Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


XII. НАМЕЧАЕТСЯ ПОЛЕТ




-- То есть как это -- в рабство?! Женьку Богорада -- врабство? -- переспросил потрясенный Волька. Старик понял, что опять что-то получилось не так, и его лицоприняло кислое выражение. -- Очень просто... Обыкновенно... Как всегда продают врабство, -- пробормотал он, нервно потирая ладони и отводя всторону глаза. -- Взял и продал в рабство, чтобы не болталпопусту языком, о приятнейшая в мире балда. Старик был очень доволен, что ему удалось вовремя ввернутьслово, которое он накануне услышал из уст Вольки. Но его юныйспаситель был так взволнован ужасной новостью, что даже толкомне расслышал, что его ни за что ни про что назвали балдой. -- Какой ужас! -- Волька обеими руками схватился за голову.-- Хоттабыч, ты понимаешь, что ты наделал? -- Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб всегда понимает, что онтворит! -- Нечего сказать, понимаешь! Одних хороших людей непонятнопочему собираешься превращать в воробьев, других продаешь врабство! Нужно немедленно вернуть сюда Женьку! -- Нет! -- Хоттабыч покачал головой. -- Не требуй от меняневозможного. -- А продавать людей в рабство -- это тебе возможно?..Честное пионерское, ты даже представить себе не можешь, что ясделаю, если ты сию же минуту не вернешь Женю обратно! По совести говоря, Волька и сам еще не представлял, что онсможет сделать такого, что спасло бы Богорада из цепких лапбенэмских работорговцев. Но он бы чтонибудь придумал. Он бызаявил в министерство какоенибудь... Но в какое именно? И чтосказать в этом министерстве?.. Читатели этой повестки уже достаточно знакомы с ВолькойКостыльковым, чтобы знать, что он не из плакс. Но тут дажеВольку проняло. Да, да, мужественный и неустрашимый Волькаприсел на краешек первой попавшейся скамейки и заплакал отбессильной злобы. Старик всполошился: -- Что означает этот плач, тебя одолевший? Отвечай же, неразрывай моего сердца на куски, о юный мой спаситель! Но Волька, глядя на старика ненавидящими глазами, только ссилой, обеими реками, отодвинул от себя участливонаклонившегося Хоттабыча. Старик внимательно посмотрел на Вольку, пожевал губами изадумчиво промолвил: -- Я сам себе удивляюсь. Что бы я ни сделал,, все тебе не понраву... Изо всех сил стараюсь я угодить тебе, и все мои усилиятщетны. Могущественнейшие владыки Востока и Запада не разприбегали к моим чарам, и не было ни одного, кто не остался бымне потом благодарен и не прославлял бы меня в словах своих и впомыслах. А теперь!.. Я пытаюсь понять и никак не пойму, в чемдело. Неужели в старости? Эх, старею я!.. -- Что ты, что ты, Хоттабыч! Ты еще очень молодо выглядишь!-- сказал сквозь слезы Волька. Действительно, для своих трех с лишним тысяч лет стариксохранился совсем неплохо. Ему нельзя было дать на вид большеста -- ста десяти лет. Любой из наших читателей выглядел бы вего годы значительно старше. -- Ну, уж ты скажешь -- "очень молодо!"-- самодовольноухмыльнулся Хоттабыч и добавил: -- Нет, вернуть сию же минутутвоего друга Женю я не в силах... Волькино лицо окамедело от горя. -- ...но, -- продолжал старик многозначительно, -- если егоотсутствие так тебя огорчает, мы сможем за ним; слетать... -- Слетать?! В Бенэм?! На чем? -- То есть как это "на чем?" Не на птицах же нам лететь, --ехидно отвечал Хоттабыч. -- Конечно, на ковресамолете, опревосходнейший в мире балда. На этот раз Волька был уже в состоянии заметить, что егоназвали таким нелестным словом. Он полез в амбицию: -- Это кого ты назвал балдой? -- Конечно, тебя, о Волька ибн Алеша, ибо ты не по годаммудр, -- произнес Хоттабыч, очень довольный, что ему вторичноудалось столь удачно ввернуть в разговор новое слово. Волька собрался обидеться, но вовремя вспомнил, чтообижаться ему в данном случае нужно только на самого себя. Онпокраснел и, стараясь не смотреть в честные глаза старика,попросил никогда не называть его больше балдой, ибо он незаслуживает этого звания. -- Хвалю твою скромность, бесценный Волька ибн Алеша! -- счувством огромного уважения промолвил Хоттабыч. -- Когда можно вылететь? -- осведомился Волька, все еще не всилах преодолеть чувство неловкости. И старик ответил: -- Хоть сейчас! -- Тогда немедленно в полет! -- сказал Волька, но тут жезамялся: -- Вот только не знаю, как быть с родителями... Онибудут волноваться, если я улечу, ничего им не сказав. А еслискажу, то не пустят. -- Это не должно тебя беспокоить, -- отвечал старик: -- Ясделаю так, что они тебя ни разу не вспомнят за время нашегоотсутствия. -- Ну, ты не знаешь моих родителей! -- А ты не знаешь Гассана Абдуррахмана ибн Хоттаба!..
Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 65; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты