Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ЭКСПЕДИЦИЯ 5 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

Для поклонников Йун-Йаммки, бога кровопролития, не было такого понятия как поражение. Можно было только победить или умереть. Поражение в войне с Галактическим Альянсом неминуемо означало сопротивление до последней капли крови и гибель всего, что было дорого Ном Анору. Его единственной надеждой было изменить направление войны «снизу» и спасти народ йуужань-вонгов от истребления. Будут ли джедаи столь же беспощадны, когда узнают, что у них есть сторонники среди йуужань-вонгов? Ном Анор полагал, что нет. Джедаи были воинами, но им было не чуждо и сострадание.

– Да, эта война является заблуждением, – сказал он, – Она – сплошная ложь. Прежде всего, мы не должны сражаться с джиидаями, потому что они – единственные, кто может говорить за лишенных голоса – за подобных нам. Не должны мы сражаться и против тех, кто является союзником джиидаев, потому что одни джиидаи, как бы ни были они сильны, не смогут победить Шимрру. Мы должны сражаться с тем, кто натравливает соплеменников друг на друга, кто использует страх и предательство, чтобы держать других в подчинении, кто отвергает самого Йун-Йуужаня, чтобы удовлетворить свою алчность! Нет ничего плохого в том, чтобы защищать то, что принадлежит тебе. Вы должны быть убеждены в том, что сражаетесь по правильным причинам. Вы должны знать, кто ваш враг. Это – Позор. Но вместе мы покончим с этим Позором раз и навсегда.

 

Его слова были восприняты с огромным энтузиазмом, и на этот раз Ном Анор позволил себе улыбнуться. Сейчас они принадлежат ему, все сделают для него. Он сделал для них петлю, и они с радостью надели ее себе на шею.

– Что мы должны делать сейчас, Пророк?

Ном Анор поискал глазами задавшего вопрос, и увидел, что это был тот, с гниющей рукой. Мешки под глазами Отверженного были темно-синего цвета, было видно, как в них пульсирует кровь. Его взгляд… Ном Анор видел такие глаза много раз до этого – с тех пор, как он создал культ. Для некоторых вера была больше, чем ориентир в жизни – это была сама жизнь. И это понятно: ради чего еще им было жить?

– Вы – одни из первых, услышавших Истину, – сказал он, обращаясь ко всем собравшимся, – Сейчас ваша задача – рассказать ее другим, чтобы они тоже поняли ее. Некоторые из них могут потом прийти сюда и получить дальнейшие инструкции, чтобы тоже стать вестниками Истины. Наша вера будет распространяться как чистый поток, смывая наш позор.



В толпе раздался ропот одобрения, собравшиеся закивали головами.

– Конечно, будут и те, кто услышит Истину, но ничего не будет с ней делать, – продолжал Ном Анор, – Они будут хранить ее в своих сердцах, скрывая от других. Относительно таких я могу лишь сказать, что мне жаль их. Истина имеет ценность только тогда, когда ее слышат. Знать Истину и молчать – значит соглашаться с врагом и соглашаться со своим позором…

Он вздохнул. Пришло время закончить аудиенцию. Он сказал все, что должен был сказать.

– Друзья мои, я боюсь за вас. Мы должны ожидать врага за каждым углом. Если о нашем существовании станет известно властям, на нас начнется охота. Поэтому я прошу вас быть предельно осторожными, распространяя легенду и привлекая к нашей борьбе новых сторонников. Шепот услышат лишь те, кто должен его услышать, но крик быстро заставят умолкнуть. Проявив стойкость и терпение, мы победим! Сейчас ступайте и помните: дух свободы с нами!

Ном Анор встал и поднял руки, как будто обнимая их всех. По его сигналу двери открылись, выпуская новых аколитов. Пророк улыбался, когда они выходили, излучая смелость и уверенность. Это были уже не те жалкие твари, с которыми он начинал распространять ересь.



Иногда ему хотелось выгнать их с проклятиями и угрозами, надеясь, что страх заставит их хранить верность. Но с Отверженными это не сработало бы: угрожая им наказанием, он только показал бы, что ничем не отличается от их повелителей. Из своего изгнания он извлек важный урок: если вся жизнь была наполнена страхом, и терять было нечего, невозможно было постоянно держать их в подчинении с помощью страха.

Когда новообращенные ушли, Ном Анор облегченно откинулся на троне.

«Идите, вы лишь инструменты моей власти, средства, с помощью которых я добьюсь заслуженной славы…»

– Удачная аудиенция, Йу’Шаа?

Ном Анор поднял голову. Кунра, бывший член касты воинов, сейчас исполнявший обязанности его телохранителя, вошел в помещение, за ним шел самый верный последователь религии джедаев Шуун-ми Эш. Шуун-ми носил одеяние жреца, но на нем не было инсигний йуужань-вонгских божеств. Кунра не надевал броню, словно желая опровергнуть, что причиной его попадания в касту Отверженных послужила трусость. Зная их истинное лицо, Ном Анор считал, что они – слишком жалкое окружение для вождя революционеров, хотя признавал, что они отлично соответствовали окружению.

– Ничего особенного, – сказал он своим обычным резким голосом, – Когда мы выигрываем в количестве, мы проигрываем в качестве. Несколько из них выглядели так, будто сейчас умрут.

– Прошу прощения, Йу’Шаа, – Шуун-ми сделал раболепное движение своими изуродованными руками, – Я думал, что не нужно отвергать никого, кто желает принять нашу веру.



– Скоро мы сможем быть более разборчивыми, Шуун-ми.

Кроме усталости и раздражения, Ном Анор чувствовал удовлетворение от того, что движение еретиков растет. Каждый день появлялись новые аколиты, искавшие истины в религии джедаев.

– Возможно, настала пора обучать Избранных. Ты составил список?

Шуун-ми энергично закивал, радуясь возможности отличиться.

– Я выбрал семнадцать таких, которые соответствуют вашим требованиям.

– Верные, но не слепо и бездумно? – спросил Ном Анор, – Умные, но не чрезмерно?

– Да, Пророк.

– Тогда приведи их ко мне, – Ном Анор оглядел стены сырого подземного зала, – И чем скорее, тем лучше, потому что я уже устал находиться в этом зловонии.

Шуун-ми поклонился.

– Они предстанут перед вами завтра, Пророк, – сказал первосвященник еретиков, собираясь уходить.

До того, как он успел сделать пять шагов, Ном Анор остановил его:

– Шуун-ми!

Отверженный повернул голову.

– Я не справился бы со всем этим без тебя. Я хочу, чтобы ты знал это.

Шуун-ми, сияя от гордости, с удвоенным рвением побежал исполнять поручение.

Самозваный пророк подавил вспышку раздражения. Хотя Ном Анор считал Шуун-ми очень полезным, иногда ему хотелось убить идиота. Шуун-ми был верным и изобретательным, и Ном Анор был обязан жизнью его сестре Ниириит, которая когда-то не позволила Отверженным убить бывшего исполнителя. Кунра, несомненно, напомнил бы ему об этом в случае чего.

Но это была не самая раздражающая вещь. Для Ном Анора как кость в горле была готовность Шуун-ми работать, не получая ничего кроме похвалы.

Кунра молча стоял у двери и смотрел на него. Ном Анор достаточно хорошо знал Кунру, чтобы понять – что-то случилось.

– В чем дело?

– Вам лучше лично посмотреть, – Кунра повернулся и вышел в «прихожую». Отсюда он повел Ном Анора по короткому коридору в маленькую комнату, служившую Кунре спальней. Там лежала женщина, одетая в лохмотья и приклеенная к полу желе блораш. На ее щеке был огромный синяк, но ее глаза были открыты, и смотрели с дерзким вызовом.

– У нее было это, – Кунра протянул Ном Анору остатки маленького существа, похожего на личинку. Кожистая оболочка твари была раздавлена, и Ном Анор не узнал бы, что это такое, если бы не видел подобное много раз. Это был виллип.

Женщина явно собиралась пронести тварь на собрание еретиков, чтобы кто-то с помощью виллипа мог видеть и слышать Пророка. Это не обязательно означало что-то угрожающее; некоторые из аколитов Пророка пытались распространять Легенду с помощью виллипов – по крайней мере, они так говорили. Однако, Ном Анор не мог рисковать.

– Шуун-ми знает? – спросил он, рассматривая пленницу.

– Нет. Я проверял всех допущенных на аудиенцию до того, как они приходили к нему. Эта пришла одна и держалась в стороне, чтобы поменьше попадаться на глаза.

Ном Анор кивнул. Это заметно упрощало дело.

– Я хочу знать имя того, кто мог слушать нас по этому виллипу, – холодно сказал он, – А также, что она успела узнать о нас, пока шпионила здесь. Выбей из нее информацию любым доступным способом. Потом убей ее.

Кунра кивнул.

– Понятно.

Женщина задергалась, пытаясь вырваться из желе блораш, хотела что-то сказать, но ей не позволил кляп во рту.

Ном Анор проигнорировал ее.

– Я скажу Шуун-ми, что нам опять придется сменить место наших собраний.

– Ему это не понравится.

Ном Анор повернулся к Кунре.

– Я уверен, он тоже считает, что переехать лучше чем умереть.

Не взглянув более на пленницу, он повернулся и вышел.

 

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.013 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты