Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ЭКСПЕДИЦИЯ 3 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

– И что это за доказательства?

– О Зонаме-Секот мы узнали от Вержер, джедая…

– Вержер? – Айролия подняла брови, – Это та самая Вержер, которая саботировала проект «Красная Альфа»?

Мастер Скайуокер не стал увиливать от истины.

– Да, это та самая Вержер, которая предотвратила геноцид невиданного масштаба.

Айролия усмехнулась.

– И вы ожидаете, что я поверю ее утверждению?

– Никто не заставляет вас ничему верить, – сказала капитан Йэдж, явно раздраженная ее насмешливым тоном, – Мы хотим только лететь по своим делам, вот и все.

– Но что у вас здесь за дела? Это я и хочу выяснить.

Встреча проходила на мостике «Оставляющего вдов», на виду у экипажа. Айролия вела себя так, словно это был ее корабль и ее экипаж. В ее голосе и осанке была исключительная самоуверенность. Саба знала, что если с чисским офицером и ее немногочисленными охранниками что-то случится, это будет иметь ужасные последствия для мастера Скайуокера и его экспедиции. Более того, Айролия знала, что они знали – и поэтому была так самоуверенна.

Саба не была экспертом по внешности гуманоидов, но она подумала, что коммандер Айролия имела весьма характерную внешность для своей расы. Ее лицо было узким и худым, кожа – синей и гладкой. Взгляд ее красных глаз выдавал твердый характер и острый ум, и во время встречи ее глаза тщательно осматривали мостик фрегата. Саба не сомневалась, что в этот момент чисская женщина также оценивает мастера Скайуокера и его подчиненных.

– Все, чего мы от вас хотим, – сказал Люк, – чтобы вы не мешали нам проводить поиск.

Айролия некоторое время обдумывала его слова.

– Это наша территория, – сказала она, – Вы сами это знаете.

– Мы знаем, что находимся близко к пространству Империума Чиссов. Но мы не знали, что Флот Экспансионистской Обороны Чиссов успел аннексировать именно эту систему.

– Если мы скажем, что это наша система, вы покинете ее?

– У нас мирная экспедиция, – сказал Люк, – Вы не пропускаете в ваше пространство даже торговцев или исследователей?

Коммандер Айролия засмеялась.

– Не пытайтесь одурачить меня, Скайуокер. Вы не более похожи на торговца, чем я. А если вы прибыли сюда с научными целями, я спрашиваю вас: когда вы найдете эту планету, что именно вы будете с ней делать?



Позади Люка раздался новый голос:

– Мы надеемся, что Зонама-Секот поможет нам выиграть войну и спасти триллионы жизней – включая и жизни чиссов.

Айролия повернулась к Джейсену Соло, только что вошедшему на мостик.

– В таком случае ваши цели не столько научные, сколько военные. А почему мы должны не мешать вам в достижении ваших целей, когда вы помешали нам?

– «Красная Альфа» могла не выиграть войну, а мутировать и превратить нас всех в монстров, – сказал Люк.

– Об этом я и говорю, – сказал Джейсен, подходя ближе к центру мостика, – Это была бы война всех против всех.

Айролия некоторое время обдумывала это.

– Странно видеть, что имперцы и республиканцы работают вместе, – сказала она наконец.

– Теперь наше государство не называется Новой Республикой, – сказал Люк, – сейчас у него другое название: Галактическая Федерация Свободных Альянсов.

– Неужели Империя добровольно присоединилась к вам? – спросила Айролия.

– Да, – ответила капитан Йэдж.

– Полагаю, вы хотели бы, чтобы чиссы тоже присоединились к вашей… Галактической Федерации?

– Это решение принимать вам. Но… да, мы были бы рады видеть чиссов в нашем Альянсе.



Айролия насмешливо фыркнула, но никак это не прокомментировала. Вместо этого она сказала:

– Что меня беспокоит более всего, так это факт, что вы прилетели сюда на военном корабле с военным экипажем.

Мастер Скайуокер пожал плечами.

– Я уже объяснил, что это все исключительно в целях защиты и безопасности экспедиции.

– Возможно, это так. Но о намерениях экспедиции говорит то, кем являются ее лидеры. Люк Скайуокер. Мара Джейд Скайуокер, Джейсен Соло – все знаменитые воины – джедаи.

– Данни Куи – исследователь, – подчеркнул Джейсен.

– Да, мы знаем о ней. И доктора Сорон Хэгерти мы тоже знаем. Они не противоречат вашему заявлению о том, что ваша экспедиция – чисто научная.

Данни, казалось, была одновременно испугана и польщена тем, что ее узнали. Хэгерти никак не отреагировала.

– Но среди вас есть барабел, – продолжала Айролия, – С какой целью вы взяли это существо?

Саба напряглась.

– Она – рыцарь-джедай, – сказал Люк.

– Значит, тоже воин?

– Не в том смысле, в котором вы думаете.

– Неужели? Большинство рептилоидных существ, с которыми я встречалась, были агрессивными и хищными.

Хвост Сабы стукнул по палубе. На это нечего было возразить.

Капитан Йэдж шагнула вперед.

– Скажите мне, коммандер, как бы вы себя чувствовали, если бы я сказала вам, что практически все чиссы, с которыми я встречалась, были существами очень высокомерными и заносчивыми?

Люк мысленно призвал ее к терпению.

– Саба очень хорошо может чувствовать присутствие жизни в Силе. Мы надеемся, что она обнаружит Зонаму-Секот по ее излучению в Силе, когда мы можем находиться близко.

– Вам уже удавалось обнаружить Зонаму-Секот таким образом?

– Пока еще нет. Поэтому нам необходимо продолжать поиск.



Айролия, подумав, кивнула.

– Очень хорошо, мастер Скайуокер. Я пропущу вас, но лишь потому, что мы тоже хотим, чтобы эта война скорее закончилась.

Она махнула рукой одному из своих телохранителей, и он подал ей плоскую прямоугольную карту размером с ее ладонь.

– На этом диске записаны коды доступа, позволяющие совершать полеты в пространстве чиссов и карта гиперпространственного маршрута до Ксиллы. Они будут активны одну стандартную неделю. За это время вы должны встретиться с представителями властей и получить разрешение на дальнейший поиск в пространстве чиссов. Без такого разрешения несанкционированное нарушение наших границ будет расценено как акт агрессии. Вам все ясно?

Люк взял диск.

– Более чем.

– Тогда моя миссия здесь завершена, – взгляд Айролии скользнул по мостику, – Возможно, мы встретимся снова на Ксилле.

– Так вы за этим сюда явились? – спросила капитан Йэдж, – Сказать, чтобы мы доложились вашему начальству?

– Не совсем, – ответила Айролия, – Мне было приказано передать вам диск, только если я найду, что вы заслуживаете доверия.

– А если нет?

Чисская женщина только улыбнулась, но ничего не сказала. Высокомерно кивнув на прощание, она жестом приказала телохранителям следовать за ней, и ушла с мостика.

– Почему эта надутая маленькая…

Снова Люк жестом призвал Йэдж к спокойствию.

– Она просто делает свою работу, Ариэн. Мы не можем ругать ее за это.

– Тем не менее, мне будет куда приятнее, когда она уберется с моего корабля, – Йэдж отвернулась, чтобы дать разрешение на взлет чисского челнока из ангара.

– Я отлично понимаю вас, капитан Йэдж, – на голографическом мониторе появилось лицо Мары Джейд, находящейся в рубке «Нефритовой Тени», – Я бы ее даже на корабль не пустила.

– Ты все слышала, Мара? – спросил Люк, поворачиваясь к монитору.

– Да уж.

– Что меня особенно злит, – сказала Йэдж, – то, что мы согласились нести ответственность перед ними во всем. Империя сотрудничала с чиссами со времен Трауна. Но мы не заключали с ними никаких договоров – мы не обязаны им ничем! От одной мысли, что я должна докладывать о каждом своем движении, у меня волосы дыбом встают.

– Мы должны считаться с тем фактом, что сейчас мы на их территории, Ариэн, – напомнил Люк.

– Учитывая то, что мы на их территории, – сказала Мара, – как насчет того, чтобы посмотреть диск?

Джейсен взял диск у Люка и вставил в компьютер. Как и сказала Айролия, на диске оказались коды безопасности и карта полета до Ксиллы – и ничего более. Чиссы всегда крайне неохотно делились информацией. Было большой удачей получить от них хотя бы это.

– Прошу всех высказать свои соображения, – предложил Люк, – будем продолжать поиск несмотря ни на что, или полетим докладываться на Ксиллу?

– Решение принимать вам, – сказала Йэдж.

– Да, но я хотел бы услышать ваше мнение.

– Не думаю, что будет большой вред, если мы сделаем как они говорят, – сказала Мара, – даже если это раздражает меня.

– А я бы послала в Прорву их и их требования! – заявила Йэдж.

Люк спокойно кивнул, выслушав комментарии обеих женщин.

– Джейсен?

– Нам нужен доступ к их информации, – сказал его племянник, – Это сильно упростило бы нашу задачу. Данные Сорон весьма точны, но охватывают не более десяти процентов Неизученных Регионов.

Ксенобиолог сидела со скучающим видом, пока говорили о политике, но после слов Джейсена она вмешалась в беседу:

– Чиссы исследовали эту часть Галактики десятилетиями. Айролия, несомненно, слышала легенду о «летающей планете», и чиссы должны знать о Зонаме-Секот достаточно много. Полагаю, их информация была бы неоценимой помощью для нас.

– Вы думаете, их информация отличается от того, что знаем мы? – спросил Люк, сложив руки на груди, как он всегда делал, размышляя над трудными вопросами.

– Я уверена, что это так, – Хэгерти указала на карту, – Даже столь небольшое количество информации, которое предоставила нам коммандер Айролия, уже говорит нам о кое-каких интересных фактах. Обратите внимание на границу пространства чиссов. Видите, что чиссы не потеряли ни одной системы со времени вторжения йуужань-вонгов? Или они разработали такую же тактику и технологию глушения йаммосков, как ваши вооруженные силы, или йуужань-вонги просто не предпринимали здесь никаких активных операций, сконцентрировав усилия на других фронтах. Думаю, что ответ на этот вопрос будет очень интересно узнать вашим тактикам.

Все присутствующие согласились с этим. Правительство Галактического Альянса и командование его вооруженных сил казались очень далекими отсюда, из Неизученных Регионов, но Хэгерти – и Айролия – были правы. Миссия Люка была военной, по крайней мере, в том смысле, что любая полученная информация, имеющая военную ценность, способствовала бы военным усилиям Альянса. Хотя имеющиеся у Альянса системы связи не охватывали Неизученных Регионов, субпространственные передачи отсюда могли быть приняты станциями на границе пространства Альянса, а оттуда немедленно переданы Кэлу Омасу.

Люк кивнул.

– Возможно, вы правы. Саба, скажи, ты ни разу не чувствовала присутствие Зонамы-Секот где-то поблизости? Если она близко, мы можем вообще не связываться с чиссами.

Саба выпрямилась, ее ноздри раздулись.

– Я ничего не чувссствую. Если Зонама-Секот где-то здесссь, она хорошо спряталась.

– Я тоже так думаю. Это все равно, что искать дроида в пустыне: скорее он найдет нас, чем мы его, – Люк снова кивнул, – Я придерживаюсь того мнения, что нам надо сделать, как сказала Айролия, и связаться с чисскими властями. Как говорит Мара, вреда от этого не будет. И кто знает, может быть именно это нам поможет.

Когда возражений не последовало, он сказал:

– Хорошо. Пусть Мара и Ариэн ознакомятся с деталями маршрута до Ксиллы. Тем из нас, кто только что вернулся с Мунлали Мафир, необходим отдых перед тем, как мы предпримем что-то еще.

Капитан Йэдж улыбнулась.

– Я уверена, доктор Хэгерти не имеет на этот счет никаких возражений.

Совещание закончилось, на мостике осталась только капитан Йэдж, обсуждавшая с Марой точки гиперпространственного маршрута до Ксиллы. Люк, Саба, Джейсен и Хэгерти, выйдя с мостика, разговаривали в коридоре.

– Как Тэкли смогла удалить этого джострана? – Люк прежде всего спросил племянника именно об этом.

– Все висело буквально на волоске, – ответил молодой джедай, – Еще один сантиметр и могло быть уже поздно. Но она смогла его поймать.

– Это хорошо, – сказал мастер-джедай, выражение его лица было мрачным, – Я не хотел бы потерять кого-то еще, – воспоминание о двух штурмовиках, погибших на Мунлали Мафир, было очень тяжелым для него.

– Оная проверила данные, которые вы собрали, мастер Скайуокер, – сказала Саба, – Есть некая взаимосвязь с другими регионами, где было зарегистрировано присутствие Зонамы-Секот. Симбионты джостранов и кризлау технологически не развиты, и сейчас они не представляют угрозы. Но они очень агрессивны по своей природе. Живой планете следовало бы избегать таких последствий своего появления.

– Кризлау, несомненно, агрессивны, – согласился Люк, – И то, что джостраны дали им разумность, сделало их только опаснее. Но как это могло произойти от присутствия Зонамы-Секот? Мы знаем, что живая планета очень ярко присутствует в Силе. Она должна избегать всего, что связано с насилием.

– Возможно, – сказала Саба.

На некоторое время наступила тишина. Саба полагала, что эта тишина наступила больше из-за усталости собравшихся, чем из-за чего-то еще. Она чувствовала усталость, исходящую от трех человек рядом с ней – особенно от мастера Скайуокера и его племянника.

– Вы должны отдохнуть, – решительно сказала она, – Вы сейчас все равно ничего не сможете сделать.

– Ты права, Саба, – сказал мастер Скайуокер, – Просто я сейчас думал о Дифе Скауре. Он, несомненно, рассказал свою версию случившегося чиссам.

Саба кивнула. Скаур был главой разведки Новой Республики и работал вместе с чиссами над созданием вируса «Красная Альфа», который должен был полностью уничтожить йуужань-вонгов и их биотехнологии. И то, что Вержер нарушила этот план, очень разозлило Скаура. В ответ он вполне мог предпринять что-то, чтобы помешать планам мастера Скайуокера.

– Посмотрим, что ждет нас на Ксилле, – сказал Джейсен, – Кто предупрежден – тот вооружен.

– Но это может привести к предвзятому мнению, – сказал Люк, – Не стоит бежать впереди спидера. Последняя вещь, которая нам сейчас нужна – чтобы мы сами исполняли свои пророчества.

– Как обычно, – Саба засмеялась своим шипящим смехом.

Но, как часто случалось, барабельской шутки никто не понял. На Сабу только удивленно посмотрели.

 

Первое, что заметила Тахири, оказавшись в ангаре «Часового» – напряжение. Словно удушающий запах исходил от всего здесь – от переборок, палубы, аппаратуры, даже от самих людей. Она поморщилась; это была физическая реакция на то, что она чувствовала в Силе. Что было причиной, Тахири не могла сказать. Она знала только, что оно было здесь.

Второе, что она заметила – резкость, с которой встречающие офицеры и солдаты отсалютовали принцессе Лейе и Хэну, когда они спустились по трапу «Сокола». Бакурианские военные, одетые в темно-зеленую форму, почти подпрыгнули, вставая по стойке «смирно».

Она не думала, что такая реакция может быть следствием имперской дисциплины. Бакура была мирной планетой, в ее истории не было диктаторов, с тех пор, как последний имперский губернатор Вилек Нереус был свергнут во время кризиса с сси-рууви. Тахири подумала, что, вероятно, бакурианцы реагируют на то напряжение, которое она чувствовала в воздухе. Что-то заставляло людей нервничать.

Из рядов бакурианских солдат выступил невысокий офицер с рыжими волосами и усами.

– Генерал Грелл Паниб, – представился он, слегка поклонившись Хэну и Лейе. Все остальные – Тахири, Джейна, С-3РО, ногри – телохранители Лейи и несколько солдат с «Гордости Селонии» удостоились лишь едва заметного кивка, – Добро пожаловать на Бакуру.

– Нам пришлось долго ждать, – сухо заметил Хэн.

– Вы служили под командованием Птера Танаса, – Лейя ничего не забывала.

В глазах генерала мелькнула печаль.

– У вас отличная память, принцесса. Мы с вами тогда едва виделись.

– Путешествие на Бакуру запомнилось мне надолго, – Лейя улыбнулась и представила остальных своих спутников.

– Спасибо вам всем за… – начал Паниб, но движение, возникшее среди солдат, прервало его. Послышался шаркающий звук, словно кто-то проталкивался вперед.

– Я сказал вам подождать, пока я позову!

«Не кто-то», подумала Тахири. Ее сердце неожиданно дрогнуло, когда она увидела, как сквозь ряды людей к ним подходит некая рептилия. «Что-то».

Она мгновенно выхватила световой меч. Это существо пробудило давний страх в ее душе. «Тахири… Тахири… Тахири…». Ящероподобное божество из ее видений звало ее.

Она моргнула раз, два, чтобы очистить свой разум, машинально включив световой меч.

– Это ловушка! – крикнула Джейна. Она тоже выхватила световой меч и включила его. Десантники с «Гордости Селонии» подняли бластеры, а ногри шагнули вперед, чтобы защитить принцессу Лейю.

– Нет! – Паниб быстро встал между ними и рептилией, – У него нет враждебных намерений!

Существо подошло к ним, его когти пронзительно царапнули по палубе, когда оно остановилось за спиной генерала.

Это был рептилоид с клювом и длинным мускулистым хвостом. Его тело было покрыто тускло-коричневой чешуей, из-под надбровных гребней тревожно смотрели золотистые глаза. Из одежды на нем была только кожаная амуниция, к которой были прикреплены какие-то многочисленные предметы, которые могли быть как инструментами, так и знаками различия.

– Это Лвотин – сказал генерал Паниб, явно испуганный реакцией гостей, – Я уверяю вас, что… – его неожиданно прервал пронзительный свистящий голос рептилии.

Когда рептилоид замолчал, Хэн демонстративно прочистил уши.

– Кто-нибудь понял, что он сказал?

– Я понял, сэр, – ответил С-3РО, упустив из виду, что это был риторический вопрос, – Он говорит, что он является лидером Движения Освобождения п’в’еков, и что он рад приветствовать нас. Он говорит о нас, как о «друзьях свободы».

Тахири почувствовала неуверенность людей, стоявших вокруг нее, когда существо снова заговорило высоким свистящим голосом.

– Он говорит, что не собирается причинять нам вреда, – перевел С-3РО.

– Ты даже не представляешь, какое облегчение я от этого испытываю, – сказал Хэн тоном, означавшим прямо противоположное.

– Прошу прощения, – сказал Паниб, – п’в’еки не привыкли к дипломатическим протоколам – человеческим или чьим-либо еще. Они лишь недавно сбросили оковы рабства и начали говорить от своего имени.

Лейя приказала всем опустить оружие и, проскользнув мимо ногри, подошла к Лвотину, искренне, хотя и слегка нервно, улыбаясь.

– 3РО, скажи Лвотину, что мы рады видеть его, – приказала она протокольному дроиду, – Если, конечно, он – это именно «он».

– Он говорит, что это именно так, – сказал Паниб, – И нет необходимости использовать дроида-переводчика. Лвотин прекрасно понимает наш язык. Вы знаете, мы здесь на Бакуре не очень любим дроидов, так что, если хотите, мы можем дать вам специальные наушники, которые отлично справятся с переводом.

С-3РО разозлился при мысли о том, что его таланты здесь могут быть не нужны, и он может даже вызывать у кого-то отвращение.

– Со всем моим уважением, сэр, я создан именно для таких ситуаций. Я владею более чем шестью миллионами языков, и…

– Он хочет сказать, генерал, – перебила Лейя дроида, – что мы обойдемся без наушников.

Лвотин понюхал языком воздух. П’в’ек был меньше по размеру, чем средний сси-руу, но не намного. И он был заметно крупнее, чем средний человек. Под его чешуйчатой кожей бугрились мощные мускулы, его толстый хвост слегка ритмично подергивался взад-вперед. Вид существа внушал тревогу, и эта тревога становилась еще сильнее, когда Тахири смотрела на лицо п'в’ека. Его янтарные глаза с тремя веками пристально смотрели на нее, как будто читая ее мысли. Тахири знала, что Лейя приказала всем опустить оружие, но Тахири по-прежнему держала палец на кнопке активации светового меча.

– Вы привели сюда рыцарей-джедаев, – сказал Лвотин через 3РО, – Я надеялся когда-нибудь встретиться с одним из них. Световой меч – восхитительное оружие. Элегантная смесь энергии жизни и технического дизайна. Похоже на наши технологии.

Настороженное выражение лица Лейи стало заметно холоднее.

– Вы все еще используете перекачку?

Паниб снова шагнул вперед.

– Не думаю, что здесь подходящее время и место для подобных дискуссий. Возможно, нам стоит перейти в более комфортную обстановку, не так ли?

– Мы никуда не пойдем, пока Лейя не получит ответ, – сказал Хэн, снова взявшись за бластер, – Я не хочу, чтобы из меня выкачали душу, когда я потеряю бдительность.

Лвотин, подпрыгнув на месте, взволнованно заговорил.

– Он говорит, что процесс перекачки совсем не такой, каким вы его помните, – перевел 3РО, – Он в значительной степени усовершенствован. П’в’еки хотят мира, а не войны.

Хэн подозрительно посмотрел на п’в’ека.

– Лейя?

– Как бы все это мне не было подозрительно, – сказала Лейя, – вернуться назад мы уже не можем.

Она повернулась к Панибу:

– Уясните следующее: Галактическая Федерация Свободных Альянсов никогда не заключит союз с правительством, которое использует подобную технологию, независимо от того, кто становится ее жертвой.

– Вы думаете, что п’в’еки перекачивают в дроидов жизненную энергию своих прежних хозяев? – спросил Паниб, – Могу уверить вас, что это не так.

– Никто не подвергается перекачке против своей воли, – перевел 3РО слова Лвотина, – Лвотин хочет вам объяснить, если позволите.

Лейя кивнула.

– Я хотела бы услышать объяснение. И, возможно, вы также расскажете, что случилось с премьер-министром Кандертолом?

Паниб кивнул.

– Пожалуйста, следуйте за мной, – сказал Паниб.

Хэн и Лейя, взявшись за руки, пошли за генералом по коридору из ангара. За ними шли Джейна, Тахири и 3РО, в арьергарде следовали солдаты с «Гордости Селонии».

Джейна была воплощением сосредоточенной энергии, ее глаза бдительно осматривали все вокруг, избегая лишь смотреть на Тахири. Джейна словно намеренно избегала смотреть ей в глаза.

Это причиняло боль Тахири. С тех пор, как они улетели с Галантоса, Джейна едва обменялась с ней одним словом. И Джаг Фэл был не лучше. Тахири чувствовала, что они словно следят за ней. Им не было необходимости что-либо говорить: она чувствовала их недоверие к ней, и это причиняло ей боль куда сильнее, чем любые слова.

Когда они шли по коридору, Тахири почувствовала, что шрамы на ее лбу зачесались. Она подавила желание почесать их. Тахири стеснялась их и не хотела привлекать еще большее внимание к этим уродливым отметинам. Раны на руках, которые она нанесла сама себе, почти зажили и были скрыты рукавами туники. Она хотела избавиться от них с помощью бакты, но потом решила сохранить их, повинуясь инстинкту, который она не совсем понимала, и не хотела слишком об этом задумываться. Сейчас ее ждали гораздо более важные дела.

На самой верхней палубе «Часового» располагался большой зал для собраний с прозрачным транспаристиловым потолком, открывавшим великолепный вид на звезды. Во время боя транспаристил должен был закрываться стилкритовыми щитами, а сейчас отсюда открывалось прекрасное зрелище планеты Бакура. Зелено-голубой мир, как огромная луна, висел прямо над столом в зале. Здесь было достаточно места, чтобы уселись все, кто вошел в зал, но за стол были приглашены только те, кто участвовал в переговорах.

Джейна стояла позади своих родителей, держа руку на эфесе светового меча. Ей очень не нравилось находиться далеко от своей эскадрильи в такой неопределенной ситуации, и тот факт, что ее оружие было при ней в полной готовности, хоть как-то ее успокаивало. Всем было известно, что сси-руук владели техникой ментального контроля, и кто мог поручиться, что генерал Паниб – не зомби с промытыми мозгами, чья задача – заманить делегацию Альянса в ловушку?

Присутствие п’в’ека тоже отнюдь не успокаивало. Когда к Лвотину присоединились еще двое п’в’еков, подозрения Джейны немедленно возросли. Она решила, что это телохранители, судя по тому, что они шли позади Лвотина, но по внешности они никак не отличались от своего начальника. Они были вооружены странным оружием, прикрепленным к их амуниции: плоские диски, с одной стороны которых выступало что-то вроде сопла.

«Ионные излучатели», предположила Тахири. Чтобы отразить выстрел из такого оружия, нужен был специально настроенный световой меч.

Строение тела Лвотина не позволяло ему сидеть в кресле, предназначенном для гуманоидов, поэтому он улегся на полу на нескольких подушках. Однако, его вид не стал от этого менее угрожающим.

– Блейн Харрис, заместитель премьер-министра, уже летит сюда из Салис Д'аара, – сказал Паниб, – Но мы можем начать и без него.

– Мы готовы вас выслушать, – сказал Хэн, усаживаясь рядом с Лейей.

– Вы прибыли в очень… неудобное время для нас, – признался Паниб, – Я даже не знаю, с чего начать…

– Начните с перекачки, – потребовала Лейя.

– Мы знаем, что вы считаете эту технологию чем-то отвратительным, – сказал Лвотин, а С-3РО переводил его речь, – И я могу понять ваши чувства. П’в’еки были жертвами перекачки тысячи лет. Это было страшное зло для нас…

– Пусть так, – сказал Хэн, – Но я много раз видел, как рабы, получив свободу, проявляли не меньшую жестокость, чем их бывшие хозяева.

– Я признаю, был большой соблазн поступить с сси-руук так же, как они поступали с нами, – сказал Лвотин, его клюв слегка щелкал в конце каждой фразы, – Но… я расскажу вам о том, как мы оказались здесь. Может быть, тогда вы поймете нас лучше.

Джейна увидела, что ее мать кивнула, предложив Лвотину продолжать, и устроилась в большом кресле поудобнее, чтобы слушать.

– Почти тридцать лет назад Империум Сси-рууви начал войну в этой части Галактики… – начал свой рассказ Лвотин.

Джейна знала эту историю. После смерти императора Палпатина сси-рууви атаковали имперское пространство, начав с Бакуры. Но их экспедиционная эскадра потерпела у Бакуры сокрушительное поражение от объединенных сил местного имперского правительства и Повстанческого Альянса. Дальнейшие попытки агрессии были отражены Новой Республикой. Позднее республиканский флот прогнал сси-рууви до самого Лвекка – их родного мира. С тех пор о них ничего не было слышно. Предполагалось, что они или поняли свою ошибку, или накапливали силы для более решительного нападения. «Прямо как йеветы», подумала Джейна.

– … На самом деле, – продолжал говорить Лвотин, – наши бывшие хозяева после поражения пересмотрели не только свою тактику…

Он рассказал, что общество сси-руук было разделено на кланы, отличавшиеся цветом чешуи. Абсолютным правителем Империума был Шриифтат, при нем находились Совет Старейшин и Конклав. Конклав занимался делами религии – еще один аспект жизни, считавшийся сси-руук очень важным. Их верования учили, что душа любого сси-руу, умершего вдали от святых миров, потеряна навсегда. Поэтому сси-руук предпочитали не рисковать своими жизнями в бою, а использовать боевых дроидов, заряженных энергией перекачанных душ пленников.

– Перекачка хорошо служила нашим хозяевам много столетий, и они не видели причин отказываться от нее. Отвращение, с которым вы относитесь к этой технологии, было абсолютной неожиданностью для них. Они думали, что все расы используют подобные технологии. Что вы просто подчеркиваете новизну технологий, которые используете. Но Альянс нанес поражение сси-руук не только потому, что использовал другие технологии. Был еще один аспект, на котором сосредоточили внимание наши бывшие хозяева. Они видели имперские и повстанческие корабли в бою у Бакуры. Они достаточно хорошо знали физику, чтобы воспроизвести вашу технологию в своих лабораториях. Через десять лет им удалось построить прототип истребителя, в котором была использована ваша технология дефлекторных полей и ионных двигателей, но заряженных душами п’в’еков, перекачанными по улучшенной технологии. С уменьшенным расходом жизненной энергии эти перекачанные души существовали гораздо дольше, и их существование не было таким мучительным, как раньше…

– Но они по-прежнему подвергались перекачке, – прервал его Хэн.

– Да. Каждый новый дроид-истребитель приводился в действие душой, украденной из тела п’в’ека. Тот факт, что они страдали меньше, уравновешивался тем, что их страдание длилось гораздо дольше. Ситуация по-прежнему оставалась неприемлемой. И в это время был рожден Кирамак…

– Что это за Кирамак? – спросила Лейя.

– Это трудно объяснить так, чтобы вы поняли… Вы знаете, что сси-руук с синей чешуей составляли правящую касту Империума сси-рууви, а с золотистой чешуей – были жрецами. Клан с желтой чешуей занимался вопросами науки, сси-руук с красной чешуей были воинами, а с зеленой – рабочими. Ниже их всех, занимая лишь немного более высокое положение, чем п’в’еки, находились те, кто был рожден от запрещенных связей – сси-руук с коричневым цветом чешуи. Некоторые считали, что именно они были предками п’в’еков. Они считались неполноценными и скотоподобными, и использовались для самой грязной и тяжелой работы. Многие из них, особенно дети от запрещенных связей, уничтожались сразу после рождения.

Таким был наш мир, когда родился Кирамак. Важно, чтобы вы поняли это, потому что Кирамак не должен был существовать. Отпрыск сси-руук с коричневой чешуей, Кирамак имел цвет – такого еще не было! И не просто один цвет – в чешуе Кирамака были все цвета! Это сделало его уникальным существом среди сси-руук.

Лвотин сделал сложный жест, задействовав в том числе мускулы хвоста и позвоночника, как будто пожал плечами, точнее не плечами, а всем телом.

– Было ясно, что Кирамак – мутант, девиация. У него не было определенного пола, и он был огромной величины. Но это все не важно. Его рождение стало шоком для сси-руук. Как вы знаете, религиозные вопросы имеют для них огромное значение, а рождение Кирамака было предсказано много тысячелетий назад. Кирамак, дитя многих цветов, тот, кто сделает рабов господами; тот, кто слабых сделает сильными.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 2; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.09 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты