Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 4 Лекарство от скуки




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. ВАШЕ МОЛОКО – ЛЕКАРСТВО ДЛЯ ВАШЕГО РЕБЕНКА
  7. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  8. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  9. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  10. ГЛАВА 01

 

Шел уже третий день моей безцельной поездки.

Лошадка перебирала ногами, размешивая липкую грязь но упрямо шла понуря мокрую от дождя челку. Я куталась в длинный плащ, пропитанный защищающим от сырости зельем. Но только теплей и суше от этого не было. Влага пробиралась под одежду пропитав собой уже все, разумеется кроме плаща.

Перо, мокрое, но все еще волшебное, вело меня вперед. По его велению мы уже который раз объезжали деревни встречающиеся на пути. Чему я впрочем не противилась. Будет лучше если я проеду эти места не замеченной.

И лишь теперь я посчитала задержку обоснованной. Впереди высились горы. Именно туда звало меня перо. А лезть по скалам на лошадке просто глупо, это мне хватило ума сообразить. Тем более такой как моя. Была бы она покоренастей да посильней. Так что придется пока оставить. А там слазим, проверим и если все обойдется, вернемся за коняшкой.

Деревенька оказалась большой, просто городок уже какой-то. Нашлась и харчевня с конюшней. Передав лошадь пареньку-конюху, я прихватив кое-что из сумки вошла в большой зал.

- Любезный, - обратилась я к щуплому мужичку за стойкой, - вы не подскажите где в городе можно оставить лошадь на какое-то время?

- Да у нас можно, - рассматривая меня, за неимением других посетителей, ответил он. - Надолго?

- Еще точно сама не знаю. Может быть все решить куда проще. Вы не знаете горы можно перейти на лошади?

Хозяин усмехнулся:

- Детка, эти горы вообще нельзя перейти. До вершины еще никто не доходил. Да и мало кто решается подниматься туда достаточно высоко.

- Ну что ж, будем надеяться, что мне высоко и забираться не придется.

- А вы госпожа ведьма по что в наши края то прибыли? Ищите чего?

- Дело у меня. Комнату на ночь у вас можно организовать?

- Конечно.

- А что, в деревне все спокойно, нечисть не шалит?

- А кто ей даст шалить то с нашими заповедными местами.

- На верху, что там?

- Горы.

Я далеко не лестно глянула на хозяина харчевни. Тот все понял.

Правильно, мужик, с магами лучше не связываться. Мы ведь даже не люди. Живем мы долго и неизвестно когда вновь встретимся, и при каких обстоятельствах. А ведь могу и душевно улыбнуться, уйти, а через неделю, когда из головы ты меня выкинешь, запылает твой дом неожиданно, да так что ни водой, ни песком не затушишь.



Маги почитания требуют, а не языков подвешенных.

- Никто точно и не знает что там в горах то, - начал лебезить мужичек. - Знаем только что путь наверх через ущелье одно идет, а его может пройти только человек с невинным сердцем, да чистой душой.

- Понятно. Значит будем левитировать, раз пройти нельзя.

Взяв ключик от комнаты, я решила прогуляться по деревушке. Было еще довольно светло, солнце лениво скатывалось к горизонту, пронзая город своими розовыми как кварц лучами. Дождь прошел, и небо начало постепенно очищаться, порываясь перистыми полупрозрачными облаками. В вышине сновали быстрокрылые ласточки. Торопятся, отметила я. Быть завтра дождю.

Деревня оказалась миленькой, называлась "Сизая гряда", и находилась у южного подножья крутой горы. По улицам свободно бегали дети, большая хрюшка залегла в луже, пару котов засели на дереве. На крылечке одного из домов сидела пожилая пара и крепко держалась за руки.

А за самым крайним домом высился огромный дуб, приведший меня в восторг.

Скинув плащ, я с юношеской ловкостью забралась по скользкому стволу в мокрую крону. Решив что здесь пожалуй слишком сыро, я создала небольшой шарик и чуть подбросив его активизировала легкое силовое заклинание. Ну конечно опять не подумав. Капли разлетелись в разные стороны, а некоторые и вверх. А потом вниз. На меня.



Завизжав, я так замахала руками что чуть не свалилась с ветки, на которой устроился мой любимый зад. Ну вот, снова мокрая как курица.

Щелчком пальца я вырастила яблоко. Не потому что голодная, их много не съешь, разве что умирая от недоедания. Меня просто ностальгия пробрала.

Вытянувшись на ветке и прикрыв глаза, я вспоминала.

Ну и незаметно уснула. Что-что, а поспать я любила.

Мне снился большой дуб в парке вольского дворца. Небо над головой такое же как и сейчас, пасмурное, холодный ветер пробирает до костей. От дворца, вверх идет столб густо серого дыма. Несколько башен разнесены в дребезги. Мой дом, моя крепость пала. Я бегу туда. Вверх по ступеням, через поваленные колонны и расщепленную мебель. Что здесь было? Кожу обдает холодом.

В главном зале довольно людно. А еще асурно.

Я встаю напротив трона, где сидит мой злейший враг. Рядом коленопреклоненный брат. Тут же рядом сестры, как они выросли!

- Она скоро придет, - покосился в их сторону Хананель. - Нам остается только ждать.

Я вынырнула из видения.

Точнее меня из него вывели. Точечным попаданием яблока. Замахав руками, я все же свалилась на землю. Прямо лужу. Фыркнув, я подняла голову.

Так и есть - мальчишки.

- Вам никто не говорил, что бросаться в людей не хорошо?

Они засмеялись. А я еще не отойдя от своего сна разозлилась и швырнула им под ноги легкую световую бомбочку.

- Хотя бы потому что человек может оказаться сильнее.



Яркая вспышка озарила все вокруг. Если ты не успел закрыть глаза, ослепит на несколько часов, а если все же успел то минут на десять.

Мне было их не жалко. Дети должны учиться на чем-то, а правда жизни такова что лучше десять раз подумать прежде чем с кем-то связаться.

 

Ну вот, думала я идя по голым камням, мои разноцветные черти ушли, а вместе с ними и то тепло что спасало меня. Сейчас в груди лишь боль.

Но я упрямая.

Должно же и мне когда-то повести. Должна же и я быть счастлива.

Шуршание нарастало и я оглянувшись увидела как из-за очередной каменной гряды выползает мой верный Нагос. Ткнувшись мне в грудь одной из своих голов, он лизнул щеку другой и заглянул в глаза третьей. Две другие подозрительно озирались, блюдя безопасность. Ничего не оставалось как улыбнутся и переместиться на столь любезно предоставленную спину.

Путь пошел куда легче. Змеиное тело гидры ловко перемещалось по острым камням, неотвратимо скользя вверх. Солнце уже начало ползти к горизонту, когда мы вступили на пик очередной горы. Вид отсюда открывался изумительный.

Внизу лежали чудные поля, во впадинах скапливалась искристо-голубая вода, зеленая как волосы Аскара трава стелилась густым ковром, разбавленным яркими цветами. В голубое, прозрачное небо врывались великаны деревья с пышными густыми кронами.

Эта картина очаровала меня, приковав к месту на добрых минут пять.

Потом я оттаяла и решила поскорей спуститься вниз, что бы коснутся этого рая.

Как ни странно, но с небольшой платформы, на которой я стояла, вниз вели выбитые в камне ступени. Только со временем они так истерлись, что ступать по ним стоило очень осторожно.

Я улыбнулась, спуститься без проблем и увечий невозможно, но только если ты не маг.

Нацепив на ноги заклинание левитации, я начала осторожно ступать по ступеням, впереди полз Нагос. Спускаться предстояло не высоко, но тяжело. Ноги постоянно грозили сползти с голой скалы. Рукам почти не за что было зацепиться, кроме тех же острых камней. Я порезала об них руки и оставляла на серых скалах кровавые следы. Мне это не нравилось, любого человека легче всего найти по крови, мага тем более, его кровь с другой не спутаешь. Надеюсь, к вечеру пойдет дождь.

Когда спуск закончился, я вздохнула с облегчением. Плечи затекли, ноги одеревенели, а сердце клокотало, словно не я, а водопад спускался с гор. Напряжение практически извело мою магию, и истощило внутренние силы.

Еще находясь сверху, я запомнила, где примерно находится вода, и сейчас сразу направилась к ручейку. Опустив руки в хрустящую от чистоты воду, я с удовольствием почувствовала онемение. Порезы перестало жечь. Припав к ручью губами, я сделала несколько глотков. Умылась. А Нагос всем брюхом залег в воду и блаженно вытянул все пять раздвоенных языков.

Наверное, поэтому мы не почувствовали приближение.

Они вышли из-за зарослей орешника. Я едва успела вскинуть голову, когда получила силовой удар. Меня отбросило в кусты.

- Нагос! - позвала я зазевавшегося змея.

Тот моментально встал предо мной, защищая от пришельцев.

Точнее пришельцами были мы, а они то казались старожилами.

Вот только разглядев кто это, я чуть не села на задницу. Чуть, только потому что я уже на ней удобненько так устроилась.

Передо мной возвышались единороги.

Высокие кони, с длинными ногами, мощной грудью, поджарыми бока, длинной густой гривой, челкой падающей к умным глазам, бородкой, ну и конечно длинным рогом, идущим изо лба.

Которыми они угрожали нам с Нагосом. Их было трое. Все самцы как я заметила.

Один из них ступил к нам, выставив вперед длинный рог. Нагос изогнулся и зашипел. Я и сделать ничего не успела, когда они вступили в схватку. Гидра извивался и щелкал острыми как бритва зубами. Единорог вставал на дыбы и наносил удары рогом. За змея я не боялась, заговоренный он был. А огромный конь казался слишком сильным, что бы гидра ему повредила. Да и товарищи не позволят.

Вот только внезапно рог окрасился красным.

- Нагос, ко мне! - закричала я, испугавшись за него. Змей зашипел, но подчинился. Спрятав раненую гидру за своей спиной, забавно наверное мы выглядели - огроменная, более чем в три метра, змея с пятью пастями оскалившиеся во-оттакенными клыками, за спиной девчонки, я создала пару магических шаров. - Ползи к лестнице. Я за тобой.

Нагосу это явно пришлось не по вкусу. Уползать он не торопился.

Единороги тем временем начали обходить нас вокруг, зорко следя за своими жертвами. Именно так я себя чувствовала пред этими сильными созданиями. Положив руку на чешую, я чуть заметно толкнула гидру давая только нам понятный знак. Он бросился в сторону в то время как я сама, создав искусную иллюзию, отвлекла внимание единорогов.

Вырвавшись из круга, Нагос застыл, ожидая меня. Я махнула рукой, отправляя его к лестнице. Потерять змея мне не хотелось. А с этими я как ни будь справлюсь.

Ранить чудесных животных мне не хотелось, поэтому о боевых заклинаниях даже не думала. А вот запас левитации на сегодня я еще не исчерпала. Чуть подпрыгнув, я активизировала заклинание и подлетела на добрых два метра. Затем уловив поток ветра двинулась в сторону. Внезапно сила иссякла, и я начала падать. Холодная вода ручья приняла меня не так радушно как в первый раз. Дно оказалась полностью из острых камушков. Руки не отойдя от первых порезов, покрылись новыми. Вода мигом окрасилась красным.

Щеки коснулось что-то мягкое и шершавое. Меня обдало волной тепла. Подняв голову я нос к носу столкнулась с мордой единорога с любопытством рассматривающего меня.

- Мы не сделаем тебе плохого, ведьма, - услышала я голос за своей спиной.

Обернувшись я нашла взглядом глаза песчаного красавца.

- Угу, а это вы нас так поприветствовали, верно?

- Мы ничего тебе не сделали.

- Вы ранили мою гидру!

- Нечисти в заповедных лугах не место.

- Нагос не нечисть, он мой друг.

- Хм, мы конечно знаем что человеческие маги иногда берут подручных - сов, летучих мышей, кошек. Даже волков. Но что бы крылатую гидру. П-пф, - вроде засмеялся он.

- Это еще что. Так, побочный эффект едва не проваленного экзамена. Видели бы вы других моих друзей. Можно мне встать?

- Конечно.

Я поднялась и вышла на берег. Сев на кочку, решила заняться саднящими руками. Сил на простейшее заращивание порезов не было. Вздохнув, пришлось плюнуть на это. Само как-нибудь зарастет.

Эх, Аскара бы сюда.

Сама не понимая я автоматически дотронулась до кулона на груди. Он оказался на редкость горячим, и щекотал кончики пальцев энергией магии.

Ах вот что это был за подарок демонов, поняла я.

Легко мазнув по зеленому лепестку я захватила кончик силы и дотронулась ей до разрезанной руки. Ранки вмиг затянулись.

- Обожаю этого чертягу!

Еще из курса "Жити и нежити", а так же из лекции о волшебнорожденных, я помнила что единороги имеют свою природную магию. И что великолепно чувствуют чужую.

Я осторожно подняла голову и посмотрела на реакцию единорогов. Мне дали понять что чувствуют странную магию асур, лишь легким прищуров глаз. Что ж, будем играть в "я ничего не знаю".

- Меня зовут Калгн, - приветственно склонил голову золотисто-песочный единорог. - Это Грах и Рен. Как твое имя ведьма?

- Таня.

- Нет, настоящее имя.

- Если вам так угодно, можете звать меня как хотите. Но это не значит, что я буду откликаться. Так, - встала я, - где эта злополучная ящерица. Нет, в качестве плаща он будет куда покладистей. Вы разрешите нам пройти через долину? Это очень важно.

- Куда именно?

Пожав плечами я достала перышко. Крутанула его на пальце. Но оно не взлетело.

- Может быть я уже пришла.

 

Я спала на постели из самого мягкого мха. Единороги привели меня на небольшую поляну, принесли фруктов и сказали, что здесь я могу прийти в себя и восстановить силы. Что для меня равносильно поспать.

Сквозь низкие ажурные кроны проглядывало вечернее солнце, озаряя все вокруг, и меня в том числе, красноватым светом.

Сон упал легким покрывалом на мои опущенные ресницы. Этот бред был волшебной сказкой, полуночной мечтой. И я проваливалась в него, словно в мягкие объятья света, когда лишь чувствуешь его на своей коже, когда он разливается по венам сладкой патокой, кружа голову. Как падение листа с кроны дерева, неспешный, томный, легкий, невыносимо грустный танец. Как запах роз зимой. И шелест ветра, и медленное кружение снега. Как сладость поцелуя испытанная лишь однажды, но отравившая жизнь навечно.

Я упала в него и медленно приходила в себя.

Над головой было самое звездное небо, что я когда-нибудь, видела. И резкий серп луны восходящий над горами.

И это вовсе не заповедные луга, это вершина города, созданного как казалось отсюда из лунного света.

Я сижу, подтянув ноги к груди в большом кресле на огромном балконе. Здесь, пожалуй жарко, но я зябко кутаюсь в кусок пестрой переливающейся ткани прикрывающий мое тело.

Страшно!

- Это твой город, он падет к твоим ногам, если пожелаешь.

Этот голос… Этот голос действует на нервы как раскаленный металл на неприкрытую плоть. И в то же время завораживает, не давая даже обернуться.

- Не бойся, бесценная. Здесь тебе не грозит опасность.

- Где это - здесь?

- В Серебряном граде. Это мой дом. Когда-нибудь он будет и твоим. Хочешь, я подарю его тебе.

- Зачем? - удивилась я, рассматривая то что раскинулось у подножья башни.

- За тем что мне хочется подарить тебе весь мир. Надо же с чего-то начинать. Я лишил тебя отчиго дома. Так позволь мне дать тебе что-то взамен.

- Но зачем мне город? Мне нужен лишь дом.

- Я построю его для тебя, родная. В самом красивом месте, самый прекрасный дворец, для самой чудесной царицы. Для тебя Лилит.

- Я не царица, зачем мне дворец.

- Скажи лишь, что ты хочешь, я все сделаю для тебя, моя девочка.

- Отпусти. Не терзай мою душу. Отпусти меня.

Он молчал. Приблизился, я чувствовала это кожей, провел рукой в миллиметре от моей щеки и тяжело вздохнул. Подойдя к невысокому парапету мое ночное виденье, мой сон, моя любовь, наконец ответил:

- Никогда.

- Но ты обещал, - даже встала я, - все что я захочу. Хотя, о чем я, твои обещания ничего не значат. И никогда не значили.

- Нет, Лилит. Я действительно готов на все, но не проси об этом.

- А о чем другом я могу тебя просить? Другого мне ни надо.

- И меня тебе тоже не надо? - обернулся он. А толка то, все равно не понять.

Я смутилась под его взглядом. Не могла сказать "нет".

- Где ты был, когда я нуждалась в тебе? Когда ты был нужен мне? И не только когда меня убили, а до этого. Все эти долгие дни, когда я сходила с ума не в силах разобраться в себе. Когда я чувствовала себя лишь потерянным ребенком, твоим ребенком. Кусочком твоей души.

- Ты так хотела остаться дома. Я не смел нарушить наш уговор и прийти за тобой раньше оговоренного срока. Хотя очень этого хотел, поверь мне. Ведь здесь, я чувствовал себя твоей потерянной душой. - Он снова провел рукой вдоль моей щеки. - Как жаль что я не могу дотронуться до тебя. Иначе наваждение пропадет. Магия которая приводит тебя ко мне. Моя маленькая Лилит, мой нежный ребенок.

Я почувствовала, как по щекам текут слезы.

- Ну, не плачь, не плачь моя милая. Вот, держи. - Он положил на мою ладонь семечку в несколько сантиметров длинной. - Посади ее там где тебе будет хорошо, там где ты захочешь что бы был твой дом.

- И что будет?

- Уведешь. Скоро рассвет, - кивнул мой возлюбленный на восток, где начали прорываться первые лучи. Как быстро! - Наш сон закончится, и я снова потеряю тебя.

- Но будет ли новый?

- Если ты позовешь. Тебе стоит только сильно захотеть и позвать меня.

- Как? Каким именем?

- У нас в таких случаях говорят Хабиби. - Он улыбнулся. - Позволь мне…

Склонившись, он едва коснулся моих губ.

И все исчезло.

Сколько я лежала в полной темноте не знаю. Просто в какой-то момент поняла - надо открыть глаза. Все тот же луг, тот же мох. А я другая.

Словно между мной и былой болью опустилась ширма, не отсекая, а просто давая дышать спокойно. Между мной и прошлыми обидами появился кто-то раскрывший крылья.

По коже прошел холодок, и я оглянулась.

На меня смотрели золотисто-карие глаза Калгна.

- Ведьма, - то ли уточнил, то ли позвал он. Кто их знает, единорогов?

- Согласна, - пожала я плечами не желая отпираться. На утреннем солнышке лежать было более чем хорошо. Перевернувшись на бок, я с удовольствием подставила ему свое лицо. Может загар возьмется.

- С чем?

- Что я ведьма. А у вас есть что еще мне предложить?

- Я пришел что бы проводить тебя на сбор табуна. Мы хотели поговорить с тобой.

- А он никак сюда не… Понятно, - скривила я губы смотря на обалдевшего от такой наглости единорога. - Мне надо принять ванну, выпить чашечку… - Хихикнув я посмотрела на Калгна. - А это занятная мысль. Где у вас тут можно искупаться, чтоб вода потеплей?

- Нас ждут, - нажал единорог.

- А утренняя ванна нет. Не помывшись, никуда не пойду.

С самой недовольной миной какую только можно сделать на лошадином лице, в прямом смысле, Калгн проводил меня к небольшому источнику из которого била теплая минеральная вода. Обрадовавшись, я плескалась в нем минут десять, смывая дорожную пыль, пот, и остатки дождя. От полезностей содержащихся в этой воде кожа порозовела и стала куда более нежной. Что ж, я ведь женщина и могу побаловать себя таким удовольствием.

Единорог уже нетерпеливо переступал с ноги на ногу, а у него их не в пример некоторым - четыре, когда я все же решила выйти. Не утруждая себя такими формальностями как одежда, я вернулась на полянку. Одеваться не хотелось, но пришлось, все-таки мероприятие намечается. Так как выбор был не большой, хм, мягко сказано, пришлось сооружать выходной наряд из того что есть. Неизвестно как оказавшаяся в моих вещах белая ночная сорочка с оборочками пошла в дело. Сделав по бокам два разреза, я получила удобную вещь. Дело завершил длинный витой шнур от какой-то мебели, которым я по случаю побега перевязывала свои вещи. Подвязав им под грудью, я добавила тот ненавязчивый шик, которым в свое время так гордилась моя мачеха. И демонстративно вынула из-за пазухи оба кулона - золотую звезду, и четырехлистник. Калгн покосился на них, но промолчал.

Приведя меня на большое поле, где уже собралось более двух десятков единорогов, мой провожатый встал где-то в стороне.

Меня внимательно осмотрели. Впрочем, я занималась тем же - изучала.

- Как тебя зовут? - обратился ко мне почтенных лет конь.

Смотря в его глаза, я твердо сказала:

- Мое имя Таня Лил.

- Почему ты скрываешь то что дали тебе при рождении? - поинтересовался другой. - В своем мире ты совершила преступление?

- Моего мира больше нет. Есть тот который я делаю сама. Что касается преступления, то я наврятли могла совершить что-то названое так громко. Хулиганство может быть, но не преступление.

- Тогда почему изменила имя?

- Это логично. Когда один человек умирает, имя умирает вместе с ним. Для этого человека.

- У тебя есть враги?

- Врагов так каковых нет. Есть тот кто хочет убить меня и кого хочу убить я.

- Разве это и не зовется враждой?

- Нет. Вражда предполагает равенство. А он не принимает меня за помеху. Для него - это просто ступень к более высокой награде. Для меня долг.

- И кто же тот кто не принимает мага стоящего пред нами в серьез? - спросил куда более молодой, но опытный и мудрый единорог. Он мне понравился. Чем-то похож на моего папочку. Его коричневая масть играла на солнце переливаясь золотистым.

- Тот для кого я всего лишь человеческий маг, девчонка смевшая бороться за жизнь. К чему этот допрос?

- Скажи кто твой враг, и я скажу кто ты. Разве не так говорят у людей.

Я позволила себе усмехнуться:

- Разве единорогам надо говорить так много что бы они поняли, кто пред ними стоит. Если бы вас что-то во мне не устраивало, вы бы и приблизиться к долине мне не дали.

- Ты прошла наши преграды. Как тебе это удалось?

- Какие именно? - нахмурилась я, на всем пути ни разу не почувствовав магическую преграду.

- Расщелину в скалах и ступени.

- Ну, если вы называете расщелиной ту гору, словно расщепленную надвое, то нормально. А ступени я преодолела с помощью магии.

- Они не пропускают враждебную магию. А та расщепленная гора, бывает таковой только для тех кто чист душой, - лукаво улыбнулся, мне так показалось это лошадиное выражение, тот шоколадный красавец.

- Сломалась ваша расщелина. Чистоту души у меня может заподозрить только глухой, слепой дурачок. Да и то спьяна. Зачем вы меня позвали, обсуждать недостатки вашей охранной системы?

- Мы хотим узнать, правда ли то что тебя сюда привело перо? И откуда ты его взяла.

- Это правда. Перо мне дала Вирь-ава. Моя спасительница и покровительница. Это путеводное перо я сама попросила. Хотела отплатить ей долг. Который никогда не отдать.

- Что за долг?

- Долг жизни. Она спасла меня. Дала мне жизнь. Как мать, которую я не знала.

- Кто ты, колдунья, - как-то очень серьезно взглянул на меня единорог, - раз за тебя заступается сама Богиня Мать? Если враги твои так сильны, а друзья верны, как гидра? Кто ты - прошедшая наши преграды и носящая знаки демонов стихий?

Я схватилась за звезду, висящую на моей груди.

В темных карих глазах единорога было что-то заставившее меня тяжело опустить голову и сказать:

- Всего лишь феникс, сгорающий в собственном пламени.

- Феникс это символ чистоты, незапятнанный как он сам. Значит, душа у тебя так же чиста.

Добрые глаза единорога вернули меня из странного состояния оцепенения.

- Эта птичка совершила много плохого. Как может не вымазаться в крови тот кто убивал.

- А кто тебе сказал, что кровь отягощает душу? - лукаво посмотрел на меня он. Это становиться диалогом, а не допросом у совета. Хм, занятно! - Душу портит зло. А в тебе его нет.

Пришлось кивнуть, признав его правоту. Не говорить же почтенному единорогу, что кроме разделки пол десятка демонов на мелкие запчасти, я еще развлекалась мелким жульничеством и крупным обманом.

- Ты сильная ведьма, мы это видим. Как и невероятную магию, опутывающую тебя словно кокон. Магию майя, неподвластную человеку, но лижущую твою кожу как преданная собачонка.

- У меня никогда не было собаки, - улыбнулась я. - Взамен у меня есть преданное это. - И вытянув руку, я продемонстрировала сидящую на ней саламандру. - Вам не зачем знать грани моих сил и знаний. Вам не стоит знать то что я скрываю.

- Мы не будем пытаться. Просто в твоих глазах скрывается столько тоски, что мы не можем не делать попыток понять и помочь. Так уж устроены единороги. Мы не только можем помочь тебе. Но и просим твоей помощи.

- Что?

- Если мы правильно поняли, Великая Мать послала тебя что бы помочь нам.

- Помочь в чем? - заинтересовалась я.

- Идем со мной, ведьма.

Он увел меня с поляны, и теперь мы шли по берегу небольшой речушки.

Единорог долго молчал, а затем наконец заговорил:

- Я Эдрр, вожак нашего племени. Мы живем в этой долине уже более тысячелетия. Это наш дом, наше пристанище, наша крепость. Она защищена со всех сторон, границы строго охраняются, магия сильна, не смотря на все твои обвинения. Не желательные гости отводятся еще на границе. Но не так давно у нас начали происходить странные вещи. Нас начали убивать. Неслыханное преступление в собственных землях. Мы не знаем что делать. С таким мы никогда не сталкивались. Единорогов редко убивают, и убийцу всегда наказывают. Но не теперь. Нам нужна помощь ведьма. Мы ничего не можем сделать сами. Мы не чувствуем того кто забирает жизни наших сородичей.

- Что именно происходит?

- Погибают молодые самки или совсем еще подростки.

- То есть те кто не может оказать достойного сопротивления, - тут же просчитала я. Что ж магическое образование давало о себе знать. - И невинные. Как они погибают?

- Убивают, выпотрошив как тыкву. Вырезав внутренности и рог. - Эдрр поморщился от омерзения и боли.

- Подождите, то есть то что годится в использовании магии. Рог один из самых сильных компонентов некоторых могущественных зельев для заклятий, так же как и внутренности. Сердце единорога вообще считается всесильным. Кто бы это ни был, но он собирает именно это. Компоненты колдовства. - Я задумалась. Вдолбленные Консуэлой знания начали всплывать в мозгу. Все те заклинания которые замешиваются на основе волшебной силы единорогов. На их природе. Ведь это действительно сокрушительная сила.

Что же можно сделать, обладая сердцем единорога?!

- Сколько было жертв злодеяния?

- Пятеро.

Я округлила глаза. Пятеро!

- Это ужасно. Это безумно. Это страшно, - закрутилась я на месте волчком, не находя покоя. - Кто же мог пойти на такое? И почему вы не заметили его?

- Мы сами не можем понять. Поэтому нам и понадобился кто-то извне. Ты поможешь нам, ведьма?

Преступление. Тайна. Опасность. Может быть, это то что надо чтобы отвлечься от собственных тяжких мыслей. Это имела в виду матушка, посылая меня сюда. Я должна остаться здесь. И сердце перестанет болеть.

Остановившись, я лукаво посмотрела на единорога:

- Только не называйте меня - ведьма. Зовите просто Таня.

- Но ведь это не твое имя.

- Мое. Я использовала его с детства. Ну ладно, если вам так не нравиться это имя зовите меня Лил.

- Значит, ты поможешь нам?

- Всем чем смогу.

Потрясающей красоты конь с огромным рогом изо лба, согнул предо мной свою шею в поклоне.

 

Вечер я провела на той же поляне. Мы с Угольком развели костер и поджарили столь любимые шпикачки и сладкий хлеб. Саламандра грела мне тело и душу.

Под кроной густого и низкого дерева было легко и приятно сидеть. Правда, не хватало теплого бока Нагоса. Ну и дружеской беседы.

Единороги действительно ходили очень тихо, поэтому я заметила его только на подходе к поляне. Калгн вышел и тряхнул длинной челкой.

- Почему ты не спишь, ведьма?

- Почему я должна спать в такой прекрасный вечер? Ты то что здесь делаешь? Только давай без "проходил мимо", старо.

- Я и не думал говорить это, - обиделся единорог. - Просто Эдрр просил меня сопровождать тебя повсюду на территории долины. Во избежание возможных проблем.

- А он умница, ваш вожак, - улыбнулась я. - Батюшку моего напоминает. Тот же ум под несколько насмешливой маской держал.

- Глупо сравнивать Эдрра с твоим отцом, - начал раздражаться песчаный красавец. Все-таки он был чересчур молод и горяч.

- Почему? - заинтересовалась я, заваливаясь на бок и внимательно изучая морду гостя. Полянку я как-то незаметно переименовала в свое обиталище.

- Эдрр великий единорог, вожак табуна единорогов, наш повелитель, - с гордостью и придыханием восхищения ответил он.

А я хихикнула:

- Ты только не обижайся, Калгн, но я не желала оскорбить твоего героя. Просто понимаешь, мой батюшка вообще-то королем был. И очень даже дельным, народ его уважал и почитал. А каким воином был и политиком - закачаешься. Да и мошенником первостатейным, как положено хорошему человеческому королю.

Единорог удивился, заставив меня еще больше рассмеяться:

- А говорят, единороги чувствуют все. Вот только королевскую кровь как-то не учуяли.

- Не кровь мы чувствуем, а душу. А она не бывает королевской или нет. Это может быть душа правителя. Но и то не всегда это можно определить.

- А ты чего стоишь то? Садись. Ой, я что-то ни то сказала?

- Ну я же не лошадь, - усмехнулся коник. Хотя какой он коник, вон какой здоровенный.

И натурально сел на зад. Я от такого слегка опешила и полезла разбираться каким это образом его так скрутило. Так паразит Калгн еще и руки, или копыта? на груди сложил.

- Что ты ешь такое вкусное?

- Шпикачки. Но они тебе не понравятся. Ну и жареный на костерке хлеб. Хочешь попробовать?

Единорог не отказался.

 

Долина оказалась довольно обширной и мне понравилась.

Весь предыдущий и пол этого дня мы проносились по ней с Калгнм, осматривая территорию и ища остатки неведомой магии. В полдень сил уже не осталось, и мы расположились в тени плакучей ивы, на берегу реки. Немного отдохнув, я все же не усидела на месте.

Слишком много прошло времени. Расслабилась я.

Скинув башмаки и носки, я избавилась от излишне узкого пояска и пошла искать подходящее место. Нашлось оно быстро, все на той же речке, берега которой соединяло поваленное дерево.

Разутая, в просторной одежде, я вошла на ствол достаточно широкий что бы устоять. В руках знакомо легли клинки - два изогнутых катана, горящие как хвост жар-птицы.

Кстати, вопреки досужему мнению, жар-птица и феникс разные существа. Огненная птица вполне смертна и детенышей своих выводит банальным способом. В то время как феникс практически бессмертен, но его перья не живое пламя.

Развернувшись, я резанула острым лезвием воздух.

Владеть оружием меня в свое время научил мэтр Полуден. Непревзойденный мечник он достаточно вложил в наши глупые головы. А потом была и дорога с разным людом шатающимся по ней. Маленькая беззащитная с виду девочка привлекала много чьего внимания. И не редко излишне "заботливые" платили за свои попытки прибрать эту невинность к рукам отсутствием оных.

Размахнулась и сделала практически невозможный для обычного человека пируэт, подпрыгнув в воздух, снова коснувшись босой ногой теплой древесины. Устояла. Клинки резали воздух, мое тело двигалось практически без остановки, плавно и в то же время опасно.

Рубашка начала липнуть к телу, мокрая от пота. Коса тяжело ударяла, оплетая бока после резких движений. Ноги настолько привыкли к узкому стволу, что я почти не чувствовала скованности. Только клинки все так же твердо лежали в руках.

Все так же опасно.

Слишком хрупко, усмехнулась я.

Злость накатила неожиданно и беспощадно. Слишком хорошо я помнила как впервые вырастила из маленьких кинжалов длинные мечи, как открыл свою истинную сущность подарок огненного демона.

Я зло вогнала клинок в податливый ствол по самую рукоять.

В такие моменты я жалела, что не умерла.

Но нельзя вымещать свою злость на ни в чем неповинном дереве, пусть уже и неживом.

- Я плохо в этом разбираюсь, но по-моему ты не плохо владеешь этими штуками.

Из ближайших кустов торчала голова Калгна. Ну не одна голова, а вместе с шеей и всем остальным, только я видела лишь ее.

- Сносно для девчонки, - кивнула я.

- Зачем это?

- Магия не всесильна. Иногда жизнь может замереть на кончике клинка.

- И часто ты тренируешься?

- Если есть возможность. Вы прогнали Нагоса, и мне ничего не остается как помахать мечиком в одиночку.

- Это ты эти два мечиком зовешь? Хочешь я помогу тебе, заменю твою гидру?

Я заинтересованно блеснула глазами. Спарринг с единорогом, когда еще так повезет.

Ни слова не говоря, я в три прыжка оказалась рядом с ним и замахнулась.

Драться с разумной лошадью оказалось очень трудно. Сильный мощный конь побеждал меня просто массой, и норовом. А ведь у него еще была в запасе необыкновенная легкость движений и длинный, не уступающий в опасности моим клинкам, рог. В общем не просто мне пришлось. И это не плохо. Я так привыкла к мелким стычкам с не слишком ловкими людьми, стражниками или простыми разбойниками, или с предсказуемым Нагосом, что бой мог обернуться для меня сильной неожиданностью при встрече с более профессиональным противником.

В конце единорог так загонял меня, что пришлось просить перерыва.

От меня несло потом и копотью огненных клинков. Калгн казалось даже не сбивал дыхания.

Он указал мне путь к ближайшему теплому источнику где я бесстыдно раздевшись побарахталась с пол часа. Единорог тем временем просто лежал на травке и наблюдал за мной с любопытством с которым я ковыряюсь кончиком меча в очередной разорванной нежити.

Надев мокрую, наскоро прополосченую рубаху, я завалилась рядом.

- Где ты научилась так? - кивнул единорог куда-то в сторону. А я поняла это как вопрос об эфемерных клинках.

- Выиграла в бою как артефакт. Меня ими чуть не прирезали, - усмехнулась я. - Артефакт растворяется в теле, поэтому очень удобен. Его не потеряешь.

- Я имел в виду драться. Молодая ты.

- Припечет и не такому научишься. Это как вскрывать замки - чем больше вскрываешь, тем чаще тебя запирают. И тем больше опыт. Когда мне было лет двенадцать произошла забавная история. Мы тогда послов каких-то принимали, ну и меня заперли от глаз подальше. Заперли по всем правилам. Ну, я обиделась. И так намагичила что в замке все замки поотлетали. Даже те в которых и капли магии не было. А ты можешь себе представить что такое открытый доступ во все уголки замка? Что тут началось! Пока их всех закрыли, чуть пол казны не унесли. А тут еще послы эти носы свои во все суют. Конечно, мне влетело по полной. Вот так то.

- Так значит ты действительно принцесса?

Грустно улыбнувшись, я перевернулась на спину и посмотрела в небо. Как несколько лет назад.

 

- Я все и я ни что,

Одна в безумном мире.

И нет других дорог,

Мне выбрана одна.

И холод по рукам,

И ветер в поле рыщет.

Мне не найти преград

Что бы сломать себя.

 

- Зачем это?

- Хочешь я расскажу тебе сказку? В одно сказочном царстве-государстве жила-была маленькая принцесса. Это была самая непоседливая и взбалмошная девчонка. У нее была семья, даже друзья. Хорошо ей было за крепостными стенами родного дома, и зачем рвалась она за них?

- Что было дальше?

- Выросла она. Словно разбудили. На этом сказка закончилась. Начался кошмар.

- Расскажешь?

- Мне не трудно. Так случилось что она сама нашла свою погибель. Сама улыбалась им. И не заметила как накликала беду. Зло ворвалось на крыльях смерти забирая тех кого она любила. Заставляя принцессу убить себя, только бы не в руки пришельцев. Так и заканчивается эта история про глупую девчонку говорившую "Ну и пусть!" всем кто предупреждал ее.

- Ты кого-то потеряла?

- Все! Я потеряла все.

Перевернувшись, я прижалась головой к теплому боку единорога. Мягкая, немного шершавая шкура приятно щекотала щеку. Рядом с ним было спокойно.

- Ты знаешь, - медленно начал Калгн, - первой жертвой этого мясника была Исса, моя невеста. Так что я знаю, что такое боль. В тебе ее столько - можно затопить всю долину. Мне хочется помочь тебе.

- Вы что, сговорились, - покосилась я на длинный рог, единственную часть тела, или не тела, Калгна, что я видела. - Не нужна мне ни чья помощь. Я сама о себе позабочусь. И не хочу меняться. Слишком тяжело мне далось свое становление. Что бы воскреснуть как феникс из пепла и крови, нужно постараться. И пока одна жизнь логически не закончиться, не стоит начинать новую.

- Что ты имеешь в виду под логическим завершением?

- Смерть, - пожала я плечами, удивляясь непонятливости единорога.

- Чью? - насторожился он.

- Желательно не мою. - Я хихикнула. - А то знаешь ли очень жить охота. Меня еще где-то ждут. - На лице заиграла улыбка при воспоминании о чудном сне. Что поделать, я любила своего таинственного гостя, и сердце все равно тянуло туда где он.

- Где?

- Там где сердце.

Я встала. Сердце затопила сладкая, тающая на губах словно прощальный поцелуй, грусть. Взмахнув руками мне лишь на мгновенье удалось навести морок, вновь вернувший меня в Серебряный град. В ту жаркую ночь, прошедшую за несколько минут.

Видение исчезло.

Обернувшись, я посмотрела на обалдевшего от такой ворожбы Калгна.

- Ну как, красиво, правда?

- Потрясающе! Ты действительно сильная магичка.

От такой похвалы я зарделась. Хотя единорог и был прав, даже архимагам порой было тяжело создать столь масштабный морок. Меня даже холодный пот прошиб.

Но магический запас истратился разве что на половину! Вот это да. Для такого выброса энергии, без предварительной подготовки и даже без подходящего направляющего заклинания - это очень хорошо.

- Теперь давай я тебе кое-что покажу, - встал единорог. Кивнув в сторону он сказал, - Садись.

- Куда?

- Ко мне на спину.

- Но разве так можно?

- Не каждому, - хитро сощурился Калгн. - Но тебе я разрешаю.

Я обрадовалась этому предложению как ребенок новой игрушке. Уговаривать меня больше не пришлось. Применив левитацию, я ловко забралась на спину песчаного красавца.

Он мчался по долине, практически не разбирая дороги. Земля податливо стелилась под его копытами зеленым ковром, от камней во все стороны летели искры, а вода разбрызгивалась яркой радугой. Единорог был подобен птице летящей над землей. Ветер свистел в ушах, огибая круп Калгна, похожий на разящий клинок. А я сидела на гибкой спине единорога, каждой клеточкой своего тела чувствуя малейшее движение его мышц.

Когда он наконец остановился и легким движением сбросил меня на мягкую травку, я свалилась словно мешок с… ну нет, не настолько уж и безвольной я была. Просто шлепнулась на пятую точку, раскинула руки и уставилась в небо, которое бороздили стрижи, надо же, уже прилетели.

- Ну, понравилось? - ни секунды не сомневаясь в ответе, поинтересовался Калгн, гарцуя рядом.

- Еще бы. Потрясающе. Это такая свобода. Вот… все призраки Тантраса! Обалдеть. Это почти как летать.

- Что значит "почти"? - обиделся расстроенный в лучших чувствах единорог.

- Прости Калгн, может для кого-то эта гонка лучшее, что только может случиться в жизни. Для тебя это и есть свобода. Ведь так? А для меня свобода - это полет.

- Ты много летала? - заинтересовался единорог и сел рядом. Забавляло меня его сидение. Обычные лошади по любой причине падать на задницу не будут, да и спят они стоя, не то что единороги.

- Прилично для человека. Правда левитировать я не люблю.

- Как же тогда летаешь?

Я улыбнулась. Сразу вспомнились тонкие крылья и невесомость. И глаза, рядом с которыми могли померкнуть любые крылья. Глаза, в которых больше неба, чем у меня над головой.

Любимый!

- Ты снова загрустила. Что-то случилось?

- Нет. Просто вспомнилось.

На поляну выехал один из единорогов. Оглядевшись, он остановил взгляд на мне:

- Совершено нападение. Эдрр вас зовет.

Мы тут же вскочили с места и бросились за ускакавшим единорогом.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.096 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты