Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава XXIX. ГРОЗОВАЯ ТУЧА




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXIX. МАРАНА и КИРА
  5. XXIX. ОБСТАНОВКА НАКАЛЯЕТСЯ
  6. XXIX. ТЕ ЖЕ И ВАНДЕНДАЛЛЕС
  7. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  8. XXXIX. ПОТЕРЯННЫЙ Н ВОЗВРАЩЕННЫЙ ХОТТАБЫЧ
  9. XXXIX. ЧУДО В МИЛИЦИИ
  10. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики

 

Шесть дней жизнь Марка-Антуана висела на тоненькой, но мало-помалу крепнущей ниточке. Еще через три дня наступило утро, когда Делакосте, сидя перед своим пациентом, объявил ему, что на сей раз Мелвил одурачил сатану.

— Но признаюсь вам, что он чуть не схватил вас. Мое искусство не смогло бы победить его без того ангела, который оставался у вашей постели, чтобы отогнать его. Она не жалела себя. Она едва ли спала всю неделю. Еще немного, друг мой, и она ради спасения вашей жизни лишилась бы своей, — доктор печально вздохнул. — Мы слишком легкомысленно относимся к женщинам, мой друг. Нет самопожертвования, равного тому, на которое способна добрая женщина; так же нет предела несчастьям, вызываемым плохой. Когда мы становимся объектом такой привязанности, что-то заставляет нас преклонить колени в знак признательности.

Он поднялся и подозвал Филибера, который в ожидании стоял у окна, и дал ему пояснения относительно принесенного им лекарства, после чего вышел. По истечении двух или трех дней, когда его сознание уже обрело полную ясность, Марка-Антуана стали беспокоить мысли о тех жизненно важных сведениях, по поводу которых он намеревался связаться с графом Пиццамано, но был тогда ранен. о тревожило, что положение должно было обостриться из-за этой задержки, но, по крайней мере, отсутствие виконтессы у его постели давало ему шанс исправить дело.

— Поддержите меня, Филибер, — приказал он. Филибер воспротивился. Но Марк-Антуан продолжал настаивать.

— Вы больше истощите меня спорами, чем согласием. Сделайте то, о чем я вас прошу. Это важно…

— Ваше выздоровление важнее, месье.

— Вы заблуждаетесь. Вовсе нет. Не теряйте времени.

— Но, месье, если доктор узнает, что я сделал это…

— Не узнает. Обещаю вам. Если вы будете верны мне, то и я буду верен вам. Заприте дверь и дайте мне перо, чернила и бумагу.

Сначала все поплыло у него перед глазами, и он потратил несколько минут, ожидая, пока это пройдет. Затем, едва придя в себя, он быстро набросал следующие строки:

«Бонапарт в такой силе, что поражение эрцгерцога кажется неизбежным. Если это случится, ожидается, что Австрия будет склонна заключить мир. Для этого принятый французами план предусматривает захват Венеции и обмен ее на Ломбардию при заключении договора с Австрией. Вы предупреждены. Венеция должна решить, возьмется ли она за руки с Австрией в эту самую последнюю минуту, чтобы сделать последнее усилие ради сохранения независимости, которая в противном случае будет утеряна ею».



Он перечитал записку, сложил ее и вручил Филиберу.

— Спрячьте это где-нибудь у себя как следует. Теперь уберите эти вещи и опустите меня обратно. Затем отоприте дверь.

Вытянувшись, Марк-Антуан несколько мгновений пролежал молча, истощив свои силы. Но укоризненный взгляд слуги вызвал у него улыбку.

— Не смотрите на меня так мрачно, Филибер. Это необходимо было сделать. Теперь слушайте. Спрячьте это письмо хорошенько, ибо оно опасное. Когда вы сегодня уйдете, отправляйтесь в дом Пиццамано на Сан-Даниэле. Спросите графа. Встретьтесь с ним лично и вручите ему эту записку. Ему и никому другому. Если его не будет, дождитесь его. Это понятно?

— Совершенно понятно, месье.

— Вы подробно расскажете ему о моем состоянии и можете свободно отвечать на любой вопрос, который он вам задаст.

Прилежный Филибер доставил это письмо уже после полудня, и оно было сразу же прочитано не только графом, но также и Доменико, который в этот момент был у него.



Капитан Пиццамано приехал из Форта при первой возможности из-за вызова посланного ему два дня назад его сестрой. К этому времени Изотта которая через Ренцо ежедневно осведомлялась о состоянии Марка-Антуана несла бремя большее, чем она могла выдержать в одиночку. Сегодня, когда Доменико наконец-то приехал и она посоветовалась с ним, тревога уже улеглась благодаря добрым вестям, которые доставил ей Ренцо. Марк-Антуан определенно был вне опасности.

Но негодование ее осталось и рассказ об этом она поведала своему брату. Потрясенный, Доменико, при всей его неприязни к Вендрамину, не решался поверить, что этот человек опустился до убийства. Наверное, именно эта неприязнь заставляла его проявлять благородную осторожность в предположениях. Изотта пролила свет на эти события.

— Они поссорились до этого, в прошлом октябре; и я узнала что состоялась дуэль, в ходе которой Вендрамин был ранен. Вы помните, что он болел тогда и не выходил из дома пару недель? Ранение было тому причиной.

— Я знаю о дуэли, — сказал Доменико. — Но между дуэлью и предательским убийством — огромная дистанция. Я могу понять, как одно могло породить подозрения о другом. Но необходимо нечто большее, чтобы мы были уверены.

— Думаю, у меня есть и нечто большее. Покушение на Марка имело место на прошлой неделе, в ночь на понедельник. С тех пор мы не видели Леонардо, а не в его обыкновении провести целую неделю без визита в Сан-Даниэле, особенно такую неделю, как эта когда ежедневно новости заставляют моего отца беспокоиться и удивляться его отсутствию.

— Ах, — теперь Доменико забеспокоился. — Но отчего же… Она прервала его реплику, чтобы закончить самой.

— Из четверых, напавших на Марка он ранил двоих, один из которых, как я уже говорила — главарь. Если обнаружится, что Леонардо ранен — ранен в левое плечо, — то не будет ли это полным доказательством?

— Думаю, будет,

— Вот почему я и послала за вами, Доменико. Разыщете ли вы Леонардо, чтобы выяснить это?

— Я сделаю больше… Мне требуется кое-что разузнать об этой дуэли, происшедшей в прошлом октябре. Кроме прочих, истинные причины… — он внезапно замолк, пристально посмотрев на нее. — Нет ли у вас подозрений, каковы они могут быть?

— Иногда я думаю… — она запнулась, сделав какой-то беспомощный жест. — Нет, нет. Ничего определенного. Ничего, Доменико.

— Но что-то неопределенное, — сказал он тихо, с сочувствием. — Так. Так. Посмотрим, что мне удастся разузнать обо всем этом.

В мыслях у него было совсем иное, но он подумал, что можно отложить разговор об этом, пока не выяснится данная проблема. Поэтому он вышел из ее будуара где происходила эта беседа и спустился переговорить перед уходом с отцом.

Он застал графа в библиотеке с Филибером. Рассказ слуги ничего не добавил к тому, что капитан узнал от своей сестры, тогда как письмо, которое он прочитал после ухода Филибера усилило серьезные опасения, уже взволновавшие умы всех верных венецианцев. Пока Марк-Антуан лежал беспомощный во французском посольстве, зловещие происшествия сотрясали Венецию и, наконец, стали достаточными для самых беспечных, чтобы заставить их заметить грозовые тучи на политическом горизонте.

Бессильная небрежность Светлейшей относительно того, чтобы обеспечить должную защиту своим провинциям на материке, наконец, принесла тревожные плоды в Бергамо. Никем не сдерживаемые, якобинцы, опираясь на поддержку Франции, прибрали к рукам упущенную правительством власть. Город восстал против Венеции, поддержал якобизм, поставил Дерево Свободы и учредил свое собственное независимое правительство.

Известия об этом жесте предательского отречения достигли Венеции шесть дней назад и вызвали ужас в каждом уме — от Дожа до последнего нищего.

Доменико еще не начал обсуждать со своим глубоко обеспокоенным отцом это последнее свидетельство вероломства французов, приведенное в письме Марка-Антуана когда объявили приход мессера Катарина Корнера.

Он вошел, и бедствие было написано на тонких чертах его лица и в каждом движении его стройной изящной фигуры. Он принес дурную весть о том, что еще один город последовал примеру Бергамо.

Подеста из Брешиа, бежавший, переодевшись крестьянином, чтобы спасти свою жизнь, только что добрался до Венеции и разыскал Дожа с печальным рассказом, что Брешиа, подобно Бергамо, провозгласила нынче свою независимость и установила Дерево Свободы, у подножия которого, в насмешку над Венецией, склонился лев Св. Марка, посаженный на цепь.

— Мы начали платить ужасную цену за слабоволие Манина, — заключил Корнер. — Республика распадается.

Граф сидел потрясенный, уставившись в пространство, тогда как инквизитор напрягал свой слабый голос в ужасающем описании. Порядок должен быть наведен без промедления, пока якобинская зараза не распространилась на другие подвластные города. Если сам Сенат не возьмется за это дело, то нужно созвать Большой Совет, чтобы он взял на себя всю полноту ответственности и власти.

Затем, наконец, граф пробудился. Он заговорил с гневной горечью:

— После допущенных нами ошибок, упущенных нами возможностей, последовательной скупости и эгоистичности политики, проводимой нами, можем ли мы рассчитывать на героизм? Если мы не можем, то ничего не остается, кроме как покориться расколу этой Республики, которая была столь величественна в течение тысячи лет. Взгляните на это.

Он протянул Корнеру письмо, полученное им от Марка-Антуана.

Когда инквизитор прочитал его, он дрожащим голосом спросил, откуда это письмо.

— Из того же источника. От Мелвила, — улыбнулся граф печально. — Вы очень поторопились предположить, что он бежал, прознав об аресте, а я на мгновение так растерялся, что готов был поверить, что вы правы. Но теперь я знаю правду. Была попытка убить его в ту самую ночь, когда вы послали арестовать его; и это покушение почти достигло цели. С тех пор он висел между жизнью и смертью. Его первым действием, когда он достаточно окреп, чтобы совершить какое-то усилие, было отправить мне это ценное сообщение — нечто, сделанное с величайшим риском для него самого. Я верю, что это убедит вас, ибо в ваших интересах он и работает. Но давайте немедленно передадим письмо.

Эти сведения должны быть сообщены Дожу. То решающее усилие, необходимость которого диктуется временем, должно быть предпринято, или мы непоправимо опоздаем, обреченные стать австрийской провинцией, живущей под той властью, которая является уделом покоренного народа.

Корнер позволил себе несвойственную ему злость в высказываниях.

— Разве эта баба Манин пойдет на такое? Или он покорится этому с тем же спокойствием, с каким он позволил нашим провинциям быть растоптанными каблуком иноземных солдат-головорезов?

Пиццамано поднялся.

— Большой Совет должен заставить его; необходимо принудить Сенат к решительным и незамедлительным действиям. Больше не должно быть пустых обещаний о проведении приготовлений к случайностям — обещаний, которые впоследствии ни к чему не приводят. Вендрамин должен распорядиться своими барнаботти в этой заключительной схватке против сил инерции.

Эмоции овладели им, и в своей взволнованности и энергичной жестикуляции он стал почти театрален.

— Если мы должны погибнуть, так давайте, по крайней мере, погибнем как достойные люди — потомки тех, кто добыл славу Венеции, а не как слабые уступчивые женщины, в которых Манин нас уже почти превратил.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты