Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ГЛАВА 15 ЛЮБОВЬ ДЖАГАДАНАНДЫ




Читайте также:
  1. Акцизы. (Глава 22).
  2. Вводная глава
  3. Водный налог (глава 25.2).
  4. Вопрос 14. Изменение и расторжение договора (глава 29, ст. 450— 453 ГК РФ).
  5. Вопрос 2.11 Глава государства. Президент РФ в системе государственного управления.
  6. Вопрос № 31. Глава муниципального образования: понятие, порядок замещения должности, основные полномочия, взаимоотношения с другими органами местного самоуправления.
  7. Вопрос. Глава местной администрации общая характеристика. Порядок замещения должности глава местной администрации.
  8. Вторая глава
  9. Вчера вы. упомянули, что закон против любви, но что без закона любовь не существует и не может расти. Объясните, пожалуйста, каким образом закон необходим для развития любви.
  10. Глава ͺ1. ͺОбщественная ͺопасность ͺмошенничества

Прошел еще один год, но Шри Чайтанья Махапрабху не чувствовал времени и пространства. Всепоглощающая любовь к Кришне лишала Его чувства реальности. В разлуке с Кришной Он часто плакал: «О Господь Кришна, Моя жизнь и душа! О сын Махараджа Нанды, куда Мне идти? Где искать Тебя? О Верховный Господь, играющий на флейте!» Не находя покоя, Он с трудом переживал ночь, но наступающий день не приносил утешения. Сварупа Дамодара и Рамананда Рай ни на мгновенье не отходили от Него, но они были бессильны перед этими слезами.

Между тем приближался сезон дождей, и бенгальские вайшнавы стали снова собираться в Нилачалу. Жители Кулинаграма и Шри-Кханда, Шриваса Тхакур со своими братьями и женой Малини, Ачарьяратна и его жена, Рагхава Пандит с бесценными сумками прасада, Васудева Датта, Мурари Гупта, Видьянитхи и другие — все пришли в Навадвипу. Паломников было двести или триста человек, и вели их, как всегда, Адвайта Ачарья и Шивананда Сена, который взял на этот раз жену и троих сыновей. Прежде, чем отправитьтся в путь, они вместе Господом Нитьянандой, который также присоединился к группе, пришли к Шачимате попросить благословений.

Все радовались скорой встрече со Шри Чайтаньей Махапрабху и по дороге непрерывно пели святое имя. Преданные могли чувствовать себя вполне беззаботно, потому что Шивананда Сена, зная в Ориссе все дороги, неизменно улаживал дела с пошлинами, которые взимали местные землевладельцы для поддержания дорог, устраивал для преданных ночлег и еду.

Хотя обычно паломники не встречали никаких препятствий, один из сборщиков налогов задержал Шивананду Сену, пропустив остальных. Скоро они достигли ближайшей деревни и расположились отдохнуть под тенистым деревом. День был жаркий, всем хотелось есть и пить, но кроме Шивананды Сены никто не мог позаботиться об этом. Прошло уже несколько часов, а его все не было, и преданных охватило нетерпение. Нитьянанда Прабху вовсе рассердился и стал сетовать и ругаться:

— Шивананда Сена не подумал о том, где Мне остановиться! Я уже умираю от голода! Раз его до сих пор нет, Я проклинаю троих его сыновей! Пусть они умрут!

Жена Шивананды Сены заплакала и, как только появился ее муж, бросилась к нему:

— Господь Нитьянанда проклял наших сыновей! — плакала она. — Ему негде было отдохнуть! Теперь трое наших сыновей обречены на смерть!



— Ты безумная женщина! Что ты плачешь без нужды? - возразил Шивананда Сена. - Пусть мои сыновья умрут, раз мы стали источником беспокойств для Господа Нитьянанды!

Шивананда Сена сразу же пошел к Господу Нитьянанде, который, лишь завидя его, поднялся и гневно пнул его в грудь ногой. Довольный этим пинком, Шивананда Сена отвел Господа Нитьянанду в дом молочника, где Господь мог хорошо отдохнуть. Коснувшись лотосных стоп Нитьянанды Прабху, счастливый Шивананада Сена сказал:

— Сегодня Ты принял меня Своим слугой и наказал по заслугам. Дорогой Господь, Ты отругал меня, являя Свою беспричинную милость. Во всех трех мирах кому дано постичь Тебя? Брахма мечтает коснуться пыли с Твоих лотосных стоп, которая сегодня легла на мою недостойную грудь. Моя жизнь, семья, деятельность — все обрело удачу. Я исполнил все религиозные законы, обрел богатство, удовлетворение и, в конце концов, — преданное служение Господу Кришне!

Господь Нитьянанда счастливо улыбался, слушая Шивананду Сену, а потом с любовью его обнял. Воодушевленный таким близким общением с Господом Нитьянандой, Шивананда Сена занялся устройством Адвайты Ачарьи и других вайшнавов.



Одно из качеств Нитьянанды Прабху — противоречивость натуры. Его гневный пинок в действительности был благословением. Однако юный племянник Шивананды Сены, Шриканта, сын его сестры, не понимал этого. Он почувствовал себя оскорбленным и в отсутствие дяди осмелился осуждать Господа:

— Все знают моего дядю как одного из спутников Шри Чайтаньи Махапрабху, но Нитьянанда Прабху показал Свое превосходство, ударив его ногой в грудь!

Шриканта оставил паломников и пошел в Джаганнатха Пури один. Не снимая верхней одежды, он вбежал в комнату Шри Чайтанья Махапрабху и упал перед Ним в почтительном поклоне.

— Дорогой Шриканта, — пытался остановить его Говинда, — прежде, чем войти поклониться Господу, следовало снять эти одежды! Писания гвоорят, что за такое оскорбление человек будет семь воплощений страдать от праказы.

— Не трогай Шриканту! — сказал Шри Чайтанья. — Пусть он делает, что хочет. Ты же видишь, он не в себе.

Затем Господь стал расспрашивать Шриканту обо всех вайшнавах, и мальчик подробно рассказал, поименно называя каждого. Однако он и полусловом не обмолвился о случае с Нитьянандой Прабху. Из последней фразы Господа, обращенной к Говинде, Шриканта заключил, что Шри Чайтанья и так все знает, потому что Он — всеведущий Господь.

Пока Господь беседовал со Шрикантой, в Джаганнатха Пури прибыла группа бенгальских паломников. Шри Чайтанья Махапрабху как всегда тепло встретил их, но женщины могли видеть Его лишь с некоторого расстояния. Как только все расселились по своим прошлогодним домам, Он снова созвал всех вместе почтить маха-прасад Господа Джаганнатхи.



Шивананда Сена представил Господу трех своих сыновей, и Господь Чайтанья милостиво благословил их. Потом Он спросил, как зовут младшего.

— Парамананда дас, - ответил отец.

Шри Чайтанья Махапрабху еще раз благословил мальчика. Несколько лет назад, встретившись с Шиванандой Сеной в Нилачале, Господь сказал: «Когда у тебя родится сын, назови его Пури дас». Жена Шивананды в это время была беременна, но вернувшись домой, Шивананда узнал, что она родила сына. Он назвал мальчика, как велел Господь - Парамананда дас, в честь Парамананды Пури, близкого спутника Господа.

Играя с мальчиком, Шри Чайтанья позвал его: «Пури дас!» — а потом положил ему в рот палец Своей ноги. Океан удачи Шивананды Сены столь велик, что никому его не преодолеть. Шри Чайтанья Махапрабху любил его семью, как Свою собственную.

Закончив трапезу, Господь омыл рот и руки, а потом попросил Говинду:

— Пока Шивананда Сена с женой и детьми будет в Нилачале, носи им Мой маха-прасад.

В этом году с паломниками в Джаганнатха Пури пришел Парамешвара Модака, который жил в Надии по соседству с Шри Чайтаньей Махапрабху. Поскольку он торговал сладостями, Господь мальчиком то и дело забегал к нему в гости, и Парамешвара с удовольствием угощал Его молоком и сладкими шариками. Он был очень привязан к этому ребенку, и теперь пришел увидеть Его в Джаганнатха Пури. Поклонившись Господу, он сказал:

— Я тот самый Парамешвара.

Шри Чайтанья Махапрабху тепло ему улыбнулся и стал расспрашивать.

— Будь благословлен, Парамешвара! — сказал Он. — Очень хорошо, что ты пришел.

— Мукундара Мата тоже пришла, - сообщил простодушный Парамешвара.

Он не знал, что санньяси не должен слышать имени женщины, пусть это даже старая жена кондитера. Шри Чайтанья Махапрабху на минуту замолчал, но из любви к Парамешваре ничего ему не сказал. Парамешвара пленил Господа Своей простой любовью, а близкие отношения иногда позволяют человеку преступить правила этикета.

После Гундича-марджаны наступила Ратха-ятра. Весь сезон дождей бенгальские преданные угощали Шри Чайтанью Махапрабху прасадом, прихватив из Бенгалии Его любимые травы и пряности. День Господь проводил в общении со Своими преданными, а ночью отдавался чувству разлуки с Кришной и плакал.

В конце чатурмасьи Он попросил преданных возвращаться в Бенгалию, на прощание сказав чудесные слова:

— Каждый год все приходите увидеться со Мной. Дорога сюда и возвращение очень трудны, и Я рад был бы запретить вам это делать. Но общение с вами доставляет Мне такую радость, что Я жажду его с новой силой. Я велел Шри Нитьянанде Прабху не покидать Бенгалию, но Он ослушался и пришел увидеться со Мной. Что Мне сказать? Из беспричинной милости ко Мне приходит и Адвайта Ачарья. Я в вечном и неоплатном долгу перед ним за его любовь.

Все преданные приходят в Джаганнатха Пури только ради Меня. Покидая дома и семьи, они спешат ко Мне и преодолевают трудный и опасный путь. Ваша любовь избавляет Меня от усталости и беспокойств, позволяя оставаться в Нилачале. Мне некуда и незачем идти. Я - нищий монах, у Меня нет сокровищ. Чем же Мне заплатить за вашу любовь? Это тело — единственное, чем Я обладаю, и Я отдаю его вам. Можете продать его, кому хотите! Оно — ваше!

От этих слов сердце сжималось, а глаза наполнялись слезами. Преданные не в силах были уйти. Господь, плача, обнимал их, и они в ответ плакали от переполнявших чувств.

Через пять-семь дней Адвайта Ачарья и Шрила Нитьянанда Прабху обратились к лотосным стопам Господа:

— Весь мир в долгу перед Тобой за Твои трансцендентные качества. Но Ты связал преданных Своим признанием. Куда же они теперь уйдут от Тебя?

И тогда Шри Чайтанья снова попросил всех возвращаться в Бенгалию. Особенно Нитьянанде Прабху Он наказал:

— Не приходи сюда каждый год! Жди Меня в Бенгалии.

Плача, преданные покинули Джаганнатха Пури, а Господь Чайтанья вернулся в Свою маленькую уединенную комнату, Ему было очень грустно.

Господь связал всех Своей трансцендентной милостью. Возможно ли отплатить Ему за эту милость? Шри Чайтанья Махапрабху, абсолютно независимая Личность Господа, всех заставляет танцевать согласно Своей воле. Поэтому преданные, расставшись с Ним, вернулись в свои дома, находившиеся в разных частях страны. Как деревянная кукла танцует в руках кукловода, все вершится волею Господа. Возможно ли постичь Верховную Личность Бога?

В прошлом году Джагадананда Пандит, повинуясь желанию Шри Чайтаньи Махапрабху, посетил Навадвипу, чтобы увидеть Шачимату. Он с молитвой склонился к ее лотосным стопам, а потом передал одежды и прасад Господа Джаганнатхи. Он также передал ей поклоны от ее возлюбленно сына, Шри Чайтаньи Махапрабху, и поведал о молитвах, которые Он ей возносит.

Приход Джагадананды очень обрадовал мать Шачи. День и ночь она готова была слушать его рассказы о Господе Чайтанье.

— Дорогая матушка, — говорил Джагадананда Пандит, - иногда Господь приходит в этот дом, чтобы отведать приготовленный тобою прасад. Потом Он говорит нам: «Сегодня мать накормила Меня по самое горло. Я прихожу в наш старый дом и ем прасад Моей матери, но она не понимает, что это реальность. Ей кажется это грезами».

— Мне хочется накормить Нимая самыми вкусными овощами, и я их готовлю, — отвечала Шачимата. — Иногда мне кажется, что Он и вправду поел, но потом начинаю думать, что это был только сон.

Все преданные в Надии рады были Джагадананде. Он встретился с Адвайтой Ачарьей, посетил Васудеву Датту и Мурари Гупту, которые ни за что не хотели его отпускать. Они внимали сокровенным историям о Шри Чайтанье Махапрабху, которые словно нектар, лились из уст Джагадананды Пандита, и в трансцендентном блаженстве забывали о себе и окружающем мире. У кого бы ни появился Джагадананда, преданные теряли чувство реальности от волной нахлынувшего наслаждения. Как прославлен Джагадананда Пандит! «Сейчас я говорю со Шри Чайтаньей Махапрабху!» — думали преданные, общаясь с ним. Шри Чайтанья Махапрабху так сильно любит Джагадананду, что встреча с ним радовала, словно встреча с Самим Господом.

Прежде чем покинуть Бенгалию, Джагадананда несколько дней провел у Шивананды Сены, чтобы вместе приготовить 16 сииров (мера веса) ароматного сандалового масла. Готовое масло они аккуратно слили в большой глиняный горшок, который Джагадананда с великой заботой понес в Джаганнатха Пури. Там он передал драгоценное масло Говинде и попросил:

— Пожалуйста, растирай этим маслом тело Господа.

Однако прежде Говинда должен был спросить об этом Шри Чайтанью Махапрабху.

— Джагадананда Пандит принес немного ароматного сандалового масла, — сказал он, — и хочет, чтобы Ты втирал его в голову. Это собьет кровяное давление, которое связано с желчью и воздухом. Он приготовил его целый кувшин и приложил немало сил, чтобы принести из Бенгалии в Нилачалу.

— Санньяси не должен пользоваться маслом, — отвечал Господь. — Тем более таким ароматным, как это. Забери его сейчас же. Можешь отнести в храм Джаганнатхи, там его будут наливать в светильники, и труды Джагадананды не пропадут даром.

Джагадананда выслушал ответ молча, не проронив ни слова. Но через десять дней Говинда снова обратился к Господу Чайтанье:

— Джагадананда Пандит очень хочет, чтобы Ты принял это масло.

Шри Чайтанья Махапрабху рассердился:

— Почему бы тогда не держать еще одного слугу для массажа? Я принял санньясу ради этого счастья? Из-за этого масла Я могу подорвать Свою репутацию, и все будут надо Мной смеяться. Если случайный прохожий почувствует от Моей головы запах этого масла, он подумает, что Я санньяси-тантрик и ищу общаения с женщинами!

Говинда промолчал, больше он не осмеливался заговорить об этом масле. На следующее утро Джагадананда сам пришел к Господу Чайтанье.

— Дорогой Пандит, - сказал ему Господь, - ты принес Мне масло из Бенгалии, но Я живу в отречении и не могу его принять. Отнеси его в храм Джаганнатхи, чтобы им наполняли светильники. В любом случае ты трудился не напрасно.

— Кто рассказал Тебе эту ложь? — спросил рассерженный Джагадананда. - Я не приносил из Бенгалии никакого масла!

С этими словами он схватил кувшин с маслом, который стоял в комнате, и на глазах у Шри Чайтаньи Махапрабху со всего маху бросил его во двор. Кувшин разбился, масло растеклось по земле, распространяя повсюду нежный аромат сандала, а Джагадананда вернулся к себе, заперся и лег.

Через три дня Господь Чайтанья подошел к его двери и сказал:

— Дорогой Джагадананда, пожалуйста, поднимись! Я хочу, чтобы ты сегодня приготовил для Меня обед. Сейчас Я собираюсь в храм Господа Джаганнатхи, а в полдень зайду к тебе!

Джагадананда тут же вскочил с постели, омылся и принялся готовить овощи. Завершив полуденные ритуальные обязанности, Господь Чайтанья пришел к Джагадананде, который сразу омыл Ему стопы, удобно усадил и принялся угощать прасадом.

Он приготовил прекрасный рис на топленом масле и горкой выложил его на банановый лист. После чего подал множество блюд из овощей, которые разложил в горшочки из коры бананового дерева. На рисе и овощах красовались зеленые листья и нежные цветы туласи. Перед Шри Чайтаньей также стояли печенье, сладкий рис и другой прасад Господа Джаганнатхи.

Окинув взглядом угощенье, Шри Чайтанья сказал:

— Возьми еще один лист и наполни его рисом и овощами. Сегодня мы пообедаем вместе.

И Он поднял руки, показывая тем самым, что не притронется к прасаду.

— Пожалуйста, поешь первым! — с любовью попросил Джагадананда. — Я буду после. Я не отвергну Твоей просьбы.

Господь Чайтанья с удовольствием принялся за прасад. Попробовав овощи, Он снова заговорил:

— Даже в гневе прасад у тебя получается очень вкусным! Значит, Кришна очень доволен тобой! Кришна Сам принимает эту пищу и поэтому заставил тебя так хорошо приготовить. Ты предложил Кришне нектарный рис! Невозможно даже представить, как ты удачлив!

Джагадананда Пандит ответил:

— Этот прасад приготовил тот, кто должен был его есть, а я просто собрал продукты.

Обед продолжался. Джагадананда приносил все новые и новые блюда, и Господь Чайтанья покорно ел, чтобы не рассердить его. Джагадананда был так настойчив, что Господь съел в десять раз больше обычного. Видя, что Он уже собирается встать, чтобы омыть руки и рот, он приносил Ему новую порцию овощей. Шри Чайтанья Махапрабху не отваживался возражать, опасаясь, что иначе Джагадананда будет поститься. Наконец, Он взмолился:

— Дорогой Джагадананда, Я съел уже в десять раз больше обычного. Пожалуйста, остановись!

Не дожидаясь ответа, Господь быстро поднялся, чтобы вымыть руки и рот, пока Джагадананда принесет цветочную гирлянду, пряности и сандаловую пасту. Обед был закончен. Одевая гирлянду, Шри Чайтанья сказал:

— Ты должен поесть у Меня на глазах!

— Мой Господь! Пожалуйста, отдохни немного. Я приму прасад после того, как закончу дела. Рамай Пандит и Рагхунатха Бхатта не готовили сегодня. Я хочу отнести им немного риса и овощей.

Тогда Господь Чайтанья обратился к Говинде:

— Оставайся здесь и посмотри, чтобы Джагадананда пообедал!

Как только Шри Чайтанья ушел отдыхать, Джагадананда Пандит сказал Говинде:

— Господь устал. Скорее иди и разотри Ему стопы! Если Он спросит тебя, обедал ли Джагадананда, скажи: «Пандит только что сел». Я оставлю для тебя порцию маха-прасада, и когда Он уснет, приходи поесть.

Проводив Говинду, Джагадананда раздал маха-прасад Рамаю, Нандаю и Рагхунатхе Бхатте. Отложив для Говинды, он и сам немного поел. Однако Шри Чайтанья Махапрабху, беспокоясь о Джагадананде, снова послал Говинду:

— Пойди посмотри, ест ли Джагадананда Пандит, и сразу вернись сказать Мне об этом.

Лишь дождавшись утешительной вести, Он спокойно заснул.

Так складывались удивительные любовные взаимоотношения Джагадананды Пандита и Шри Чайтаньи Махапрабху, во всем напоминавшие взамоотношения Сатьябхамы и Господа Кришны, описанные в «Шримад-Бхагаватам». Удача Джагадананды Пандита неизмерима, второй такой души не сыскать во всей Вселенной. Читая его книгу «Према-виварта» или слушая истории о его играх с Господом Чайтаньей, можно не только постичь его любовь, но и обрести экстатическую любовь к Кришне.

Разлука с Кришной истощала ум Шри Чайтаньи, изнуряла тело, и лишь пробуждающаяся в сердце экстатическая любовь возваращала Ему здоровье и силы. Но Господь несмотря ни на что оставался очень строг в исполнении обетов санньяси и спал на сухой коре. Поскольку Он был очень худ, такое ложе причиняло боль костям и отдых превращался в сущее страдание.

Преданные не в силах были смотреть на это, но им ничего не оставалось как только страдать вместе с возлюбленным Господом, потому что все знали Его непреклонность. Однако Джагадананда Пандит не вытерпел. Великая душа, он находился со Шри Чайтаньей Махапрабху в особых отношениях и не боялся Ему возразить. Общаясь с Джагаданандой, Господь наслаждался вкусом различных трансцендентных взаимоотношений в чистой любви.

Джагадананда раздобыл мягкую ткань, покрасил ее в красный цвет и набил хлопком с дерева шимула. У него получилось стеганое одеяло и подушка, которые он принес Говинде.

— Попроси Господа спать на этом, — строго сказал он.

Он также подошел к Сварупе Дамодаре и попросил:

— Пожалуйста, убеди сегодня Шри Чайтанью Махапрабху лечь на кровать.

Сварупа Дамодара ничего не ответил, но когда наступило время полуденного отдыха и Господь пришел в Свою комнату, он не стал уходить. Увидев одеяло и подушку, Шри Чайтанья разгневался:

— Кто это сделал? — спросил Он Говинду.

— Джагадананда Пандит.

Это имя заставило Господа сдержать Свой гнев. Он просто попросил Говинду убрать подушку и одеяло, а Сам лег на ложе из древесной коры. Тогда Сварупа Дамодара умоляюще обратился к Нему:

— О мой Господь, я не могу перечить Твоей верховной воле, но если Ты не примешь эту постель, Джагадананда почувствует себя очень несчастным.

— Конечно, ты принесешь для Меня кровать, Джагадананда —постель. Он хочет, чтобы Я вкусил материального счастья. Но Я отрешенный монах и должен спать на земле. Я навлеку на Себя позор, если буду спать на кровати с подушкой и одеялом!

Больше Шри Чайтанья Махапрабху не стал говорить об этом. Сварупа Дамодара вернулся к преданным и сказал, что Господь продолжает спать на коре. Услышав это, Джагадананда расстроился. Сварупа Дамодара подумал немного и решил сделать следующее. Он собрал сухие банановые листья и ногтями отделил волокна. Поскольку банановые листья были очень большие, волокон получилось довольно много. Потом Сварупа взял два куска верхней одежды Господа Чайтаньи и набил их этими волокнами. Вышло что-то похожее на одеяло и подушку. После долгих уговоров Шри Чайтанья Махапрабху согласился принять эту постель, и все преданные почувствовали облегчение.

Все были счастливы, что Шри Чайтанья Махапрабху не спит больше на жесткой коре, и только Джагадананда Пандит продолжал сердиться. Пытаясь скрыть гнев и страданье, он обратился к Господу с просьбой отправиться в Матхуру. Он просил уже не в первый раз, но из любви к Джагадананде Шри Чайтанья не хотел отпускать его.

Услышав вновь желание Джагадананды, Шри Чайтанья Махапрабху нежно посмотрел на него и сказал:

— Если ты пойдешь в Матхуру, продолжая сердиться на Меня, ты просто станешь нищим и оскорбителем!

Джагадананда припал к лотосным стопам Господа и, обнимая их, стал умолять:

— Я давно уже хотел пойти во Вриндаван. Но я не могу этого сделать без Твоего позволения. Сейчас ты непременно должен отпустить меня!

Но Господь так любил Джагадананду, что не хотел даже на время расставаться с ним. Сколько Джагадананда ни просил, Господь не соглашался, и тогда он снова обратился к помощи Сварупы Дамодары.

— Я давно хочу пойти во Вриндаван, - сказал он. — Но Шри Чайтанья Махапрабху не отпускает меня. Он говорит, что я ухожу из-за обиды на Него. Но я на самом деле хочу посетить святые места Вриндавана. Пожалуйста, уговори Господа позволить мне уйти!

На следующий день Сварупа Дамодара обратился к лотосным стопам Шри Чайтаньи Махапрабху:

— Джагадананда Пандит очень хочет пойти Вриндаван. Он уже не раз просил Тебя об этом. Будь же милостив, позволь ему. Ты отпускал его повидать мать Шачи в Бенгалии, пусть он точно так же посетит Вриндаван, а потом вернется обратно.

Отпуская Джагадананду, Господь Чайтанья дал ему несколько наставлений:

— До Варанаси ты дойдешь безо всяких беспокойств, но потом тебе придется взять с собой несколько кшатриев, потому что дороги Бихара кишат разбойниками. Видя одинокого бенгальского путника, они грабят его, хватают и иногда уводят в рабство, зная, как разумны бенгальцы. В Матхуре оставайся с Санатаной Госвами. Вырази почтение всем Госвами Матхуры, но избегай общения с жителями Матхуры. Выражай им почтение на расстоянии. Находясь на другом уровне преданного служения, ты не должен принимать или осуждать их спонтанные проявления родительской любви к Кришне и практику рагануга-бхакти.

Вместе с Санатаной Госвами посети двенадцать лесов Вриндавана, не оставляй общение с ним ни на мгновение! И не задерживайся там, поскорее возвращайся. Долгое пребывание во Вриндаване приводит к фамильярности, ты потеряешь уважение к местным жителям. Не достигнув спонтанной привязанности к Кришне, нельзя надолго оставаться во Вриндаване. Ты также не должен подниматься на холм Говардхан, чтобы увидеть божество Гопала, потому что этот холм — Сам Кришна, его нельзя касаться ногами. Санатане Госвами скажи, что Я собираюсь прийти во Вриндаван еще раз. Пусть он приготовит все для Моего прихода.

С этими словами Господь обнял Джагадананду Пандита, который поклонился лотосным стопам и с благословения всех остальных преданных отправился в путь. Он выбрал лесную дорогу и вскоре достиг Варанаси, где его с радостью встретили Тапана Мишра и Чандрашекхара. Они счастливы были послушать рассказы Пандита о Шри Чайтанье Махапрабху, однако он спешил и скоро простился с ними.

Достигнув Матхуры, Джагадананда сразу разыскал Санатану Госвами, оба рады были видеть друг друга. Санатана Госвами провел Джагадананду по всем двенадцати лесам Вриндавана, завершив паломничество в Махаване, и они остались в Гокуле. Там у Санатаны Госвами была пещера, в которой он жил и которую теперь предложил Пандиту. Однако готовить Джагадананда предпочитал рядом с храмом. Санатана Госвами собирал милостыню в окрестностях Махавана, иногда заходил в храм, а иногда в дома брахманов. Собранное за день он приносил Джагадананде, чтобы у него всегда было что попить и поесть.

Как-то Джагадананда Пандит пригласил Санатану к обеду. Закончив дела и поджидая Госвами, он начал готовить. Санатана пришел с завязанной на голове шафрановой тканью, которая некогда служила одеждой великому санньяси Мукунде Сарасвати. Не зная об этом, Джагадананда решил, что это подарок Шри Чайтаньи Махапрабху, и преисполнился экстатической любви к Господу.

— Откуда у тебя эти шафрановые одежды? - спросил он.

— Мне дал их Мукунда Сарасвати.

Джагадананда переменился в лице. В гневе он схватил горшок, намереваясь ударить Санатану. Однако тот выглядел совсем пристыженным, и Джагадананда сдержался.

— Ты один из близких спутников Шри Чайтаньи Махапрабху, — с укором сказал он. — У Него нет никого дороже тебя. А ты повязал на голову одежду какого-то санньяси! Разве это можно стерпеть?

— Дорогой Джагадананда Пандит, — отвечал Санатана, - ты великий ученый и святой. Господь Чайтанья дорожит тобой, как никем другим. Ты полон веры в Шри Чайтанью Махапрабху. Если бы ты не проявил ее, как бы я научился такой вере? Я повязал на голову эти одежды, только чтобы своими глазами увидеть твою необыкновенную любовь к Шри Чайтанье Махапрабху. Эти шафрановые одежды санньяси не для вайшнава. Никогда прежде я не одевал их и сейчас же отдам кому-нибудь.

Санатана Госвами находился на уровне парамахамсы (высшей степени отречения) и носил лишь кусок белой ткани до колен, который прикрывал нижнюю часть его тела. Вайшнав — освобожденная личность, он не привязан к материальному и поэтому не одевает шафрановой одежды санньяси, которая подчеркнула бы его возвышенное положение.

Хотя Шри Чайтанья Махапрабху принял санньясу в школе майявади (в то время вайшнавской традции принятия санньясы не существовало), многие Его последователи не были санньяси, а жили в отречении как бабаджи. Современные вайшнавы ради широкой проповеди принимают санньясу — как например, Бхактисиддханта Сарасвати или А.Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада. Но делают это не из гордыни, а из смирения. Вайшнав-санньяси остается вечным слугой своего духовного учителя и Шри Чайтаньи Махапрабху. Истинный вайшнав-санньяси всегда следует наставлению Шри Чайтаньи Махапрабху быть «смиреннее травы на дороге». Он принимает санньясу, зная, что не равен своему духовному учителю, который является парамахамсой. Он считает, что не достоин одеваться как парамахамса и потому носит шафрановую одежду.

Джагадананда Пандит закончил готовить, предложил блюда Шри Чайтанье Махапрабху, и оба принялись за прасад. После обеда они стали обнимать друг друга и плакать в разлуке с Господом Чайтаньей. Так прошло два месяца. Не в силах более выносить разлуку со Шри Чайтаньей, Джагадананда попросил у Санатаны Госвами позволения вернуться в Нилачалу. Прощаясь, он сказал:

— Господь пообещал прийти во Вриндаван еще раз. Пожалуйста, позаботься о том, где Он будет жить.

Санатана Госвами собрал для Шри Чайтаньи Махапрабху подарки — песок с того места, где проходила раса-лила, камень с холма Говардхана, сушеные спелые плоды пилу и гирлянды из маленьких ракушек. Джагадананда взял все это с собой и пустился в дальнее пушествие, а взволнованный Санатана Госвами грустно смотрел ему вслед.

Через несколько дней он нашел для Шри Чайтаньи Махапрабху подходящее место, это был храм на холмах Двадашадитья-тила, который не нуждался в ремонте. Рядом Санатана Госвами соорудил маленькую незатейливую хижину и стал следить за ним, ежедневно убирая мусор и поддерживая чистоту.

Тем временем Джагадананда Пандит достиг Нилачалы, что вызвало большую радость у Шри Чайтаньи Махапрабху и всех Его преданных. Он очень спешил и по дороге не делал никаких остановок. Джагадананда с молитвой поклонился лотосным стопам Шри Чайтаньи Махапрабху и приветствовал всех вайшнавов, потом Господь тепло его обнял. Джагадананда поклонился от имени Санатаны Госвами и передал Ему подарки из Вриндавана. Господь Чайтанья взял все, кроме плодов пилу, которые раздал преданным. Вайшнавы с удовольствием взяли фрукты из святой дхамы, однако лишь немногие знали, что есть их нужно, непременно выплевывая косточку. Бенгальцы ели пилу впервые и глотали вместе с косточками, от чего языки их стали гореть, как от жгучего перца чилли! Господь Чайтанья улыбался, глядя них, это была еще одна Его лила.

Направляясь как-то в храм Ямешвары, Шри Чайтанья Махапрабху улышал раздавашееся из храма Джаганнатхи женское пение. Сладким голосом на мотив гуджджари девушка пела «Гита-Говинду» Джаядевы Госвами. Пение ее было столь чарующим, что могло привлечь внимание целого мира. Услышав его, Шри Чайтанья Махапрабху сразу почувствовал восторг экстатической любви к Кришне. Он не знал, кто это поет — мужчина или женщина, и бросился на голос, не разбирая дороги, чтобы обнять замечательного певца. Охваченный экстазом, Он не заметил, как пошел на колючую изгородь, и не почувствовал боли от впившихся в тело колючек. Говинда безуспешно пытался Его догнать, и лишь когда Шри Чайтанья Махапрабху был уже недалеко от девушки, он успел крикнуть:

— Это поет женщина!

При слове «женщина» Господь тут же пришел в Себя и скорее повернул назад.

— Дорогой Говинда, ты спас Мне жизнь! — говорил Он. — Если бы Я коснулся тела женщины, Мне б оставалось только умереть! Теперь Я перед тобой в вечном долгу.

— Господь Джаганнатха спас Тебя, а не я, - смиренно ответил Говинда. - Кто я такой, чтобы спасти Тебя?

— Дорогой Говинда, никогда не оставляй Меня одного! Опасность таится повсюду!

Взволнованный и печальный, Господь вернулся домой, Он чувствовал Себя усталым. Сварупа Дамодара и другие близкие спутники, узнав об этом случае, очень испугались и стали ухаживать и оберегать Шри Чайтанью Махапрабху с еще большим вниманием и заботой.


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.035 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты