Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. Макдермот появился через четверть часа




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. Ваша четвертая чакра
  7. Версия двадцать первого столетия...
  8. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  9. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  10. Глава 0. Чувство уверенности в себе

 

Макдермот появился через четверть часа. Получив неизменный стакан с виски, начал рассказывать — коротко и по-деловому:

— Мы сейчас знаем, что Мэдди умерла — но Карен этого могла и не знать. И если так — могла пойти туда, чтобы пожить, пока не определится. Вот я и решил вечером пройти по дому, где Мэдди жила — поспрашивать. И нашел одну женщину, которая видела там Карен — в тот день, когда она исчезла.

Мак достал сигареты, закурил. Дел попросил:

— Дай мне тоже.

Тот бросил удивленный взгляд и протянул ему пачку.

— Мак, с этого момента — как можно подробнее, — попросил Томми, откидываясь в кресле и отставив в сторону стакан.

— Женщина 53 лет, работает судомойкой в ресторане на 80-й улице. В районе шести вечера она выносила мусор и увидела, что на подоконнике между вторым и третьим этажом сидит девушка. Молодая блондинка в джинсах, светлой футболке и расстегнутой куртке — кожаной, черной. Волосы длинные, заколоты сзади. На полу рядом с ней — большая серая пластиковая коробка и сверху — дорожная сумка, синяя с желтой полоской.

— Сумка ее, одежда — тоже, — кивнул Дел, — а коробка пластиковая — это клетка для кошки.

— Да, и описание совпадает полностью. Эта женщина подумала сначала, что наркоманка забрела, но присмотрелась и увидела, что девушка вполне нормальная, только печальная очень. Ну, там не принято с чужими заговаривать, так она и прошла мимо, а девушка осталась на подоконнике сидеть. А потом, часа через полтора, она ее опять увидела.

Он искоса взглянул на Дела,Томми коротко бросил:

— Продолжай!

— Она на работу к восьми обычно ходит. Так вот, когда она вышла из дома, то увидела впереди себя парочку — эту девушку и парня. Они метрах в десяти впереди нее шли, и она их со спины видела, но девушка точно та же самая была — и волосы, и куртка, и коробка пластиковая в руке. А сумка на плече у парня висела. Парень очень высокий, девушка ему еле-еле по плечо. Они вдоль дома прошли и на улицу свернули. Она тоже вслед за ними свернула и увидела, что за углом машина стоит и парень этот на заднее сидение сумку запихивает, сама девушка тут же, у передней двери ждет. Парень заднюю дверь захлопнул, к девушке повернулся и обнять попытался. Эта женщина как раз мимо них проходила. Так вот — та не шелохнулась, словно не ее обнимают, только сказала что-то вроде: «Барни, отвали. Я жрать хочу до смерти, а ты тут с глупостями лезешь». Ну, потом эта женщина дальше прошла и услышала, как двери хлопнули и машина тронулась. Это все.



Дел сидел, держа в руке погасшую сигарету и смотрел в пол. До сих пор его подталкивала вперед надежда, что ее можно найти, объясниться, вернуть домой. Но если она уехала с каким-то парнем...

Да нет, чепуха какая-то, он же сам слышал, что Карен послала этого типа. Но почему тогда она уехала с ним? И какое этот парень имел право обнимать ее — даже пытаться?!

— Какая машина? Как выглядел парень? — резко спросил Томми.

— Машина белая, небольшая — марку она не знает. Парня описать она не сумела. Только сказала, что высокий и волосы темные. Еще добавила: «Если бы меня такой красавчик обнимал, я бы не о жратве думала». Я ее спросил, почему красавчик— объяснить толком она не смогла, только еще раз повторила, что красавчик.

— Это все?

— Тут-то все. Но вот пока я сюда ехал — кое-что еще вспомнилось. Видел я с ней парня похожего однажды.

— Где, когда?

— Полтора года назад я к ней в больницу пришел. Зашел в палату — она у окна лежала. И вот, на подоконнике парень сидит, с ней разговаривает. А меня увидел — быстро ей что-то сказал и к выходу заспешил. Действительно высокий — выше меня дюйма на три-четыре, волосы черные, глаза светлые, кажется, серые. Молодой совсем — лет восемнадцать, больше. И вот что интересно... Когда он мимо меня проходил — глянул так... нехорошо — похоже, знал он, что я полицейский. И крестик у него был на шее, блестящий.



— Она что-нибудь тогда про него говорила?

— Я спросил, кто это — ее парень, что ли? Она ответила, что они, как она выразилась, «немножко знакомы». Он здесь навещал кого-то, а потом ее увидел и зашел поболтать. И больше о нем — ни слова, все на пакет с гамбургером посматривала. Тогда я этому эпизоду значения не придал, а сейчас вспомнил.

— Крестик... блестящий, говоришь? Завтра к обеду успеешь?

Мак кивнул.

 

После ухода Макдермота Томми некоторое время молчал, потом спросил:

— Ну, и что ты об этом думаешь?

— Я не понял, что за дела там с крестиком? Почему это так важно?

— Есть такая банда молодежная — «Дети божьи». Мальчишки — от одиннадцати до восемнадцати примерно. Католики, или косят под них. Пару раз в год разборки крутые устраивают — территорию с другими такими же бандами делят, без крови не обходится. У каждого — две-три судимости, но по малолетке — сроки небольшие или просто условные. Так вот, у них крестики никелированные на шее всегда — вроде как униформа — и парень этот, похоже, оттуда. И если так — Мак его завтра вычислит, — помедлил и добавил: — Похоже, действительно мы на след вышли.

 

Эта ночь была хуже всех предыдущих — Дел был слишком возбужден, чтобы спать. Стоило ему закрыть глаза, и перед ним вставало одно и то же — чужие руки, обнимающие Карен. Его Карен...



Он больше не ревновал — было просто больно. Она могла и не хотеть этих объятий — скорее всего не хотела! — но рядом с ней не было никого, кто мог бы защитить ее.

В конце концов Дел зажег свет и встал. Принял душ — слава богу, хоть по ночам девицы не крутились в приемной и не поглядывали на него с интересом. Набрался наглости пошарить в столе у Томми в поисках сигарет, но обнаружил, что все ящики заперты. На душе было очень погано и тоскливо, поэтому он вылил в стакан все, что еще оставалось в бутылке — совсем немного — и проглотил, даже не почувствовав. Потом сел в кресло и достал то немногое, что у него оставалось — фотографию и клочок бумаги, на котором было написано круглым почерком: «Я люблю тебя. Карен». Защита от мучительных мыслей, от вопросов, от боли и пустоты.

Только под утро он все-таки заснул — прямо в кресле, уронив голову на стол и держа в руке фотографию.

Все утро он маялся в кабинете и ждал Макдермота — казалось, стрелки часов стоят на месте. В конце концов Томми загрузил его работой.

Дел нарисовал на большом листе таблицу — график выступлений стриптизерок на будущий месяц — и заполнил ее согласно указаниям Томми, который понемножку начал ворчать:

— Вот-вот, поработай, а то придумал — втихую по ночам глушить. Что мне потом девочка скажет — был у нее нормальный мужик, а стал пьяница? И я, получается, к этому руку приложил?

Казалось, Томми ворчит машинально, думая о чем-то другом. Пару раз Дел замечал, что тот смотрит на него — пристально и оценивающе.

 

Мак пришел часа в два, очень деловитый и собранный. Протянул Томми пару листов распечатки, сел и начал докладывать, поглядывая в записную книжку с пометками:

— Не Барни — Берни его зовут. Берни Флай. Девятнадцать лет. Мать куда-то смылась, когда ему лет семь было, с тех пор мальчишка на улице. Первый привод — в одиннадцать, кража. А потом пошло — три-четыре месяца в году в колонии проводил — кражи, поножовщина, угон автомобилей — всего понемножку. Отправляли в приюты, к приемным родителям — сбегал и снова сюда возвращался. Я с ребятами, которые «Детей божьих» курируют, говорил — так вот, они его помнят. Крутой волчонок — так один из них его назвал. Когда ему лет четырнадцать было — получил огнестрельное, в грудь, еле откачали. Стреляли в упор, так что он знал, кто его — но так и не сказал, как ни допрашивали. Ствола при нем не бывает, но что-то всегда имеет. В последних разборках уже не участвовал — вроде как по возрасту от них отходить начал. Ходят слухи, что оружием начал приторговывать — по мелочи. Ну и автомобили, конечно.

— Круто, — прокомментировал Томми, и перебросил Делу лист, который до того изучал, — посмотри, парень, — хмыкнул, — действительно, красавчик, ничего не скажешь!

Мальчишка был и в самом деле хорош. То, что Карен как-то назвала «Плейгерл». Темные волнистые волосы, серые глаза, пухлые губы — таких мальчиков можно было увидеть в рекламных роликах. Выражение глаз — что-то вроде «а пошли вы все!» И под фотографией список — приводы, аресты, судимости — до самого конца страницы.

— Я еще одно проверил, — продолжал Макдермот, — за три недели до того, как я его в палате у нее видел, на улице большая разборка случилась — и там, в больнице, действительно было ему кого навещать.

— Значит, он знает, где Карен... — задумчиво протянул Дел, возвращая Томми распечатку.

— Может знать, парень — может, — вздохнул Томми, — только ничего другого у нас пока нет.

— Ладно... где его можно найти?

Мак взглянул на Томми, словно не зная, стоит ли отвечать, тот пожал плечами.

— Есть одно место, я потому и задержался, что выяснял. Он там по вечерам часто бывает, — и снова взглянул на Томми, — Я сегодня туда сам собирался заглянуть — по выходным там большая игра идет.

— Не пойдет, — покачал головой Томми, — он знает, что ты коп. Или просто сбежит, или пошлет тебя — тем более, без ордера.

— Я могу его сюда привезти.

— А дальше? Не забудь — это волчонок уличный, его напугать трудно — не захочет говорить, и все. Что же ты — пытать его будешь?

— А ты что предлагаешь?

Томми несколько секунд молчал, не отвечая, потом неожиданно повернулся к Делу.

— Пойди-ка кофе мне сделай — да и себе заодно, мозги прочистить.

Возвращаясь, Дел еще из приемной услышал реплику Мака: «Ты с ума сошел!» Вошел, поставил перед Томми чашку и с некоторым удивлением взглянул на детектива. Тот не обратил внимания, продолжая:

— Лучше Пони послать, или кого нибудь из ребят, которых ты обычно используешь. А я на улице подстрахую.

— Верно, ты как раз и подстрахуешь, — кивнул Томми, — только не Пони. Мой вариант лучше. Помнишь, полгода назад я тебя просил его по-быстренькому проверить? Ну, там еще засекречено все было?

Внезапно Дел понял, что говорят о нем. Взглянул на Томми — тот кивнул, поймав его взгляд.

— Пойдешь поговорить с мальчишкой?

— Да.

— Хорошо. Тогда слушай. Место называется «Четырехлистник» — бар с бильярдом. Там по вечерам всякая шпана собирается, на деньги играют. Ты как, умеешь?

— Не очень, — покачал головой Дел.

— Тогда и не начинай с ними лучше. Проиграешь — фраером себя выставишь. Берни туда каждый вечер приходит, тоже поиграть. По времени — когда как. Так что ты заранее приди, бармену двадцатку дай и скажи, что с Берни поговорить хочешь. Если спросит, о чем — не отвечай, не его это дело. Пусть думает, что оружие купить хочешь — об этом с кем попало не болтают. Ты должен парня дождаться и спросить про нее. И желательно — получить ответ. Если спугнешь, Мак его на улице возьмет и сюда притащит, но это вариант похуже, так что ты уж постарайся. В общем, по обстоятельствам действуй. Полицию они там вызывать не станут, но сами могут начать порядок наводить. Ясно?

— Да, — коротко ответил Дел, одним глотком выпив остывший кофе.

— Мак, теперь ты. Твое дело — Берни, чтобы не сбежал. Внутрь иди, только если стрелять начнут. Ясно?

— Томми, ты уверен в том, что делаешь? Его же там...

— Я знаю, что делаю, еще вчера все обдумал — прервал его Томми, — Он «зеленый берет», с боевым опытом — и форму вроде еще не совсем потерял. На что ты лось здоровый — он тебя до сих пор в минуту сделает. Тут не за него бояться надо, а за них — чтобы он там делов не наделал.

Мак резко повернул голову и смерил Дела недоверчивым взглядом. Дел пожал плечами и кивнул.

— А то, что ты его недооценил, — невозмутимо продолжал Томми, — это хорошо. Я на то и рассчитываю, что они тоже недооценят, пока поздно не станет. Так что твое дело — только страховать. Теперь ты слушай, — обернулся он к Делу. — Стрелять они в баре, скорее всего, не будут. А вот все остальное может быть, если до драки дойдет. Почти у всех там что-то есть — нож или кастет, или еще что-нибудь. И не для понта носят — пользовались не раз, — подумал несколько секунд и спросил: — Может, тоже хочешь взять что-нибудь?

— Нет.

— Ну, это тебе решать. И вот еще что — будь поаккуратнее, не увлекайся.

— Ясно, — кивнул Дел.

У него было ощущение, что он снова во Вьетнаме и готовится к очередной операции. Постепенно все лишние мысли уходили, исчезала боль, которая не оставляла его с момента исчезновения Карен. Оставалось только спокойствие и холод внутри, полная ясность мыслей и расслабленность — до тех пор, пока не придет время действовать.

— Все, парень, теперь домой поезжай — отдохни чуток, и к восьми туда подходи. Мака не ищи — он там поблизости будет. Вопросы есть?

— У тебя фотография ее найдется? — спросил Дел.

— Да, но у тебя же есть...

— Дай мне. — Дел не хотел показывать постороннему мальчишке ту фотографию, которая лежала у него в кармане, словно показать — значило поделиться чем-то, принадлежавшим только ему.

Томми достал из ящика стола папку, вынул из нее маленькую фотокарточку — как для водительских прав — и протянул.

— Что-нибудь еще?

Дел покачал головой, попрощался и вышел.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 2; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты