Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ОТ ТЕЛА К СОЗНАНИЮ




Читайте также:
  1. Обратитесь к своему сознанию
  2. Получение доступа к подсознанию

Итак, мы завершили рассмотрение основной части наших упражнений, связанных с осознаванием тела, мышечным расслаблением, дыханием. Надеюсь, что вы не ограничились только чтением, но и попробовали эти несложные упражнения на практике. За пределами нашего краткого рассмотрения остались еще многие полезные вещи — попеременное носовое дыхание из пранаямы, дыхание через мысленно представляемый центр тяжести (хара) из дзэнских упражнений, дыхание с произнесением иоговских мантр, медитация на дыхании (випассана), динамическая медитация по Раджнешу (Раджнеш Б.Ш., 1993), техника «интегративного» дыхания по Дж. Леонарду, включающая в себя пять элементов (Леонард Дж., Лаут Ф., 1993), и еще много других полезных способов снятия стресса, избавления от негативных эмоций и их последствий, доступных современному человека, ведущему обычный для обитателя большого города образ жизни. Но, как ни жаль оставлять все это «за бортом» повествования, нам необходимо перейти от описания телесного уровня к уровню сознания. И начнем мы с обсуждения действительно важнейшей темы — связи сознания и подсознания. И быть может, это откроет вам глаза на то, что вы до сих пор не замечали в себе и окружающих, а может быть, догадывались, но не хотели себе признаться.

Мышление: преодоление двойственности

Мы привыкли считать мыслью лишь нечто словесно оформленное, нечто логичное. В своей жизни мы чаще всего полагаемся на здравый смысл, основанный на логике. Мы ставим логику во главу угла при обдумывании и принятии важного решения, когда жизнь требует от нас сделать выбор. Но на самом-то деле логика обладает ограниченными возможностями. Не все проблемы логически возможно разрешить, и не всегда решение «с точки зрения здравого смысла» оказывается наилучшим. Математики могут подтвердить, что любая замкнутая логическая система страдает неполнотой, в ней всегда найдется утверждение, доказать которое невозможно, не выходя за рамки этой системы (теорема Геделя). А при выходе за эти рамки приня-

8—1609

тые, привычные представления могут смениться на противоположные. В геометрии Евклида параллельные прямые не пересекаются, и сумма углов треугольника — 180 градусов; а в геометрии Лобачевского — все наоборот!



Логика анализирует факты, рассматривая их по отдельности. По мере появления новых фактов, ранее не известных, не замеченных, не учтенных, тот выстраданный вывод, к которому мы приходим после долгих логических рассуждений, может смениться на противоположный. Так происходит потому, что обычная, жесткая (детерминистская) логика знает только белое «да» и черное «нет», без оттенков. Но ведь мы редко видим вокруг крайности — чисто черное или чисто белое, гораздо чаще взгляд теряется в пестром смешении цветов. Течение реальной жизни скорее не прямолинейное, жестко-логичное, а непредсказуемое, расплывчато-вероятностное. И раскрашена она не снежной белизной «да» и непроглядной чернотой «нет», а разноцветно-переливчатым «может быть» разных оттенков... от серовато-белого до черно-серенького. Добро и зло — вещи весьма относительные. Конечно, не в глобальном масштабе, а в жизни отдельно взятого человека, рассматриваемые через призму его сугубо индивидуального существования — один на один с собственной жизнью, без посредников. Многие проблемы человек создает собственными руками, точнее, собственным образом мышления, подвергая те события, которые сваливаются на его персональную голову, полярной оценке (черное - белое, «хорошо» - «плохо»). При этом отрицательные стороны часто преувеличиваются («а если вдруг...»), а положительные остаются незамеченными. Ведь будущее не всегда предсказуемо — опоздал на встречу, зато тем самым избавился от будущих неприятностей, о которых даже не подозревал заранее; не смог улететь нужным рейсом, зато тем самым сохранил свою жизнь, не попав в авиакатастрофу...



Подобные представления об ограниченности человеческого мышления издавна существовали во многих духовных традициях. Как подчеркивает исследователь буддистской доктрины «просветления» Н.В. Абаев (1991), именно из-за дискурсивно-логического мышления, основанного на различении, вербализации и концептуализации явлений действительности, которые на самом деле свободны от всего этого, обыденное сознание в буддизме считается «омраченным». Непросветленное сознание не может видеть мир таким, каков он есть, так как расчленяет его на отдельные элементы, находящиеся в оппозиции друг к другу. «Чистое (неомраченное) сознание», по мысли А.А. Передельского (1992), «не разделяет субъект и объект, интуитивно «схватывает» ситуацию во всей

целостности и мгновенно спонтанно реагирует на нее, не будучи привязанным к какому-либо из внешних объектов или к своему индивидуальному «Я». Избавиться от «омраченное™» сознания можно с помощью практики психической саморегуляции».

Фрагментарность восприятия человеком окружающего мира, разделения его на добро и зло, на «хорошо» и «плохо» нашла отражение еще в библейской притче об изгнании из рая людей, вкусивших яблоко с Древа познания добра и зла. Можно посмотреть на историю об Адаме и Еве как на иносказательное повествование о том, как люди, выделившись из природы, познав сугубо человеческий способ мышления — бескомпромиссное разделение мира на «хорошо» и «плохо», тем самым утратили внутреннее единство, гармонию с самими собой, с которой и начинается гармония с миром. Выходит, что потерянный рай находится внутри человека. И способ обретения его вновь состоит в отказе от бескомпромиссности логического мышления. По выражению К. Уилбера (1998), «большинство наших «жизненных проблем» основаны на иллюзии, что противоположности могут и должны быть разделены и изолированы друг от друга... Это похоже на попытку полностью разделить два конца одной резинки. Все, что вы можете, — тянуть сильнее и сильнее, пока она не лопнет». Поэтому преодоление «двоично»-категорической ограниченности мышления, освобождение от двойственности» помогает человеку освободиться от многих иллюзорных проблем и конфликтов, которые и существуют-то не в реальности окружающего мира, а во внутренней, самим же человеком и сконструированной реальности — психологической (пси-реальности по В.М. Розину, 1998).



Что же является альтернативой? Большее доверие мышлению невербальному, синтетическому, голосу интуиции. Давайте задумаемся, всегда ли разум, логика, вербальный интеллект приносят нам что-то хорошее? Помните у Грибоедова — «Горе от ума»? Возникает впечатление, что люди привыкли слишком уж преувеличивать ценность собственных мыслей и слов.

Во многих восточных философских школах мысли (обычные) рассматриваются как «словесная шелуха», от которой нужно избавляться; можно даже найти парадоксальные, на наш взгляд, рекомендации — «убить» ум — например, у Шри Ауробиндо (Сатпрем, 1992), у Шри Рамана Ма-харши (1991). И даже не разделяя полностью подобных взглядов, необходимо все же признать, что это можно использовать как очень удобный способ избавиться от многих психологических проблем: ведь все негативные мысли (связанные, к примеру, с ненавистью, унижением, страхом) можно просто отбросить вместе с этими негативными чувствами. Даже мысль о том, что жизнь не имеет смысла и жить вообще не стоит — тоже всего лишь мысль, которую можно отбросить так же, как и остальные.

8*

И в самом деле часто приходится быть свидетелем того, как люди обманывают себя, увязая в паутине слов, пытаются построить для себя иллюзорную реальность, призрачный мир, оторванный от жизни и существующий лишь в мыслях того, кто его породил... А затем планируют собственную жизнь, свои поступки, совершают важный и ответственный выбор, опираясь на эти призрачные построения. Поистине, не стоит переоценивать значимость собственных мыслей. Куда важнее бывает суметь остановить их поток, дать сознанию передышку, возможность «отдохнуть» от мыслей... и в то же время трезво оглядеться вокруг.

Естественно, это вовсе не значит, что нужно отбросить разум за ненадобностью и жить только чувствами. Ведь множественность «словесных комбинаций», множественность различных суждений об одном и том же предмете вовсе не исключает наличия среди них одно-го-единственного, истинного. Только вот поиск его лучше всего производить не логическим путем, а синтетическим — опираясь на логику, на здравый смысл, но в то же время прислушиваясь к интуиции, к собственному «внутреннему голосу» — голосу подсознания.

И тогда схема решения проблем выглядит следующим образом. Привычное, логическое мышление ставит задачу, пытается ее решить. А если попытки заканчиваются безуспешно, то оно на время отходит в сторону, уступая место подсознанию. И наступает тот момент истины, момент озарения (инсайт, сатори), когда подсознание подсказывает решение. Это может происходить случайно, спонтанно, когда сознание занято другой деятельностью, отвлечено от размышлений, но вдруг происходит что-то, наталкивающее на разгадку или выносящее ее из глубин подсознания на поверхность сознания. Или это может происходить во сне, когда сознание спит, а подсознание напряженно трудится (вспомним: у Архимеда была ванна, у Ньютона - яблоко, Менделееву его периодическая система явилась во сне). И тогда сознание с радостью и облегчением принимает долгожданное решение... и присваивает себе заслугу его добывания. Таков бывает путь решения проблем в основном научных, типичных «изобретательских задач».

Это может происходить и сознательно, целенаправленно, когда человек решает проблемы, следуя в выборе важных решений срединным путем, разумно сочетая логику и интуицию, интуитивно взвешивая достоверность, «весомость» подсказываемых логикой решений. И это тоже путь решения проблем обыденных, житейски-практических. Но поиск решения может происходить и преднамеренно, в состоянии медитации, в измененном состоянии сознания, когда мобилизуются внутренние резервы нашего мозга. Таким способом можно решать про-

блемы любого порядка, от абстрактно-туманных научных высот до приземленно-конкретных потребностей повседневной жизни, в том числе и проблем психологических, проблем личных, наиболее сокровенных, нередко болезненных, связанных с определением жизненных целей, связанных с отношениями между людьми. Это действительно наилучший способ решения внутренних проблем, которые человек зачастую создает себе сам, запутываясь в противоречивых лабиринтах логики с их неожиданными поворотами и ответвлениями, не прислушиваясь к голосу интуиции, принимая условности, ограничения и стереотипы, созданные воспитанием и узко понятые общественным мнением, за незыблемые, непреодолимые препятствия. Именно в измененном состоянии сознания, достигаемом произвольно и удерживаемом длительное время, творческие возможности подсознания раскрываются полностью, во всем своем блеске и могуществе. Но для того чтобы этого добиться, нужно понять, как устроено подсознание, по каким законам оно живет, на каком языке говорит.

Как устроено подсознание: такие разные «Я»

Что же такое подсознание? Понятие подсознания, синонимом которого является бессознательное, весьма сложное и многозначное; разные авторы именуют его также предсознанием, сверхсознанием и др. Мы будем называть подсознанием неосознаваемые психические процессы, играющие чрезвычайно важную, а возможно, и определяющую роль в жизни человека. Истоки представлений о подсознании заложены в работах 3. Фрейда, расширившего понимание человеческой психики за узкие рамки сознания и предположившего существование «бессознательного мышления и бессознательного желания» (3. Фрейд. Введение в психоанализ. Лекция 1). И, что особенно важно, Фрейд считал, что именное в сфере бессознательного находится источник тех сил (сексуальное влечение —либидо, стремление к жизни — Эрос, стремление к смерти — Танатос), которые являются двигателем всей жизни человека. За те сто с небольшим лет, что прошли со времени появления первых работ Фрейда, представление о бессознательном было существенно дополнено его последователями. Так, швейцарским психиатром К.Г. Юнгом было предложено понятие коллективного бессознательного (в современной трактовке оно даже отождествляется с ноосферой Вернадского), американским психотерапевтом Р. Ассаджиоли - надличного бессознательного, или сверхсознания/Как раз это и имеют в виду современные «экстрасенсы», глубокомысленно рассуждающие об «энерго-информационном поле».

При этом многие психологи и терапевты (вначале зарубежные, а затем и отечественные) все больше склоняются к представлению о мозаичной структуре подсознания, тем самым как бы возрождая еще древние суфийские воззрения, утверждавшие, что у человека есть не одно, а множество внутренних «Я».

В психотерапии подобная модель личности получила название матричной (Скворцов В.Ф., 1993). В физиологии же она подробно рассмотрена Б.Ф. Скиннером, который определяет личность как набор разнообразных паттернов поведения (аналогичных субличностям), каждый из которых активируется в определенной ситуации. Модели личности, аналогичные скиннеровской, рассматриваются и в духовных практиках, в частности в буддизме (Фейдимен Дж., Фрейгер Р., 1994). Модель экзистенциальной психотерапии ссылается на философа Дж. Стюарта Мил-ля, который, описывая множественность «Я», говорил о наличии среди этого динамичного множества некоего фундаментального «Я» — «стойкого», или перманентного (Ялом И., 1999). Усиление этого основного «Я» и его интеграция с остальными и составляет сущность психотерапии, стремящейся сделать человека целостным.

А это разве не психическая болезнь, не раздвоение личности? -может спросить недоумевающий читатель. Спешу успокоить вполне понятные, но, к счастью, необоснованные опасения. Здесь имеются в виду естественные физиологические механизмы функционирования человеческой психики, в которой одновременно присутствует множество «Я» на подсознательном уровне, которые как бы остаются в тени, за кулисами нашего мышления, за границами нашего внимания. В каждый момент времени осознается только одно «Я», которое как бы выходит вперед, на сцену, оказывается на виду, попадая в поле зрения нашего внимания и осознавания. Это «Я» и управляет нашими мыслями, чувствами, поступками (как ему кажется). Время от времени наши «Я» могут меняться местами (у них своеобразная конкуренция за место «под солнцем», освещаемое лучами сознания).

Поэтому человек может так поразительно меняться: скромный тихий работяга может превращаться в домашнего деспота и дебошира, а сухой формалист-чиновник, у которого, как может показаться, вся духовная сущность состоит из одних только инструкций, постановлений и разъяснений, в кругу семьи и друзей оказывается милым человеком, душой общества. Собственно, и без всяких научных изысканий это было интуитивно подмечено поэтом: «Как все меняется, и как я сам меняюсь, Лишь именем одним я называюсь... Нас много (!), я живой».

Рис. 7. Мозаичная модель психики по Г. Гурджиеву

Но это образ, рожденный поэтическим вдохновением, уносящим от прозы жизни его автора. И в нем внутренние «Я» безымянны. Психотерапия же старается каждому из них дать имя. Различные направления психотерапии, в зависимости от применяемых моделей человеческой психики, называют эти внутренние «Я» по-разному. Так, в психосинтезе они именуются субличностями, в нейролингвистическом программировании — внутренними частями, в голодинамике В. Вульфа — холодайнами. Основатель холотропной терапии С. Гроф именует их «системами конденсированного опыта», а оригинальный исследователь М. Щербаков — «кластерами». Лично автору очень нравится модель психики, объединяющая сознание и подсознание, предложенная Э. Берном (в рамках разработанного им трансактного анализа). Эта модель красива, можно даже сказать, поэтична: где-то внутри каждого из нас живут суровый «Воспитатель» (Родитель), который учит всех окружающих, как им нужно поступать и как им лучше жить; рациональный и ответственный «Взрослый», тщательно взвешивающий свои поступки и... наивный, беззащитный и безрассудный «Ребенок», ждущий похвалы и заботы. (Кстати, понаблюдайте, всегда ли ваш «внутренний голос» звучит как ваш собственный, теперешний? Часто люди неожиданно для себя замечают, что временами в них звучит как бы голос отца или матери, даже с той же манерой речи, теми же любимыми выражениями). Эта модель, на наш взгляд, перекликается с «трехуровневой» схемой Фрейда, где выделяются такие слои психики, как Супер-Эго, или Сверх-Я; Эго, или Я; Ид, или Оно (подсознание), и схемой, работающей в гештальт-терапии Ф. Перлза («Преследователь» — «Спаситель» - «Жертва»), а также схемой В. Сатир. У В. Шутса эти составные части психики образно именуются «Присоединение», «Контроль» и «Открытость». Чтобы разобраться в этом многообразии, посмотрим на таблицу 6. (Обратите внимание на то, что

в данном тексте, ориентированном не на тонкости теоретических изысканий, а на практические приложения, мы не разделяем подсознание и Сверх-Я. С нашей точки зрения, это одно целое.)

Таблица 6 Соотношение различных моделей человеческой психики

 

Структуры («этажи») психики Модели разных авторов
3. Фрейд Э. Берн Ф. Перлз В. Сатир В. Шуте
Сверх-Я (ДОЛЖЕН) Супер- Эго (Сверх-Я) Воспитатель Преследователь Обвиняющий («бламер») или расчетливый («компьютер») Контроль
Сознание (МОГУ) Это (Я) Взрослый Спаситель Уравновешенный Открытость
Подсознание (ХОЧУ) Ид (Оно) Ребенок Жертва Заискивающий («плака-тер») или отстраненный Присоединение

Как же выстраивается это «трехэтажное» здание нашей психики, по какому плану? Очень просто — этажи надстраиваются один над другим по мере роста и развития ребенка. Двух-трехлетний ребенок, уже научившийся говорить, еще не выделяет себя, свое «Я» из окружающего мира, говорит о себе словами окружающих, в третьем лице (не «я устал», а «Миша устал», не «я хочу», а «Катя хочет игрушку»). Его душевные порывы естественны и непосредственны, в то же время он беззащитен (то, что впоследствии будет прятаться, вытесняться, прикрываться психологической «броней»). И когда в возрасте 4-5 лет у ребенка формируется сознание себя, собственного «Я», живущего уже по другим законам: подражание взрослым, стремление к самостоятельности, по принципу «Я могу, Я сам», — то все, что заполняло его внутренний мир раньше, уходит глубже, в область подсознания. Так формируется внутренний «Ребенок», которого легко обидеть («Жертва»), для которого главный принцип — «Хочу». А как же дальше растет и развивается собственно сознание? В течение последующего периода, вплоть лет этак до 30, происходит формирование, становление сильного, зрелого «Я» («Эго», «Взрослый», «Спаситель») вместе с умением действовать, осознаванием ответственности за свои поступки, уверенностью в своих силах, умением взвешивать свои чувства, трезвым взглядом на окружающее. Точнее, так должно быть в норме. Но, увы, встречаются иногда «девочки» и «мальчики» и более старшего возраста; как правило, они находят себе новых «родителей» в лице мужа, жены, других родственников. Помню «бедную, всеми обиженную девочку» лет 65-ти, в абсолютно здравом уме и отменно твердой памяти, переносившую свои «дочерние» чувства на медицинский

персонал. Помню... Впрочем, об этом надо будет сказать подробнее (см. далее отступление о счастливом детстве).

Что же касается верхнего «этажа» этой модели — Сверх-Я, он же «Воспитатель», он же «Преследователь», навязывающего строгие требования морали, нравственности, трудовой дисциплины, законо- и прочей послушности как собственному хозяину, так и окружающим, то он надстраивается над нашим «Я» (отсюда и его название — Сверх-Я). И происходит это путем подражания, отождествления себя с другими (родителями, школьным учителем, начальником, командиром...). В дальнейшем эти внешние образцы поведения интроецируются, усваиваются таким образом, что становятся неотъемлемыми частями собственной личности. Как удачно выразился М. Папуш (1997), «человеческий мир — это мир межличностных взаимодействий, значительную часть которых человек «вбирает» в себя, начиная «разыгрывать» внутри себя те роли и отношения, которые осваивает в общении со своими воспитателями». Наверное, каждому знакома обыденная жизненная сценка, когда пяти-шестилетняя девочка строго отчитывает свою куклу: «Опять ты вся испачкалась. Какая ты неаккуратная. Больше я тебя не пущу гулять одну», очевидно, копируя поведение матери, входя в ее роль, отождествляясь с ней. Так усваиваются социальные требования и установки, стереотипы поведения, стереотипы во взглядах, в представлениях о жизни, о том, «что такое хорошо и что такое плохо». Так формируется часть нашей личности, которая заставляет нас выполнять то, что не очень-то хочется, по принципу «должен». Это наша самая сварливая, скандальная часть личности, которая тоже воспитывает, критикует окружающих.

Естественно, все три «этажа» — это только отдельные части целостной, многогранной личности. И человек может в различных обстоятельствах переключаться, переходить с одного этажа на другой. При этом чрезвычайно важно знать следующее: чем больше человек проводит времени в крайних положениях («Ребенок/Жертва» или «Воспитатель/Преследователь»), особенно если «застревает» в одном из них, тем более он неуверен в себе, уязвим, тем более он подвержен внутренним проблемам. Хоть это и парадоксально, но пребывание в роли «Родителя» или «Преследователя» — вовсе не проявление силы, зрелости и ответственности. Скорее наоборот, частое появление в роли «Родителя» свидетельствует о проявлении слабости, стремлении прибегнуть к чьей-то силе, опереться на чужой авторитет, замаскировать собственную неуверенность (помните ходячее выражение: «Хамство — признак бессилия»). И вообще, здесь, в этих внутренних ролях, от «Преследователя» до «Жертвы» один шаг (см. на схеме — инфантильная личность).

То, на каком «этаже» своей личности человек предпочитает находиться, во многом определяет его отношения с окружающими, его позицию в общении или трансакции, по Э. Берну. В его «анализе трансакций» рассматривается большое число различных комбинаций, возникающих при общении в зависимости от того, какую позицию («Родитель», «Ребенок» или «Взрослый») занимает каждый из партнеров, в какие «игры»

они играют. Для нашего изложения эту схему можно упростить, упомянув вкратце, что человек, находящийся на «родительском» этаже, смотрит на собеседника сверху вниз, стремится «пристроиться» к нему сверху, внушительно возвышаясь над ним, стараясь показать свое превосходство или власть (позиция «Начальника»). Соответственно, человек, находящийся на «детском» этаже, смотрит на собеседника снизу вверх, при первоначальном контакте «пристраивается» к собеседнику снизу, робко упрашивая, заискивая или угождая (позиция «Просителя»), Человек же в позиции «Взрослого» смотрит на собеседника как на равного, находящегося с ним на одном уровне, «пристраивается» к нему сбоку («демократическая» позиция).

Более того, подобный взгляд на поведение человека с точки зрения его излюбленного, привычного «этажа» личности объясняет и развитие традиционных (принятых в «советской» классификации) «форм» неврозов, когда мы рассматриваем их просто как различные формы реагирования на стресс, точнее, различные способы поведения в условиях хронического стресса. Поведение человека, находящегося в позиции «Родителя», обремененного грузом ответственности, при несоответствии его реальных возможностей и требований к нему окружающих, принято описывать как «неврастению». Для человека, занимающего позицию «Ребенка», возможен уход от реальности, не устраивающей его, в мир мечты («психастения») или способ поведения, называемый «истерией», если не удовлетворяется жгучая «детская» потребность в любви и внимании со стороны окружающих. Как мы видим, позиция «Взрослого» оказывается тем самым наиболее психологически устойчивой. Можно сказать, что человек по-настоящему зрелый, уверенный в себе, ответственный, уравновешенный, постоянно живет в роли «Взрослого», сохраняя осознание своей «самости», своего «центра тяжести». И не случайно цель практически всех психотерапевтических и духовных систем, от Фрейда и Гурджиева до современных — это выработка сильного «Я», зрелого Это, зрелой личности. Мы считаем необходимым добавить к этому тренировку, выработку навыков общения с подсознанием, навыков высвобождения и использования огромных внутренних резервов мозга, возможностей подсознания. Иными словами, то, чего человек может добиться на пути внутреннего роста, совершенствования — это объединение, интеграция сознания и подсознания, создание гармоничной личности.

Чтобы соотнести наши сугубо теоретические рассуждения с реальной жизнью, приведем в качестве иллюстрации рисунок пациентки, в символической форме показывающий некоторые субличности, внутренние «Я», причастные к актуальной для нее проблеме: на чашах весов находятся приземленная, «хозяйственная» часть личности, стремящаяся взять власть в свои руки (1), и противостоящая ей «романтическая», оторванная от прозы жизни, от реальности, живущая в уютном мире мечты и фантазии (2). Их скрытое от сознания противостояние

Инфантильная Зрелая Гармоничная

личность личность личность

Рис. 8. Варианты структуры личности с учетом ее психологической зрелости (согласно схемам трансактного анализа)

приводило, естественно, к внутреннему конфликту, постоянным сомнениям и колебаниям, причем в связи с серьезной, очень значимой для их хозяйки проблемой выбора жизненного пути. Когда же луч сознания выхватил из темноты эти две противоположные стороны личности, когда их хозяйка смогла с ними поближе познакомиться и уладить отношения между ними, проблема выбора разрешилась как бы сама собой. И жизнь стала складываться по-новому.

Рис. 9. «Девушка с весами» (рисунок пациентки)


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 18; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.016 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты