Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



В поисках целостности




Читайте также:
  1. В поисках быка
  2. В ПОИСКАХ ГЕТЕ
  3. В ПОИСКАХ ГЕТЕ
  4. В поисках дома
  5. В поисках Любви
  6. В ПОИСКАХ НЕИЗВЕСТНОЙ ЗЕМЛИ
  7. В поисках новых концепций
  8. В поисках объединения
  9. В поисках подходящего решения
  10. В поисках привлекательного субъекта

 

Секс осуждался, потому что религии вообще были против всего, чем мог наслаждаться человек. Они были крайне заинтересованы в том, чтобы человек страдал, они стремились уничтожить для человека всякую возможность обрести хоть какой-то покой и удовлетворе­ние, хотя бы немного расслабиться. Они хотели, чтобы у человека не было и намека хоть на какую-то радость.

Почему же это было так важно? Это было важно, потому что они хотели обратить ваше внимание на что-то совсем другое, на другой мир. Если вы счастливы здесь, с какой стати вы будете думать о другом мире? Ваши страдания нужны им для того, чтобы другой мир мог существовать. Он же не существует сам по себе, он существует благодаря вашим несчастьям, вашим стра­даниям и мукам. Все религии до сих пор продолжают уничтожать ваше счастье. Они создают все больше и больше страданий, ненависти, злобы и боли. И все это во имя бога, все это во имя красивых слов.

Они говорят о любви и при этом уничтожают любую возможность полюбить кого-то. Они говорят о мире, но постоянно создают ситуации, которые могут привести к войне. Стратегия очень проста: продолжай говорить о красивых вещах, пусть люди слушают слова и проникаются идеологией, и выбивай почву у них из-под ног, лиши их корней, лишай их жизненной энергии.

Секс — это источник вашей жизненной энергии.

Все общества осознают тот факт, что только секс может помешать идти к богу. Если вы удовлетворены в сексе, вам не нужен никакой бог, потому что ваша жизнь наполнена, вам нечего больше желать. Тогда бог стано­вится лишь божком. Но если ваша сексуальность раз­рушена, подавлена, если она осуждается со всех сторон, если вы испытываете чувство вины за то, что занимаетесь сексом, то бог может жить вечно. Он будет управлять вашей энергией и доведет вас до самоубийства

В то же время, правда то, что общества, в которых секс подавляется, становятся более цивилизованными, культурными, богатыми, в них более развиты филосо­фия и наука. Они развиваются во всех возможных на­правлениях. Общества, в которых секс не подавляется, а таких на земле остались считанные единицы, до сих пор остаются бедными, с неразвитой культурой и совер­шенно нецивилизованными. Они не развиваются так, как это делают страны, подавляющие секс. Этот факт привел к появлению большого числа религиозных глу­постей. Поскольку у религий совсем мало доказательств своей правоты, они постоянно апеллируют к тому, что общества, в которых секс не подавляется, так и оста­ются неразвитыми, бедными и голодными. А общества, подавляющие секс, развиваются во всех направлениях. Чем больше секс подавляется, тем выше культурный уровень страны. Это стало доказательством того, что подавление секса просто необходимо, иначе мы так и останемся варварами. В каком-то смысле они правы, фактически правы.



Я не против секса. Для меня секс свят так же, как и все остальное в жизни. Нет ничего кощунственного и нет ничего святого — жизнь едина; любое разделение ложно. Секс находится в самом центре жизни. Поэтому вам необходимо понимать, что происходило в течение многих веков.

Когда вы подавляете секс, ваша энергия находит новое русло. Энергия не может быть статичной. Это один из основных законов: энергия не может стоять на месте, она всегда в движении, она динамична. Если вы примените силу и закроете перед нею одну дверь, она обязательно найдет другую, вы не сможете удержать ее на одном месте. Если естественный поток энергии перекрыть, то она прорвется неестественным путем. По­этому общества, подавляющие секс, становятся богаче.



Когда вы подавляете секс, вам нужно найти то, что за­менило бы вам любовь. Сейчас женщину считают опас­ной, она является олицетворением всех грехов мира. Это происходит из-за того, что все учения были написаны мужчинами. Женщина является дорогой в ад. Что же касается мужчин... Если женщина — это врата в ад, тогда только мужчины и могут через них проходить, женщина никогда не сможет попасть в ад, она так и останется на пороге. Поэтому, если женщины являются дорогой в ад, тогда ад должен быть полон одних мужчин, эдакий мужской шовинистский клуб.

Женщина — это не дорога в ад. Но если ваш ум обусловлен именно таким образом, вы будете выражать любовь чему-то другому, вам нужен другой объект для любви. Таким объектом могут стать деньги. Почему в мире процветает жадность? Почему люди так безумно цепляются за деньги? Это объект их любви. Каким-то образом им удалось перенаправить жизненную энер­гию на деньги. Если вы захотите, чтобы они отказались от денег, у вас будут большие проблемы.

Политика тоже становится предметом обожания. Люди стремятся подняться как можно выше по бю­рократической лестнице. Политики смотрят на пост президента или премьер-министра с вожделением, с нескрываемым желанием, так, как смотрит влюблен­ный юноша на свою возлюбленную.

Это извращение. Энергия человека может быть на­правлена на другие области, например, на обучение. Тогда книги станут его любовниками и любовницами. Человек может обратиться к религии, тогда бог станет объектом его любви и почитания. И если вы взглянете на жизни ваших так называемых святых, вы будете по-на­стоящему удивлены. Я всегда удивляюсь тому, что такой человек, как Зигмунд Фрейд, не понял самого главного. Ему следовало бы взглянуть на жизнь Святой Терезы, Святой Миры и других женщин, потому что женщины более прямолинейны. Песни Миры полны страсти, по­тому что она отрицала собственные отношения с мужчинами. Ее единственным спутником стал бог. Конечно, это всего лишь фантазии, но в своих фантазиях она была абсолютно романтична. Она говорила с Кришной, с ее богом; она спала с Кришной — естественно, она не мог­ла найти реального Кришну, поэтому держала фигурку Кришны у сердца, когда спала. В ее песнях о Кришне довольно легко найти сексуальный подтекст. Она пела: «Я замужем за тобой, мой господин. Я могу быть только твоей, больше ничьей. Ты — мое сердце, и я жду тебя, жду тебя. И буду ждать тебя вечность. Каждую ночь я устилаю постель цветами, я продолжаю ждать тебя, а ты все не приходишь». Ну, есть ли еще сомнения, что в ее фантазиях, в ее мыслях Кришна стал ее возлюбленным? Жизнь Миры подтверждает идеи Фрейда о том, что по­давленный секс находит другие пути для выхода. Фрейд был бы чрезвычайно рад это узнать, если бы обратил внимание на нее и на таких женщин, как она.



Энергии нужно двигаться. Она может найти выра­жение в религии на радость священникам. Ее можно направить на обучение на радость преподавателям. Ее можно вкладывать в науку на радость ученым Ее нужно во что-то вкладывать, она должна быть выражена. Вот почему общества, в которых секс подавляется, развива­ются в разных направлениях.

Да, они стали более культурными, изысканными, цивилизованными, образованными, научными, техно­логичными. Но какой ценой? Они потеряли радость, они потеряли покой. Они потеряли тишину. Они по­теряли любовь.

Вы можете проецировать свою любовь на какой-то воображаемый объект, но это не принесет вам ни капли удовлетворения. Вы можете продолжать писать поэмы о Кришне или о Христе, но эти поэмы не дадут вам опы­та любви. Вы так и останетесь голодными. Да, общество стало богатым во всех отношениях, но каждая отдельная личность в нем умерла. Тогда для чего обществу стано­виться культурным, цивилизованным, образованным, технологичным? Какой в этом смысл? Для кого? Каждый отдельно взятый человек в этом обществе мертв.

Это общество всего лишь скопище трупов, расха­живающих туда-сюда. Очень культурных трупов, изыс­канных и утонченных. Они все говорят по-английски с оксфордским акцентом. Но трупы, даже если они и го­ворят с оксфордским акцентом, все равно трупы. Они стали великими политиками, великими религиозны­ми деятелями, но загляните внутрь этих людей — они пусты. Внутри них нет ничего, нет души. Если в одном направлении они терпят крах, то они находят новое направление.

Общества, которые не подавляли секс, так и оста­лись неразвитыми по одной простой причине: им не­чего было искать, они и так были удовлетворены. У них не было энергии на зарабатывание денег, на политику, на поклонение богу. Вместо этого они пели и танцева­ли. У них была одноэтажная, но прекрасная архитек­тура — домишки, сделанные очень красиво. Их жизнь была чиста, у них не было преступности, потому что у них не оставалось энергии на преступления. Вам нужно понимать, как все это взаимосвязано между собой. Там, где нет преступности, нет ни судов, ни судей, ни поли­цейских. Когда все счастливы и наслаждаются жизнью, когда никто не чувствует себя виноватым за собственное счастье, зачем идти в католическую церковь на исповедь и обвинять себя в чем-то?

Когда люди будут счастливы и перестанут чувство­вать себя виноватыми, потому что никто не станет го­ворить им, что это грех, тогда, естественно, не будет ни священников, ни соборов, ни храмов, ни синагог. И вам кажется, что в таком обществе нет культуры. Культуры в вашем понимании этого слова там нет. Конечно, вы станете называть подобные общества «некультурны­ми». У них нет религии, у них нет святых писаний, у них нет университетов, библиотек, разве можно называть их культурными, разве можно называть их цивилизо­ванными?

Но они невероятно довольны жизнью и всем, что происходит с ними и вокруг них.

Я жил с такими людьми и не слышал от них ни одной жалобы. У них вообще нет проблем. Они прини­мают жизнь такой, какая она есть, они наслаждаются настолько, насколько могут. Они живут радостно и уми­рают радостно. Они не боятся жизни, не боятся и того, что с ними будет после смерти. Им все равно, у них нет энергии на беспокойства. Да, они не создают ничего, подобного творчеству Бернарда Шоу. Они рисуют, но их рисунки не такие, как картины Пикассо. У них нет на это энергии. Они просто рисуют маленькие картин­ки на своих домах. Они создают музыку, но их музыка проста — они играют на барабанах. Время от времени они собираются вместе и танцуют. Их музыкальные ин­струменты незатейливы, они не смогут сыграть вам, как Иегуди Менухин или Рави Шанкара, им это незачем.

Моя проблема в том, что я хочу быть живым и все же богатым и развитым во всех возможных направлениях. Я не готов выбирать между этими двумя возможными вариантами, либо — либо. Я бы не хотел, чтобы вы были аборигенами, и в то же время я бы не хотел, чтобы вы были слишком цивилизованными, «культурными» и только и делали, что зарабатывали деньги, власть и пре­стиж. Я бы не хотел, чтобы вы становились политиками или священниками. Но я бы хотел, чтобы ваша жизнь была богаче, полнее. То, что создается в процессе бога­той, разнообразной, счастливой жизни, — вот что для меня настоящая культура.

Аборигены живут полной жизнью, но жизнь их не переполняет. Цивилизованный мир достиг больших высот в разных направлениях, но человек, для которого все это создается, исчез из больших городов уже давно. Там продолжают строить небоскребы, но вообще за­были, для кого все это строят. Человек мертв — вам бы следовало копать небольшие могилы, а не строить не­боскребы. Никому не нужны такие огромные могилы, два на полтора — этого достаточно.

Итак, с одной стороны, аборигены — живые, но не переполненные жизнью. Они не знают, что жизненная энергия может сжиматься и расширяться, преумножаться. Вы можете использовать ее как таковую, данную от природы, и это принесет вам удовлетворение, но во многом вы так и останетесь бедными. Вы не сможете парить в небесах, слушая божественную музыку. Вы не узнаете наслаждения, которое приносит вам созер­цание истинных шедевров живописи. Вы не сможете достичь состояния полета во время медитации. Ваша жизнь будет похожа на жизнь животных, очень доволь­ных животных.

Все животные довольны. Вы когда-нибудь видели не­довольное животное, которое постоянно теребило бы вас и жаловалось: «Моя жизнь просто ужасна, можешь ли ты мне помочь? Что мне делать с моей жизнью? А де­ти уже совсем выросли...» Нет, у них нет таких проблем. Они живут и живут гораздо лучше, чем ваш цивилизо­ванный человек, потому что ваш цивилизованный чело­век уже давно мертв. Он пожертвовал собой ради циви­лизации, ради культуры и технологического прогресса.

Я не могу выбрать ни одно, ни другое.

Я бы хотел, чтобы вы поднялись выше животных. Единственный способ подняться выше животных за­ключается в том, чтобы найти способ преумножения собственной энергии. Именно это я называю религи­ей — науку преумножения, увеличения энергии, так, чтобы вы могли стать греком Зорбой и одновременно могли бы стать Буддой.

Зорба — живой, но он ничего не знает о полетах в высшие измерения. Он счастлив тем, что ползает по земле, в то время как у него есть все для того, чтобы рас­править крылья. Но он об этом ничего не знает.

Его хозяин — культурный человек, очень образован­ный, богатый, но очень несчастный. Его все время что-то беспокоит, он не может остановиться, расслабиться. Зорба говорит хозяину:

— Хозяин, лишь одно в тебе не так: ты слишком много думаешь. Почему бы тебе не жить просто? Я не вижу смысла в том, чтобы столько думать. Что ты получишь от всего этого? Живи! Пойдем, я тебе покажу.

Он взял музыкальный инструмент, привел хозяина на берег реки, туда, где жил сам, и начал играть и танце­вать. Хозяин смутился: «Вдруг кто-нибудь увидит этого сумасшедшего и то, что я стою здесь и смотрю на него? Что обо мне подумают люди?» Он не стал танцевать, он продолжал бояться, что кто-то может его увидеть... Зорба потянул его и сказал:

— Начни танцевать!

— Я не умею, — возразил хозяин.

— Не нужно уметь танцевать, — ответил Зорба — Танцу нельзя научиться. Просто начни прыгать, и все пойдет само собой. А я буду для тебя играть. Просто начни двигаться.

Видя, что этот человек от него не отстанет, хозяин начал двигаться. Зорба все подбадривал его и подбадри­вал. В итоге под полной луной хозяин забыл о культуре, об образовании, о цивилизации и впервые ощутил себя живым, он впервые понял, что может танцевать, что его ноги предназначены не только для ходьбы. У него есть крылья, Зорба же учит его быть на земле.

Мне жаль Зорбу, жаль, что он умер прежде, чем мне удалось с ним встретиться. Потому что тогда я рассказал бы ему о том, что существует высший танец. Я уверен, не знаю почему, но я абсолютно уверен, что он бы меня понял. Он познал низшие ступени, он мог бы познать и высшие.

Мои медитации помогут вам преумножить вашу энергию. Энергия подобна семени...

Я вспомнил такую историю...

У одного очень богатого старика было три сына. Проблема заключалась в том, что все трое родились одновременно и были одного возраста. На Востоке по традиции отцовское наследство получает старший сын. И вот старик думал, кому отдать наследство, потому что все трое были ровесниками.

Он обратился к мудрецу за советом

— Что мне делать? Как мне решить, кто станет на­следником?

Мудрец сказал ему, что нужно делать. Старик пришел домой, дал каждому из сыновей по тысяче серебря­ных монет и сказал:

— Идите на рынок и купите цветочные семена

Они пошли и купили семена. И вот во двор их дома стали прибывать телега за телегой, доверху наполненные семенами, потому что в древние времена тысяча сере­бряных монет — это были огромные деньги, на кото­рые можно было купить очень много цветочных семян... Когда все семена были доставлены, сыновья спросили отца

— И что теперь?

Отец ответил:

— Я собираюсь совершить паломничество. На это уйдет год, а может, два, а может, три. Вы должны хра­нить эти семена у себя, и когда я вернусь, я попрошу вас принести их мне. Это будет испытание, потому что тот, кто найдет самый мудрый способ их сохранить, получит наследство. Так что будьте внимательны.

И он отправился путешествовать.

Первый сын подумал: «Какое странное испытание. Если он вернется через три года, эти семена просто по­гибнут, а ему нужны живые семена. Поэтому лучше про­дать их и сохранить деньги, а когда он вернется, купить новые семена — свежие и молодые». Очень экономно и логично. Так он и сделал.

Второй сын подумал: «То, что сделал брат, не кажет­ся мне правильным, потому что наш отец сказал, что он захочет получить обратно те же самые семена. Поэтому я сохраню их». В подвале дома он устроил все так, что­бы хранить там семена «Когда отец вернется, я дам ему ключи и скажу: „Вот твои семена"».

У третьего сына была своя идея. Он рассуждал так: «Хранить семена в подвале? Они же умрут, им нужна почва. К тому времени, когда отец вернется, они уже не будут теми же семенами, потому что будут мертвы. Они не смогут дать ни одного побега, и их уже нельзя будет назвать семенами. Семена, которые дал нам отец, могут расти, могут превратиться в деревья. Одно семя может дать тысячи семян. Вот что он нам дал. А эти семена че­рез три года уже не смогут дать ни одного семечка, ни одного побега».

Он обошел дом кругом и нашел довольно много не­возделанной земли. Он посадил семена в землю. Каждый год они приносили в тысячу раз больше новых семян. Через три года, когда их отец вернулся, он не мог пове­рить своим глазам — все было в цвету! Он сказал:

— Наследство получит третий сын, потому что он знает, как увеличивать, как преумножать.

Одно семя может сделать зеленой всю землю.

Одна маленькая искра энергии внутри вас может наполнить землю танцами, песнями, музыкой.

Достаточно одной маленькой искры. Если вы знаете, как преумножать, искра может превратиться в мировой пожар. Достаточно лишь маленького огонька внутри. Медитация — не что иное, как усилия по преумножению вашего внутреннего пламени, работа для того, что­бы вас могла охватить страсть, чтобы вы стали пылкими, яркими, лучистыми, чтобы вас переполняла энергия.

Нам необходимо сохранять невинность Зорбы, не­винность ребенка, невинность аборигенов. Нам необхо­димо быть такими же невинными, как Адам до изгнания из Эдема. И все же нам нужно научиться преумножать нашу энергию, преумножать семена нашего сознания, превратить их в роскошный сад, так, чтобы цветы росли до самого горизонта. Так, чтобы вы могли вдыхать аро­мат вашего сада круглые сутки, и не только вы. Вы не сможете этого избежать, вам придется делиться. Хотите вы того или нет, это неважно.

Когда розовый бутон раскрывается, он начинает ис­точать аромат. Аромат не спрашивает разрешения у цветка, в этом нет нужды. Само цветение уже является разрешением, и аромат распространяется во всех на­правлениях, а ветер ему в этом помогает.

В тот момент, когда ваше сознание начнет цвести во время медитации, внутри вас произойдет взрыв не­вероятной силы.

Да, у вас будет музыка, у вас будет настоящая ду­ховная музыка. Вы будете танцевать, и ваш танец не будет сексуальным. У вас будет поэзия, но ваша поэзия не будет лишь неудовлетворенной страстью. Она будет полна любви. Ваша поэзия станет подобна мантрам Упанишад. Каждое слово будет отражать ваше счастье, вашу наполненность, и в этом будет то, что я называю божественностью.

У вас будут науки, творческие науки, науки, поддер­живающие жизнь.

Вы будете иметь все, но в этом будет новое качество.

Сейчас существуют и цивилизованное общество, и общество аборигенов. Но мы не собираемся жить ни в одном из этих обществ. Мы создадим нечто третье, то, чего еще не было в этом мире. Никто еще не думал о том, что может существовать Зорба Будда. Ни Зорба ничего не знал о Будде, ни Будда ничего не знал о Зорбе. Оба они были лишь половинами.

Я хочу, чтобы вы стали целостными людьми.


[1] В оригинале: «The feeling of am-ness» — существительное am-ness Ошо образует от am, формы первого лица ед. числа модального глагола be (быть, являться). — Здесь и далее примеч. перев.

[2] «Celibacy» означает «целибат, воздержание», однако в связи с тем, что говорит об этом сам Ошо, русское слово «целомудрие» представляется более уместным. Целомудрие — мудрость целого.

[3] В английском тексте — spiritual sex.

[4] Комментарии Ошо к книге «Вигьян Бхайрав Тантра» опуб­ликованы в «Книге Тайн».

[5] Body mind — тело-ум.

[6] В английском языке слово «секс» означает не только половой акт, но и пол человека, мужской и женский.

[7] От англ. disease (болезнь) — dis-ease, что означает отсутствие легкости.

[8] Ошо говорит: «Before you make love let there be an attitude of prayerfulness...» — дословно: «отношение молитвенности, бо­жественности», — «то есть придите в состояние молитвы, напол­нитесь молитвой, позвольте себе быть в молитве».

[9] В английском языке слово «секс» означает еще и «пол, жен­ский или мужской».

[10] По-английски «заниматься любовью» звучит как «делать лю­бовь».

[11] В английском языке «копание», «хождение», «течение» счи­тается глагольной формой, поэтому Ошо говорит о глаголе, а не о существительном

[12] По-английски «уважать» — respect. Re-spect — вновь смо­треть.

[13] Влюбиться по-английски звучит как fall in love — упасть в любовь.

____________________________________________________

[14] Шутливое прозвище ирландца

 

[15] Имеется в виду Папа римский.

[16] Здесь игра слов — выражение a good lay одновременно зна­чит и «хорошее положение», и «хороша в постели», дословно — «хорошо лежит».

[17] Любопытный Том — соглядатай, человек с нездоровым лю­бопытством, подглядывающий за купальщицами, заглядывающий в окна и т. п.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.024 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты