Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ГЛАВА 3. Останься

Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  7. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  8. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  9. ГЛАВА 01
  10. ГЛАВА 06

Кэсси

 

Когда я вернулась в гостиную в одних стрингах, Джек сидел на диване. Он натянул шорты, но так и не застегнул их. Его мятая футболка валяется на полу рядом с рубашкой, которая была на мне. Я нагнулась за рубашкой и одела ее через голову, после чего села рядом с Джеком.

— Это было хорошим отвлечением, — сказала я, устраиваясь в его объятиях.

Пальцы Джека тут же запутались в моих волосах.

— Больше историй или больше отвлечений? — спросил он озорным тоном.

Мой телефон просигналил о новом сообщении. Я посмотрела на Джека, задаваясь вопросом, кто мне мог написать.

— Пойду посмотрю, кто прислала мне сообщение.

Он кивнул и хлопнул меня по заднице, когда я побежала в спальню за телефоном. Я снова устроилась в объятиях Джека, прежде чем взглянула на экран телефона.

— Оооо, это от Мелиссы, — я повернулась и посмотрела в его глубокие карие глаза. — Думаешь, она знает, что ты здесь?

Джек пожал плечами.

— О сделке скоро станет известно, поэтому она может удивиться.

Раздался еще один сигнал телефона, и на этот раз Джек достал свой мобильник, и засмеялся.

— Сообщение от Дина.

— Они так предсказуемы.

Нажав кнопку, я открыла сообщение от Мелиссы:

 

«О МОЙ БОГ! КЭССИ! ДЖЕК ПЕРЕШЕЛ В «METS»!!!! ТЫ ЗНАЛА ЭТО? ОН У ТЕБЯ? ЕСЛИ НЕТ, ТО, ВЕРОЯТНО, СКОРО БУДЕТ, ТАК ЧТО БУДЬ НАГОТОВЕ! И ПОЗВОНИ МНЕ КАК МОЖНО СКОРЕЕ!!!!»

 

Я усмехнулась.

— Что она написала? — спросил Джек, вопросительно изогнув брови.

— Ну, она написала сообщение заглавными буквами, значит всё очень серьезно, — я улыбнулась, передавая ему телефон, чтобы он смог прочитать сообщение.

— О, она кричит на тебя. Разве не это означают заглавные буквы?

— Да, но думаю, что это ее способ показать, как она волнуется. Или возбуждена. Или всё-таки кричит, — согласилась я с улыбкой.

— Выше нос. Это у меня могут быть проблемы с Мели, — Джек прижался губами к моему лбу, и я закрыла глаза от его прикосновения. Так много всего произошло между нами, мы через столько прошли, больше, чем любая другая пара. И мы все равно вместе.

— Наверно, мне нужно написать ей ответ, иначе она не успокоится, — я быстро набрала ответ.

 

«Он здесь. Мы разговариваем. Разбираемся в нашей ситуации. Позвоню тебе из офиса в понедельник».



 

Я убавила громкость на своем телефоне, когда он снова пиликнул.

 

«ПОНЕДЕЛЬНИК?!? Черта с два ты заставишь меня так долго ждать».

 

Я засмеялась и набрала еще одно сообщение, прежде чем выключила телефон:

 

«Ты выживешь. Я не могу сейчас говорить. Поговорим позже. Люблю тебя».

 

— Что пишет Дин?

Джек посмотрел на экран телефона, потом улыбнулся и протянул его мне.

 

«Чувак, ты перешел в Mets и не сказал мне? Это из-за Кэсси? Конечно, это из-за Кэсси. Как ты, черт возьми, смог сделать это? Удачи. Позвони мне, когда увидишь ее».

 

— Ну как можно не любить Дина? — я передала Джеку его телефон и улыбнулась.

Он выпрямился и немного отстранился от меня. — Хороший вопрос. Кстати о Дине, почему Мелисса не любит его?

— Что? — мой голос звучал более удивленно, чем я хотела показать.

— Нет, правда. Что с ней? Дин влюблен в неё, а она не отвечает на его чувства. Я не понимаю.

Слова Джека и тон, которым он их произнёс, указывали на то, что эта ситуация волновала его. Если честно, мне казалось это милым. Он заботился о своем младшем брате, и так как у меня не было ни братьев, ни сестер, которые бы заботились обо мне, я принимала такое поведение Джека с восторгом.



— Она всегда была такой, — я знала, что не этого ответа от меня ждал Джек, но больше я ничего не могла сказать ему по поводу Мелиссы.

Он покачал головой, не соглашаясь с моим ответом.

— Ты знаешь ее вечность, Котенок. У нее когда-нибудь был парень?

Я почесала голову, пока раздумывала над его вопросом и формулировала свой ответ.

— Не совсем. Я имею в виду, она всегда знакомилась с парнями, но у нее действительно никогда не было серьезных отношений.

— Почему не было? — спросил Джек, видимо решив добраться до сути этой тайны.

— Я не знаю.

— Ты же ее лучшая подруга. Как ты можешь этого не знать? Вы девчонки. Девчонки всегда говорят о таком.

Мне стало жарко, и я заняла оборонительную позицию.

— Во-первых, успокойся. Во-вторых, я ни хрена не знаю. Я никогда раньше не думала об этом. Парням всегда нравилась Мелисса, и она в той или иной степени встречалась с ними, но она никогда не говорила мне о любви к кому-либо из них. Я никогда не задавала вопросов, потому что просто принимала ее такой, какая она есть. Не знаю почему. И не знаю, изменится ли когда-нибудь такой порядок вещей. И я не знаю, почему, черт возьми, она не влюблена в Дина. Может быть, ты должен спросить у нее, а не сидеть здесь и нервировать меня.

Я хотела подняться с дивана, но Джек схватил меня за руку и потянул обратно. Он прикоснулся к моему лицу рукой, разворачивая его так, чтобы посмотрела мне в глаза.

— Мне очень жаль, Котенок. Я не хотел горячиться по этому поводу. Я просто не понимаю. Мой брат хороший парень. И я знаю, что он любит ее. Просто не могу понять, почему она не любит его.

Джек ослабил хватку на моем лице, но я не стала от него отворачиваться.

— Я не могу ответить на этот вопрос, — я пожала плечами, мое раздражение испарилось.

— Мне очень жаль. Я не хотел повышать на тебя голос, — губы Джека скривились в улыбке, от чего на его щеках появились ямочки.

Я была преданной фанаткой этих ямочек.

— Давай вернемся к нашей истории, — предложил он, сделав ударение на слове «нашей». Мой гнев исчез окончательно.

— Хорошо. Но сейчас я слишком взбудоражена, чтобы вспомнить, на чем мы остановились, — призналась я.

Джек обнял меня, и я позволила ему притянуть меня ближе.

— Мы говорили о бабуле с дедулей. Не сердись на меня.

Мое дыхание выровнялось.

— Хорошо, — я смягчилась, от раздражения не осталось и следа. Меня бесило, что я не могла сопротивляться ему. — Итак, как долго ты пробыл с ними?

Джек глубоко вздохнул, прежде чем убрал руку от моих волос, в результате чего несколько прядей упало на глаза. Я смахнула их, ожидая его ответа.

— Гораздо дольше, чем я предполагал. Мой план состоял в том, чтобы остаться в Калифорнии в течение нескольких недель до возвращения в Алабаму, потом я хотел собрать свои вещи и завершить все дела с аннулированием брака. Я честно полагал, что двух-трех недель будет достаточно, что эта сука Кристалл подпишет бумаги, и я приеду в Нью-Йорк до Рождества.

— Значит было к лучшему, что я не осталась в Калифорнии.

Он начал нервничать.

— Да. За последние шесть месяцев не было ничего хорошего, кроме проблем, Котенок. Я не сожалею о том, что не поехал за тобой сразу, но мне жаль, что я позволил этому длиться так долго.

Я отстранилась от теплого тела Джека и облокотилась на холодные подушки.

Почему аннулирование брака заняло так много времени? Как Кристалл могла препятствовать этому?

 

Джек

 

Мой телефон беспрерывно звонил, тем самым разбудив меня и вынуждая открыть глаза. У меня было плохое предчувствие, когда на экране телефона я увидел имя Марка.

— Эй, Марк, — сказал я неуверенным голосом.

— Джек, у нас проблемы.

— Какие проблемы? — спросил я, прислонившись спиной к стене.

— Она не подписывает бумаги.

— Что? Кто не подписывает? — я прервался, прежде чем продолжил. — Что ты имеешь в виду «она не подписывает»? Я думал это решенное дело? Легко исправимое? — я слышал удары своего сердца о грудную клетку.

— Её адвокат назвал твое заявление смешным. Он утверждает, что не было никакого мошенничества, и, следовательно, его клиентка не подпишет бумаги на этих условиях.

— Ты издеваешься? А на каких условиях она подпишет? — я старался держать свой гнев под контролем.

— Она не согласится на аннулирование брака, но готова рассмотреть вариант с оформлением развода. Как сказал её адвокат, его клиентка предпочла бы помириться.

— Помириться? Ты меня разыгрываешь?

— Хотел бы.

— Ты должен что-то сделать, Марк. Она объявила о ложной беременности, чтобы я женился на ней. Разве это не мошенничество? — я взял журнал, который попался мне на глаза, и швырнул его со злостью в стену.

— Это так. Но нам надо доказать.

— Так давай сделаем это, — настаивал я.

— Я займусь этим вопросом, у нее много документов, подтверждающих ее правоту, — вздохнул Марк.

— Какие документы?

— Ну, заключение врача, для начала.

Черт. Я и забыл о том, что у Кристалл были рецепты от врача, записи с приемов и прочие бумаги.

— Разве мы не можем подать в суд на врача за злоупотребление служебным положением?

— Мы должны доказать, что она лжет, но это чрезвычайно сложно сделать, учитывая обстоятельства.

Некоторые утверждают, что гнев может охватывать их с такой силой, что в глазах всё краснеет… Теперь я понял, что это правда. У меня перед глазами всё покраснело. В буквальном смысле слова.

— Это полный пиздец. Что я могу сделать?

— Ничего, Джек. Сейчас я хочу, чтобы ты оставался там, где находишься, и позволил мне разобраться с этим, — сказал Марк, его тон был спокойным, в нем чувствовался профессионализм.

Я ухватился за край кровати, мои пальцы впились в матрас.

— Все мои вещи до сих пор в Алабаме.

— Не делай ни шагу, пока я не скажу тебе, что всё улажено. Слышишь меня?

Я съежился, когда он стал указывать, что делать.

— Посмотрим.

— Джек, моя работа присматривать за тобой. Позволь мне на этот раз сделать это. Пожалуйста, — его голос звучал напряженно, и я вздохнул.

— Хорошо.

— Я тебе скоро позвоню.

Я нажал на кнопку завершение вызова на своем телефоне и бросил его в стену. Почему, черт возьми, эта девчонка так одержима идеей разрушить мою жизнь? Я не могу двигаться дальше, если не исправлю свою ошибку. Почему она не может быть порядочным человеком и подписать проклятые бумаги?

Кто-то постучал в дверь моей спальни.

— Можно войти?

— Да.

В комнату вошел Дин. Он посмотрел на телефон на полу, и закрыл за собой дверь.

— Что происходит? Я слышал, как ты кричал.

Я посмотрел ему прямо в глаза.

— Вы были правы. Она не будет подписывать документы.

Он подошел к моей кровати, сел на противоположном конце.

— Черт, Джек. Мне очень жаль. И что теперь будет?

Я закрыл глаза, ущипнул кожу на переносице, чтобы уменьшить напряжение в теле.

— Я не знаю. Марк работает над этим.

— Хочешь прогуляться или еще что-нибудь? Выбраться из дома ненадолго?

— Мне нужно побыть одному.

Дин встал с моей кровати и без слов покинул комнату. Я схватил ноутбук, который стоял на комоде, и открыл новую страницу текстового редактора. Очень быстро написание писем превратилось в привычку. Это помогало мне разобраться с мыслями, ведь всё, что я хотел — поднять трубку и набрать номер Кэсси.

 

Кэсси

 

— Боже. Вот это сука! Она нашла врача, который сделал ей поддельные документы о беременности? — мои глаза расширились, когда гнев и потрясение сотрясли мое тело.

— Да, — всё, что ответил мне Джек.

— Неудивительно, что ты поверил ей, — сказала я, качая головой.

— Что ты имеешь в виду? — его тело и челюсть напряглись.

— Ну, во-первых, я никогда не понимала, почему ты решил, что она беременна. Без проверки, не убедившись на сто процентов, вот что я имею в виду, — попыталась объяснить я.

Джек хрустнул шеей и пододвинулся ближе ко мне. Я заметила, как напряжение сковало его тело.

— Ты думаешь, я тупо поверил ей на слово? Женился на ней без доказательств? Почему ты просто не спросила меня?

Его резкий тон заставил меня усилить оборону.

— Я не знаю. Может потому, что я была слишком занята своей собственной обидой, чтобы спросить тебя, когда у меня был шанс. Да мы и говорили тогда мало.

Он протянул руку, чтобы прикоснуться ко мне, и положил ее на мою ногу. Это простое движение разрушило мою защиту, и я захотела вернуть назад все свои обвинения.

— Прости, Джек. Просто…

— Не надо. Мне так жаль, — он загородился от меня руками словно щитом. — Тебя там не было. Ты не знала, что происходит. Я уверен, со стороны это было похоже на тень из ада.

По мне пробежала волна дрожи. Я больше не хотела быть в стороне от всего, что касалось Джека Картера.

— Но я не должен был просто принимать это.

— Значит, она ходила на прием к врачу и все такое? — мой разум все еще пытался осмыслить схему её обмана. Как одна девушка смогла такое провернуть?

— Справки, записи в медицинской книжке, витамины, диаграммы и графики ведения беременности, — все у нее было, — Джек выдохнул, и я схватила его за руку, переплетая наши пальцы, чтобы придвинуться к нему ближе.

— Могу я спросить еще кое-что? — мой голос звучал приглушенно, потому что я уткнулась ему в грудь.

Он поцеловал меня в макушку.

— Все что угодно.

— Ты когда-нибудь думал, что ребенок не твой? Я имею в виду, ты думал, что она беременна, но думал ли, что это чей-то еще ребенок?

— Она была очень убедительна в своей лжи. Она была согласна сделать ДНК-тест после того, как родится ребенок. Я думал, что если она врет, то начнет спорить со мной по этому поводу, но она одобрила эту идею.

А потом Джек вернулся к тому моменту, когда его мир начал рушиться: когда он жил в Алабаме и играл за команду Высшей лиги «Diamondbacks». Ночью, после того, как он провел свою идеальную игру, Кристалл подошла к нему в баре, где праздновали его товарищами по команде победу, и он, наконец, перестал сопротивляться её приставаниям. Джек сдался под её натиском в ту ночь, и моя жизнь, я точно знала, никогда не будет прежней.

Я вздрогнула, вспомнив, как мой мир начал рушиться в тот момент. Мое сердце чувствовало, что что-то произойдет, когда Джек позвонил тогда и сообщил новости. Мало того, что он изменил мне, так ещё и девушка, с которой он спал, была беременна.

 

Джек

 

Я проигнорировал стук в дверь, надеясь, что один из моих соседей откроет, и продолжил складывать вещи. Когда я услышал голос Кристалл, то напрягся. У нас был секс-по-пьяни-на-одну-ночь, и я бросил ее, когда пришел в себя. Что она здесь забыла?

Она постучала в дверь моей спальни, потом зашла внутрь и закрыла за собой дверь.

— Что ты делаешь? Убирайся из моей комнаты, — бросил я, не желая давать ей шанс сказать, зачем она пришла.

— Мне нужно поговорить с тобой, — ее голос дрожал, когда она говорила.

Я резко вдохнул через нос, мое раздражение было очевидно.

— Что?

— Я беременна, — прошептала она, и по её щекам потекли слезы.

— И что дальше? Почему это моя проблема? — спросил я, прежде чем понял, что она имела в виду. Мои внутренности стянуло в тугой узел.

— Потому что это твой ребенок, — сказала Кристалл, и опустилась на мою кровать.

Я задержал дыхание, мой разум отказывался ей верить.

— Ерунда, — парировал я.

— Ни какая не ерунда, Джек! Я не была ни с кем после тебя. Спроси любого, видели ли меня с кем-нибудь. Или видели, чтобы я с кем-то встречалась. Этого не было.

— Я спрошу, черт возьми, я спрошу прямо сейчас, — я выбежал из своей спальни в гостиную, где трое моих товарищей по команде смотрели телевизор. Я спросил, спала ли Кристалл с кем-то из них, они отрицательно покачали головами. Когда я спросил, видели ли они ее с кем-то еще в последнее время, и снова получил отрицательный ответ. Затем они сказали, что не видели ее поблизости последние несколько недель.

Черт.

Мои ноги дрожали, когда я вернулся в комнату. Мир вращался вокруг меня, пока я приказывал желудку прекратить сжиматься. Я не хотел этого. Не с ней. Не сейчас. Никогда.

— Он твой, Джек. Прости. Прости. Я никогда не хотела, чтобы это случилось, — Кристалл закрыла лицо руками, ее тело сотрясалось от рыданий.

У меня не было желания успокаивать ее, поэтому я стал дальше складывать вещи в сумку.

— Что ты собираешься делать? — спросил я холодным тоном.

— Что ты имеешь в виду? — Кристалл посмотрела на меня, ее лицо раскраснелось и было влажным от слез.

— Ты оставишь ребенка?

Я видел, как у нее отвисла челюсть.

— Конечно, как ты можешь спрашивать об этом.

— Мы даже не знаем друг друга. Почему, черт возьми, ты хочешь оставить его? — я вспыхнул, тщетно пытаясь скрыть за гневом свой страх.

— Потому что это ребенок, Джек! Новая жизнь, и я люблю его, даже если ты не любишь.

— Мне нужно, чтобы ты ушла.

Этого не должно было произойти. Пожалуйста, пусть всё окажется сном.

Кристалл встала, вытерла рукой глаза, и сказала.

— Будь мужчиной.

Новая волна гнева вспыхнула в моем теле, когда я подошел к ней, сжав кулаки.

— О, я буду, хорошо. Я отвезу тебя в клинику. Заплачу за всё. И затем даже отвезу тебя домой. Что скажешь?

— Я скажу, что ты мудак, — она попыталась меня оттолкнуть, но я не сдвинулся с места.

— Я мудак. Мудак, который не хочет ребенка от совершенно незнакомого человека.

— Ну, немного поздновато для раскаяния, не думаешь?

Комната закружилась перед моими глазами. Жизнь, которая у меня была еще пять минут назад, исчезла без следа. Ужас поглотил меня.

— Не делай этого, Кристалл. Пожалуйста, не делай этого. Не губи наши жизни из-за глупой ошибки по пьяни.

Я заметил, как она вздрогнула, и повернула голову обратно.

— Я ничего не разрушаю.

— Ты все испортишь, — почти прошептал я, когда мысли о Кэсси заполонили мой разум. Кэсси моя девушка, мой мир, и я знал, что она никогда не сможет мне снова доверять. Не было ни единого шанса, что она когда-нибудь простит меня. Я никогда не получу её прощения. Я не заслужил её, а она заслуживала кого-то получше, чем такого изменщика как я. У меня не укладывалось в голове, что променял лучшее, что случалось со мной в жизни, на кусок дерьма. Я не должен был напиваться в тот день. Это не было оправданием, но моя защита пала, и я сдался. И я чертовски ненавидел себя за это.

— Жаль, что ты видишь всё в таком свете. Надеюсь, ты изменишь свое мнение. Может быть, после того, как выйдешь из шокового состояния, ты одумаешься. Я буду на связи, Джек, — сказала она и вышла за дверь.

Черт.

Если Кристалл оставит ребенка, то у меня не останется выбора, кроме того, как создать с ней семью. Мне придется остаться здесь, в Алабаме. Или, по крайней мере, купить дом, где будет жить мой ребенок. Тогда можно будет распрощаться с Калифорнией навсегда. Мне придется проводить здесь все свободное время между играми.

Я опустился на ковер, и прижался спиной к кровати. Мой мир только что разбился вдребезги. Я не был похож на своего отца. Я не собирался оставлять своего ребенка, как когда-то оставил он нас с Дином. Я на собственном опыте убедился, как родители могут искалечить жизнь ребенка. И был ярким примером. Поэтому я не поступлю так с моей собственной плотью и кровью, не пойду по стопам своего отца, сжигая за собой мосты. Я буду лучше, чем когда-то был он.

Я не мог поверить, что это случилось со мной. Больше всего я хотел, чтобы всё оказалось ночным кошмаром, чтобы я проснулся, и меня затопила волна облегчения от понимания того, что это только в моем сознании. Но мои желания не брались в расчет. Я не мог изменить реальность.

 

Кэсси

 

— Да уж, — я вздохнула и нахмурилась.

— Я говорил тебе, что эта не радостная история, — сказал Джек. Он провел ладонью по моей руке, от чего по моему телу побежали мурашки.

— Мы уже подобрались к событиям прошлой ночи? — я посмотрела на Джека с надеждой.

— Не совсем.

— Думаю, мне нужен еще один перерыв.

— Что ты имеешь в виду? — подмигнул он с намеком.

Я прищурила глаза и фыркнула.

— Джек, правда. Мы же только что этим занимались.

Жить отдельно друг от друга, если честно, было большой ошибкой. Я жаждала узнать всё, но нельзя не сказать, что от его рассказа у меня каждую минуту перехватывало дыхание. А ещё мне было страшно. Если девушка из маленького провинциального городка смогла провернуть такое, то на что способна женщина из большого города?

— Не хочешь ненадолго выбраться из дома? Может, перекусим немного? — я использовала вновь приобретенный Нью-Йоркский жаргон, имея в виду пиццу.

— Я не против, — ответил он с широкой улыбкой, и я наклонилась, чтобы поцеловать его в ямочку на щеке.

Когда я отстранилась, то поняла насколько завораживали меня глаза цвета шоколада. Но тут меня осенила мысль.

— Стоп! А где ты остановился? Снял квартиру или забронировал номер в отеле?

Я нервничала, пока ждала его ответа. Я понимала, что мне следовало быть более сдержанной, осмотрительной и осторожной, но правда заключалась в том, что я хотела, чтобы Джек остался со мной и больше никогда не уходил.

— Я пока не думал об этом, так как сразу же приехал сюда.

Пока? Значит, он планировал жить где-то еще? А я была просто временным пристанищем.

— Если хочешь, то сначала займись этим? — я старалась скрыть свое разочарование, но мой тон выдал меня.

Большим пальцем Джек прикоснулся к моему подбородку.

— Не хочу. Так как мне придется оставить тебя. Лучше отложу это на потом.

Облегчение нахлынуло на меня. Мои губы сжались, и я закрыла глаза.

— Тогда не уходи, — прошептала я.

— Я не хочу больше оставлять тебя. Никогда, — признается он, когда его теплые губы прикоснулись к моим.

— Ты можешь пожить здесь. — Слова вырвались прежде, чем я успела подумать.

Джек расслабился, его лицо стало спокойным.

— Да? Ты хочешь жить вместе?

Вопросительные интонации в его голосе противоречили счастливому выражению лица. Я злилась на себя за то, что оказалась такой уязвимой перед ним.

— Это только предложение. Не обращай внимание.

Джек еле-еле сдержал смех.

— Ничто не сделает меня счастливее, Котенок, чем осознание того факта, что мой дом там, где ты.

Мое сердце с такой силой стучало в груди, что я удивлялась, почему оно до сих пор не выпрыгнуло наружу.

— Хотя… — улыбка расплылась по его лицу, — … я всё равно не собирался уходить.

— О, правда?

— Я проехал через всю страну не для того, чтобы жить один. Я ехал сюда, чтобы быть с тобой. И это то, что я собираюсь делать. Быть. С. Тобой, — он убедительно посмотрел мне в глаза.

Внутри у меня все дрожало от желания, а между бедер стало жарко от его уверенного поведения.

— Что если я скажу тебе «нет»? — поддразнила я.

Джек прижался своим лбом к моему, его проницательные глаза посмотрели прямо мне в душу.

— Но ты же так не скажешь. Ты хочешь, чтобы я был здесь так же сильно, как этого хочу я. И я знаю это, поэтому никуда не уеду, и ты не заставишь меня это сделать.

— Ты такой самоуверенный, черт возьми.

— Разве это плохо, когда ты прав? — его губы изогнулись в улыбке, прежде чем обрушились на мои. Дразня меня, он провел языком по моей нижней губе и отстранился.

После всех страданий, через которые Джек заставил меня пройти, ничто не могло сравниться с тем, что я чувствовала в его присутствии. Трещины и обломки в моем сердце потихоньку собирались воедино всякий раз, когда он оказывался рядом. В душе я убеждала себя, что прошлая обида не имела значения. Я была разбита и сломлена, но сейчас мое тело, мой разум приходили в норму. Ради меня. Ради Джека. Ради нас.

Несмотря на то, что он был виновен в той катастрофе, что случилась в моей душе, мы дополняли друг друга. Мы должны быть вместе. Мелисса когда-то дала точное определение нашим отношениям — «идеальный беспорядок». И сейчас я поняла, насколько она была права.

— Пицца? — снова предложила я, стремясь изменить положение тела.

— Может, ты, по крайней мере, оденешься?

Я специально закатила глаза, прекрасно понимая, как это разозлит его.

— Ты первый.


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 5; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ГЛАВА 2. Преследователь | ГЛАВА 4. Лучшие друзья
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.046 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты