Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Социально-политический аспект




В социально-политическом плане возникновение массовых настроений и степень их очевидности зависят от уровня однородности социально-политической структуры общества. Чем дифференцированнее, плюралистичнее эта структура, тем больше су­ществует в обществе различных групп, обладающих специфическими потребностя­ми и интересами, и каждая из них может иметь свои настроения. Чем сильнее, четче, яснее и однороднее представляются общественные отношения, тем более «сжата» структура и тем сильнее однородно-нормативный, «общественный» компонент на­строений.

Возможны две абсолютно противоположные ситуации. С одной стороны — си­туация хаоса и анархии, полного крушения нормативных социально-политических структур, при которой полностью распадаются «общественные» настроения. Процесс распада в таких случаях идет по уровням, от «всеобщего» к индивидуальному. Вна­чале перестают быть массовыми прежние общественные настроения, сменяясь мас­сово выраженным широким спектром настроений групповых. Затем распадаются и они, и наступает массовый расцвет индивидуальных настроений. Как показал процесс детоталитаризации бывшего советского общества в последние десятилетия, подобная динамика настроений, связанная прежде всего с социально-экономическими (а на их основе — и с политическими) интересами и притязаниями, развивается в целом до­статочно быстро. С другой стороны — ситуация жизнеспособного тоталитаризма, при которой жесткие социально-политические структуры удерживают не только поли­тическую, но и настроенческую, психологическую однородность общества. «Массо­вый энтузиазм» советского общества эпохи сталинизма в немалой степени определял­ся этим.

Возникновение и развитие настроений в общем виде зависит прежде всего от степени очевидности расхождения притязаний людей с предоставляемыми социаль­но-политической системой возможностями их удовлетворения, например от несо­ответствия декларируемых прав и свобод реальной действительности сталинского ГУЛ АГа. Однако здесь надо иметь в виду существование особых, «отсроченных при­тязаний». Это те устремления, которые люди готовы отложить, с реализацией кото­рых согласны потерпеть ради, например, предстоящего «светлого будущего», «миро­вой революции» или чего угодно в этом роде. На таких отсроченных притязаниях долгое время держалась политическая система советского общества. Однако опыт по­казывает, что такая «отсроченность» имеет определенные пределы: рано или поздно массы начинают требовать осуществления своих притязаний. В таких случаях стре­мительно развиваются настроения массового недовольства системой.

Трудно спорить с тем, что «историческая обстановка сама по себе, независимо от людей не меняется; она меняется только благодаря их действиям, даже если послед-


Глава 2.3. Массовые настроения в политике 195

ние носят стихийный характер и люди представляют ход движения иллюзорно» (Ча-гин, 1967). Причиной появления оппозиционных по отношению к власти массовых настроений является рассогласование уровня притязаний с возможностью дости­жения прокламируемых притязаний. Определенное опережение притязаниями ре­альной жизни необходимо, поскольку создает мотивы, стимулы движения вперед, усиливает активность людей, направляемую на достижение все новых и новых целей-притязаний. Однако любые притязания должны сочетаться со знанием путей их реа­лизации или с верой в наличие такого знания. Тогда возможна та или иная степень «отсроченное™». Если же подобное знание отсутствует или носит слишком абстрак­тный, лозунгово-декларативный характер, то у людей возникают сомнения в подлин­ности целей тех, кто обещает невозможное или кажущееся невозможным. При срав­нительно небольшом рассогласовании это не замечается, но при резком расхождении между притязаниями и их реализацией становится очевидным. И тогда вместо жела­тельной для власти нормативной однородности настроений, полностью соответству­ющих тем или иным целям и «идеалам» общественного развития, возникают самые разные возможности направления настроений, ориентирующихся уже не на «обще­ственные», а на индивидуальные и групповые интересы.

Тогда возникает ситуация, когда декларируемые цели, нормы и ценности жизни как бы повисают в пустоте: они не подкрепляются существующей реальностью, и определенные слои населения просто перестают в них верить. Вместо ориентации на общественные нормы, ценности и смыслы люди начинают жить индивидуальными или узкогрупповыми, корпоративными интересами. С одной стороны, возникают и развиваются иждивенческие, потребительские настроения. С другой же стороны, по­являются новые или оживают старые идеалы, притязания и ожидания, которые ста­новятся основой для нарастания массовых оппозиционных настроений. За счет всего этого постепенно размывается прежняя однородность, усиливается социальное, по­литическое и психологическое расслоение общества. Такая ситуация в некоторых отношениях сродни «аномии», описанной еще Э. Дюркгеймом как переживаемой людьми утраты веры в декларируемые нормы и ценности1. Развивается социальная дезадаптация, поскольку привычные механизмы социальной и социально-психологи­ческой адаптации оказываются нарушенными2. Появляется дезадаптивная масса, охваченная антисистемыми настроениями.

Разумеется, подобные ситуации складываются не сами собой. Как правило, необ­ходим внешний толчок для активизации этого процесса. Часто таким толчком высту­пают слухи.

Один из фундаментальных психологических законов гласит: «Настроения могут быть ошибочными, например порожденными тем или иным ложным слухом. Но чем они относительно устойчивее, тем более представляют уже некое "мы" и тем самым

' См.: Дюркгейм Э. Самоубийство: социологический этюд. СПб, 1912. Затем это многократно исследо­валось и в других контекстах. В частности, влияние факторов данного рода, усиливая на начальном этапе политическое отчуждение, затем может вести к массовым взрывам деструктивных, антисистем­ных настроений, проявляться, как считает С. Кофф, «в революциях и терроризме». См.: Koff S. The Political Use of the Concept of Alienation. // Alienation: Concept, Term and Meaning. N. Y., 1973. P. 268-290.

2 Об этих механизмах см.: Ольшанский Д. В. Адаптация социальная. // Философский энциклопедиче­ский словарь. М„ 1983. С. 12-13.


196 Часть 2. Массовые настроения

некую общественную силу, чему-то противостоящую» (Поршнев, 1966). Оппозици­онные настроенческие общности людей возникают еще до осознания ими причин объединения, до выработки программ и идеологических конструкций. Настроения окрашены негативным по отношению к существующим порядкам тоном, «когда чая­ния и действительность особенно расходятся. Тогда на передний план выступят на­строения недовольства, беспокойства, неуверенности, усталости, страха, гнева, воз­мущения» (Поршнев, 1966). Это усиливается в экстремальные, кризисные периоды общественно-политического развития.

Известно, что существует прямая связь между степенью психической напряжен­ности жизни людей, перенапряженностью их деятельности и интенсивностью массо­вых настроений1. Еще Г. Лебон подметил, что динамичное проявление оппозицион­ных настроений, помимо названных факторов, усугубляется «ослаблением прежних верований», «возрастанием могущества толпы» и «противоречивостью информации в печати» (Лебон, 1896). Он же указал, что настроения более непосредственно, чем идеология, отражают динамику социальных отношений. В этом как раз и кроется при­чина внешней «стихийности» и «скачкообразности» возникновения настроений (Le Bon, 1969).


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 66; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты