Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 3 Шанс на будущее




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. Будущее
  6. БУДУЩЕЕ ВАШЕЙ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ
  7. Будущее времени
  8. Будущее время глагола.
  9. Будущее время – Киләчәк заман
  10. БУДУЩЕЕ ДВИЖЕНИЯ САНКИРТАНЫ

 

Вешняя молоденькая луна серебрила ночь. Казалось небо готово осыпаться миллиардами звезд, как дерево плодами по осени, таким оно было спелым. Легкий ветерок носился по еще клейким листочкам деревьев, путаясь в них, словно баловник-мальчишка в камышах. Воздух посвежел, и наполнился чем-то оглушительно сладким и тоскливым, прокалывающим грудь насквозь, как предчувствие чего-то волшебного, чуда. От всего этого кровь бежала по венам куда быстрей, дышалось одновременно и легко и болезненно, щеки горели, а глаза светились как две свечки в ночи. Из маленького огородика доносился запах первых цветов и нагретой за день земли. Стрекотали кузнечики и заплутавшие в городе лягушки.

Как и у котов у них сейчас лишь одно на уме - любовь. Впрочем не говоря уже об остальных животных, люди тоже подвергались этой ласковой, опасной, порой заразной болезни. Кто их мог винить, только не я.

На улице послышалось девичье хихиканье и басок парня, проходящих мимо. Это невольно вызвало улыбку.

Сверившись с книгой, я добавила в варево три щепотки шафрана.

Есть вещи которые следует делать только ночью. Такие как хихиканье с пареньком на узких улочках, первые робкие поцелуи, воровство, грабеж, страшные сказки и охота на некоторые виды нечисти. Долго можно перечислять. Так вот, некоторые зелья тоже лучше изготовлять ночью. В основном из-за их резкого запаха, способного отбить желание даже мимо проходить.

Мое было из таких. Раскрыв окна в лаборатории и запечатав лестницу, что бы ни потревожить Ксеньку, спящую в нашей коморке, я занималась своим грешным делом.

Это забавно, магов чаще всего изображали благородными старцами с окладистой белой бородой до колен, самая короткая притом, с мудрым лицом и обязательным магическим шаром в руках. Магичек, или попросту ведьм, как сгорбленных женщин в каком-то рванье, у котелка с обязательной кошкой у ног и парой лягушек в колбах. Несправедливо, ведь верно? И те и другие умеют делать магические шары, да и у котелков маги стоят так же часто как и женщины. Хотя, надо признать, по настоящему сильных магиан не так уж и много, большинство ведуньи и колдуньи средней руки. Ведунов мужчин практически не встречается. Но жижу то они варят так же.

Вот и верь после этого в равенство полов.



Я начала напевать, слова лились легко и не принужденно, рождая новое заклинание.

 

Ни дождь, ни снег, ни вольный ветер,

Меня с дороги не свернет,

И путник дрязг тех не заметит,

Его тепло твое спасет.

 

Ты развеваешься как знамя,

Ты крыла бабочки легчей,

Ты крепче стали, жарче пламя,

С тобой в пути мне веселей.

 

Не знаю сколько я так мурлыкала себе под нос, пока проныра Уголек не скинула ложку с длинным черенком. Я нагнулась, что бы ее поднять и только тогда заметила живую темноту в углу.

Хмыкнув, я вновь отвернулась к котлу:

- Я тебя еще вчера ждала.

- Надо было подумать.

- Тебе никто не говорил, что много думать вредно?

- По тебе и видно.

О, мы сегодня злые!

Как же - обидели его, какая-то человеческая замухрышка "нет" сказала. Что ж, сам виноват, надо было прежде думать, видел ведь кого выбирал. А я простушкой никогда не была.

Отвечать на такое было выше моего достоинства. Да и первой начинать разговор как-то больше не тянуло. Пусть сам говорит, раз пришел.

Кстати я действительно думала, что он зайдет на огонек. Не все же чертягам за него говорить, это ведь не честно - их четыре, я одна.



А он стоял и молчал, будто я в чем-то виновата.

Все тот же черный балахон до пят, капюшон, закрытое тенью лицо. Даже если зажечь тысячу огней, и стащить с него это безобразие, магия все равно не позволит мне увидеть его, это было и так понятно. Только искушение от этого не становилось меньше.

Сейчас-то что таиться, вроде здесь я, и как выяснилось все такая же его невеста. Сними он с себя эти покровы, может и я бы открылась. Но он молчит, и не двигается, только смотрит.

Чувствую я это. И то, как пробегает по спине холодок, и накатывает жар тоже.

Что поделать, ведь я всего лишь влюбленная в демона девчонка.

Глаза потихоньку начинают распирать от слез. Уже почти ничего не видно. Только и остается, как помешивать варево, лишь бы он не видел этого безобразия.

Ну, как это возможно, любить то я его люблю, но иногда так прибить хочется.

- Ты очень сильно изменилась, Лилит.

О, голос прорезался?

- Все меняется. В какую хоть сторону-то?

- В тебе появилась горечь и боль.

- Еще бы.

- Ты же знаешь, если бы мог что-то изменить, я бы это сделал.

- Знаю. Все было решено заранее. Цепь чужих решений, разрушивших мою жизнь. Теперь я никому не позволю решать за себя. Если что ни так уж лучше буду ненавидеть себя.

- А ты меня ненавидишь?

Как же, соврешь тебе, пожалуй.

- Временами.

- А остальное время?

Как же, так я тебе и скажу.

- А в остальное время я вообще предпочитаю не чувствовать. Так знаешь ли легче. Руки не тянутся к чему-то холодному и острому.

Легкое прикосновение к основанию шеи заставило вздрогнуть. Я замерла как испуганный заяц.

- Я могу вылечить тебя от этого. Вся твоя защита может сгодиться на пару минут развлечения простому асуру, но не мне. Зачем, если твоя душа и так принадлежит мне.



Его пальцы скользили вдоль моего позвоночника, а голос был таким тихим и гипнотизирующим, что я невольно едва не поддалась очарованию. Не стоило ему в конце своей речи допускать эти собственнические нотки.

Вот я и встрепенулась.

- Не смей! Я больше никому не отдам то что принадлежит мне. В том числе и душу.

- Меня ты тоже не отдашь? Я ведь тоже принадлежу тебе.

- Тебе расписку написать - "претензий не имею"? Может, тогда меня оставят в покое.

- Ты можешь исписать хоть тысячу листов, - голос-то стал куда жестче, - это ничего не будет значить. Все самое главное написано вот здесь, - коснулся он моей руки, на которой царила вечная весна. - И это уже ни стереть. Как не вырвать мою душу из твоей, и наоборот.

Ну зачем он так? Мне же больно, разве не видно?

- Я ни о чем не просила. И хочу просто жить.

- Разве я тебе мешаю? Ответь мне прямо, Лилит. Ты хочешь быть моей женой?

И что ему ответить? С переменным успехом? Или то, что решу когда увижу его лицо? А может то что два с половиной года было слишком много, но шесть слишком мало? Что я должна ответить ему? Что?

- Посмотрим…

Он вздохнул. И опустил голову.

Ну, прости! Мне тоже не легко говорить любимому "нет".

- Хорошо, - вполне так миролюбиво ответил демон. - Впереди у нас вечность. А отец спокойно проправит еще ни одну сотню лет. Я не буду тебя торопить. Просто знай - у тебя есть к кому и куда возвращаться. - Осторожно, словно боясь что убегу, он обнял меня и прижал мою буйную головушку к своей груди. Только я ничего против не имела.

- Ты правда меня отпускаешь?

- Правда. Надеюсь что не навсегда. - Я почувствовала как он улыбается. - Мы всегда будем с тобой. И больше не допустим прежней ошибки. Ты мне очень дорога.

- О, а как я себе дорога! - попробовала пошутить я.

Он провел ладонью по голове, и я знала - больше не злится.

Вместо этого демон стал таким мягким, таким нежным, что я сама потянулась к нему. Уж не знаю то ли целуются асуры как-то по-особому, то ли я такая разборчивая, только таких ярких чувств больше ни с кем не испытывала. Он только коснулся, а я уже как дышать забыла.

 

Сначала архимаг долго смеялся.

Я бы его поддержала, если бы от этого не зависело мое будущее.

Еще бы - приходят к нему, ректору Академии магии, четверо в плащах, тащат за руку несколько упирающуюся девицу, ну не хотелось мне быть высмеянной, и прям с порога требуют для нее диплома магианы. При том кто-то особо наглый добавляет - "с отличием". Ух, я ему покажу! Девица стоит глазами хлопает, да упорно пытается вырвать таки свою ручку из чужой хватки и смотаться, отделавшись испугом. Это лучше чем позором.

Когда первый приступ смеха прошел, он ткнул корявым пальцем в некое чудо, хлопающее ресничками, аж ветер поднимался. Дурак, ветер поднимался ни от моего моргания, а от того что у кого-то заканчивалось терпение. У кого-то очень сильного.

- И за какие такие заслуги я должен дать этой выскочки то что некоторые заслуживают десятилетия?

- За талант, - хмыкнул гость.

- Ага, к разрушению и мелким пакостям.

- Не таким уж и мелким, - возмутилась я, считая своим долгом это продемонстрировать. И размахнувшись, шлепнула его ладошкой в лоб. Словно только этого и ожидая звездочки кинулись в пляс. Я радостно хмыкнула, поймала одну из них и покрутила в пальцах.

В голову пришла забавная идея. Быстро припомнив заклинание, я прошептала его. А затем запустила возмущенно пищащей звездочкой в стену. Попутно срезав верхушку разросшегося фикуса на столе архимага, она врезалась в стену и глубоко погрузилась в дерево, лишь два лучика болтались на воле.

Хм, не плохо! А если внести изменения в уже существующие заклинания, то получится что каждый раз когда вас бьют в лоб, дают вам дополнительное метательное оружие.

- Мой… Мой фикус! Мой коллекционный фикус! - закричал архимаг, трясясь над растением.

- Э-э, может попробуем получить диплом в другой Академии?

- Поздно, Аскар. Но не будем сбрасывать эту идею со счетов. Если вдруг девочке вновь захочется пошалить, - с угрозой в мягком, подозрительно шелковом голосе сказал Заквиэль.

Напустив на себя самое искреннее раскаяние, я похлопала невинными глазами. Демон вздохнул.

- И так, - продолжил Бали. - Думаем, она продемонстрировала вам, что вполне способна на небанальную магию.

- Более чем небанальную, - хихикнул Аскар.

- Да как вы смеете! Вон отсюда! - закричал покрасневший как ошпаренный рак архимаг, тыча пальцем в дверь.

- Не волнуйтесь так, - попыталась успокоить его я. - Вы из-за цветочка расстроились? Так это же поправимо. - Щелкнула пальцем заставив фикус разрастись лучше прежнего. Уж что делать, это заклинание приходилось использовать часто, с моими то талантами.

- Вот видите, девочка очень способная, - довольно кивнул Зак. - Вы просто обязаны дать ей диплом магианы.

- Я никому ничего не обязан. Сейчас придет охрана и выкинет вас отсюда.

- Никто не придет, колдун. Никто не придет.

У меня по спине побежали мурашки. Захотелось спрятаться за его спину, лишь бы иметь уверенность, что обращаются не к тебе.

Архимаг покраснел, побледнел и рухнул на стул.

Да-да, такими словами лучше не пренебрегать. А то этот тип и разозлится, может.

Хотя, хм, я этого не разу и не видела, по-настоящему. Но подозреваю, что этого более чем стоит бояться.

Асуры скинули плащи, повесив их на руку.

Ректор подавился.

Укоризненно посмотрев на демонов, я подошла к почтенному господину и совсем по плебейски ударила его по спине. Тот давиться перестал, но теперь взирал на меня еще более удивленно чем на асур.

- Они не черти, - пояснила я. - Копыт нет, я проверяла. Они хуже. Те хоть появляются когда вы напиваетесь, а эти еще и активно спаивают. Нет, ну честно, я как с вами больше никогда столько не пила. - Демоны разулыбались. - Но если вас пошлют к чертям, то это точно к ним.

- Что… что вы хотите от меня? - дрожащим голосом спросил маг.

Вольские маги были знакомы с асурами, как древней расой благодаря войне. А этот просто мог и не знать с кем повстречался. А вот то что их стоит бояться понял сразу.

- Мы вам сказали - диплом магианы для этой милой девушки. Немедленно.

- Но для этого нужен экзамен, поручители.

- Поручители мы. А главный экзамен в своей жизни она уже прошла. И поверьте нам - кто-то другой его бы провалил.

- Экзамен - это условность, - наморщил нос Аскар.

- Можете считать, она его прошла на ваших глазах, - ослепительно улыбнулся во все клыки Данте.

Даже так обаятельная. На сердце от этого сразу как-то потеплело.

- Мы же говорили, она талантлива. В особенности заводить друзей. - Бальтазар погладил меня по волосам, заплетенных сейчас в косу. Я улыбнулась ему в ответ. Когтистая лапка сжала мою руку.

Он всегда был моим оружием, моей защитой.

- Вы готовы предоставить нам нужный документ? - строго так посмотрел на ректора Зак.

- Ну если вы настаиваете, - сдался маг.

А я обрадовалась как в первый раз.

И тут же повисла на шее Аскара.

Демоны привычно рассредоточились по кабинету главного ректора Академии магии Ринии.

Заквиэль вытянулся в кресле, Аскар сунул нос в горшки с цветами, Бали ухватил какой-то артефакт из запечатанной магией шкатулки, а Данте живым напоминанием сидел на уголке ректорского стола.

- К-как писать попечителя? - поднял глаза ректор.

- Вот, бумаги от мага Оливье, - передал запасливый Заквиэль.

- А, ваше имя, магиана? - с заметным закосом в сторону демонов спросил он.

- Таня Лил, - не отвлекаясь от листания весьма полезного гримуара, ответила я.

Когда все формальности были завершены, ректор протянул мне документ. Лицо у него надо было сказать очень перекошенное. Ему бы с таким лицом толпу разгонять. Не будь здесь асур, я бы испугалась. А так лишь улыбнулась в ответ.

Все же как хорошо, когда тебя защищают такие друзья.

На радостях я зацеловала всех асур разом, прижимая к груди столь долгожданный документ.

- Ну что, - улыбнулся Аскар, - идем отмечать?

Я усмехнулась:

- Меня чур не спаивать.

 

Понятное дело, разошлись мы опять под утро.

Только я уже не стала ложиться.

Поднялась на чердак, взяла собранные заранее сумки, чмокнула спящую Ксеньку в пухлую щечку, оставила ей записку с подарком, и спустилась вниз. Мне пришлось покопаться в лаборатории, набирая нужные настойки и зелья. Тут же оставила послания для мэтра Оливье и Вадика. Наскоро запрягла лошадку и еще до открытия ворот явилась к выезду из столицы Ринии.

Спать не хотелось. Резвая, молоденькая коняшка легко несла меня к границе королевства. И подальше от друзей.

Не то что я совсем не хотела их видеть, просто ведь начнется такое! А что, а где, а как? Да уж не маленькая, сама разберусь куда мне ехать, на что жить, что творить. Да и из глупых ситуаций самой выкручиваться.

Не далеко от города к нам присоединился Нагос. Лошадка сначала встала на дыбы, и я конечно свалилась с нее. Но все оказалось поправимо. Я встала, коняшка успокоилась, Нагос поостыл. А то ведь облизывать сначала кинулся, вот лошадь и не выдержала эти добрых полторы центнера радости и счастья.

Где-то во второй половине дня мы сделали привал на берегу живописного пруда. Живописного, если вы любитель ужасов и мрачности.

Наскоро перекусив припасенными пирожками я поняла что не доживу до вечера и наказав Нагосу нести бремя часового, разлеглась на травке и чуть прикорнула.

Я знала, что в этот раз опять придет видение. Мозгов как-то хватило, что бы понять - они приходят, когда выбран путь, и нога встала на новую тропинку в том что мы зовем жизнь.

Прекрасный красный дракон падает с небес пронзенный длинной молнией. Мои запачканные кровью руки, щиты выставленные на полном автомате, клокотание сердца.

Пропитанные ненавистью голубые глаза…

Просыпалась я медленно. Сначала почувствовала запах костерка, а затем вкусно потянуло жареными сардельками. Мой желудок призывно заурчал, расталкивая все еще спящий мозг и требуя прекратить эту экзекуцию.

Я медленно открыла глаза.

- Проснулась, спящая принцесса? - посмотрел на меня сверху Бали, на чьих коленях покоилась моя голова.

Сев и помотав осоловевшей, словно спьяну, головой я позволила себе осмотреться. Так и есть - демоны садистски жарят шпикачки на костре.

- Леса что ли вам мало? Обязательно было начинать это безобразие прямо у меня под носом? - начала капризничать я. - Пришли, расшумелись. Честной ведьме уже и прикорнуть нельзя. Требую возмещение морального ущерба! В качестве откупных возьму три штуки. Да еще хлебушка подайте. Вот спасибо.

Оперевшись спиной о грудь Бальтазара, я впилась зубами в горячую сардельку. Конечно обожглась, и долго махала рукой на припухший язык. На запах тут же вылезла Уголек и потребовала свою долю.

- На диету тебе пора, - ничего не оставалось мне как вздохнуть, отламывая кусочек шпикачки. - Скоро поднять будет невозможно. Отъешься до размеров Нагоса. Бали, ты это видел? Твой подарок меня объедает.

Демон усмехнулся, но не ответил. Знал, зараза, что подсовывал.

Вечерело. С пруда подуло холодом и мне вспомнилось, что вокруг еще царит весна, а ночи ее отнюдь не так теплы как некие дни, когда кажется - вот оно лето.

- Пожалуй, я сегодня никуда не больше не поеду. - Покрепче прижавшись к Бали, я позволила ему обнять себя рукой за плечи, и пригрелась. Желания лезть в сумки за курткой не было.

- Ну, это ты поздно решила, - хмыкнул Аскар. - Надо было так с утра подумать.

- Вы чего, обиделись что ли? Ну ничего себе!

Оправдываться мне не хотелось, а попытайся я им объяснить, выглядело бы все именно так. Поэтому мне ничего не оставалось как пожать плечами и вернутся к своей шпикачке.

- Ты хоть понимаешь как мы испугались когда не нашли тебя с утра, - решил не оставлять тему без развития Зак.

- Именно поэтому я оставила записку.

- Нам твоя записка… - вспыхнул и тут же потух Бали.

- Ну хоть ты не зуди над ухом. Будь хорошим демоном.

- С тобой стало невозможно разговаривать, - засопел Аскар.

А я пожала плечами.

Тогда к нам подошел воздушный демон. Сев на корточки, так что бы быть со мной примерно на одном уровне, он спокойно сказал:

- После того что мы уже пережили однажды потеряв тебя, те несколько минут пока не нашлось твое послание, показались нам адом. Мы действительно испугались. Ты это понимаешь?

В горле встал ком. У меня даже голова начала кружиться от этого внимательного взгляда синих, как сапфиры, как вечернее небо, как глубокие воды океана, глаз. В них же утонуть можно!

Пришлось срочно опускать взгляд и пытаться справиться с розовеющими щеками.

- Я об этом не подумала, - чуть слышно ответила я.

- А не мешало бы. - Данте вздохнул и встал. - Ты куда хоть собралась то?

- Ни знаю. Просто мне надо было уехать. Все планы потом. Я ведь не от вас сбежала, вы меня и из-под земли достанете, если приспичит. Просто я видела этот блеск в глазах Вадика. Он со мной собрался, а такой подарочек мне не нужен. Он ведь снова опекать меня начнет, как маленького ребенка. Да еще с Оливье объясняться и с Ксенькой. А так ушла и ушла. И концы в воду. - Ну вот, не хотела а все равно оправдываюсь. Да, умеют некоторые проводить разъяснительные разговоры. Ему бы в контрразведку податься.

- Угу, - кивнул Зак. - В ближайшую лужу тебе не терпелось влезть. И что б погрязней.

Я спороть не стала. Сама ведь понимала что влечет меня в этой свободе - приключения. А то ведь засиделась я, мхом поросла.

- Ну, чего вздыхаешь? Не будем мы тебе нотаций читать. Поздно уже. Отцу твоему стоило об этом позаботиться. - Заквиэль замолчал и покосился в мою сторону.

- Ты знаешь что он… - подхватил Аскар.

- Умер? Знаю. Мне Вадик сказал. Он так и не смог пережить смерть своих дочерей. Сейчас там правит Филипп. У Эльки уже двое детей, а у Беатриче только сын. Я все знаю про то что твориться у меня дома. Ну, там где раньше был мой дом, - поправила я.

Демоны разом вздохнули.

- Кстати, - вспомнил Данте, - у нас для тебя подарок. Держи.

Это был холст сантиметров пятьдесят на тридцать, с уменьшенной картиной висевшей в вольском дворце. Там где мне семнадцать лет и я в помине не знаю кто такие асуры, что такое боевая магия и как больно терять любимых.

- Откуда это у вас? - спросила я, рассматривая семейный портрет. Сделан он надо признать просто великолепно, хоть и сильно уменьшен, но ясен в подробностях. Мне так не сделать.

- Отец отдал когда стало понятно что ты жива. А у него откуда не знаем.

- Зато я знаю, вот чего он тогда перед портретами рукой так повел. Я еще магию почувствовала, но определить не смогла.

- Ты встречалась с Веельзевулом?

- Ну не я, мой дух. Я тогда без сознания была после ранения, ну и душу саму домой потянуло. А там он с папочкой разговаривает. - Я громко фыркнула и встала. - Ох, и разозлил же он меня тогда. Так и подмывало клюнуть его в одно интересное место.

- Вы… поругались, - округлил вишни глаз Бали.

- Ну не совсем. Я выразила свое полное несогласие в ряде вопросов. Мне его "очень жаль" затолкать хотелось по самые гланды. При чем не через рот. В общем погорячилась я. Да и он не лучше меня. Надо же думать что новопреставленной девице говорить. А зачем вам то эта картина?

- Он нам ее вместе с твоим портретом отдал, - пожал плечами Аскар.

- Отец сказал что теперь ты выглядишь примерно так как на портрете. Он нас если тебе это интересно поверг в шок. Мы не сразу поверили что это можешь быть ты.

- Это еще почему?

- Ну, изменилась ты очень, малышка. Подросла, - ухмыльнулся Бали.

- Я не подросла, Бальтазар. Я повзрослела. Консуэла всегда говорила что когда ни будь я повзрослею. Просто я никогда не думала что так. - Передернув плечами я пошла к сваленным на землю седельным сумкам и вытащила из них куртку.

Она была новой, пахнущей кожей и зельем в котором я ее искупала от промокания и раздирания. А еще теплой, внутри специально была пристежка с гусиным пухом.

Еще раз развернув портрет я посмотрела на лица столь любимый и дорогих сердцу людей. Моей семьи. Которой больше нет. Даже если я вернусь в Вольск, для меня она потеряна.

Я села у костра и посмотрела на демонов:

- Раз уж вы здесь, может расскажите о том асуре что убил меня?

- Зачем? - посмотрел на меня Зак.

- Даже не думай, Лилит. Это слишком опасно.

Я поморщилась. Нет, это определенно раздражало. Как можно все знать, или угадывать мысли?

- О чем вы? - проявил любопытство Аскар.

- О мести, - вздохнул более понятливый Бальтазар.

- Я уже кое-что поняла в том как противостоять асурам, - заговорила я. - Разгадывала как шараду. Убить того, ледяного, мне помогли огненные клинки и саламандра. Это значит здесь действует принцип противоположности. Огонь - вода, ну и правильно рассчитанный воздушный поток. Это я уже проверила. На Аскара можно подействовать инсктецидами. Хотя тут еще вопрос. С электричеством я долго думала. А потом поняла что это довольно просто, нужно использовать непроводники. Воздух вообще трудная, неуловимая материя. Тут еще, кроме пары наработок, еще есть вопросы. А металл? Его тоже можно расплавить, но какие температуры нужны? Я об этом думала. Заклинание выйдет слишком энергоемким и разрушительным. Если его применять то только подальше от самого объекта, а это невозможно, и в пустынном месте. Процентов двадцать что я выживу после этого. А как еще погубить металл? Ржавчину что ли напустить. Хм, знаю я один заговор металла, который рассыпает его в труху, но подействует ли? Он ведь все-таки живой.

Я обернулась и застала демонов за рассматриванием меня. Только делали они это так! Даже по началу меня смутили.

- Эй, вы чего?

- Девочка, больше никогда такого не говори.

- Тебе вообще лучше забыть о том… мерзавце.

- Это не должно быть твоим делом. Мы сами с ним разберемся.

- Разбирайтесь с кем-нибудь другим. Этот, мой, - насупилась я. - У вас там что асур зловредных не хватает, вам мой личный враг понадобился.

- Лилит, ты не понимаешь.

- Так объясни мне, Заквиэль.

- Тебе с ним не совладать. Он действительно очень сильный. Слишком сильный.

Я отвернулась:

- Не хотите говорить, не надо. Меня от ваших секретов мутит. То не надо, сюда не лезь, это не трогай. Мне плевать чего будет стоить его смерть. Главное что бы он расплатился сполна. Расплатился со мной. Я за этим и хваталась так долго за жизнь. Когда все уходит, остается лишь одно - месть. Когда больно, выход один - сделать удар. Это моя плата, мой выбор. В конце концов, вы однажды решили за меня, добившись лишь моей смерти. Теперь я буду делать то что хочу. А я хочу увидеть свою боль в его глазах.

- Лилит, пожалуйста, - коснулся моей головы Заквиэль, - не надо. Мы не хотим потерять тебя снова.

- Меня это не волнует. Вы вообще зря пришли. Я никогда не пойду с вами. Хотя бы пока не расплачусь. Вы начали это, но я не могу злиться на вас. А того кто убил сестер и подруг, буду ненавидеть всей душой. А она у меня как мы уже выяснили более чем воинственная.

- Это не твоя месть, малышка. - Я замерла слушая этот голос доносившийся из-за спины. - Я ведь не хуже тебя знаю что сам являюсь причиной твоей боли. Что не его, меня ты должна ненавидеть. Но верни время вспять, я все равно выбрал бы тебя. Только уже и на минуту от себя не отпустил. Я не меньше хочу его смерти, а наверное больше, потому что чувствую твою боль и свою вину.

- Будим спорить кому он должен больше? - ехидно поинтересовалась я уже отойдя от первого шока.

- Я не хочу с тобой спорить. Я просто не желаю еще раз потерять тебя, родная. А это случится если ты встанешь против него.

- Посмотрим. - Мне ничего не оставалось как пойти на мировую. - Чем попусту трепаться лучше бы рассказали что это за демон такой. Все-таки лишняя информация не повредит.

Демоны опять дружно вздохнули и сели кружком вокруг костра.

- Это Хананель. Как ты уже поняла владыка металлов.

- Давай мы тебе сначала кое-что поясним про расу асур, - перехватил Аскар. - Предводителя асур именуют Асурендра, он владеет огромной силой, и властью над большинством из стихий. Таких имеется несколько, так как асуры разделены на много группировок. Но с тех пор как мы живем в Царстве Варуны, мы выбираем Владыку. Единого над всеми. Иначе мы бы все перессорились и погубили бы себя изнутри. Им становиться самый сильный из нас.

- Помнишь мы говорили тебе что в Царстве Варуны не спокойно. - В лиловых глазах блистали искры. Это действительно становилось страшно когда Зак поднимал на меня свой взгляд. - Все дело в нашей системе престолонаследия. Правит сильнейший. Это решается в поединке, или же добровольно. Уже не одно поколение власть над Царством наследует род Веельзевула. Это одно из самых безболезненных способов передачи трона, от отца - сыну. У Веельзевула достаточно долго не было детей. Поэтому и начали появляться те кто захотели получить власть над Царством. Наследник очень силен, но это не сравнимо с властью его отца. Через него пробиться к трону гораздо проще. Какой бы силой царевич не обладал, но в данный момент Хананель сильнее. Он старше на несколько сотен лет, опытней, могущественней. Так что идти против него, для тебя сравни самоубийству.

- Хананель сильный демон, - продолжал Бальтазар. - Повелителей металла не так уж и много. Но они все невероятно сильны, так как обладают властью не только над железом но и магнитными полями. Это во-первых.

- А во-вторых, - глянул на меня Данте, - он Асурендра.

- Ну, а в третьих, - скривил губы Заквиэль, - он возглавляет крупную группу. Отборные войны, воспитанные в самых строгих правилах древности.

- К тому же политика Хананеля нашла поддержку. - Подперев подбородок кулаком, синеглазый демон отвел взгляд в сторону. Было заметно что Данте зол. Хотя как заметно, если не смотреть в потемневшие глаза, суровое лицо можно назвать просто каменным. Только мне и смотреть не надо было, я и так чувствовала. - Он ненавидит дэвов, а с людьми вообще не считается. Такой правитель первым делом пойдет войной. И разрушит наш хрупкий мир. Асуры так долго его возводили. Мы в принципе даже нашли общий язык с остальными расами, людьми, гномами, троллями, даже эльфами. Но пойди Хананель против кого-то из них, дорогу нам преградят дэвы. И будет новая война. Мы ее не переживем.

- Из-за чего вы с ними в соре? С дэвами.

- В соре это мягко сказано, - поморщил нос Зак. - Дэвы обманули нас не желая делить то что принадлежало и тем и другим. Они взяли то что есть у всех, кроме асур. Бессмертие.

- Что? Вы же и так практически бессмертны.

- Нас можно убить. Убить один раз, погубить навсегда. Мы можем жить сколько угодно долго, но наши души так же смертны как и тела. У асур нет бессмертия души.

- Именно поэтому ауры время от времени нуждаются в подпитке, глотке чужой ауры. - Аскар опустил голову на сложенные ладони и посмотрел на меня своими темными глазищами. - Это сродни вампиризму. Мы никого не убиваем этим. У людей вообще аура очень быстро восстанавливается. А мы без этого умираем.

- Мы смертны больше чем кто ни было.

От этого знания кровь в моих жилах холодела. Я и представить не могла как это не знать риэркарнации.

- Агриппа рассказывала что когда я была маленькой, то говорила что видела второе пришествие богов. - Я улыбнулась своим мыслям, вспомнив семейный призрак. - С неба спустилась золотая лестница и по ней сошло трое. А в Писании говорится что лестница была хрустальной, а бога четыре.

- Ты была права Лилит. Богово действительно было трое, только один из них имел аватару, а кто-то принял ее за еще одного бога.

- И кем ты была в той жизни? - улыбнулся Бали.

Я пожала плечами.

- Не человеком, это точно. Мы как-то пытались колдовать по этому поводу.

- Ну и?

- Дворец еще неделю заикался, - пришлось признаться мне.

Демоны засмеялись. Ну как же смешно!

- Кстати, помните заклинание со звездами? - Я решила отомстить. - Так вот, я тогда вам забыла сказать, но я не умею снимать это заклинание. Могла, от своего бы избавилась. Так что мучайтесь.

- Что?

Я хлопнула ближайшего ко мне Аскара по лбу, вызвав хоровод веселых светил.

- Оно не обратимо. Мы еще с Консуэлой сколько ни мучились по этому поводу, ничего не помогало. Это навечно. Хм, как приятно, каждый раз вызывая эти звезды вы будите помнить обо мне. И это будет продолжаться целую вечность. Ну, хоть что-то оставлю после себя, кроме пары живописных развалин.

- Не говори так, Лилит.

- Не помню, говорили ли мы тебе, - приподнял брови Данте. Учись пока дают! - но ты тоже будешь жить вечно. А не каких то пару веков, как магичка.

- Как это?

- А ты думала тебе дадут так легко уклониться от обязанностей? Как ты берешь силу у своего будущего мужа, так и бессмертие. Асуры в силах продлить жизнь своему подопечному как угодно долго пока живут.

- Ну вот, - усмехнулась я, - а я то уже представляла как древней старушкой приду к вам и потребую на себе женится.

- Ах ты, коварная бестия, - вздохнул мой синеглазый демон. И отвесил мне воздушный подзатыльник.

- Значит так?! Ну держитесь.

В руках тут же горели разноцветные шарики.

Демоны дружно сели на корточки и распустили крылья.

Поняв что так не честно я призвала на помощь Нагоса. Тот был только рад поучаствовать в шумной потасовке. Вот и получилось что я верхом на гидре сначала погоняла демонов по поляне, перемазав их всех в краске. Правда пару раз по ошибке сотворила файрболы, но потом честно извинялась за прожженные дырки и подпалины.

А потом им пришла неплохая идея разделить нас. Скинув меня со спины верного Нагоса, демоны удерживали его подальше, в то время как я скатилась куда-то в кусты. Первым до меня дотянулся Бали. Вытащив сопротивляющуюся девицу из кустов, он попытался ухватить меня за шкирку, но не тут то было. Направленным ударов потока воздуха я ударила ему в грудь, а потом добавила хорошим пинком, в результате чего демон был нейтрализован в пруду.

- Ну как водичка? - съехидничала я.

Уж лучше бы молчала. Оказалось что Бали умеет так ругаться! Лягушки во всей округе разом заткнулись, вслушиваясь в его непередаваемые рулады. Я и слов то таких не знала, да чтоб так использовать те что знакомы. Прям обзавидовалась вся.

Лучше бы по сторонам смотрела.

На талии сомкнулись чьи-то руки и меня подкинуло вверх. Уже через секунду я сидела на голой до половины огромной сосне. Заорав, я прижалась к стволу как к родному.

- Ну что, - гаденько так поинтересовались у меня над ухом, - будем вить гнездо?

- Данте, зараза, верни меня на место, - заорала я еще громче.

Против полетов я ничего не имею, хоть левитацию и не люблю. Но делать это ночью чистое самоубийство. К тому же внизу ничего не видно и кажется что очень-очень высоко, а под тобой шевелится что-то ужасное.

- Кукушка-кукушка, а сколько мне жить осталось?

Наугад ткнув назад локтем, я чуть не свалилась, но результат был. Руки все еще сжимающие мою талию разомкнулись и послышался шелест крыльев.

Я сильней вцепилась в ствол, вдруг осознав что вся моя опора это жиденькая веточка на которой примостился мой зад.

Демон тем временем облетел дерево и встал на ветку чуть ниже моей. Так что теперь его лицо было примерно на одном уровне с моим. Скрестил ноги, сложил руки на груди, выражая всем своим видом "а мне здесь удобно".

Чтоб его!

- Тебе червячков принести? - приподнял он одну бровь.

У меня аж во рту пересохло.

- Сними меня отсюда немедленно!

- А ты попроси по-хорошему.

- По-хорошему это как?

- Вежливо.

- Может тебя еще и поклон до земли отвесить?

- Не плохо бы.

- Не дождешься, противный демон.

Присмотрев шишку поувесистей я запустила ей в асура. Тот понятное дело уклонился.

Лишь клыкасто улыбнулся.

Я демонстративно отвернулась.

- Ну, я полетел?

- Куда? - вновь закричала я. - А я?

- Ты плохо себя вела.

- Ну, Данте. - Я решила покапризничать. - Это же не честно. Как я отсюда спущусь?

- Слевитируй, - пожал он плечами. Какими плечами.

- В темноте с такой высоты? Мне жить очень хочется.

- И что мне за это будет?

У меня аж глаза на лоб полезли.

- Я с демонами не торгуюсь.

- А! - деловито качнул он головой. И распустил крылья. Воздушные.

- Стой! - Ну не могла же я дать ему улететь. - Что ты хочешь?

Демон озадачился.

- Звезды можешь убрать?

Я помотала головой.

- В Варуну тоже ясное дело не поедешь?

- Уж лучше до утра тут покукую.

- Вот, - разулыбался Данте, - покукуй!

- А ты не охамел, бесстыжая твоя морда?

- Не-а. Кукуй! Только громко и с выражением.

- Ах так!

Дотянувшись до ближайшей сосновой лапы, я сорвала шишку и кинулась ей в демона. Затем еще и еще. В результате пару раз попала.

Немного переборщила правда, сама чуть не свалилась. Хорошо навыки оставшиеся с бурного детства вспомнились - повисла на ветке на одних согнутых в коленях ногах.

Зато Данте перепугался. Бросился ко мне со всех крыльев. И вцепился так что чуть хребет не сломал.

- Кхе-кхе! - напомнила я о себе где-то в районе его живота. Это "где-то" мне не нравилось.

Он медленно отстранился, все еще придерживая за плечи.

- Ты как? - с явным беспокойством спросил чертяга.

- Вишу неизвестно где вниз головой. Ты не поверишь, но в отличие от вас я нетопыриных крыльев не имею, что бы хоть как-то оправдаться.

- Прости, девочка.

Данте осторожно вернул меня в сидячее положение, но уже не на ветке, а в его руках. Я обхватила его за шею и довольно неприлично для почти замужней девицы прижалась. Просто как-то падать больше не хотелось. И вообще летать без такой поддержки. Ну и так, просто потому что нравилось.

- Испугалась? - тихо спросил он.

Я активно закивала. Ну не говорить же ему - нет милый, соскучилась. Что частично являлось правдой.

От этих крыльев я была просто без ума. Ничего не приводило меня в такой восторг как они.

Когда мы наконец спустились на поляну, а делали мы это надо признать о-очень медленно, то застали забавную картину.

Бальтазар сидел на берегу той большой лужи в которой искупался и выливал из сапога воду. А Заквиэль с Аскаром повязали мою гидру и испытывали его на стойкость к железу. Тот понятное дело вопил во все пять голов и пытался кусаться.

Заметив такое безобразие, я побежала защищать домашнего любимца, пусть у меня и нет дома, любимца и так слишком много. Хотя бы по весу. Ребят я раскидала оперативно, благо они меня не ждали. В результате Зак оказался в кустах, а бедолага Аскар все в том же пруду.

Тут вылез взлохмаченный водяной и попросил прекратить безобразие. И почему-то ткнул в зеленую кочку, на проверку оказавшуюся демоном. Тот поднял голову и крепко обиделся. Очень крепко. Ругался он почище Бальтазара. Всю родню водяника вспомнил до последней кикиморы. Рыба начала из воды выпрыгивать, что б расслышать получше, кто и в каких позах развлекался с прабабушкой их почтенного водяного. Русалка, нашлась таки даже в этом замшелом болоте, вообще на ближайшей березе уселась, ручкой головку подперла и с такой любовью на асура взирала, что сразу понятно - достал ее хозяин.

Поостыв Аскар даже слегка смутился своей выходке. И прощенье попросил за родственников водяного. Тот лишь квакнул:

- Д-д л-лад-дн-но, - и исчез в мутных водах.

А у нас была истерика.

- Ну у тебя и фантазия, Аскар.

- Извращенец!

- И где только такого набрался!

- А повторить можешь? Я хоть запишу для потомков.

У него был такой раскатный вид, что мое сердце дрогнуло.

- Плюнь ты на них. - Я обняла его за руку и уперлась подбородком в плечо асура. - А водяной теперь десять раз подумает, прежде чем приставать к честным людям. Ну не совсем людям. И не совсем честным. Ты меня понял.

 

- Она точно спит?

- Я об этом позаботился. Спит как ангел.

- Это не ангел, а маленький бесенок.

Он посмотрел на девушку пристроившуюся в изгибах хвоста гидры. Прижав ноги к животу и укрывшись одеялом как коконом, она мирно сопела.

- Ну, сам займешься или уйдем по-тихому? - покачал в воздухе подвеской тень.

- Давай. Я все сделаю сам.

Тени встали и ушли в глубь леса, туда где их уже ждали.

А он остался. Сел рядом с ней. И с минуту просто смотрел.

Затем взял ее руку, разукрашенную хной, осторожно уколол пальчик. Капля крови упала на зачарованную подвеску и тут же расплылась по ней засверкав алым цветом. Асур прошептал заключительные слова и амулет раз вспыхнув, остался лежать на его ладони холодным металлом.

Демон вздохнул и потянулся к шее девушки что бы одеть его. И что же там обнаружил? Другую подвеску. На тонкой серебряной цепочке весела звезда. Одна из тех что он сам заказывал ей. Только металл шпильки был переломан и изогнут так что создавал ушко для продевания цепочки.

Он улыбнулся. Значит все ни так плохо как казалось.

- Мы скоро встретимся. Обещаю.

Девочка вздохнула и к его удивлению довольно внятно ответила:

- Я буду ждать.

 

Проснулась я по привычке рано. Дала в нос первой попавшейся морде, не из злобы, а чисто по поводу дурного настроения. Нагос конечно обиделся, и даже отвернулся, но долго не выдержал и уже через минуту полез жалиться. Мне ничего не оставалось как чмокнуть его в нос и попросить прощенья.

Я конечно чувствовала что с утра не обнаружу своих разноцветных чертяг рядом, но расставаться было нелегко.

Сев у потухшего костра, я подкинула в него пару веток и швырнула файрболом. Согрелась. Но только снаружи, в груди все покрылось корочкой хрусткого наста.

Потерев руками лицо мне ничего не оставалось как встать, залезть в сумку и выудив оттуда кусок ветчины, согреть его на костре и слопать, разумеется поделившись со всей своей живностью. Потом погасить огонь и оседлав покорную лошадку, тронутся в путь.

Я больше не знала куда поеду. Захотелось оказаться где-то далеко-далеко, где я надолго останусь наедине со своим ретивым сердцем, что бы хоть немного себя понять.

Въехав в настоящий густой лес в котором извивалась эта дорога, я слезла с лошадки и пустив ее на лужок пощипать сочную вешнюю травку, разломала на пеньке кусок хлеба. Встав у него на колени я улыбнулась.

- Здравствуй матушка, моя благодетельница.

Она показалась уже через минуту. Сначала на полянку выскочил трусоватый заяц, по ветвям расселись белки, затем пришел молодой лось. Он меня не боялся и даже цапнул пухлыми губами за косу. Потом появилась она. Может быть простому селянину и тем более изнеженному горожанину, вид хозяйки леса показался бы уродливым и пугающим, но только не мне. Хранительница спасла мне жизнь и потом не мало оберегала покой своей подопечной. Я же как могла, платила ей благодарностью - то там молодой лесок от короедов уберегу, то здесь зверушку невинную подлечу. Вот и живем мы в ладу и мире.

Обнаженная женщина с отвислыми грудями и клыками выпирающими вверх подошла ко мне и погладила по голове.

- Ты все знаешь, ты все понимаешь, матушка. Помоги же мне, дитяте неразумному. Направь стопа мои по нужному пути, не во зло лесу, к добру людям. Покажи мне тропу верную, как бы тяжко на ней не пришлось. За мной долгов тебе, всю жизнь свою долгую не отплатить, так дай мне возможность хоть чем-то порадовать тебя, хозяйка лесная.

Доброе лицо женщины улыбнулось, и она кивнула.

На ладонь ее протянутую упало соколиное перо, коричневое, в пятнышко. Она игриво пощекотала им мой нос, дождавшись пока я чихну. Крепко обняла меня как родное дитя.

Ей не надо было рассказывать, как я прожила свою жизнь. Вирь-ава видела меня малышкой играющей в лесу рядом со столицей, видела девчонкой-подростком, сбегающей из дома, видела юной девушкой стоящей в звонком ручье, окруженном снегом в разгаре весны, видела гордой принцессой прощающейся с жизнью ради мести, видела как умираю. Она видела моих друзей на вчерашней полянке. Зачем ей что-то объяснять, хозяйка леса мудрей всех мудрецов на свете, ведь она женщина.

Отстранившись, она зачем-то полезла мне в ворот рубашки и показала то что так и не заметила я - это была подвеска.

О ее происхождении можно было и не ломать голову, она слишком ярко говорила о своих дарителях. Это был серебряный кулон в виде клевера, каждый из четырех лепестков которого покрыт пластиной из своего камня. Зеленый нефрит, красная яшма, фиолетовый кварц, синий лазурит. Четыре лепестка на удачу. От талисмана, а это был именно он, слабо фонило магией, но не более чем как на простейшей охранке. Цепочка была тонкой и короткой, так что через голову не снять, а разорвать можно и не пробовать, будут демоны фигню всякую подсовывать.

Я дотронулась до лепестков пальцами. Они были теплыми и слабо покалывали кожу, выдавая свою истинную силу. Золотая звезда все так же продолжала лежать над ложбинкой грудей, там где сердце. На ней я тоже неожиданно для себя почувствовала остаточную магию.

Вирь-ава улыбнулась мне и качнула головой.

- Ты ведь знаешь матушка кто он. Только мне не скажешь. Будь милостива, передай Лукинешне, что ее была правда, не врали кости про сердце. Все по ним вышло. Напророчили беду, да мне мученья. Прощай, добрая хозяйка. Спасибо тебе за милость. Встретимся еще.

Забрав перо, я села на коняшку и помахав уходящему в дебри лосю, пустила подарок лесной владычицы по ветру. Оно завертелось и остановившись острым голым кончиком указало дорогу.

И только выйдя из леса, в поле с прошлогодним сухостоем я позволила себе расплакаться, ну не показывать же душевной женщине свои слезы.

Как будто не чему ни научилась, не знала, не думала. Опять наступила на те же грабли. Да не лоб расшибла, а сердце вдребезги.

Ведь чувствовала - нельзя так глубоко всматриваться в эти очи, утонуть ведь можно. И что?

Сидит утопленница слезами обливается.

Эх, раньше надо было думать.

Отмахнувшись от слез я встала и пошла по пути указанному пером.

 

На этот путь вступив однажды,

Клянись не разу не свернуть.

Пусть сердце бьется без надежды,

Я усмехнуся: "Ну и пусть".

Вперед идти даю я слово.

С тропы уж той мне не уйти.

И меч в руке лежит знакомо.

…И плачет сердце от тоски.

Ведь тех дорог не выбирают,

Что словно терном устланы.

И пусть наивные не знают,

Где те дороги, до поры.

До той поры, что смерть укажет,

Куда ступать твой будет путь.

Не скатертью дорога ляжет.

Но ты держись уж как-нибудь.

Судьба-злодейка не сломает

Того, кто сталью налился.

И тот сомненья не познает,

Кому назад уже нельзя.

Смотрю вперед - бежит дорога.

Без страха на нее ступлю.

На ней избавлюсь от порока.

… О боги, как его люблю!

 

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.122 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты