по решению конкретных проблем стратегических прогнозов в текущей деятельности и краткосрочных перспективах. Оперативный прогноз имеет период упреждения до одного месяца; краткосрочный — от 1 месяца до 1 года; среднесрочный— от года до пяти лет; долгосрочный — от 5 до 15—20 лет; дальнесрочный — свыше 15—20 лет.

Деление прогнозов в зависимости от характера исследуемых объектов связано с различными аспектами воспроизводственного процесса. По этому признаку выделяют следующие виды прогнозов: развитие экономических, социальных и внутриполитических отношений; социально-экономических предпосылок и последствий НТП; динамики развития национальной экономики (ее темпов, факторов и структуры); воспроизводства населения, состояние рынка труда, подготовки кадров; экономического использования природных ресурсов и состояния природной среды; уровня и качества жизни населения, доходов и цен; развитие финансово-кредитных отношений; воспроизводства основного капитала и объема инвестиций в него; внешнеэкономических связей, международных отношений.

По функциональному признаку (направлениям прогнозирования) прогнозы подразделяются на два типа: поисковые и нормативные. Поисковый прогноз основан на условном продолжении в будущее тенденций развития исследуемого объекта в прошлом и настоящем и отвлекается от условий (факторов), способных изменить эти тенденции. Нормативный прогноз в отличие от поискового разрабатывается на базе заранее определенных целей.

Его задача состоит в том, чтобы определить пути и сроки достижения возможных состояний объекта прогнозирования в будущем, принимаемых в качестве целей. В то время как поисковый прогноз при определении будущего состоянии объекта прогнозирования отталкивается от его прошлого и настоящего, нормативный прогноз разрабатывается в обратном порядке: от заданного состояния в будущем к существующим тенденциям и изменениям в свете поставленной цели.

Страница: 190

 

Процедура стратегического программирования

Программирование является второй ступенью в процедуре стратегического планирования. Оно базируется на прогнозных разработках и имеет своей целью составление проектов целевых комплексных программ решения важнейших проблем развития национальной экономики страны, межотраслевых, отраслевых, региональных и локальных (на уровне хозяйствующих субъектов) проблем.

Под программой в макроэкономическом стратегическом планировании понимают научное предвидение состояния какого-то локального объекта управления в определенный срок (через 5, 15 и более лет), основанное на четком определении цели и системы мероприятий, обеспечивающих достижение этой цели, согласованных между собой по ресурсам, срокам исполнения и исполнителям.

Программы, разрабатываемые на любом уровне управленческой иерархии, должны содержать: а) перечень основных решаемых задач; б) совокупность и последовательность мероприятий, с помощью которых она реализуется; в) расчет прямых и косвенных (сопряженных) затрат всех основных видов используемых при осуществлении этих мероприятий ресурсов; г) распределение заданий по срокам и исполнителям.

Особое место в системе программ, разрабатываемых в рамках стратегического планирования, занимают целевые (стратегические) комплексы. Стратегические программы — это адресный, различной степени директивности документ, содержащий систему согласованных по срокам, ресурсам и исполнителям социально-экономических, производственных, финансовых, научно-исследовательских, организационно-хозяйственных и других мероприятий, обеспечивающих достижение поставленной цели, решение задач наиболее эффективными путями и в установленные сроки.

В качестве стержня целевой комплексной программы (ЦКП) выступает цель, вокруг которой группируется комплекс разнообразных мероприятий, составляющих основное содержание программы. Единая цель ЦКП развертывается в совокупность задач, решение которых осуществляется с помощью системы мероприятий, реализуемых конкретными исполнителями при определенном ресурсном обеспечении. Эта связанность и представляет существующие программы.

В процессе своей реализации стратегические программы выполняют следующие функции.

1. В полном соответствии с философией маркетинга осуществляют ориентацию программ не на выпускаемую продукцию, а на удовлетворение определенных общественных потребностей.

2. Усиление целевой направленности плановых расчетов, создание возможности перехода в процессе стратегического планирования от языка целей к языку ресурсов.

3. Формирование стратегии для комплексного решения определенных проблем, обеспечение возможности формирования комплекса мероприятий не по отдельным признакам (отраслевым, региональным), а по признаку решаемой проблемы.

4. Резкое изменение сложившихся темпов и пропорций развития (обеспечение

структурных сдвигов), не осуществимое в рамках ранее сформулированной системы экономической политики.

Комплексные целевые программы федерального уровня разрабатываются, прежде всего, как программы, имеющие важное значение для решения проблем развития национальной экономики. С их помощью осуществляется: во-первых, глубокое и всестороннее обоснование стратегических решений по глобальным проблемам развития национальной экономики; во-вторых, планомерная концентрация ресурсов, необходимых для решения важнейших задач перспективного развития; в-третьих, повышение уровня сбалансированности мероприятий, обеспечивающих решение основных задач программы;

в-четвертых, координация и обеспечение своевременности решения задач всего цикла работ по осуществлению программы; в-пятых, согласование деятельности хозяйствующих субъектов, субъектов федерации и центральных органов власти в решении поставленных задач.

Различия в содержании, значимости программно решаемых проблем, составе подсистем, продолжительности осуществления мероприятий и т.д. порождают большое разнообразие потенциально возможных к разработке программ. Хотя каждая из них направлена на решение конкретной проблемы, специфична, все же можно выделить признаки, общие для определенных групп программ. Классификация, типология программ по этим признакам важна для определения некоторых общих закономерностей их разработки и реализации, для выявления: а) нетипичных форм представления и структуризации программных проблем; б) систем, управляющих процессом разработки программ; в) основных этапов, на которые разделяется этот процесс; г) методов составления и увязки программных мероприятий; д) возможного механизма и структуры систем управления их реализацией и т.д.1

Отметим, что региональная экономика содержит в своей сущности проблемы, с которыми сталкиваются экономические субъекты, осуществляющие процесс хозяйствования в каком-либо регионе, и прежде всего вопрос о конкурентоспособности в регионе и стране и соотношении между ними; методах рационального распределения ресурсов и т.д.

Важной особенностью отношений по поводу управления является их планомерный характер. Сущность планомерности состоит в том, что люди сознательно определяют цели своих действий и соразмеряют свои действия с ресурсами, учитывая при этом прямое и косвенное воздействие внешней по отношению к ним среды. Опыт развития современной цивилизации свидетельствует о том, что планомерность, свойственная каждому трудовому акту, развивается по мере развития самого общества, углубления разделения и кооперации труда. Она выходит за рамки отдельных производственных единиц, распространяется на деятельность союзов предпринимателей, национальные и транснациональные корпорации, самого государства, активно вмешивающегося в экономические и социальные процессы. Таким образом управление, а следовательно, и планирование имманентно (внутренне присуще) как для коммерческих структур, осуществляющих производство материальных благ и услуг, так и для общества в целом и его отдельных подсистем.

Имеются и другие объективные обстоятельства, обусловливающие потребность макроэкономического планирования в рыночном хозяйстве. К ним следует отнести.

1. Неспособность механизма свободного рынка обеспечить макроэкономическую устойчивость национальной экономики, преодолеть циклические колебания производства, валового дохода, занятости и т.д.

2. Систематический рост в общем объеме потребления доли коллективного или общественного потребления. Так как коллективное потребление товаров и услуг в значительной мере регулируется не обычным рыночным механизмом, а государством, то

увеличивается и доля совокупных ресурсов страны, распределяемых им с помощью внерыночных механизмов.

3. Рост масштабов воздействия человеческой деятельности (как производственной, так и потребительской) на среду обитания, наличие отрицательных «внешних эффектов» экономической деятельности.

4. Появление более сложных и чрезвычайно важных форм взаимодействия друг с другом хозяйствующих субъектов и целых секторов экономики в результате расширения деятельности и развития интеграционных процессов.

5. Обострение глобальных проблем современности (продовольственный кризис, истощение невоспроизводимых природных ресурсов, ухудшение состояния окружающей среды и др.) обуславливает все усиливающийся интерес общества, государства к проблемам долгосрочного прогнозирования.

6. Возникновение чрезвычайных ситуаций (войны, экономические кризисы, стихийные бедствия и необходимость ликвидации их последствий), стимулирующих деятельность в области планирования.

Формы планирования многообразны. Они определяются многоуровневостью и многоаспектностью управления. В частности, различают: а) в зависимости от уровней планирования — межстрановьш, общегосударственный, региональный (субъектов федерации), уровень хозяйствующих субъектов (коммерческих и других рыночных организаций), их ассоциаций; б) в зависимости от сферы планирования — социальный научно-технический, экологический, финансовый и другие аспекты планироввания;

в) в зависимости от горизонта планирования: долгосрочное, среднесрочное, текущее;

г) в зависимости от круга решаемых проблем — стратегическое и тактическое планирование.

Многоаспектность планирования отражает многообразие проблем, которые решаются в процессе управления экономическим и социальным развитием общества. Являясь ведущим элементом системы управления, планирование выполняет роль инструмента реализации политики как государства и его отдельных субъектов, так и собственников коммерческих организаций.

В связи с нарастанием динамизма экономических и социальных процессов, происходящих в обществе, быстрым изменением конъюнктуры на внутреннем и внешнем рынках, необходимостью обеспечения стабильного развития общества в долгосрочной перспективе все больше возрастает на макро- и микроуровне социально-экономической системы роль стратегического планирования.

Стратегическое планирование представляет собой особый вид практической деятельности людей — плановой работы, состоящей в разработке стратегических решений (в форме прогнозов, проектов программ и планов), предусматривающих выдвижение таких целей и стратегий поведения соответствующих объектов управления, реализация которых обеспечивает их эффективное функционирование в долгосрочной перспективе, быструю адаптацию к изменяющимся условиям внешней среды.

Стратегическому планированию присущи следующие характерные черты:

- устремленность в среднесрочную и дальнесрочную перспективы (на период более одного года);

- ориентация на решение ключевых, определяющих для рассматриваемой системы целей, от достижения которых зависит ее выживание, социально-экономический прогресс;

- органическая увязка намеченных целей с объемом и структурой ресурсов, требующихся для их достижения, причем как наличных, так и тех, которые будут созданы в планируемой перспективе;

- учет воздействия на планируемый объект многочисленных внешних факторов, оказывающих на него ^позитивное или негативное влияние, и разработка мероприятий, в максимальной степени ослабляющих их негативное влияние либо нейтрализующих их действие, либо использующих позитивное влияние этих факторов для успешного решения стратегических задач;

- адаптивный характер, т.е. способность предвидеть изменения внешней и внутренней сред планируемого объекта и приспособить к ним его функционирование.

Стратегическое планирование, рассматриваемое как процесс практической деятельности соответствующих субъектов управления, обладает своим содержанием, охватывающим как саму его сущность, так и его проявление и включает процедуру разработки стратегических прогнозов, проектов стратегических программ и планов.1

Региональная экономика, очевидно, нуждается в стратегическом тонировании. В противном случае в некоторых регионах может возникнуть ситуация экономического кризиса из-за оттока экономических субъектов, оперирующих, в данном регионе, а также проблемы несостоятельности экономических структур региона обеспечить сферу приложения сил предприятий с наибольшим эффектом.

Страница: 191

 

Проектирование

Проектирование — заключительная ступень всех процедур стратегического планирования. Его назначение состоит в разработке проектов стратегических планов всех уровней и временных горизонтов.

Проект стратегического плана, по сути своей, представляет собой проект управленческого решения по реализации стратегии соответствующих субъектов управления: на уровне первичного звена национальной экономики (хозяйствующих субъектов) — его собственников; местных органов власти, субъектов федерации, страны в целом — партии или коалиции партий, стоящих у власти.

Стратегический план есть не что иное, как научное предвидение состояния целостного объекта управления — делового предприятия, их ассоциаций, региона, субъекта федерации, страны в целом — в определенный период времени. Это предвидение основано:

а) на системе целенаправленных проектировок по развитию соответствующих объектов (общества в целом, его отдельных подсистем, хозяйственных субъектов); б) на системе мероприятий, согласованных по срокам, ресурсам, исполнителям (программный разрез i проекта стратегического плана); в) на мероприятиях по развитию комплексных отраслей производства, производственной и социальной инфраструктур.

В условиях рыночной экономики должно соблюдаться следующее правило: чем выше уровень управляемой системы, тем более развернутой должна быть в проектах стратегических планов система прогнозов экономического, социального, научно-технического, экологического, внешнеэкономического и внешнеполитического развития.

Важной особенностью стратегических планов является то, что они: во-первых, выступают в качестве инструментов реализации политики соответствующих субъектов управления; во-вторых, раскрывают цели и пути в будущее различных объектов экономики страны и ее самой; в-третьих, определяют этапы социально-экономического развития общества в целом и его отдельных подсистем; в-четвертых, они выступают в качестве мерила, критерия экономического и социального прогресса общества.

В процессе проектирования должны разрабатываться различные варианты развития соответствующих объектов управления с тем, чтобы было возможно: а) выбрать оптимальный в данной хозяйственной ситуации проект стратегического плана; б) иметь в наличии такой вариант проекта стратегического плана, который в будущем будет соответствовать изменившимся условиям хозяйствования, рыночной конъюнктуры.

Проект стратегического плана не является директивой, подлежащей безусловному исполнению. Свойство той или иной степени директивное™ (обязательности) он приобретает после его утверждения в установленном порядке. В рыночной экономике самая

высокая степень обязательности выполнения показателей стратегического плана — на уровне первичного звена национальной экономики (хозяйствующих субъектов). С повышением уровня управления степень директивное™ ослабляется и обеспечивается не административным принуждением, а институтами права и экономическими методами. Единственным видом плана, который приобретает силу закона в условиях рыночного хозяйства, являются государственный бюджет и бюджета субъектов РФ. Но и они выполнимы в той мере, в какой предполагаемая конъюнктура в национальной экономике, ее отдельных подсистемах соответствует фактически сложившейся.

Свое конкретное проявление отмеченные выше процессы в условиях переходной экономики России находят в следующем: во-первых, в изменении социально-экономической природы планов, разрабатываемых различными субъектами управления. Из орудия административного принуждения они превращаются в инструмент нахождения сбалансированного консенсуса между субъектами федерации, хозяйствующими субъектами, заинтересованными в принятии участия в разработке тех или иных видов стратегических планов; во-вторых, в инструмент усиления стратегического характера проектирования.

Основное внимание в условиях рыночного хозяйства в макроэкономическом планировании уделяется структурным преобразованиям, решению ключевых социальных и научно-технических, а также экономических проблем. Государство отказывается от централизованного вмешательства в вопросы внутрирегионального и внутрихозяйственного характера.

Стратегические планы призваны помочь коммерческим организациям проявить хозяйственную самостоятельность и инициативу, обеспечивая их направленность в русло общенациональных интересов; в-третьих, в повышении научной обоснованности проектов стратегических планов, которые должны стать действенным инструментом регулирования социально-экономических процессов, происходящих в обществе; в-четвертых, во всемерной демократизации процесса планирования.

Все хозяйствующие субъекты, субъекты РФ должны заблаговременно получать информацию о замыслах Правительства в социально-экономической сфере, о намечаемых стратегических программах с тем, чтобы суметь вовремя заявить о своих намерениях участвовать в тех из них, которые их заинтересовали.

Насущные потребности общества, его отдельных подсистем, а также всех хозяйствующих субъектов обуславливают необходимость разработки целой системы проектов планов, отражающих особенности рыночной экономики. Эта система планов включает в себя планы стратегические и тактические. По функциональному признаку все проекты планов делятся на производственные (выпуска продукции, капитального строительства, развития транспорта и т.д.), планы снабжения и сбыта, повышения уровня жизни народа, планы финансовые и кредитные и т.д.

В зависимости от уровня иерархии в системе национальной экономики различают планы хозяйствующих субъектов, их ассоциаций, субъектов федерации, национальной экономики в целом.

Разработка стратегических, долгосрочных и среднесрочных планов позволяет рационально сочетать решение перспективных и текущих задач соответствующих субъектов управления, подчинять с помощью прямых и косвенных инструментов воздействия интересы всех управляемых субъектов интересам страны.1

Страница: 192

 

21.2. Экономика предприятия


Поделиться:

Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 80; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты