Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Аутентификация текста




Читайте также:
  1. II. Фразы, которые рекомендуется использовать в пересказе текста
  2. Ill Задание З. Прочитайте отрывок из научно-технического текста и найдите в нем термины, имеющие лексические эквиваленты в русском языке.
  3. VIII. Найдите и выпишите из текста предложения со словами it, one. Укажите значения этих слов. Переведите предложения на русский язык.
  4. Анализ использования языковых аномалий в рекламных текстах (на примере красноярской рекламы)
  5. Анализ рекламного текста
  6. Анализ текста
  7. Аутентификация на межсетевом экране. Методы аутентификации. Прозрачная и непрозрачная аутентификация.
  8. В следующих текстах определите вид логических ошибок и устраните их.
  9. Ввод и оформление текста

 

Аутентификация, установление аутентичности текста - процесс, при помощи которого устанавливается, что текст является подлинным и окончательным, не подлежит изменениям. Этот процесс включает определенные действия, удостоверяющие, что текст является подлинным, аутентичным.

Если после аутентификации текста подписавшие или договаривающиеся стороны согласятся, что он содержит ошибку, то она может быть исправлена путем парафирования исправленного текста, путем составления соответствующего документа или обмена документами, содержащими исправление. Наконец, может быть подготовлен заново текст всего договора и принят в том же порядке, что и исправляемый. Если договор передан депозитарию, то последний сообщает о предложенной поправке всем подписавшим и договаривающимся сторонам. Если после истечения установленного времени эти стороны не сообщают о своих возражениях, депозитарий распространяет протокол, содержащий исправления. Такой практики придерживается, в частности, Секретариат ООН.

В прошлом аутентификация редко выделялась в отдельную стадию заключения договоров. Обычно способом установления аутентичности текста было подписание. Вместе с тем подписание выполняет и иную функцию, являясь первым шагом на пути к окончательному принятию договора путем ратификации или иным образом. Кроме того, подписание может быть и актом выражения согласия на обязательность договора.

В наше время стали использоваться иные формы аутентификации текста. Такими являются включение текста договора в заключительный акт дипломатической конференции, принятый в рамках международной организации текст аутентифицируется подписью должностного лица организации или в результате включения его в резолюцию. В соответствии с Уставом МОТ (ст. 19) принятая конференцией МОТ конвенция подписывается председателем конференции и Генеральным директором МОТ. Она не нуждается в подписании государствами. Согласие на их обязательность государства дают в форме ратификации. Распространение такого рода практики и побудило выделить аутентификацию в отдельный этап заключения договоров. Кроме того, текст может быть принят на одном языке, а аутентифицирован на двух или нескольких.

Вопрос о процедуре аутентификации решается по соглашению участников переговоров. Венские конвенции устанавливают соответствующие правила на тот случай, если сами участники не решат этот вопрос. В соответствии с Венскими конвенциями текст договора становится аутентичным и окончательным: а) в результате применения такой процедуры, какая может быть предусмотрена в этом тексте или согласована между участниками его составления, или б) если такая процедура не определена, то путем подписания, подписания ad referendum или парафирования представителями участников текста договора или заключительного акта конференции, содержащего этот текст *(1169). В связи с этим остановимся на перечисленных выше действиях.



Парафирование (initialing - англ.) - предварительное подписание, при помощи которого устанавливается аутентичность текста договора *(1170). Осуществляется оно путем проставления уполномоченными своих инициалов в углу каждой страницы текста. В конце текста, где положено быть подписи, инициалы не проставляются. Объясняется такой порядок необходимостью избежать сомнений в том, что имело место парафирование, а не полное подписание.

После парафирования уполномоченные могут вносить в согласованный текст поправки лишь по решению представляемых правительств. Тем не менее бывают случаи, когда в парафированном договоре обнаруживается явная ошибка или признается необходимость заменить одно слово другим, в таких случаях поправки вносятся уполномоченными, которые на полях ставят свои инициалы *(1171).



Положение об окончательном характере парафирования издавна утвердилось в практике государств. Его с самого начала придерживалась практика Советского государства. В июне 1925 г. НКИД сформулировал свою позицию так: "....Парафирование всего договора означает, что довели до конца свою работу и ожидают одобрения правительства" *(1172). В январе 1928 г. в беседе с послом Японии нарком иностранных дел СССР относительно парафированного договора заявил: "Наше правительство стоит на том, что нельзя после принятия договора и после завершения его выработки делать новые предложения" *(1173). В 1932 г. был парафирован договор о торговых отношениях между СССР и Францией. После этого французская сторона заявила о необходимости внести в текст договора редакционные изменения. Советский представитель предупредил, что сможет вступить в обсуждение поправок только в случае, если его правительство даст специальное указание, "ибо текст был окончательно согласован до парафирования и никаким изменениям больше не подлежал" *(1174).

В практике государств нередко подчеркивается значение парафирования. В телеграмме НКИД полпреду СССР в Японии от 11 октября 1927 г. говорилось: "После парафирования наша позиция стала тверже и дает Вам необходимую силу для отклонения всяких новых предложений и для заявлений, что в затягивании подписания виновато японское правительство" *(1175).



Парафирование зачастую применяется в тех случаях, когда подготовленный представителями договор предполагается подписать на более высоком уровне с тем, чтобы подчеркнуть его значение. Так, в июне 2003 г. было парафировано российско-монгольское межправительственное соглашение о СП "Эрдэнэт" с тем, чтобы оно было в июле того же года подписано главами правительств на их встрече в Москве.

Парафирование служит средством лишь аутентификации текста и не возлагает юридических обязательств на осуществивших этот акт. Известны случаи, когда отказ отдельных государств подписать парафированный договор вел к срыву его заключения, и тем не менее вопрос о юридической ответственности не возникал. В июне 1988 г. представители 33 государств парафировали Конвенцию о регулировании деятельности по использованию минеральных ресурсов Антарктики. В июле 1989 г. правительства Франции и Австралии заявили, что они не примут участия в Конвенции. Поскольку Конвенция должна была быть принята всеми парафировавшими ее государствами, то отказ этих государств сделал заключение Конвенции невозможным *(1176).

Практике государств протесты против необоснованного отказа от парафированных соглашений известны, но они носят не правовой, а политический характер. В марте 1924 г. представители СССР и Китая парафировали тексты соглашения о КВЖД и ряда совместных деклараций. Однако китайское правительство запретило своему представителю подписать эти документы, мотивируя это тем, что он не имел полномочий соглашаться с рядом положений. НКИД заявил по этому поводу протест. В мае того же года документы были подписаны с незначительными уточнениями *(1177).

Порой возникает вопрос о том, насколько долго может оставаться договор лишь парафированным. Определенных правил по этому вопросу нет. Все зависит от воли сторон. Однако необоснованное затягивание окончательного принятия одной стороной дает другой стороне основание отказаться от парафированного договора. В марте 1989 г. правительство Индии заявило, что временное соглашение о торговле и транзите с Непалом, парафированное в сентябре 1988 г. и временно введенное в действие, прекращает свое действие, поскольку Непал не сделал необходимых шагов к его принятию *(1178).

Парафироваться может не только текст в целом, но и каждое из его положений по мере их согласования. Такое частичное парафирование означает окончательное согласование уполномоченными соответствующих положений, к которым они уже не могут обращаться. Таким путем избегают повторного возвращения к обсуждению согласованных положений во избежание бесконечного затягивания согласования текста *(1179).

Парафирование не заменяет полного подписания. Лишь изредка в практике встречаются случаи, когда парафированный договор в дальнейшем принимается окончательно без стадии его подписания. Так, в мае 1955 г. был парафирован меморандум о результатах переговоров между СССР и Австрией о государственном договоре *(1180). За парафированием полное подписание не последовало, хотя меморандум представлял собой соглашение государств по важным вопросам.

Подписание ad referendum (до одобрения) - предварительный вид подписания, выражающий окончательное согласие уполномоченных с текстом договора, но подразумевающий необходимость последующего одобрения представляемым органом государства. После такого одобрения подписание ad referendum обретает статус полного подписания. В руководстве, подготовленном Секретариатом ООН, говорится: "Представитель может подписать договор "ad referendum", т.е. под условием, что подпись будет подтверждена его государством, в этом случае подпись становится окончательной после подтверждения компетентным органом" *(1181).

Такое подписание используется в тех случаях, когда уполномоченный не вполне уверен в приемлемости отдельных положений или когда они выходят за рамки его полномочий. Порой требуется определенное время для решения вопроса об окончательном подписании договора. Известны также случаи, когда такое подписание используется как средство отсрочить заключение договора.

Следует отметить особое понимание подписания ad referendum, встречающееся в теории и практике США. В комментарии к доктринальной кодификации права договоров Института права США подписание ad referendum охватывает всякое подписание договора, подлежащего ратификации *(1182). Объясняется это особенностями правового регулирования порядка заключения договоров США, которое дает основания для принижения значения подписания *(1183).

Договор, подписанный ad referendum, возлагает на государство лишь морально-политические обязательства. При некоторых условиях он может иметь и определенное юридическое значение. Представляет в этом плане интерес решение Международного Суда ООН по спору о границе между Сальвадором и Гондурасом 1992 г. Суд принял во внимание, что Сальвадор не ратифицировал положения, которые были подписаны его представителями ad referendum, но и не отказался от них. Суд также учел, что Гондурас не отказался от данного его представителями согласия на том основании, что Сальвадор не подтвердил достигнутое урегулирование. В результате Суд признал значение того, что линия границы "была согласована, пусть даже ad referendum, в 1934 г., вероятно, в результате ее практической обоснованности, а также того, что предварительное соглашение столь долго не оспаривалось" *(1184).

Подписание заключительного акта конференции. После завершения международной конференции зачастую принимается заключительный (финальный) акт, содержащий текст принятого договора или договоров, а также другие принятые акты, приложения, заявления и др. В частности, обе Венские конференции по праву договоров завершились подписанием заключительных актов. Акт подписывается всеми участниками конференции. Подписание акта означает аутентификацию текста договора, оно не рассматривается как подписание договора *(1185). Каждое из включенных в заключительный акт соглашений подписывается отдельно.

От заключительного акта следует отличать заключительный протокол. Последний используется для приобщения к договору уточнений, разъяснений, порой оговорок. Такой протокол является приложением к двустороннему или многостороннему договору и является его частью. Обычно это специально оговаривается. Заключительный протокол обладает обязательной силой договора.

В качестве примера заключительного акта можно указать Заключительный акт Конференции представителей правительств США, Великобритании, СССР и Франции по вопросу о восстановлении международного режима в Танжере 1945 г. *(1186). Акт содержал краткие данные о работе конференции, ее участниках и их уполномоченных, а также суммировал принятые решения. В акт были включены и заявления некоторых делегаций, принятые к сведению конференцией. Упомянутое в акте и приложенное к нему соглашение не обязывало подписавшие акт государства без их на то согласия. Представители СССР подписали заключительный акт, но не подписали соглашение.

Практике издавна известны случаи, когда заключительному акту придается юридическая сила договора. Соответствующее намерение сторон должно быть ясно выражено. Одним из наиболее известных актов такого рода был Заключительный акт Берлинской конференции 1885 г., посвященный проблемам Африки. После перечисления принятых документов в преамбуле Заключительного акта говорилось: "И признав, что эти разные документы могли бы с пользой быть соединены в один документ, соединили оные в один Заключительный акт...." Далее приведены полные тексты принятых актов. А в заключительной статье говорилось: "Настоящий Заключительный акт будет ратифицирован в возможно скорейшем времени... Для каждой державы он вступит в силу, начиная со дня его ратификации" (ст. 38) *(1187). Эти положения не оставляют сомнений в том, что речь идет о международно-правовом договоре.

Если наименования "договор", "соглашение" презюмируют правовую природу акта, то наименование "заключительный акт" презюмирует неправовой характер документа. Эти положения следует иметь в виду, в противном случае возможна неправильная оценка природы заключительного акта. Примером может служить мнение такого видного специалиста в области права договоров, как А.Н. Талалаев. Он подтвердил общепризнанное положение о том, что "подписание заключительного акта означает лишь установление аутентичности указанного в нем и принятого конференцией текста международного договора....". И тут же в качестве примера, когда заключительный акт сам является международным соглашением и когда "его подписание выражает согласие государств на его обязательность", привел Заключительный акт СБСЕ 1975 г. *(1188).

Между тем участники Хельсинкского совещания достаточно четко заявили о своем намерении принять неправовой акт. То обстоятельство, что включенная в Заключительный акт Декларация излагает мнение участников о содержании принципов международного права, не делает Акт международно-правовым договором. Все это, однако, не принижает значение указанной Декларации для определения содержания принципов, поскольку она представляет собой авторитетное толкование.

Полное подписание может иметь различное значение - от способа аутентификации текста до выражения согласия на обязательность договора *(1189). Это положение отмечалось и Международным Судом ООН. В консультативном заключении об оговорках к Конвенции о геноциде Суд заявил: "Не вдаваясь в вопрос о юридическом значении подписания международной конвенции, которое неизбежно различно в конкретных случаях, Суд считает, что подпись представляет первый шаг к участию в Конвенции" *(1190).

Таким образом, аутентификация текста договора не порождает каких-либо юридических обязательств. Исключения составляют заключительные постановления о порядке оформления участия в нем (подписание, присоединение), которые обладают юридической силой. Тем не менее такой текст не лишен значения для международного права. Текст представляет собой разновидность договорной практики и способен оказывать влияние на формирование обычных норм *(1191). Многие юристы признают такое значение даже за проектами договоров, прежде всего многосторонних. Особое значение придается кодифицирующим конвенциям. Британский профессор Р. Бакстер пришел к следующему выводу: "Ранее сказанное дает основания заключить, что кодифицирующий договор, еще не вступивший в силу, играет правомерную роль в определении состояния права на ранних этапах его существования" *(1192).

Некоторые юристы даже утверждают, что "когда речь идет о правотворческих конвенциях, подлежащих ратификации, то подписание может быть более важным, чем последующие акты согласия" *(1193). В этом мнении есть определенный резон. Тексты договоров разрабатываются специалистами с учетом существующей практики и потребностей ее развития, а также замечаний правительств. Международный Суд неоднократно ссылался как на принятые конференциями договоры, так и на проекты конвенций, подготовленные авторитетными международными органами, как на доказательства существования обычных норм. Порой ссылки на проект конвенции встречаются в преамбулах договоров *(1194).

Представляет интерес мнение по этому вопросу такого авторитетного ученого, как Р. Аго, изложенное им в специальном меморандуме: "Ценность текста, принятого значительным большинством и иногда даже единогласно общей конференцией представителей государств, едва ли может быть поставлена под сомнение даже страной, которая еще не ратифицировала или не приняла его, и даже в том случае, если этот текст не вступил в силу.... Но все это так лишь при условии, что окончательное согласие значительной и в известном смысле - представительной части государств, участвовавших в разработке и принятии конвенции, будет получено в разумные сроки. Если же проходит много лет, а число собранных подписей под данной конвенцией остается весьма ограниченным, то даже ценность, которая первоначально приписывалась этому акту, будет снижаться....." *(1195)

Более того, отказ подавляющего большинства государств окончательно принять многостороннюю конвенцию может служить своеобразным вотумом недоверия к содержащимся в ней положениям и воспрепятствовать их утверждению в качестве норм обычного права.

Значение текста договора возрастает по мере развития процесса его окончательного принятия государствами. В частности, подписанный и ожидающий ратификации договор обладает большим авторитетом и влиянием, чем только принятый конференцией *(1196). Известно немало случаев, когда положения подписанных, но не вступивших в силу конвенций рассматривались как авторитетное выражение норм обычного права. Примером тому может служить и Венская конвенция о праве договоров 1969 г. *(1197).

Не только кодифицирующие конвенции, но и иные договоры еще до ратификации могут оказывать влияние на соответствующие области договорного регулирования. Примером может служить влияние, оказанное нератифицированным Уставом Международной торговой организации на формирование норм права ГАТТ *(1198).

Не ратифицированные государством конвенции порой оказывают ощутимое влияние на его внутреннее право. Особенно показательны в этом плане конвенции, посвященные международному частному праву. Некоторые из таких конвенций были учтены при подготовке третьей части ГК РФ. Существенно влияние на внутреннее право государств и нератифицированных конвенций МОТ *(1199).

Все это свидетельствует о значении нератифицированных договоров в формировании норм международного права, а также о влиянии некоторых из них на внутреннее право государств. Кроме того, факт подписания и даже парафирования важного политического договора способен оказывать влияние на широкий круг политических отношений.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.013 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты