Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Защита экономиста




Сонин Защита экономиста

Сонин К. Защита экономиста // Хиршман A.O. Выход, голос и верность. Реакция на упадок фирм, организаций и государств. М.: Новое издательство, 2009. - 156 с. С.149-154.

 

Защита экономиста

149 Книга Альберта Хиршмана «Выход, голос и верность», один из наиболее значимых в интеллектуальном отношении текстов второй половины XX века, написана невнятно и сумбурно.

149 Примеры — а примеры являются основным источником эмпирических свидетельств в поддержку идей автора - эклектичны и свободно интерпретиру­емы, а теоретическая аргументация настолько запутана, что кажет­ся логически невозможной.

149 Откуда же всемирная слава автора и внимание ученых к его концепции?

149 Все дело в основной идее — название книги сделало больше, чем все ее содержимое, дав иссле­дователям самых разных вопросов, связанных с политикой и эко­номикой, координатные оси.

149 «Выход, голос и верность» — вторая значительная работа Хиршмана, вышедшая через двенадцать лет после его «Страте­гии экономического развития» (1958).

149 Упрощая, можно сказать, что вторая книга — это попытка экономиста ответить на вопрос, почему та мудрость, которая содержится в первой книге, не сдела­ла бедные народы более богатыми, а их безответственные прави­тельства — более ответственными.

149 Альберт Хиршман ответил на этот вопрос, не пользуясь методами современного экономическо­го анализа.

149 Экономисты строят модели — и формальные, использу­ющие сложные математические выражения, и те, в которых основ­ные идеи излагаются простыми словами, — для того, чтобы иметь возможность обсуждать что-то. К концу первой четверти XX века стало ясно, что различия в подходах экономистов выросли настоль­ко, что какая-либо содержательная дискуссия между представите­лями различных школ стала почти невозможной. Бурный рост ма­тематического формализма во второй половине века был ответом взрослеющей науки на вызов «невозможности коммуникации».

149 Стандартом экономического исследования стала работа, в которой максимально формально описывались начальные предположения, явно прослеживались логические переходу, формулировались ре­зультаты-гипотезы, отвечающие критерию фальсифицируемости

150 Карла Поппера, и приводились эмпирические свидетельства в поддержку проверяемых гипотез.

150 Альберт Хиршмаи в обеих своих книгах отказался от совре­менных ему экономических методов вовсе не потому, что не владел их инструментарием. Его первые послевоенные работы по эконо­мике международной торговли были написаны как раз в стандарт­ном ключе. Мир, который видит Хиршман, очень сложен. Модель, которой Хиршман оперирует, антиэкономична.

150 Отказ от общего языка экономистов определил интеллектуальную судьбу «Выхода, голоса и верности».

150 С одной стороны, книга оказалась чрезвычай­но популярной, с другой — не задала никакого научного направле­ния.

150 В какой-то мере Хиршман повторил судьбу Карла Маркса* который, всю жизнь стараясь создать экономическую теорию, поль­зуется уважением среди кого угодно — от принстонских историков и оксфордских философов до полуграмотных крестьянских вожа­ков Юго-Восточной Азии, но только не среди профессиональных экономистов.

150 «Незначительный последователь Рикардо» — акку­ратно обозначил место Маркса в экономической табели о рангах Пол Самуэльсон.

150 Как и Маркса, Хиршмана знают все.

150 И даже если его слава лишена тех наслоений, которые принесли Марксу прагматичные наследники его идей, она все равно легковесна. Хиршман — автор, которого легко процитировать в вводной части экономической ра­боты или в обзоре литературы, но тяжело — в том месте, где описа­но собственно научное исследование. Именно там из существу­ющих достижений экономист-исследователь строит фундамент для своего собственного вклада; этот фундамент — то, что является об­щим знанием автора и читателя статьи или книги. Концепция Хиршмана — слишком шаткий фундамент из-за своей сложности и многообразности. Слишком много противоречащих друг другу выводов можно получить, слишком во многих местах там, где в стандартной экономической работе нужно было бы сделать чет­кий выбор относительно предположений, Хиршман свой выбор не делает. В конце концов, «голос» и «выход» как факторы замещают друг друга или дополняют?

150 Нет ответа1.

1 Точнее, Хиршман дает сначала четкий ответ на этот вопрос: «выход» и «го­лос» замещают друг друга. И всю оставшуюся книгу доказывает, что действия - комплиментарны. Исайя Берлин, классифицируя великих мыслителей, отнес бы Хиршмана к «лисицам», для которых мир многолик и разнообразен, а не к «ежам», черпающим вдохновение в единой, четко разграфленной картине мира.

151 То, что не делает Хиршман, пытаются сделать за него его читатели2.

151 В эссе нобелевского лауреата по экономике 2008 года Пола Кругмана «Взлет и падение экономики развития», написанном в 1994 году, обсуждается простейшая модель экономического раз­вития — модель «большого толчка» Мерфи, Шлейфера и Вишны3.

151 Однако перед тем, как обсуждать саму модель и те проблемы эконо­мического развития, которые она помогает осознавать и решать, Кругману требуется время и место, не меньше половины эссе, чтобы доказать необходимость формальных моделей.

151 Воображаемый оп­понент — как раз Хиршман, перед которым Кругман буквально преклоняется. Как перед мыслителем, но не как перед экономистом.

151 В описании Кругмана экономика взглядов Хиршмана на развитие оказывается очень проста. Два сектора, традиционный и иннова­ционный, относительно более высокая отдача от масштаба во вто­ром секторе и, как следствие, два равновесия — эффективное и не­эффективное. Роль правительства сводится к «большому толчку» — переводу экономики из одного равновесия в другое.

151 Без правитель­ства, координирующего действия экономических субъектов, обой­тись невозможно: в неэффективном равновесии никому не выгод­но переходить на использование более совершенных технологий; переход становится выгоден каждому в отдельности, если все дела­ют его одновременно.

151 Если у Кругмана, профессионального экономиста и профессионального эссеиста, основная задача - заставить интеллектуального оппонента выявить свои исходные посылки и логические пра­вила, чтобы затем спорить или соглашаться с его выводами, то для политолога Гельбаха статья о Хиршмане — прежде всего запись идей на языке современной политической науки4.

2 Это не означает, что «координатные оси», предложенные Хиршманом, никому не пригодились. В политологии они в дальнейшем использовались для изу­чения революций, семейной жизни, вопросов, связанных с самоидентификацией, политической экономии протекционизма, эволюции политических партий и проф­союзов, вопросов образования и т.п.

3 Krugman P. The Fall and Rise of Development Economics // Rethinking the Development Experience: Essays Provoked by the Work of Albert 0. Hirschman / Ed. by Lloyd Rodwin, Donald A. Sclmn. Washington: Brookings Institution Press, 1994. P. 39-58.

4 Gehlbach S. A Formal Model of Exit and Voice II Rationality and Society. 2006. Vol. 18. No 4. P. 395-418.

151 Сведенная к минимальной форме идея Хиршмана чрезвы­чайно проста.

151 Есть организациям есть ее клиенты-граждане: жите­-152-ли страны, сотрудники учреждения, покупатели, привыкшие к то­варам какой-то конкретной фирмы.

152 Когда с организацией проис­ходит что-то, чем ее клиенты-граждане недовольны, они могут вы­разить это недовольство двумя способами — либо покинуть ее («выход»), либо протестовать («голос»).

152 Жители, недовольные пра­вительством, могут начать строить баррикады, а могут эмигриро­вать. Сотрудник, которому не нравится происходящее в его учреж­дении или компании, может пожаловаться, а может уволиться. Покупатель, разочаровавшийся в продукции фирмы, может напи­сать гневное письмо, а может просто переключиться на товары другого производителя.

152 Оба действия клиентов-граждан, и протест, и уход, несут в себе издержки для организации, а значит, создают ех ante для организации стимулы удовлетворять своих клиентов-граж­дан.

152 Поскольку Хиршман заботится о «исправимых недостатках», не вдаваясь в природу «неисправимости» — как будто недостатки с точки зрения клиентов не могут быть результатом рационального поведения руководства организации, наличие таких стимулов улуч­шает общественное благосостояние.

152 У «выхода» и «голоса» совершенно разная природа.

152 Для пер­вого действия требуется решение индивида; второе эффективно, только когда протест единиц сливается в хор множества. «Выход» — это «невидимая рука рынка» Адама Смита, снижающая цену на товары, к которым теряют интерес покупатели, и таким образом заставляющая производителей работать лучше. «Голос» — это коллективная реакция или, как минимум, сигнал коллективу о необходимости координации усилий, поиск «фокальной точки».

152 По определению, «голос» — элемент политического устройства, даже если речь идет о таком, казалось бы, лишенном политического устрой­ства объекте, как конкурентный рынок.

152 «Голос» и «выход» — две естественные реакции любого че­ловека — ребенок, столкнувшийся с неприятностью, может убежать или закричать, и две эти реакции сопровождают человека всю жизнь.

152 Два базисных вектора, заданных Хиршманом, исключитель­но удобны для прикладного анализа — быть может, как раз потому, что для того, чтобы освоить эти концепции, не нужно ничего знать.

152 Диктатор, пользуясь осями «голос»-»выход», может вывести удоб­ную формулу: чтобы снизить риск революции или переворота, нуж­но держать границы открытыми на выход. В этом случае можно об­ходиться — или почти обходиться — без репрессий, которые так затратны с точки зрения экономического развития.

152 Читал ли Хирш-153-мана Дэн Сяопин, вернувший китайцам свободу передвижения — это позволило существенно снизить уровень репрессий, не подвер­гая опасности политическую стабильность, необходимую для про­ведения экономических реформ? Фидель Кастро, для которого эмиграция несогласных с его режимом была не только инструмен­том повышения доли сторонников в населении, но и способом по­литического давления на США?

153 Александр Лукашенко, «последний диктатор Европы», для которого открытость границы с Россией — защита против внутренней оппозиции?

153 Руководство СССР, каза­лось, учло свойство сообщающихся сосудов «голоса» и «выхода», когда в начале 1980-х попыталось покончить с демократическим движением внутри коммунистической страны.

153 Аресты и длитель­ные сроки заключения за то, за что еще недавно давались условные сроки, начали применяться одновременно с частичным облегче­нием эмиграции. Гельбах в своей статье сопровождает формальную модель, в которой перед субъектами — руководством некой ор­ганизации и ее многочисленными сотрудниками — стоит рацио­нальный выбор (оптимальной политики — для руководства, опти­мального ответа на проводимую политику — перед сотрудниками), подробным обсуждением истории и особенно — заключительных дней существования — Берлинской стены.

153 «Выход» и «голос» Хиршмана поддаются формальному моделированию, а значит, содержательному обсуждению5.

5 Отсутствие формальной модели не означает, что содержательное обсуждение теории бесполезно. Однако невозможность построения формальной модели автоматически означает невозможность такого обсуждения. На практике трудности, возникающие при формализации теории, указывают на возможную логическую не­совместимость исходных посылок или на ошибочность логических переходов.

153 «Верность», третий элемент заголовка книги, только затуманивает смысл. Снова Хиршман жертвует логической чистотой ради реалистичности предлагаемой картины мира.

153 Идея автора состоит в том, что «вер­ность», лояльность человека по отношению к организации, в кото­рой он состоит, затрудняет «выход» и, соответственно, повышает привлекательность «голоса». Гельбах, следуя рецензии Берри на кни­гу Хиршмана в British Journal of Political Science,6 справедливо ука­зывает, что, определив «верность» таким образом, автор не дает воз­можности анализировать, как влияет изменение ее уровня на благосостояние рядовых членов организации.

6 British Journal of Political Science. 1974. Vol. 4. P. 79-107.

153 Если издержки «вер­ности» — это налог на «выход» из организации, то увеличение уров­-154-ня «верности» делает членов организации менее счастливыми, а ес­ли считать,что повышение «верности» — это субсидия «голоса», то наоборот.

154 «Верность» Германии — это «верность» фюреру или «вер­ность» своим согражданам? И те офицеры, которые готовили заго­вор против Гитлера, и те, которые арестовывали заговорщиков, счи­тали себя патриотами...

154 Впрочем, даже если попытка создать из «верности? третью координатную ось провалилась, двумерное пространство Хиршмана достаточно объемно, чтобы выглядеть правдоподобным.

154 Поли­толог или экономист, один раз столкнувшись с книгой Хиршмана, может не согласиться с его рекомендациями и забыть примеры, ко­торые использовались им для иллюстрации своих мыслей.

154 Однако забыть, что у любого члена любой организации, недовольного тем, что в этой организации происходит, есть две возможности — «вы­ход» и «голос», уже не удастся.


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 64; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.006 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты