Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 1 Привет с того света




Читайте также:
  1. D) символическая мифология лунного света, электричества и др.;
  2. I-800 Замена лампы головного света
  3. III. ПРИВЕТСТВИЕ
  4. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  5. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  6. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  7. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  8. АНГЕЛ СВЕТА
  9. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  10. В первых картинах И.Н. Никитина есть некоторая упрощё(1)ость: фигуры выхваче(2)ы из темноты неопределё(3)ого пространства лучом яркого света и существуют вне связи со средой.

 

Я спрыгнула с лошадиной спины, хотя мне уже заботливо протягивал руки симпатичный паренек.

Хм, младше меня где-то на год. Милый ты вообще-то знаешь, как ме-едленно стареют маги. Мне ведь и лет сто может оказаться. Больше чем твоей бабушке. Или для тебя это просто добавит пикантности? Сообщив ему все это взглядом, я заставила парнишку раскраснеется. Так то лучше. Нечего руки тут распускать. А то ведь еще новые отращивать придется.

Вообще-то я его не виню. Даже в потертых штанах и залатанной курточке выглядела я отлично. Правильные черты лица, может немного резковатые, но мне шло, кожа чистая и словно святящаяся из нутрии, только над губой маленькая кокетливая родинка. Что там у нас еще, а огромные карие глаза с золотыми искрами. Ну и в довершение ко всему длинная коса багряного цвета. Это не говоря уже о ладной фигурке, чьи формы иногда с трудом помещались в особо узкие корсеты.

Тут я просто обязана пояснить, таких размеров мой бюст достиг самостоятельно, в то время как и кожа и волосы все же стоили мне определенных трудов в своем укрощении. То веснушки высыплют, то с вороньим гнездом поутру проснусь. А вот родинка вообще была делом наживным, точнее рисованным.

Выглядела я, в общем, лет на двадцать в свои лучшие дни, и на все десять в состоянии азарта. И только знающие люди, да маги, что не всегда одно и тоже, могли сказать что это ни так. Маги видели мою силу, не соответствующую институтке, а простому люду было достаточно заглянуть в упомянутые глазки. А там такое, некоторые сразу шарахались, а особо впечатлительные лезли под лавку и мелко дрожали.

Глаза зеркало души, а я натура экспрессивная, да и мысли иногда такие бродят, самой страшно становиться.

- Где хозяин-то?

- В светлице дожидается, - пригнул голову паренек.

- Так веди, чего встал. Или я, по-твоему, сама угадать должна. За это плата отдельная, мне ее с тебя требовать?

- Н-нет, - перепугался он. Зря я так, конечно. Хотя сам виноват, нечего проезжих ведьм глазами мозолить. - Идемте за мной.

Он провел меня в уютненькую, действительно очень светлую комнатку.

Коренастый, дородный мужичек сидящий на лавке и попивающий чай из блюдечка, окинул меня взглядом и поморщился.

- Я колдуна просил приехать, а не девку. - Не ценитель, подумалось мне. - Звать то как?



- Танюхой кличут, - состроила из себя дурочку я.

- А где маг то выписанный, Танюха?

- Тыг я и есть, маг то, - гыкнула я.

- А не молода? Мне то лучше мужика какого постаршей.

- С бородой да колпаком? - подсказала я. - Так то мой хозяин, он меня и послал к вам. Говорит, слетай девка на метле, опосля я приеду с кон… косиль… сильюмом.

- С чем?

- Уже прибыли? - зашла в комнатку тетка. Ладная такая, в переднике, да юбке цветастой с румяными щеками натруженными привыкшими к ведению хозяйства руками. Глянула на меня так оценивающе, под лавку не полезла, но все поняла. - Идемте, госпожа, я вам все расскажу, пока Василий чая откушает.

Я кивнула и пошла за ней в большую кухню, пахнущую травами и луком.

- Да ты садись, - улыбнулась она. - Я тебе чая горячего налью. Вот пирожки, только испекли. А тут блинчики да сметана с медом. Кушай, не стесняйся. Устала наверно с дороги? От города не так уж и далёко, но с нашими дорогами то. Как тебя звать изволят?

- Таня, - улыбнулась я. Женщина мне нравилась, и ее простота и проницательность.

- Надо же имя то наше. А я думала, какая ни будь Гневенивера.



- Это еще почему?

- Ведь магичка, а у них имена обычно чудные. Да и личико у тебя такое.

- Какое? - заинтересовалась я.

- Не наше. У нас все покруглей, да поскуластей. А ты прям как иноземка какая. Да и волосы у тебя странные, наши все светленькие, да чернобровые. А тут смотри какая краса до пояса, - прицокнула тетка. - Дочурке бы моей такую, а то мучается девка, с ее реденькими волосиками.

- Так я ей настойку сделаю. И у нее такая будет.

- Ну, если так. Да ты перчатки то снимай, тепло тут у нас.

Я заглянула за отворот перчатки и, облегченно вздохнув, начала их стягивать.

- Нам магам руки лучше беречь.

- Такие надо. Смотри пальчики-то какие тонкие, да ладошки ладные. Прям как у аристократки. Ты случайно не из ихних? - подозрительно сощурилась женщина.

- Не знаю. Сирота я. Меня тетка-ведунья подобрала и выходила. У нее и колдовать училась. - Смотри-ка даже ни словечка не соврала.

- А как к магу то попала?

- Господин Оливье в ученицы взял. У меня же получается образования нет нормального. А маг такого уровня может дать протекцию в Университет на сдачу выпускных экзаменов. Нас у него двое. Он ведь считается лучшим магом в Ринии. Это просто счастье что он взял нас во служение.

- Да уж не бесплатно, наверное, - хмыкнула он.

- Что вы, он нам даже стипендию платит. Процент от вырученных денег. Его ведь часто вызывают, на всех клиентов и времени не хватает. Вот и посылает нас. Заодно и опыт получаем хороший.

- Не плохо маг устроился. Чужими руками жар загребает.

- Такова плата. Пока у нас нет диплома мы никто. За все надо платить.

Женщина хмыкнула. И отвернулась к очагу.



Я ее понимала. Эту прописную истину знают все, но многие просто не признают. И ожидать такого признания от девчонки никто не будет.

Но я знаю.

- Что, никак не разожжете? - спросила я, видя как мучается хозяйка с печью.

- По осени печь переложили, да неудачно как-то, дымит и зажигается плохо.

- Давайте помогу. Уголек, - позвала я. По руке знакомо скользнул теплый хвостик, а на пальцы легла симпатичная мордашка с гребнем и тлеющими глазками. В груди сразу потеплело. - Привет малышка. Расскажешь где сегодня была?

Саламандра затрещала на своем огненном языке и почему-то стыдливо ткнулась мне в ладошку. Эх, перекормила я ее в свое время, вон какая здоровая выросла. Ведь раньше на ладошке умещалась. А теперь если положит голову на кончики пальцев, хвост как раз до локтя доходит. Но я все равно любила это создание.

- Какая забавная зверушка, - улыбнулась хозяйка.

- Что ты натворила, Уголек? - Сердце пронзило чем-то острым. - Что случилось?

Ящерка вздохнула и заглянула мне в глаза.

- Хорошо, не буду спрашивать. Просто ответь, ты была в Царстве? - она кивнула. - Ну и как? Они счастливы? Попытку закатить глаза можно воспринять как согласие? Не волнуйся за меня, Уголек. Я рада.

Черта с два я рада! Точнее с четыре.

Ненавижу, ненавижу его!

- Лучше помоги разжечь печку. А я поделюсь с тобой пирожком, - помахала я перед носом саламандры половинкой сдобы. Та проследила за ним голодным взглядом и соскочила к печке. Залезла по белым стенам и уселась в топке. Огонь загорелся тут же. - Теперь пока вы не погасите его, огонь будет гореть исправно. Киньте ей пирожок. Уголек ужасная обжора.

- Это саламандра, - поняла женщина. - Как же ты ее держишь в руках, это же чистый огонь?

- А я не представляю как это держать в руках поварешку. Для меня это выше любого понимания. Всякому свое. Хозяйка, может быть объясните за чем вывязывали колдуна из самой столицы?

- Да муж все мой. Пока мы ему говорили, колдун нужен, Василий отнекивался, а как с крыльца сам навернулся, сразу в город за лучшим магом послал. Домовой у нас чудит, девонька. И странно так. Ведь дом полная чаша, все хорошо, хозяйство ведем исправно. Вот и испугались мы - вдруг каку беду пророчит. Поговори с ним, присмири, да расспроси. Ведь житья нет и от пакостей его и от страха. Вдруг действительно, что плохое чует, они ведь… другие.

- Домовой? Где у вас сеновал? Соберите мне пока крынку молока и большой пирог в чистом белом платке. Узнаем что хочет сказать ваш домовой. А я пока по дому похожу, вы не против?

- Сейчас все сделаем, госпожа ведьма.

- Зовите меня по имени, а то неловко как-то.

- Лет то тебе сколько, девонька? Уж, наверное, мне ровесница.

- Мне двадцать четыре года.

- Батюшки, как Петру моему. Сынку старшому.

Я ушла. Дом оказался большой, уютный и действительно справный. Все здесь было на местах и в полном порядке. Чистенько, ладненько. Хозяйственный нижний этаж, жилой второй и детская на третьем, чердачном. Когда я туда вошла, на меня посмотрели ясноглазые девчонки, хозяйские дочки.

- Привет красавицы, - улыбнулась я входя.

- Здравствуйте, - удивленно посмотрели на меня сестрички. Хорошенькие. Одной лет двадцать, другой семнадцать, обе красавицы статные.

- Не бойтесь. Меня Таней зовут. Можно я вон к тому оконцу подойду?

- Конечно. А вы кто?

- При маге состою. Так что если что обращайтесь, - говорила я, подбираясь к смотровому окну под самой крышей. Легко слеветировав к нему я оглядела близлежащую окрестность. М-да, ничего примечательного, чего этому домовому не живется, жирок на пузе не наращивается. - Понадобиться что, - меж тем продолжала увещевать девчонок я, - чистотела для кожи, от завистниц оберег, приворот-отворот обращайтесь. Да, привороты у меня хорошие получаются, не один отворот не берет. - Я вздохнула.

Была за мной эта беда. До сих пор по городу с опаской хожу. Кто ж знал, что по доброте моей душевной такое случиться. А всего то надо было, дочку одного местного богатея приворожить к мужику. Она то красавицей вышла, а папашка ее за дружка своего решил выдать, а тот страшнее любого упыря. Толстый, от жира лоснился, плешивый, один глаз кривой, другой рябой, на обе ноги ковыляет, а руки такие длинные, что ими при ходьбе помогать впору. Я его как увидела, дар речи потеряла. Меня богатей спрашивает - "ты чего это девка, побледнела то, али тебе дурно?" Нет, говорю, не пойму просто чего ваша дочка без зелья такого доброго молодца не полюбила, дурная она что ли. Те конечно разулыбались. А я стою не знаю что делать - видела я ту красавицу, жалко было за этого уродца такую отдавать. Только мэтр Оливье смотрит так на меня пристально, догадывается, да кулак показывает, как же такие деньги обещаны. Ну а как мне пойти на такое, на своей же шкуре узнала каково это. Ну и наколдовала. Дала им два пузырька один для жениха, другой для невесты. А сама вечерком к девке побежала, да и все рассказала. Говорю, не хочешь в такое чудовище влюбляться, компенсируй мне потери. Девчонка долго не придурялась, отдала пару побрякушек. А наутро им в питье были подмешаны мои зелья. Уж не знаю что там не так пошло но если мужик от невесты своей отказался, то деваха та влюбилась что кошка гулящая. Но почему она меня для этого выбрала до сих пор не пойму, я ведь в тот пузырек так, общеукрепляющего настоя налила. И ничего ее не берет, какие отвороты не делала, все бесполезно. Ходит за мной словно собака, в глазки заглядывает. Сраму то сколько!

Мне как всегда нагоняй, вычет из стипендии. Но я не внакладе, про сделку с невестой я ничего не сказала.

А хозяйские дочки заинтересованно округлили глазки. Значит зацепило. Что ж, будет подработка, лишних денег не бывает.

Я слезла с окна. И бросив в их сторону взгляд, пошла проч. Надо будет, сами найдут.

Минут через десять я нашла нужное мне помещение, большой амбар с добротными перекладинами на крыше. Залезла туда и разложила снедь. И начала причвакия медленно и со вкусом это все поглощать. Вскоре показался и сам домовой, заинтересованно поводя носом-пипкой.

- Эй, хозяин, угощайся.

Он отказываться и не собирался, уселся рядом и со скоростью, которой позавидует даже Уголек, начал поглощать припасы.

- У, голодный. Тебя что не кормят?

- Как же - кормят, но халява вкуснее, - хитро сощурился маленький мужичек. Был он росточком немногим выше кошки, лохматый, на личике только носик да вокруг глаз волос не было.

- Какая же это халява. Мне может и да. А тебе то нет, у твоих же домочадцев взяла.

- Да знаю. Все ведь слышал, не глухой.

- Тогда скажешь чего шалишь или мне хозяевам врать?

- Чего же не сказать, ведьма ты нормальная может чем поможешь. Скучно мне. Сколько лет живем ничего не происходит уж и развлечься несем. Василий этот мужик хоть и работящий, да глупый, все веселье пиво попить, да сыновей повоспитывать. Женка его баба справная, по дому хлопочет, да только если какую сплетню узнала, никому не расскажет. А мне ведь тоже интересно, что там за двором делается. Детки их подрастаю, уже не балуют как в детках, а гулять им батька сильно не велит. Ну и чем здесь развлекаться?

- Давай меняться. У меня что ни день то новая беда. Очень весело бывает.

- Не получится так ведьма. Ты ведь и сама знаешь что кому на роду написано, так и быть. Мне домовым, тебе магичкой. И ничего не сделать.

- Ничего? Хм, не согласна. Но твое право самому решать, как хочешь жить.

- А ты как хочешь? Всю жизнь ведьмой по селеньям работать.

Я посмотрела на него. И легла на живот, свесив ноги, и положив ладони под подбородок.

- А что в этом плохого?

- Ни знаю. Обычно молодые девушки мечтают о чем-то. Вон дочки хозяйские о нарядах шелковых, да о принце на белом коне, и что бы во дворце погулять на балу, о таком мечтают.

- А если все это уже было? И шелка и принцы и балы. Счастье то не в этом.

- А в чем тебе счастье ведьма?

- Забыть.

- Но разве этого ты хочешь?

- Я покоя хочу. Тебе ли не знать бессмертный дух, как тяжело дается жизнь. Все, хватит. Расскажи лучше о домашних своих, а я уж помогу чем смогу.

В итоге под мерный голосок домового я задремала. Мне снилось что-то хорошее, старый дуб, летящий дракон, солнечный свет сквозь кружево листьев над головой, родной город, личико племянника. Белое кольцо, одетое на палец женской рукой.

Пусть, это меня уже не касается. Пусть, пусть, пусть!…

Зачем ты предал меня, любимый?

Я застонала и потрясла головой.

Стоило сначала вспомнить, где нахожусь прежде чем делать резкие движения.

Взвизгнув, я свалилась вниз. Хорошо хоть подо мной куча соломы была навалена, да вил в ней не торчало, а то было бы чудное блюдо для нежити - ведьма на вертеле, в собственной глупости.

- Эй, вы живы? - Меня схватили за плечи и вытащили из охапки сена, где я прочненько так застряла.

Выдав экспромтом пару замысловатых ругательств, я наконец, успокоилась, сидя на сене. На меня взирали удивленные голубые глаза.

- Это значит - да? - переспросил мужчина рассматривающий меня. Довольно симпатичный, высокий, темноволосый, чубатый.

- Если убилась бы, ругалась еще громче. - Оценив высоту балки я поняла что удивление парня вполне резонно. Упади обычный человек в эту кучку сена с такой громады, разбился бы. - Ну что за глупая привычка, как будто спать больше негде.

- Вы там… спали?

- Угу. Есть претензии? Я кого-то зашибла?

- Нет. Но странно все как-то. А, я понял вы ведь… колдунья, про которую мне мамка с сестрами рассказывали.

- Значит ты хозяйский сын. Будем знакомы, Таня, - протянула я ему руку.

Он довольно неловко ее пожал, все так же рассматривая меня. Что ж, пожалуйста, мне не жалко. Только дырку не прожги и руками не тянись. А то потеряешь ручки-то.

- Петр, - ответил он. - Я вас себе другой представлял.

- Какой же?

- Взрослее что ли.

Я рассмеялась:

- Так и я не девочка.

- А ведете себя именно так.

Обижаться я не стала, вот еще. Вместо этого воспользовавшись протянутой рукой встала. Петр поддержал меня пока я, стоя на одной ноге вытряхивала сено из сапога. И даже вытащил пару травинок из волос.

Кольцо на пальце протестующе проявилось, напоминая о себе. Ну я же ни виновата! А о том что понравилась этому пареньку и без тебя вижу, вон как глазки заблестели. И вообще заткнулось бы, ему значит можно, а мне нет? И с чего вообще вылезло. Давно пора исчезнуть.

Даже если бы Уголек мне не сообщила, я ведь все равно узнала. Это видение мучило меня каждую ночь, а теперь и день. Белое кольцо в чужих руках.

Ну и пусть, снова повторила я про себя.

Да не "пусть", отозвалось сердечко. Ведь больно.

Для приличия мог бы и подождать, ехидно заметил внутренний голос. Что для них четыре года, не так уж и много. Я еще на том свете и обжиться не успела, а он уже другую завел. Тьфу, даже думать не хочется, кому я отдала лучшие… часы? своей жизни.

- Что это, - заметил кольцо Петр. - Вы замужем?

- За магией. Волшебное, - пояснила я, стряхивая наваждение с руки. Ничего себе, оно не только не исчезло, но и разбудило рисунок. Тот нехотя расцвел на моих руках. - Обалдеть! Эй, вы чего? Что случилось то? Опасность, но откуда? И где вы были, когда я на крышу лезла?

- Что-то ни так? Какая опасность?

- Никакая. Ах вот оно что. Дружок мой объявился, - облегченно вздохнула я. - Что ж, пойдем поздороваемся. Ты со мной?

- Да, - даже не думая, ответил он. А зря.

- Не боишься?

- А чего боятся? - разошелся паренек, шагая рядом со мной в сторону леса.

- Сейчас уведешь. Эй ты, червяк-переросток, вылезай давай, - закричала я остановившись на полянке.

Из кустов показалась змеиная голова, затем другая, затем еще две, ну и пятая напоследок. Паренек схватился за меч.

- Не лезь, - посоветовала я.

В руках выросли два кинжала. Усилием воли я вырастила их до изогнутых сабель.

Крылатый змей прыгнул на меня весь разом. Я отскочила в сторону, он повторил попытку. Развернувшись на месте и прочертив в воздухе огненную линию, я отстранила его достаточно чтобы хорошенько размахнувшись проскользить саблей по чешуе. Змей бросился в сторону, а я успела вскочить на его хвост и, взобравшись по широкой спине, свести оба клинка к уязвимому месту между крыльев. Гидра рухнула замертво. Пнув его я наклонилась к одной из голов. И в этот момент змей совершил бросок, откинув меня метра на три назад.

Вот идиот, подумала я, смотря как Петр встал между нами. Он размахнулся и саданул мечом по удивленному змею. Послышался скрежет металла, полетели искры.

Я разлеглась на травке, подперев щеку рукой.

Парень еще пару раз попытался продырявить обалдевшую от такой наглости гидру, вызывая лишь искры во все стороны. Ничего так и не добившись, он в конец разозлился и вновь бросился на змея. Его оперативно подмяли под себя и ухватили двумя головами за руки, а одной склонились над лицом. Две другие заискивающе посматривали на меня, типа - ну как?

- Нагос, выплюнь, это может быть нестерильно. И слезь с него, толстяк ты этакий. Куда я вас так раскормила?

Змей тут же подчинился и завилял хвостом, а так как хвостом у него считалось около метра тела, вышло впечатляюще, заодно Петру наподдал по мягкому месту. Правильно нечего на это место приключения искать. Особенно если рядом ведьма.

- Ты его знаешь?

- Еще бы. Это Нагос, мой друг.

- Тогда почему вы дрались?

- Чтоб не расслабляться. Это тренировка. Ты чего с друзьями никогда не дерешься? Мы так друг друга проверяем. Да и мечом ты зря размахивал. Простое железо его не возьмет. - Нагос залег рядом, положа на меня разом все пять головушек и блаженно вздохнул. - Я тоже соскучилась. Ты без меня не шалил? Вот и правильно, хороший змей.

В дом мы вернулись где-то через пару часов. Я опять проголодалась и пошла подлизываться к хозяйке. На меня махнули поварешкой, прикрикнули чтоб ждала ужина.

Ужина? Я за!

Только как я домой поеду по темноте. Хотя можно и не ездить, займемся вечером нашим домашним духом. А профессору что ни будь напоем про полтергейстов.

Оставшееся время я занималась просьбами девушек. Одной надо было свести прыщи с лица, другой избавиться от соперницы. Никаких проблем, чистотел у меня всегда в седельной сумке есть, а простейший отворот я и так за пять минут наколдую. Всего-то нужно одну часть особого настоя парню дать, другим на соперницу попрыскать. Чего легче если вы подруги. Зато в тот день от нее будет так вонять, что он к ней больше никогда не подойдет. Конечно если только это не настоящая любовь, в этом случае я не помощник - таких пакостей не делаю.

Я вообще миролюбивая особа.

Кхе-кхе! Какая?

Миролюбия у меня не больше чем надежды у каторжника в Соленых рудниках, а от туда еще никто не возвращался. Просто есть вещи на которые я никогда не пойду. Такие как убийство невиновного, кража у обездоленного, богача то я бессовестно обую, если есть возможность, предательство близкого и… есть то на что я никогда не пойду.

Я никогда его не придам.

Вечер прошел очень хорошо. Мы сидели в большой светлицы, беседовали, я рассказывала последние столичные новости, меня слушали раскрыв рты. В углу примостился домовой и весело поглядывал на окружающих.

Потом я пошла помогать хозяйке с чаем, решила заварить кое какие травки, и поговорила с ней. Рассказала что домовой недоволен затянувшимся детством молодежи. Пора бы им свои семьи создавать, да детишек на радость бабке с дедом наделать. Да и домовой детей больно любит. Успокоила я ее, сказала что ничего плохого он не видит, только надоело ему болото это, пора двигаться дальше.

Хозяйка согласилась. И хитро так прищурилась:

- Сама то в золовки ко мне не пойдешь? Смотрю, Петру ты приглянулась. Глаз с тебя весь вечер не сводит.

- Его проблемы. Я ведьма. К тому же у меня уже есть один жених.

- Тоже маг?

- А как же. Я его лет с восемнадцати знаю. И вернее друга мне не найти.

Тетка хмыкнула. А я порадовалась. Врать я никогда не любила, да и не умела. А вот умолчать здесь, преувеличить там вполне способна, и делаю это без зазрения совести.

 

Выспалась я вполне сносно в одной из комнат для домашней челяди.

С утра плотно позавтракала, взяла собранную хозяйкой корзину с разнообразной снедью, для "бедных студенток", села на коня и поехала назад, в столицу Ринии.

Ну, правда не совсем, пару часов я провалялась на солнышке, рядом развлекался Нагос и саламандра. Мне было хорошо и спокойно. Впервые за последние пару месяцев.

Ну, вот и снова весна.

Нельзя позволять себе воспоминания, повторила я. В который раз уже.

В этом разморенном виде меня и нашло очередное видение.

В руках лежали рукояти огненных клинков, упирающихся в землю, корпус чуть вперед, глаза горят - излюбленная боевая стойка. Помню как развевался на ветру кончик косы. И спина, упирающаяся в мою спину. Взмах металла, и рядом падает какая-то тварь с отсеченной головой.

Я не вижу кто, не знаю где, лишь чувствую это доверие тому кто закрывает мою спину.

Стоял уже полдень, когда у главных ворот показалась моя скромная персона. Стражники лишь мазнули взглядом, пропуска уж не в первый раз.

- Эй, девка, - окрикнули меня, когда я была уже в довольном отдалении, - Ты случаем не Таня, мага Оливье ученица?

- А если так? - напряглась я, рассматривая начальника смены вышедшего из пристройки.

- Так он тебя обыскался. Уже и девчонку присылал спросить, проезжала ты ворота, али нет.

- Ну вот, сейчас опять попадет, - обреченно вздохнула я.

До дома, где находилась контора мага, а заодно наша коморка, оставалось всего ничего, когда из двери выскочила измочаленная Ксенька.

С этой девчонкой я познакомилась у Оливье, которому она служит вот уже третий год. Хорошая, шустрая деревенская девчонка решившая выбиться в приличные маги, а не тянуть свой век местной целительницей, да ворожеей. Я к ней успела привязаться, хотя и старалась все больше держатся на расстоянии. Ксенька это чувствовала, поэтому по пустякам ко мне не приставала, вела себя любезно, не сколько не заискивающе, хотя и понимала что я весьма во многом превосхожу ее в магии и жизненном опыте.

- Танюха, - помахала она мне рукой. - Ну, где же ты пропадаешь? Который час тебя ищу. Монсеньер уже загонял совсем.

- А чего ему надо-то? Он ведь знал, что путь не близкий когда посылал меня в эту дыру.

- Да гости к нему нагрянули, да про тебя выспрашивают. Вот он и старается. Видать знатные гости.

- Гости говоришь, - сощурила я глаза, перебрасывая уздечку в другую руку. - Ох, не люблю я гостей. А как выглядят?

- Не знаю. Приехали, сразу к мастеру пошли. Он меня крикнул, спросил, вернулась ты или нет. Я ответила, что с утра тебя не было, но ты с вечера ворону говорящую мне отправляла, обещая вернутся только к полудню. Вот с тех пор и ждут. А сами они в плащи с ног до головы укутаны, кто там поймет. Ты чего так побледнела то?

Не побледнеешь, тут. Мне разом и подурнело и поплохело и вообще чуть на изнанку не вывернуло.

- Вот что, Ксенька. Иди к мастеру, скажи что я еще одну ворону прислала. Что вернусь к вечеру. Поняла? А сама посмотри на этих гостей повнимательней. На руки их, на лица, на волосы. Сколько там гостей то, помнишь?

- Четверо. Да что случилось? Это неприятели твои, что ты вечно так боишься?

- Приятели, неприятели, какая разница. Некому ко мне приезжать, понимаешь? Некому!

- Хорошо, проверю.

Колдунья ушла. А я стояла в узкой подворотне, тряслась вся как листик на ветру.

Нет, думала я, этого не переживу.

Приманив птицу, я нашептала ей нужный текст и скинула с плеча.

Так, заставила я себя думать, если оправдаются мои опасения, что будем делать? Все вещи у меня в том доме, да еще и надежды на нормальную жизнь. Конечно можно послать Ксеньку собрать все по быстрому да уносить ноги. Но если один раз нашли то и второй не упустят. Что, мне теперь всю жизнь бегать?

Ксенька явилась быстро. Глаза как два фонаря горят.

- Странные они. Мужики все четыре. Молодые, красивые такие. А вот руки у них действительно странные. Когти на них, понимаешь, самые натуральные когти.

- Спасибо. - Устало привалившись к грубой кладке дома спиной, мне пришлось признать что все подозрения оправдались. Я сняла перчатку и осмотрела руку. Листочки двигаются спокойно, цвет нормальный, кольцо уходить и не собиралось. Что бы это значило? То, что опасности нет, несмотря на то, что в доме поджидают демоны? Но… я вздохнула. Ведь знаю ответ, кто ждет меня в этом доме. Кольцо не зря проснулось. Оно пророчит встречу. - Отведи Русака в конюшню, ладно? - попросила я подругу. Та кивнула. Правильно. Нечего говорить.

Вынув из ножен короткий мечик и податливо появившийся клинок, я вошла в дом.

Первый этаж - небольшой магазинчик с амулетами и готовыми снадобьями, лаборатория совмещенная с кухней. Второй - библиотека и личный кабинет мага. Под самой крышей наша с Ксенькой комнатка.

Идя по дощатым половицам, я даже не думала прятать свои шаги, все равно услышат, почувствуют, поймут. Дверь открыла простым ударом магии. Сделала несколько шагов внутрь.

Маг побледнел. Ах да, он не привык видеть меня в гневе, не привык к оружию в женской ручке, к взгляду исподлобья, и к готовой убивать нелепой, забавной Татьянке. Что ж, приятно познакомиться.

Первый мой взгляд достался ему. Если бы Оливье мог, давно бы испарился. А так просто замер в своем любимом кресле.

На второй сил катастрофически не хватало. Поэтому я просто попыталась взять комнату одним ракурсом.

О, все в сборе!

Легким движение руки я развеяла огненный клинок, а затем убрала меч в ножны за спиной. Не потому что не боялась остаться безоружной, просто знала - против любого из них я не выстою и минуты, вздумайся им напасть.

Наверное, эта мысль отразилась как-то на моем лице, хотя сейчас я старательно изображала из себя кусок льда, асуры нахмурились.

- Мы не собираемся делать тебе ничего плохого.

- Ага! Сказала стая волков овечке.

- Ну, на овечку ты не тянешь. Она не входит вооруженная до зубов.

Я щелкнула челюстью:

- Об этом я как-то не подумала. Надо будет, озадачиться. Клыки что ли вырастить. Не проконсультируете?

- Всегда пожалуйста. Сейчас и начнем.

- Давай все сначала? Привет, малышка!

Я, кажется, вздрогнула от этого обращения.

А они смотрели на меня как на призрака, как я смотрю на сшибленную каретой дворняжку, которую вчера подкармливала украденным с кухни пирожком. От этих взглядов мне стало плохо, ох как плохо. Я почти услышала, как рушится с таким трудом возведенная плотина на пути моего прошлого, и боль вновь топит меня.

Эти глаза, ну как их можно забыть?

- Привет! - ответила я совсем ни так насмешливо как готовилась. Эх, рано, рано они объявились, еще бы лет сто и я, наверное, была бы готова к этой встречи. - Как вы меня нашли?

- Тебя не интересует зачем? - посмотрели на меня темно-зеленые глазищи.

- Это следующий вопрос. Так как?

- Твоя саламандра. Та, которую я тебе подарил, - напомнил Бальтазар. - Она настроена находить тебя где угодно. К тому же оказалось что ты с ней теперь неразлучна.

- Уголек, - прошептала я, складывая руки под грудью, как немой запрет. Ящерка медленно выползла из камина. Значит, ждала меня здесь. - Ты подлое, неблагодарное пресмыкающееся.

Саламандра горько вздохнула, отчего ее шкурка озарилась красными язычками пламени.

- Ты стала жестокой, Лилит.

Я горько улыбнулась:

- Лилит умерла, разве вам никто не сказал? Мне очень жаль. Ее родственники кажется все еще принимают соболезнования, вам лучше обратиться к ним.

- Откуда же тебе знать о ее смерти?

Выхватив из-за спины меч, я швырнула его в противоположную стену:

- Этот меч я вытащила из ее груди.

- Что же с ней случилось?

- Ее предали, - пожала я плечами. - Однажды ей сказали - мы всегда будем с тобой, я тебя никому не отдам. А потом ее убили. Говорят, такое бывает, если излишне заиграться, если поверить в свою неуязвимость и значимость.

Воспользовавшись тем, что я отвлеклась, Уголек ловко залезла по моему рукаву на плечо.

- Ну, ты мне это так стеснялась сказать? - заглянула я в черные глазки ящерки. - А я тебя еще пирогами откармливала, как не стыдно, Уголек? - Саламандра постаралась всем своим видом показать как именно ей стыдно, чем вызвала мою улыбку. Восприняв это как хороший знак, она ткнулась мордой мне в щеку и что-то затрещала.

- Она говорит, - вызвался переводчиком повелитель огня, - что хотела как лучше. И что любит тебя.

Погладив ее по гребню, мне ничего не оставалось, как вздохнуть:

- Я тоже тебя люблю. И не злюсь. Хотя могла бы и предупредить.

- Мы ей запретили. Хотели сделать сюрприз.

- Что же, он удался. Теперь вы может быть исчезните.

- Что? - удивились демоны.

- А вы что ожидали, что я очень хочу вас видеть?

- Ну, хватит, - наморщил нос Заквиэль. Он демонически быстро, я даже ничего сделать не успела, подошел ко мне и сжал в объятьях.

Я попыталась вырваться, но через секунду замерла.

Мне стало хорошо, как тогда в мои наивные восемнадцать. Я прижалась к нему, и из глаз сами собой потекли слезы.

Да, Данте всегда все знал, но Зак знал и то, что надо сделать.

Как же я по ним соскучилась. По моим чертягам, по веселым друзьям, по беззаботному детству, по дому.

А Зак покачал меня в руках и вздохнул.

- Мы… мы так долго не смели и надеяться на это. Но поверь нам, и на секунду не смирились с тем, что тебя больше нет. Лилит, девочка, как же мы рады вновь видеть тебя. Даже просто знать, что ты жива.

- Я тоже рада, Заквиэль, что жива, - хмыкнула я.

Он улыбнулся:

- Чувство юмора ты как я вижу, не потеряла.

- Куда же без него.

- Ты правда хочешь что бы мы ушли?

- Не знаю, - пожала я плечами. - Ты меня может все же отпустишь?

- А ты не сбежишь?

- Куда? Ты сам то подумай, - ткнула я его пальцем в рогатый лоб, - если бы я хотела убежать приперлась бы сюда? У тебя маразм. Тьфу, мнительность. Хотя одно другое не исключает. И вообще, что мастер Оливье подумает.

- А мне фиолетово.

Я рассмеялась и потрепала его по волосам.

- Но мне то нет.

- Не стесняйся Таня, - подал голос маг. Смотри-ка, отошел. - Мне это все крайне любопытно.

- Я тоже всегда этим страдала. А ваше любопытство излишне. Думаю, вы уже обо всем смогли поговорить с этими занятными господами пока меня ждали. Теперь я бы попросила вас выйти. Вы не возражаете, монсеньер Оливье, - такому невинному взгляду позавидовала бы и монахиня пред алтарем.

- Конечно. - Он встал. - Я всегда подозревал, что ты не так проста, даже чем пыталась казаться. Но чтоб настолько!

- Насколько?

- Что бы связаться с асурами.

- М-м. Какая невинная из моих шалостей.

Оливье попытался открыть дверь, но его попытки не увенчались успехом. Обернувшись, он растерянно посмотрел на демонов.

- Надеюсь, господин Оливье, - поднял на него взгляд, который невозможно было выносить, асур, - вы понимаете, что не должны распространятся о том чему были свидетелем.

- Д-да.

Правильно, колдун, я бы на твоем месте тоже испугалась. У этого с виду флегматичного демона особый способ внушения.

Дверь открыл легкий порыв ветерка, столь же обманчивый, как и его повелитель.

Вздохнув, я села в кресло мага и разве что ноги не закинула. Нет, все-таки подумала и закинула. Правда тут же и навернулась, но это мелочи. Главное сделать то, что давно хотелось.

- Детка, ты жива?

- Частями. Одну часть я себе точно отбила, - вздохнула я, потирая ушибленный зад. Он был любимый и тщательно взлелеянный, поэтому его было жалко. Я с тоской во взгляде посмотрела на Аскара.

Тот тут же встал и подошел ко мне. Для начала крепко обнял за плечи и поцеловал в висок.

- Я так рад тебя видеть.

- Аскар, - улыбнулась я.

Он провел рукой по моей попе, и боль тут же ушла. Заодно, кажется с прыщем назревшим там вчера. Как удобно, а!

Ничего больше сказать мы ни успели.

Дверь с оглушительным звуком распахнулась, едва не слетя с петель, и на миг показав обалдевшего парня за ней, тут же захлопнулась. С той стороны послышался мат.

И где же он таких слов то набрался?

На этот раз дверь открылась медленно, явив нашему взгляду моего хорошего дружка. В одной его руке был меч, пальцами другой он зажимал нос.

- Я, кажется, нос разбил, - прогнусавил он заходя.

- А ты побольше дверь пинками открывай. Догадался тоже мне, великий герой. Ты бы еще файрболом в нее метнул. Вот Оливье бы обрадовался.

- Ой, дверью больше, дверью меньше. Ты за полтора года их уже двенадцать в щепки разметала. Нос посмотри. Да, кстати, привет! - махнул он демонам.

- Привет, Вадик, - ответили они хором чуть прибалдев от происходящего.

- Вот кого мы забыли спросить, когда искали Лилит, - цокнул языком Бали.

- Что ты здесь делаешь? - подозрительно сощурил синие глаза Данте.

- Кровью истекаю, - огрызнулся маг. - Лил?!

- Аскар посмотри его нос, - попросил Зак.

- Нет, - возразила я. - Иди сюда, горе ты мое луковое. - Вадик подошел и покорно встал на колени. Я достала носовой платок и поднесла к носу убирая руки мага. Кровь хлынула в два ручья. Положив обе руки на его лицо, я шепнула заклинание. - Все. Теперь говори, как путешествие, все нормально? - положила я руки ему на плечи.

- Да. Скучно конечно, не то что здесь. Я безумно соскучился.

- Знаю. Ты чего так долго шел? Я когда ворону послала.

Вадик хмыкнул. Вот ведь испортился парень. Как в Магический Патруль пошел сразу разболтался. А ведь таким скромником был.

- Ворона твоя… - Он встал. Оглянувшись, Вадик не нашел ничего лучшего как плюхнуть свой зад на пуфик. - Ты меня так больше не пугай. Представляете, два месяца меня не было, а вчера вечером приехали наконец. Ну, я к тебе не пошел, решил с утра. Сегодня чего-то замотался с этими отчетами, да еще главный нас на построение погнал. И тут прилетает твоя птица и орет на весь плац: "Топай ко мне. У меня тут ой-ой-ой". У старшего инфаркт, ребята ржут как кони сивые, а эта паршивка еще и на архимага нагадить умудрилась. Не, ну где ты таких находишь? Это же не птица, а террористка какая-то. Услыхав все это, и поняв чем мне грозит твоя выходка я еле вырвался. Испугался конечно до полусмерти. Ты могла текст нормальный надиктовать?

- Я когда волнуюсь, говорю что думаю.

- Ну, я хотя бы так не торопился. А то ведь опять взыскание припишут. Вечно я из-за тебя страдаю.

- Так кто же знал. Да ты еще не очень то и торопился. Пока ты там развлекался, меня могли уже в капусту порубить. Я девушка слабая, беззащитная, меня каждый обидеть может.

- Угу, с летальным исходом обидчика.

Я бросила гневный взгляд, потом хрюкнула, а затем вскочила и полезла обниматься. Честно сама от себя такого не ожидала, но эта безобидная подначка окончательно разбила все мое недоверие.

Обхватив его одной рукой за шею, другой я растрепала синюю шевелюру:

- У-у, вредный демон.

- Злобная девчонка, - не остался он в долгу, дергая меня за косу. Затем все же обнял за талию, вот лентяй хоть бы встал, и уткнулся носом в живот. Я слегка опешила. - Тебе не стоило… умирать, Лилит.

- Я тоже вроде была против. А, - поняла я. Мне никогда не удавалось угадывать его мысли, - для всех. Так было надо, Данте. Слушай, а почему у тебя такие волосы короткие, - не поняла я, вытягивая прядь волос. Точно, косички на висках куда длиннее остальных волос. Раньше самые длинные пряди на затылке дотягивались чуть ли не до талии, а эти были немногим ниже плеч.

Данте вздохнул, я чуть с подлокотника не свалилась, и посмотрел на Зака.

Тот повернулся, демонстрируя такие же обрезанные космы.

- Помнишь, малышка, я говорил тебе, - вмешался Аскар, его лужайка была той же длинны, что и прежде, но явно тоже когда-то укороченная, - асуры срезают волосы в знак скорби. А четыре года назад мы потеряли очень дорогого нам человека.

- Ой, - поняла я. Как же стыдно мне стало. Получается ведь, что из-за меня они обстригли свои шикарные длинные волосы.

- Не волнуйся, Лилит. Они скоро снова обрастут. А все, что было - не изменить.

Я вздохнула и встала. Данте нехотя выпустил меня из рук, на мгновенье сжав кончики пальцев. Все то он понял.

Интересно, а знает ли он что тогда, в свои наивные восемнадцать я чуть не влюбилась в него?

Наверное, нет. Я и сама-то поняла что отношусь к Данте немного по-другому, совсем не так как думала раньше, лишь когда они сцепились с Заквиэлем, испугавшись за него. А потом засунула свои чувства куда подальше, очень смущаясь их. Еще бы, мне тогда показалось так невозможно, могущественный асур и девчонка-студентка. А потом все это "веселье" со свадьбой, и стало совсем не до этого.

Все-таки воздушные крылья до сих пор очаровывали меня.

Обо всем этом я подумала мельком, встав у окна. Сейчас мне было как-то не до этого.

Перчатки кое-где все же испачкались в Вадькиной крови, но я упрямо их не снимала. Тонкие, шелковые перчатки скрывали мои руки более пяти лет. Пол года в лесной хижине я прожила без них, а потом снова надела как только вышла к людям. Вот теперь еще и кольцо появилось.

Зачем они здесь, почему бы им не оставить меня в покое, разве мало горе они принесли мне и моим близким, разве мало забрали, разве не все предали?

Разве месть стоит того что бы жить с этим грузом?

Стоит!

- Лил! - позвал Вадик. - Может быть, действительно пришло время рассказать все. Я же до сих пор не знаю что тогда произошло. Ты так и не сказала как выжила. Никто даже не знает, что произошло в тот день. Только то что на вас напали несколько асур.

- Десять, - тихо подсказала я.

- Что?

- Я сказала - десять. - Развернувшись, я посмотрела на демонов. - Скажите, разве это честно выставлять десять всесильных властителей против кучки людей? Семь человек, просто человек, среди которых старый кучер и мальчишка. Три магички, три асура, две перепуганные принцессы. Ну и одна виновница, в моем лице. Это же… бойня. Три асура и одна разгневанная магичка, которая уже все поняла, вот кто мог оказать отпор. И все погибли, за одну глупую меня. Вот что произошло, Вадик.

Я никогда никому не рассказывала этого. Вообще ничего. Ни старушке травнице выходившей тот полутруп, ни Лукинешне, деревенской ведьме, взявшей меня в совой дом и продолжающей дело своей товарки. Никому.

Потому что знала, как это нелегко.

Правда Лукинишна сама догадалась, не обо всем, но примерно. Как она сказала, слухи о резне у столицы дошли и до них, и о том что там погибли королевские дочки да молодые магички тоже знал весь Вольск. Только добрая женщина приняла меня за одну из последних.

А рассказывать оказалось очень больно, хотя слова сами лились из моих уст. Слишком часто я думала об этом и перебирала в голове каждую секунду боя.

- Как ты тогда выжила?

- О, их никто не предупреждал что некоторые принцессы готовы убить себя сами. Очень просто Вадик, я решила пожертвовать последними минутами жизни ради того, что бы прихватить с собой в Тантрас этих убийц. И выпустила воплощенного духа. Они думали я умерла, у меня же вся грудь была разорвана, а ауру они не видели, потому как она уже витала над их рогатыми головами. А очень злобный дух, знаешь ли, похуже любого асура выйдет. Вот только мне не дали закончить. Я до сих пор готова умереть ради того, что бы утянуть с собой этого мерзавца.

- Не говори так Лилит, - тихо сказал Зак.

- Почему? - дерзко вскинула я голову.

- Твоя жизнь дороже его.

- Но не тех кого он убил. Это он своей рукой убил моих сестер. И меня.

- Мы знаем.

Я посмотрела в зеленые кристально ясные глаза. Они как бальзам на раны. Только не в этот раз.

- Мы видели как он убил тебя. Как проткнул грудь мечом. Этим самым, - кивнул в сторону Бальтазар. - И как перестало биться твое сердце. Ты хочешь, что бы мы снова пережили этот ужас.

- Видели? - недоверчиво посмотрела я на демонов.

- Помнишь я говорил тебе… дух может убить тебя, высосав все силы, - посмотрел на меня Данте. - В тот вечер тебе каким-то образом удалось совершить бесконтактное подключение к нашим силам. И потянула нас за собой.

- Что-то не нравиться мне это "нас", - наморщила я нос.

- Не нас, - покосился на остальных Бали, - Наследника.

Что ж, еще одна загадка разгадана.

- Не стоило ему снова звать меня.

- Звать? - приподнял бровь Данте. Вот, черт!

На это я не стала отвечать. Он говорил, пусть сам и рассказывает.

А я здесь вообще, так, мимо пробегала. Они ведете ли и без меня знают, как меня убивали. Видели они. Будь моя воля - я бы продемонстрировала, как это когда вам в грудь загоняют кусок холодного металла. А самый дорогой голос называет вперед самой смертью "любимой".

И каково это метущемуся духу понять что делать, догнать мерзавца, или же попытаться спасти себя, ради кого-то чей голос не оставляет даже в эту минуту, чей голос и значит - жизнь.

- Но как ты выжила?

- Не выжила. Я умерла. Но только вспомните, вы же сами сказали мне кем на самом деле является мой "ястребок". И если он был в силах вернуть чужую душу на место, неужели не воскресит свое тело.

- Феникс!

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.094 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты