Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. Версия двадцать первого столетия...
  7. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  8. ГИПОТЕТИЧЕСКАЯ ТРЕТЬЯ ПАРТИЯ
  9. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  10. Глава 0. Чувство уверенности в себе

 

Дел никогда не подозревал, что в Нью-Йорке так много кошачьих пансионов — больше сотни. За день он успел проверить всего тридцать два, и ни в одном из них не было маленькой трехцветной кошки с голубыми глазами.

Не было новостей и у Томми. Часов в пять, позвонив ему, он получил новые инструкции: «быстренько дуть к Маку», в 23-й полицейский участок.

Спросив у дежурного, как найти детектива Макдермота, Дел подождал пару минут — Мак вышел и провел его в кабинет. Это была каморка чуть побольше стенного шкафа, зато оборудованная компьютером.

— Сейчас попробуем — может быть, удастся эту Мэдди найти, — объяснил Макдермот, — смотри внимательно на экран. Если какая-то хоть немного похожей покажется, сразу скажи. Мы их тогда еще раз потом просмотрим — на бумаге.

Дел видел Мэдди всего один раз, мельком, и совершенно не помнил, как она выглядела — размалеванное лицо, хрипловатый голос, сильный запах духов — больше ничего. Тем более, что это было полгода назад.

Перед ним мелькали лица женщин с подходящими именами — Маргарет, Мадлен, Магдала. Дел пытался вспомнить — но получалось плохо. С большим трудом ему удалось отобрать двенадцать кандидатур — остальные совсем не подходили.

Он перебрал двенадцать листков, тщетно пытаясь вспомнить хоть что-то еще и честно признался:

— Не знаю.

Мак усмехнулся, кивнул и заявил:

— Вот сейчас настоящая работа и начнется, — вышел, принес два пластиковых стаканчика с кофе и плитку шоколада, половину сунул Делу: — Для мозгов хорошо, — и начал задавать вопросы.

Это длилось часа полтора и, как не странно, помогло. Вопросы сыпались градом, заставляя его вспоминать самые незначительные детали, которые, оказывается, все-таки сохранились в его памяти. Делу удалось вспомнить и рост — она прошла мимо него на каблуках и была ниже его ростом; и телосложение — очень худая; и то, что говорила она без акцента. Важной подробностью оказалось даже то, что, получив от Карен деньги, она пошла вглубь квартала.

Мак откладывал в сторону фотографии, перекладывал их, тасовал, как карты — постепенно варианты отпадали. В конце концов Дел неожиданно четко вспомнил девушку и выбрал нужную фотографию, но, как выяснилось, впустую.

— Магда Хейни. Умерла 14 февраля, почти три месяца назад. Официальный вердикт — передозировка, — посидев пару минут за компьютером, вздохнул Макдермот. Распечатал пару листов и протянул Делу. — Томми передай — он из этого еще, может быть, что-то выжмет.



— Здорово ты мне память раскрутил, — сказал Дел, вставая, — я и не думал, что все это помню.

— Вот мы с тобой почти два часа сидели, — объяснил Мак уже в коридоре, — а Томми бы минут за сорок справился. Он меня этому и научил.

После столь неудачного дня Дел приехал к Томми в весьма мрачном расположении духа. Доложил о результатах визита к Маку, отдал данные по Мэдди — и получил выговор за пессимизм:

— Ты, парень, всего пару дней побегал — и уже нос повесил. Выпей-ка, да успокойся. Пока есть, куда бегать — еще не все потеряно. Тут терпение надо.

Получив неизменный стакан с виски, он сел в «свое» кресло.Уже второй день его диета состояла из холодного пирожка, кофе и спиртного. Наверное, стоило сходить куда-то перекусить, но не хотелось даже думать о еде. Домой идти тем более не хотелось. Часа полтора он молча просидел, потягивая виски, краем глаза наблюдая за Томми — и вспоминая.

Ее смех — такой легкий и заразительный. Ласковые прикосновения. Глаза — светлые, выразительные, так легко загорающиеся нежностью и радостью, любопытством и весельем. Делу всегда казалось, что в них он может прочитать все, о чем она думает. Казалось...



Ему иногда приходило в голову, что Карен ушла просто потому, что устала притворяться и скрывать то, что творилось у нее в душе — ушла, потому что ей было плохо с ним.

Она никогда не плакала при нем, никогда не показывала, что ей больно. Но в бреду, во сне — и в ту ночь, на озере.. Если бы он тогда был понастойчивее...

В его воспоминания вклинился нахальный скрипучий голос:

— Ты чего, парень, и сегодня у меня ночевать, никак, собрался?

— А что, прогонишь? — приподнял бровь Дел.

—Да нет... Просто, раз ты тут все равно сидишь... Одна из девчонок моих попала в переплет — посетители уж больно разошлись, а полицию хозяин вызывать не хочет. Нужно бы ее выручить — может съездишь?

При мрачном настроении Дела поручение было как раз кстати — после бесплодного дня ему хотелось сделать хоть что-то полезное. Он получил краткий инструктаж:

— Твоя проблема — девчонка. Пусть они хоть весь бар разнесут, это тебя не касается. Ее — в машину, и домой отвези, — Томми усмехнулся, — только ты там, уж пожалуйста, кости никому не переломай.

 

Все прошло относительно мирно. Как оказалось, подвыпившая компания из четырех парней требовала, чтобы девушка поехала с ними «поразвлечься» и не выпускала ее из гримерной. Бармен не хотел вызывать полицию — очевидно, у него были для этого свои причины — и боялся соваться один против четверых, хотя, по мнению Дела, они были вполне безобидны — хулиганы, не более того.



Операция по спасению прошла гладко — очевидно, парни опешили от его наглости. Они теснились в коридоре, постукивали по двери и уговаривали девушку «выйти по-хорошему». Дел просто прошел мимо, не видя их в упор и слегка задев кого-то локтем — не глядя, но по звуку понимая, что попал в поддыхало.

Подошел к двери, побарабанил костяшками пальцев и спокойно сказал:

— Открывай, меня Томми прислал.

Дверь приоткрылась, он протиснулся внутрь, велел девушке собраться, и вывел в коридор, обнимая за плечи. Остановившись, обвел взглядом оторопевших хулиганов — один из них все еще пытался прокашляться — и без помех вышел через служебный выход.

У своего дома девушка, уже собираясь выйти из машины, слегка смутившись, спросила, не хочет ли он подняться к ней. Дела позабавило столь откровенное предложение, и он ответил в манере Томми:

— Не стоит, милочка. Беги спать.

Ему показалось, что девчонка вздохнула с легким сожалением. Вылезая из машины, она неожиданно обернулась и сказала:

— Не огорчайтесь. Она непременно найдется.

Томми встретил его ехидной ухмылкой.

— Быстро управился. Предлагала? — Дел молча пожал плечами. — Вот я и говорю — быстро управился.

Он отмахнулся, налил себе виски и плюхнулся в кресло. На душе по-прежнему было скверно. Это происшествие, поначалу показавшееся даже забавным, внезапно напомнило ему о Джейке. Для Дела он до сих пор оставался как бы символом всего того, что могло подстерегать Карен на темной улице.

Томми начал новый сеанс вопросов, пытаясь заставить Дела вспомнить что-нибудь, по его выражению, «путное». Но то, что вспоминалось, никак не могло помочь в поисках — озеро, лодка, ее глаза, вспыхнувшие при виде него. И снова глаза — и протянутые ему навстречу руки. И звонкий радостный смех — казалось, он зазвучал совсем рядом, и Дел, забывшись на мгновение, улыбнулся.

— Ты встряхнись-ка, да о деле думай, — тут же заметил это Томми. — А то меня еле слышишь — куда-то далеко уплыл. Ты вот что — не может быть, чтобы за последний месяц тебе ничего — ну совсем ничего — странным не показалось. Хоть мелочь какая-то, пустяк, а должно что-то быть.

— В Луна-парк мы ездили — и там ее укачало. Раньше никогда такого не было, мы с ней часто там бывали. Наверное, это беременность сказалась — она там чуть в обморок не упала.

Это было единственное, что сразу вспомнилось — может быть, из-за фотографии, которую Дел сделал в тот день — и часто вынимал, вглядываясь в радостную улыбку, широко распахнутые глаза и светлую прядку, захлестнувшую щеку.

Как ни странно,Томми вцепился в него, как клещ, и выспросил все подробности — даже самые незначительные.

 

Днем было немного полегче. Беготня по пансионам, разговоры, люди вокруг, Томми — все это отвлекало его от мучительных мыслей. Но ночью они возвращались, а вместе с ними — вопросы, на которые у него не было ответов.

Где же она? «Пока есть, куда бегать — еще не все потеряно,» — так, кажется, сказал Томми. А когда бегать будет некуда? Когда они переберут все возможности? Что тогда? Приходить к Томми и по-прежнему сидеть у него? Или оставаться в пустой квартире и вспоминать, как она была наполнена жизнью?

А если он найдет ее, но она просто не захочет вернуться? И глаза будут холодными и чужими. Что тогда?

Или он найдет ее, и она вернется домой, и все будет как раньше — будет ли действительно все как раньше? Нет,как раньше не будет.

Как она могла быть такой жестокой, почему не доверилась ему? Почему посмела решать его судьбу — и судьбу их будущего ребенка — сама, без него! Господи, она сама еще ребенок — как же ей, наверное, было страшно. Он говорил ей про Мэрион, про их вынужденный брак — а эта девочка все примерила на себя.

Она не хочет калечить ему жизнь. Какая, к черту, без нее жизнь?

 

На следующий день к Делу вернулась надежда — неожиданно для себя самого он нашел Манци.

Когда в очередном пансионе, седьмом или восьмом по счету, ему сказали, что, кажется, что-то похожее у них есть, он не поверил своим ушам. Но секретарша предложила ему подождать, вызвала по телефону еще одну женщину, та провела его к клетке — это действительно была Манци. Дел сам не ожидал, что так обрадуется, но, увидев эту кошку — маленькую, независимую, повернувшуюся ко всем спиной и обиженную на весь мир, он буквально упал на колени возле клетки, протягивая пальцы сквозь решетку и пытаясь подозвать ее.

Услышав его голос, Манци повернула голову и на него взглянули знакомые голубые глаза — глаза Карен. Она не подошла к решетке, только встала, обиженно мяукнула, глядя на него, и снова легла, поджав под себя лапки и отвернувшись.

— Потерпи, милая — скоро я тебя выручу! — пообещал он, но кошка не повела даже ухом. Служительница, стоя рядом, недоуменно смотрела на него.

Забрать Манци ему бы не удалось, это мог сделать только тот, кто ее сдал — то есть или мисс Мэнсфилд, или кто-то с ее квитанцией, — так ему объяснила секретарша.

Пансион был оплачен на две недели. После этого еще две недели кошку будут держать здесь, прежде чем отправить в благотворительный приют. Если Дел заинтересован именно в этой кошке, то сможет забрать ее, оплатив две недели содержания, за день до отправки в приют.

Карен сдала ее в тот же день, когда исчезла, сразу после обеда — секретарша проверила записи и вспомнила девушку, когда он показал фотографию. Адрес, который Карен назвала, помочь ничем не мог — это был его адрес. Больше никто ничего не знал.

Позвонив Томми, Дел доложил об успехе и услышал в ответ:

— Подожди у пансиона. Давай адрес — я пришлю человека. Ничего ему не объясняй, только покажи кошку. Потом приезжай, обсудим.

Человек приехал через сорок минут — бледный, коротко стриженный парень лет тридцати. Дел зашел с ним вместе в пансион, извинился перед секретаршей и попросил еще на минутку показать им кошку. Та с удивлением пожала плечами, но выполнила просьбу.

Манци даже не обернулась, когда он позвал ее.

 

Дома на автоответчике было сообщение — Сэм просил перезвонить ему по поводу контракта. Делу сейчас было не до контрактов, поэтому он помылся, переоделся, съел традиционный пирожок — что будет, когда они кончатся? — и поехал к Томми.

Тот был явно доволен его находкой.

— Значит, в городе она. На дно где-то легла, но здесь, неподалеку. Я, признаться, боялся, что она сразу из города уехала — тогда трудно было бы. А теперь только ждать — сама придет. Ну, а как придет или пришлет кого — тут Пони ее и засечет, он в этом деле дока. Кстати, с тебя полторы сотни в день — ему и еще кое-кому.

— Что же — просто сидеть и ждать? — спросил Дел, доставая деньги, — а если ее пока кто-нибудь обидит? Или она сама какую-нибудь глупость сделает?

Томми вздохнул.

— Что ты еще можешь предложить? Это самый верный способ, хоть и долгий. А что до глупостей — пока она их, вроде, слава богу, не делала. Я тусовки два дня проверял — никто о ней там не знает.

— Какие тусовки?

— Где проститутки собираются. Они же в определенных местах стоят, и в чужой район не суются, — Томми говорил спокойно, словно объясняя ему нечто общеизвестное.

— Неужели ты думаешь, что она могла... туда пойти?

— Не думаю, — голос Томми прозвучал неожиданно жестко, — но проверить надо.

Сама эта идея показалась Делу дикостью. Проверять, не ушла ли Карен от него, чтобы снова стать проституткой? Да нет, зачем — она бы так никогда не сделала!

Внезапно зазвонивший телефон не дал ему сказать это вслух. Томми потянулся к трубке и Дел невольно насторожился — а вдруг...

— Привет... Да...Так...Ну и?... — долгая пауза. — Та-ак... Нет, не надо. Приезжай, поговорим, — он бросил короткий взгляд на Дела. — Нет, — и положил трубку.

Его голос звучал сухо и четко. Дел внезапно подумал, что именно так Томми разговаривал с подчиненными, когда был полицейским — и, судя по всему, хорошим полицейским. Томми между тем задумчиво посмотрел на Дела, вздохнул и, как всегда, махнул рукой.

— Налей-ка.

— Что случилось?

Тот не ответил, продолжая смотреть на него, словно изучая.

— Парень,я тебя вот что спросить хочу. Ты уж извини, я понимаю, что тебе неприятно говорить об этом. Ты что-нибудь про ее мужиков знаешь? Ну, которые до тебя были? Я не про работу.

— Что случилось? — спросил Дел, уже резче.

— Мак свидетеля нашел. Сейчас приедет — расскажет. А ты мне, пока его нет, ответь, пожалуйста. Там какой-то парень нарисовался, и я хочу понять, что к чему. Может, ниточка потянется.

— Нет. То есть —никого у нее не было до меня. Кроме работы.

— Это она тебе сама сказала?

— Да. И я ей верю.

— Может, ты и прав. Она у меня год работала. Если бы за это время был у нее кто-то — я наверняка заметил бы. Понимаешь, если она не работала, то, как правило, все вечера здесь сидела — вот на этом самом диване.

— Да, она говорила, что с тобой интересно.

— Вот-вот. Днем на бегемотов в зоопарке смотрела, а вечером — на меня. Только парень-то этот существует, и не из воздуха взялся. Ладно, сейчас Мак придет, расскажет подробно — тогда подумаем.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты