Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ 4 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

– Так ты не хочешь, чтобы Бакура присоединилась к нам и участвовала в войне с йуужань-вонгами? Ты об этом говоришь?

– Не пойми меня неправильно, Джейна. Я ничего не имею против дяди Люка. Кроме тети Лаэры, которая воспитала меня после смерти мамы, он – единственный близкий человек, который у меня остался. Мой отец умер вскоре после моего рождения, и я его совсем не знаю. Так что, если я и хотела бы заключить с кем-то союз, это были бы вы. Меня останавливает только страх перед неблагоприятной реакцией Равновесия.

– Но зачем тебе было нужно похищение Кандертола? Он хочет заключить союз с п’в’еками, а это единственная альтернатива союзу с нами, которая дает вам возможность защитить Бакуру от йуужань-вонгов.

– Именно так, – сказала Малинза, – Поэтому мне не было никакого смысла похищать Кандертола.

– Но это же ты приказала…

– Нет, – твердо сказала Малинза, – Я не приказывала его похищать. Если я молодая, это еще не значит, что я глупая.

– Я не говорю, что ты глупая.

– Пусть так, но ты слушала то, что они говорили обо мне. А они говорили тебе, что я поступаю глупо, – Малинза печально улыбнулась, – Впрочем, возможно, они правы, учитывая то, что мы пытаемся сделать…

– Это не так, Малинза, – Джейна пыталась утешить ее, но девушка, казалось, не слышала.

– Я пытаюсь всем объяснить, что цель «Свободы» – избавить Бакуру от власти Новой Республики. Но мы не используем насилие и не похищаем людей. Можешь называть нас идеалистами, но у нас есть принципы. Последнее, чего мы хотели бы – заменить старый режим тем, который от него ничем не отличается.

Джейна задумалась над сказанным. Эта попытка шестнадцати человек противостоять галактической цивилизации мирным путем была следствием либо безумия, либо невероятной смелости.

– Но как вы надеетесь достигнуть успеха?

– Ну, в этом и все дело, – Малинза слегка улыбнулась, – Видишь ли, мы получаем финансирование из частных источников, и с помощью этих средств мы смогли внедрить своих агентов в государственный аппарат, в поисках того, что могло бы помочь нам: доказательства коррупции, жестокости, непотизма и так далее. Ты удивишься, узнав, что мы обнаружили.

Джейна сомневалась, что это может вызвать ее удивление. О коррумпированных политиках она много знала от своей матери.



– Кто финансирует вас? – спросила она.

– Это секретная информация, – твердо сказала Малинза.

Джейна могла понять нежелание Малинзы разглашать эту информацию, но подозревала, что в этом могла быть замешана Бригада Мира. Подпольная оппозиционная организация отлично подходила для целей бригадников.

– Ты сказала, что ты против насилия в политической борьбе, Малинза. А остальные из вашей организации?

– Никто из шестнадцати первых членов «Свободы» не является сторонником насилия. Это не наш путь. Но…

– Но?

– К нам присоединяются и другие… – сказала Малинза, – и они вполне могут иметь и другую точку зрения. На самом деле, некоторые из них решительно готовы применять насилие для достижения политических целей. Но мы стараемся удержать их.

– И кто может присоединиться к вашей организации?

– Все желающие. Мы занимаемся не только секретными операциями. Мы предлагаем желающим вступать в нашу организацию, и наша политическая программа хорошо известна. У нас же демократия, не так ли? По крайней мере, предполагается, что так. Некоторые вступили в нашу партию потому, что скучали, и искали острых ощущений. Иногда к нам приходили и из других подпольных организаций… – она пожала плечами, – даже после того, как прибыла делегация п’в’еков, и мы стали вызывать всеобщее недовольство.



– Почему?

– Ну, во-первых, мое участие в «Свободе» никогда не было тайной, и местные СМИ знали обо мне, потому, что моя мама была премьер-министром. Кроме того, некоторые члены нашей партии преследовали собственные политические цели, но от таких мы старались избавляться. По крайней мере, до последнего времени… – она опустила голову, – Честно говоря, держать организацию под контролем становится все труднее. Лидеры анти-п’в’екского движения дали нам понять, что если мы не с ними, то – против них. Я не ксенофоб, как я уже говорила, я считаю союз с п’в’еками выгодным для Бакуры. Я не хочу быть против кого-либо, потому что это делает их нашими противниками. Чем сильнее мы ударим, тем более сильный удар нанесет по нам Равновесие. И поверь мне, я не хочу, чтобы этот удар снова пришелся по мне.

– Кажется, я начинаю понимать… – сказала Джейна.

Она верила не всему, что сказала Малинза, но она и не верила, что эта девушка из тех, кто готов похищать и убивать людей ради политической идеи.

– Тогда как ты думаешь, какие действительные причины того, что тебя здесь держат? – спросила она.

– Мы перешли дорогу кое-кому из правительства, – сказала Малинза, – Мы раскопали весьма интересные факты о некоторых сенаторах, и угрожали опубликовать их в СМИ.

– Шантаж?

– Разве это шантаж, когда ты действуешь в интересах народа? – Малинза пожала плечами, – В общем, они занервничали, но они не могли избавиться от нас, не вызвав еще больший шум. Мы не совершали ничего по-настоящему преступного. Им было бы трудно надолго упрятать нас в тюрьму только за то, что мы рассказали народу об их грязных делишках, при этом всеобщее сочувствие было бы на нашей стороне. Так мы оказались в тупике. Было только вопросом времени, кто нанесет удар первым.



– И в это время, полагаю, вы раскопали еще больше грязи, – сказала Джейна, – А это означает, что, если они действительно думают, что ты не похищала Кандертола, значит ты открыла какие-то новые факты, которые они очень хотели скрыть.

– Даже если и так, то я честно не представляю, что бы это могло быть, – Малинза снова встряхнула головой, – Мы расследовали некоторые финансовые сделки, заключенные после прибытия делегации п’в’еков. За пределы Бакуры ушло огромное количество денег, но мы не смогли узнать, куда они были направлены, и кто за этим стоит. Это выглядело как обычная коммерческая трансакция, но настораживало то, что было неизвестно, куда переведены деньги, – она посмотрела на Джейну, слегка прищурившись, – Ваш Альянс сейчас ищет средства на продолжение войны, не так ли?

– В любом случае, мы не стали бы брать деньги у Бакуры.

Брать деньги у бакурианского правительства было все равно, что брать карманные деньги у ребенка, чтобы финансировать постройку космического корабля.

Малинза кивнула, указав на стены камеры.

– Так я оказалась здесь, – она пристально посмотрела на Джейну, – Я не виновна в похищении Кандертола, клянусь. Но для тех, кто арестовал меня, это не важно. Они не хотят, чтобы правда о них стала известна.

– Но если ты этого не делала, они не смогут предъявить тебе обвинение.

Малинза усмехнулась.

– Ты полагаешь, они будут судить меня по закону? – она встряхнула головой.

Джейна подумала, что девушка права. Она вспомнила, как Блейн Харрис был уверен в виновности Малинзы, когда сообщал о ее аресте. С другой стороны, судя по реакции Кандертола, он был далеко не так уверен в ее виновности, как Харрис.

– Показания премьер-министра кое-что значат, – сказала она, чтобы утешить Малинзу, – Если он не думает, что это ты, я сомневаюсь, что они смогут обвинить тебя.

– Может быть… – едва слышно сказала Малинза. Воодушевление, казалось, покинуло ее, сейчас она более чем когда-либо была похожа на одинокого испуганного подростка, – Я должна верить в Равновесие… Если я сейчас терплю страдания незаслуженно, за это мне воздастся потом. Хоть какое-то утешение…

«Она очень одинока…», подумала Джейна. Но вера Малинзы в Равновесие была не менее сильной, чем вера Джейны в Силу.

Джейна встала, взглянув на хронометр. Было уже за полночь, и ее родители, наверное, беспокоились.

– Мне пора идти.

– Но ты даже не сказала, зачем ты пришла, – возразила Малинза.

– Я просто делаю мою работу, – сказала Джейна, улыбнувшись, – Ты же знаешь джедаев: мы всегда на работе.

На лице Малинзы появилась неуверенная улыбка, потом пропала.

– Должна признать, я была бы рада выбраться отсюда.

Джейна сочувственно кивнула.

– Я посмотрю, что я смогу сделать, – она нажала зеленую кнопку вызова и в последний раз посмотрела на Малинзу, – Возможно, нам удастся оказать давление, и… – она замолчала. За открывшейся дверью был пустой коридор.

– Странно… – прошептала она.

Малинза выглянула за ней в коридор.

– Что странно?

– Охранники сказали, что проводят меня… – Джейна осторожно вышла в коридор, инстинктивно чувствуя ловушку, – Но здесь никого. Даже дроидов нет.

Малинза тоже вышла из камеры. Судя по выражению на ее лице она была удивлена не меньше Джейны. Но вскоре удивленное выражение сменилось радостью.

– Это Вирам! – сказала Малинза, – Это, наверное, он!

– Кто он?

– Он один из главных активистов «Свободы», – ответила Малинза, – Он – мозг нашей организации. Если кто-то мог взломать компьютерные системы безопасности, чтобы вывести меня отсюда, то только он.

– Я не знаю, Малинза, – сказала Джейна, подозрительно оглядываясь вокруг, – Мне все это кажется очень странным.

– Тебе-то что, ты в любом случае выйдешь, – Малинза выпрямилась и посмотрела ей в глаза, – Я должна выбраться отсюда!

Джейна схватила ее за рукав.

– Подожди! Это неправильное направление.

Она никак не могла отделаться от подозрений. Что-то подсказывало ей, что ее действиями словно манипулируют. Но ее выбор был ограничен.

– Давай я покажу тебе дорогу.

Улыбка Малинзы была одновременно благодарной и озорной.

– Я уже думала, ты никогда не предложишь.

 

Тахири бежала по каньону, усталая и измученная, каждый мускул ее тела словно разрывался от боли. Казалось, она бежит уже годы. С каждой стороны от нее на расстоянии пятидесяти метров возвышались каменные стены, загибаясь куда-то вверх, создавая ощущение, что она бежит по гигантской ладони, сжимающейся в кулак. Остановившись на секунду, она взглянула вверх и увидела звезды, мерцающие над головой. Нет, не звезды! Эти сияющие точки были слишком близко. Они были не более звездами, чем темнота, служившая им фоном, была ночным небом.

Неожиданный вой напомнил ей, что ее преследователи недалеко.

На обширном пустом пространстве она не видела ничего кроме темноты. Ни существа с ее лицом, ни ящероподобной твари. Но они были где-то здесь. Она знала это. И если она остановится, прекратит бежать, они догонят ее и… она приказала себе не думать об этом и продолжала бежать сквозь тьму в поисках света. Внезапно там, где еще секунду назад не было ничего кроме пустой земли, с обеих сторон от нее, появились деревья. На секунду она почувствовала от этого странное утешение, подумав, что ее нельзя будет найти в переплетении древесных стволов и ветвей. Но утешение было недолгим. Она осознала, что ее преследователям не обязательно видеть ее. Они обнаружат ее по запаху. Именно так они не теряли ее след все это время, и так они продолжат гнаться за ней, пока она не потеряет последние силы.

Рев ящероподобной твари раздался в узких листьях, свисавших с деревьев. Тахири побежала быстрее, вздрагивая, когда острые листья вонзались в ее руки.

Лес неожиданно кончился, перед ней оказалась скала, поднимавшаяся во тьме. На мгновение Тахири охватила паника, потому что некуда было бежать, но потом она разглядела справа от себя небольшую трещину в камне.

– Тахири… – голос был похож на шепот ветра. Казалось, он далеко, но не настолько далеко, чтобы она могла позволить себе расслабиться.

Втянув живот и прижав руки к бокам, она попыталась проскользнуть в трещину, плесень, покрывавшая камень, облегчила ей задачу. Закрыв глаза, Тахири попыталась отогнать мысль, что ее могут сожрать, если она застрянет в трещине. Но она решила, что лучше так, чем встретиться лицом к лицу с тем, что преследовало ее.

Узкая трещина расширялась вокруг нее, и вскоре привела ее на другой конец скалы. Тахири открыла глаза, и ее сердце вздрогнуло от того, что она увидела: дорога впереди была прямой и узкой, и по ее краям были деревья с исаламири. Она выбралась из трещины в скале и долго стояла, дрожа от страха, слишком испуганная, чтобы двигаться или даже дышать. Но боялась она не потому, что нужно пройти между деревьями, а того, что она видела вдалеке, там, где деревья кончались: темная ящероподобная фигура, возвышавшаяся на фоне неба.

– Тахири…

Вскрикнув в страхе, она обернулась и увидела, что существо с ее лицом смотрит на нее из трещины в скале. Его рука тянулась к ней. Окровавленные пальцы пытались прикоснуться к ее мокрой от пота коже.

– Ты не можешь оставить меня здесь, Тахири…

Тахири с криком проснулась. Ее рука схватилась за световой меч, когда она вспомнила, что находится на Бакуре. Она вздохнула с облегчением. Это был не корабль-мир на орбите Миркра. Она была в безопасности.

«В безопасности? В самом деле в безопасности

Она дотянулась в темноте до панели освещения, с облегчением наблюдая, как желтоватый свет заполнил комнату. Кровать вздрогнула под ней, когда она села. Почти вся мебель на Бакуре была летающей. Репульсорами оснащалось все, что возможно – кресла, столы, продуктовые прилавки…

Хотя ей не нравилось, что вещи вокруг нее плавают в воздухе, в данный момент ее беспокоило отнюдь не это. Не было это и напряжением, душившим ее как густой туман. Нет, беспокойство было другого рода – подозрение, что люди, близкие ей, ее «семья», членом которой она была, как уверял Джейсен, что-то замышляют против нее.

Джейна говорила со своей матерью перед тем, как идти на встречу с Малинзой. Лейя вошла в комнату Джейны и не появлялась оттуда некоторое время. И когда она вышла, ее взгляд был холодным и настороженным. Лейя видела что-то, что встревожило ее – что-то, касавшееся Тахири.

Тахири почувствовала это отчетливо, как ледяную воду, льющуюся на спину. И хотя она пыталась игнорировать это, чувство не покидало ее.

Чувствуя себя как во сне, она встала и подошла к двери. Открыв ее, она осторожно вышла в коридор, соединявший их комнаты. В отличие от Галантоса, где их пять комнат выходили в центральный зал, на Бакуре их помещения были больше похожи на обычный гостиничный номер. Хэн и Лейя устроились в самой большой комнате, а прилегающая к ней комната использовалась как общая. Комнаты Тахири и Джейны находились близко, но не соединялись.

Тахири остановилась у входа в комнату Джейны и приложила ухо к двери. Не было слышно ничего; Джейна, вероятно, все еще не вернулась, хотя было уже далеко за полночь. Тахири почувствовала тревогу за Джейну. Но не надолго. Джейна была одной из тех, кто подозревал ее, кто следил за ней в ожидании… чего? Что Джейна хотела увидеть в ней? Истину? Кем является Тахири на самом деле?

Эта мысль поразила ее как внутренний взрыв.

«Нет! Это не я

Она сражалась с этой мыслью, разрывая ее в клочья.

«Ты не заставишь меня быть тем, кем я быть не хочу

Ужасный момент прошел, и туман опять окутал ее. Она снова вошла в странный полусон, позволяя ему растворить ее тревогу. Но эта тревога по-прежнему была внутри нее, как будто невидимый крюк зацепил ее душу, и какой-то страшный удильщик тянет ее к себе.

«Это необходимо остановить…» Она не знала, сколько она еще сможет выдержать до того, как случится что-то страшное.

Она отошла от двери Джейны, пройдя небольшое расстояние до комнаты Хэна и Лейи. Там она снова приложила ухо к двери, прислушиваясь. И опять не услышала ничего.

Она ввела в замок код и открыла дверь. Странно, но телохранителей-ногри нигде не было видно. Однако размышлять над этим не было времени. Они, несомненно, были где-то недалеко, и если они сейчас вернутся, у них возникнут вопросы, что делает Тахири ночью в комнате принцессы…

Из темноты к ней обернулись горящие фоторецепторы С-3РО.

– Ни слова, 3РО, – прошептала она, приложив палец к губам, – Мне просто нужно взять кое-что.

– Как пожелаете, госпожа Тахири, – ответил дроид, не стараясь говорить тише, чем обычно, – Но не могли бы вы…

– Шшш… – зашипела она, – Я быстро, обещаю.

С-3РО неуверенно кивнул, и Тахири подошла к кровати Хэна и Лейи. Они спали, сейчас было слышно только их спокойное дыхание.

Тахири стояла неподвижно, с помощью Силы пытаясь обнаружить ту вещь, которая звала ее… И эта вещь была здесь. Тахири чувствовала ее.

«Я должна уничтожить улику… уничтожить, и проблема исчезнет…»

Используя Силу, чтобы находить путь в темной спальне, она подошла к маленькому столику, на котором стояла ваза с цветами и стакан воды. Там было и что-то еще… Что-то, что Сила не могла открыть ей. Подойдя ближе, она увидела это – маленький предмет, освещенный лунным светом из окна. И, как и на Галантосе, где она нашла его в первый раз, все ее чувства затрепетали от энергии, исходящей от этой маленькой подвески.

Она протянула руку, чтобы взять серебряный тотем, сделанный в виде Йун-Йаммки, Убийцы. И когда ее пальцы коснулись его, из темноты протянулась рука, схватившая ее, и страшный голос назвал ее имя.

Если голос говорил что-то еще, она уже не слышала, потому что темнота вдруг закружилась перед ней и поглотила все ее чувства.

 

– Мы прибыли, – сказала библиотекарь, стройная женщина с короткими волосами, ее имя было Трис. Она привела их к широким дверям на секретной базе, скрытой глубоко во льду в удаленном секторе Ксиллы. Сунтир Фэл привез их сюда на ледовой барже, бронированном корабле, использовавшем мощные репульсоры, чтобы скользить над ледяной поверхностью планеты. На барже могло уместиться пятьдесят пассажиров, но сейчас на ней были только Люк со своими спутниками, коммандер Айролия, флагманский штурман Ааб и сам Фэл. Не было ни пилотов, ни охранников, похоже Фэл очень доверял автоматике.

После прибытия их представили проводнику от дома Инрокини, которая повезла их на турболифте куда-то глубоко под землю. Турболифт, казалось, будет ехать вечно, а Фэл и остальные продолжали официальный разговор.

– Мы уже здесь? – спросил Джейсен. Как и остальным, ему не терпелось скорее начать поиск.

Библиотекарь кивнула и открыла двери.

– Добро пожаловать в Исследовательскую Библиотеку Флота. Вы – одни из очень немногих представителей иных рас, которые получили сюда доступ.

Она пригласила их войти. Джейсен и остальные, помня о чести, которой они удостоились, вошли в огромный зал. Только через секунду они смогли оценить его размеры. Огромный библиотечный зал прямоугольной формы был большим как портовый ангар. Вдоль стен тянулись дорожки, к которым вели лестницы. С потолка на длинных кабелях свисали светильники, распространяя теплый свет. Воздух тоже был теплым и свежим. Глубокая тишина наполняла огромный зал, как будто это пространство поглощало любой звук.

– Здорово, – сказала Мара, ее длинные рыжие волосы распушились, когда она оглянулась, – По крайней мере, тесно нам здесь не будет. Если вы покажете нам, где голографические экраны, то мы начнем.

Трис нахмурилась.

– Голографические экраны? Здесь их нет.

– Тогда как мы получим информацию?

– Я вам покажу.

Она повела их по гигантскому залу, между двумя длинными полками. Джейсен на ходу рассматривал содержимое полок, думая, что здесь на них может быть. На полках находились странные коробки, похожие на кирпичи, и Джейсен подумал, что это какие-то устройства для хранения информации. Вероятно, в таком важном и тщательно охраняемом месте использовались особые способы хранения и защиты информации. Возможно, эти коробки реагировали на прикосновение рук определенного читателя, которому и сообщали содержащуюся в них информацию. В каждом из этих «кирпичиков» содержалось, вероятно, огромное количество информации.

Дойдя до конца полки Трис повернула направо и повела их в боковой проход между полками.

– Здесь записаны сведения об исследовании планеты, которую вы посетили последний раз – Мунлали Мафир, переведенные на общегалактический язык, – она взяла с полки один из «кирпичиков», – Все здесь тщательно каталогизировано. Возможно, вам понадобится время, чтобы разобраться, но я здесь, чтобы помочь вам.

Она передала «кирпичик» Маре, которая неуверенно взяла его, подержала в руках и отдала Джейсену. Предмет был тяжелее, чем ожидал Джейсен, и на его поверхности не было никаких портов для подключения. Передняя и задняя части странной коробки были сделаны из одинакового материала, также как и одна боковая сторона – ярко-красные с надписями на общегалактическом языке. Другие три стороны были странно мягкими и неровными.

Видя его недоумение, Трис взяла предмет у него из рук и открыла его. Верхняя часть открылась как крышка шкатулки, но внутри пространство не было пустым. Оно было заполнено – заполнено текстом.

Только сейчас Джейсен понял, и почувствовал себя идиотом из-за того, что не понял раньше. И судя по удивленному вздоху Данни, не он один.

Предмет в руках Трис был книгой.

– Да вы шутите! – сказала Мара, удивленно подняв брови.

Настала очередь Трис удивляться.

– Чиссы всегда хранили важную информацию в таком виде. Так она хранится долго и безопасно. Мы потеряли слишком много информации из-за ледяных штормов, и не доверяем более сложным формам хранения.

– Но как мы здесь найдем что-либо? – спросила Данни, – Ведь здесь нельзя вести поиск по ключевым словам!

– Можно найти все необходимое, и я здесь чтобы помочь вам.

Трис выглядела спокойной и уверенной, но разум Джейсена отказывался от мысли копаться в миллионах – возможно и миллиардах – страниц на полках вокруг них. В библиотеке было полно докладов об исследовательских миссиях, трактатов по ксенобиологии, антропологических исследований и сведений о контактах чиссов с другими расами во время исследования Неизученных Регионов – а это исследование продолжалось столетиями.

«И сколько же времени нам придется искать

Видимо, о чем-то подобном подумала и Саба.

– Нам нужны сведения о Зонаме Секот – сказала она, – Пожалуйссста, помогите нам найти их.

– Конечно, – библиотекарь положила книгу назад и пошла вдоль полки, – Следуйте за мной.

Люк обменялся взглядами с Марой и Джейсеном и пошел за ней.

 

Это была огромная яма: около тридцати метров в глубину и почти километр в ширину.

Огромные колонны тянулись в небо, словно пытаясь дотянуться до планеты, висевшей во тьме, как перезревший плод, готовый упасть. На земле вокруг нее было множество кораблей, некоторые из них находились в доках, защищенные специальными щитами, другие просто лежали на земле, в разных стадиях разрушения.

Она знала, что это старый космопорт – одновременно знакомый ей и странно чужой. Она хотела сесть в один из брошенных кораблей и улететь с планеты – потому что знала, что в космосе она будет в большей безопасности – но ветхое состояние полуразвалившихся кораблей не оставляло ей такой возможности. Космопорт и все эти корабли не использовались уже множество лет. Они были заброшены, как и вся эта планета. И такой же заброшенной она чувствовала себя.

Кто-то стоял позади нее. Она испуганно обернулась и увидела, что смотрит словно на отражение самой себя. Только это была не совсем она. У той были шрамы на лбу. Она же, дотронувшись до своего лба, поняла, что на нем нет шрамов. Единственные шрамы у нее были на руках, и они выглядели по-другому. Шрамы на руках ее отражения, казалось, были нанесены специально, и она носила их с гордостью. Ее же шрамы были следами гнева и напряженного желания удалить что-то, что, как она думала, было у нее под кожей…

– Теперь некуда бежать, – сказало ее отражение.

Где-то вдалеке раздался вой ящероподобной твари.

– Тебе тоже некуда бежать, – сказала она.

Во взгляде ее отражения появился страх, несмотря на явное усилие скрыть его.

– Почему ты хочешь причинить мне вред? – спросила она.

– Потому что ты хочешь причинить мне вред.

– Я хочу только остаться одна! Я хочу быть свободной!

– Я тоже.

– Но мое место здесь!

Ее отражение оглянулось вокруг, потом снова повернулась к ней.

– Мое тоже.

Снова раздался вой ящера, на этот раз ближе и громче.

– Оно чувствует нас по запаху, – сказало ее отражение, – Оно чувствует мой страх и твою вину.

– Я не чувствую себя виноватой.

– Не чувствуешь. И все же вина есть.

Она поглядела внутрь себя и увидела ту вину, о которой говорило ее отражение. Она знала, что чувство вины было с ней всегда, просто она не хотела замечать его. Но сейчас аморфная эмоция превратилась в слова, которые поднялись в ее мыслях: «Почему я жива, когда мой возлюбленный мертв

Ящероподобное существо издало оглушительный рев. Это был рев гнева, раскаяния, сожаления… Его эхо отдавалось в ней снова и снова, становясь все тише, пока не превратилось в далекий шепот во тьме:

– Тахири… Тахири…

– Тахири?

Рука, встряхнувшая ее за плечо разбудила ее быстрее, чем голос, произносящий ее имя. Она моргнула и огляделась вокруг. Стены вокруг нее казались гораздо более тесными, чем во сне.

– Давай, детка, бросай это, – голос Хэна был резким и грубым, как и рука, встряхнувшая ее. Взглянув на него сквозь слезы, она увидела его усталое и взволнованное лицо. Лейя подошла к ним, ее доброе лицо улыбалось Тахири.

– Ты в порядке? – спросила она.

– Я… проснулась… – пробормотала девушка. Потом, поняв, что она не ответила на вопрос, она кивнула и добавила:

– Думаю, я в порядке…

В голове у нее стучало, свет жег глаза, как солнце. Она сморщилась, когда из глаз снова потекли слезы, и попыталась сесть. Она чувствовала себя очень смущенной, и ее смущение усилилось, когда она увидела, где находится: на постели в номере Хэна и Лейи.

– Что случилось? – спросила она. Но она уже знала ответ: произошло то же, что на Галантосе. Иллюзия незнания была ее единственной защитой, – Что я здесь делаю?

Родители Энакина стояли рядом с ней, одетые в пижамы.

– Ты не помнишь? – спросила Лейя.

– Я… – начала она. Как она могла сказать правду, если сама не была уверена, что это было? – …я искала кое-что.

Лейя взяла серебряную подвеску. Изображение Йун-Йаммки на ней словно смеялось.

– Ты искала это?

Тахири смущенно кивнула.

– Оно… оно звало меня. Оно напомнило мне…

Она замолчала, не в силах выразить словами свои чувства.

– Напомнило о том, кто ты? – спросила Лейя.

Эти слова обернулись острой болью в ее разуме, на которую она ответила гневом.

– Я знаю кто я! Я Тахири Вейла!

Лейя села на кровать и заглянула в лицо девушки. Тахири не хотела смотреть ей в глаза, но принцессе было трудно сопротивляться.

– Ты знаешь, кто ты? – спросила Лейя, – Ты не похожа на ту Тахири, которую я когда-то знала.

– О чем ты говоришь, Лейя? – Хэн выглядел раздраженным и усталым, – Что здесь происходит?

– Иногда мы забываем о том, что случилось с ней на Йавине 4, Хэн, – ответила Лейя, не сводя успокаивающего взгляда с Тахири, – Йуужань-вонги сделали с ней что-то ужасное – что-то, что мы до сих пор не можем понять. Они пытались превратить ее в… какое-то другое существо. Последствия этого непросто преодолеть. Нужно время…

– Но я думал, что с ней все в порядке. Зачем тогда мы взяли ее на эту миссию?

Они продолжали говорить, но Тахири уже не слушала. Хотя Хэн, возможно, не намеревался причинить ей боль, недоверие, прозвучавшее в его словах, очень ранило ее. Горе ошеломило ее, и это чувство только усиливалось тем, что родители Энакина говорили о ней так, словно ее здесь нет. Из-за этого она испытывала необычную отстраненность от того, что происходило вокруг нее.

– Я не спала, – говорила Лейя Хэну, – Джейна сказала мне о том, что Джаг нашел на Галантосе, и я ожидала, что Тахири придет за этим. Поэтому я приказала Кахмаиму и Миуолх спрятаться – чтобы позволить Тахири прийти за подвеской.

Сказав это, Лейя указала в сторону, и Тахири заметила стоявших там ногри-телохранителей.

Хэн вздохнул.

– Я предпочел бы, чтобы ты предупредила меня о том, что происходит.

– Не было необходимости, Хэн. Я хотела видеть, что случится.

– Но в чем причина этого? – спросил он, – Ты думаешь, это… из-за Энакина?

Лейя встряхнула головой.

– Нет. Это нечто большее. Она скрывает что-то – от себя и от других.

Это обвинение вонзилось в сердце Тахири, заставив ее вскочить на ноги.

– Как вы можете так говорить? – закричала она, шагнув вперед. Но она успела сделать только один шаг, Кахмаим схватил ее за плечи, не позволяя подойти к Лейе. Она извивалась в его тонких руках, но не могла вырваться.

– Я никогда не причинила бы вам вреда! Вы… – она вспомнила, что Джейсен говорил ей на Мон Каламари, – Вы моя семья!

Хэн подошел к ней, взяв ее за руки.

– Эй, успокойся, малышка, – он вытер слезы с ее лица, – Никто не обвиняет тебя ни в чем. Просто успокойся.

Тахири почувствовала себя странно успокоенной его дружеским голосом. Она увидела, что Лейя махнула рукой ногри, приказывая ему отпустить Тахири.

Лейя подошла к ней.

– Прости, Тахири. Я не хотела огорчать тебя.

Тахири не знала, что сказать. Она чувствовала себя глупо из-за своей вспышки. Поэтому она ничего не сказала, а просто кивнула.

– Но скажи мне, Тахири, – продолжала Лейя, – Ты осознаешь, что происходит в твоей голове последнюю пару лет?

– Я… иногда теряю сознание… – неуверенно начала Тахири, – У меня бывают… видения…


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.046 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты