Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


XIV. КТО САМЫЙ БОГАТЫЙ




-- Пойдем погуляем, о кристалл моей души, -- сказал надругой день Хоттабыч. -- Только при одном условии, -- твердо заявил Волька: -- приусловии, что ты не будешь больше шарахаться от каждогоавтобуса, как деревенская лошадь... Хотя, пожалуй, я напраснообидел деревенских лошадей: они уже давно перестали боятьсямашин. Да и тебе пора привыкнуть, что это не джирджисыкакие-нибудь, а честные советские двигатели внутреннегосгорания. -- Слушаю и повинуюсь, о Волька ибн Алеша, -- покорноотвечал старик. -- В таком случае, повторяй за мной: я больше не будубояться... -- Я больше не буду бояться... -- повторил с готовностьюХоттабыч. -- ...автобусов, троллейбусов, трамваев, грузовиков,самолетов... -- ...автобусов, троллейбусов, трамваев, грузовиков,самолетов... -- ...автомашин, прожекторов, экскаваторов, пищущихмашинок... -- ...автомашин, прожекторов, экскаваторов, пищущихмашинок... -- ...патефонов, радиорупоров, пылесосов... -- ...патефонов, радиорупоров, пылесосов... -- ...электрических выключателей, примусов, дирижаблей,вентиляторов и резиновых игрушек "уйдиуйди". -- ...электрических выключателей, примусов, дирижаблей,вентиляторов и резиновых игрушек "уйдиуйди". -- Ну вот, как будто и все, -- сказал Волька. -- Ну вот, как будто и все, -- машинально повторил вслед заним Хоттабыч, и оба рассмеялись. Чтобы закалить стариковы нервы, они раз двадцать пересеклипешком самые оживленные городские перекрестки, проехали натрамвае много остановок и, наконец, утомленные, но довольныезалезли в автобус. Они ехали, блаженно покачиваясь на кожаных подушках сидений.Волька углубился в чтение "Пионерской правды", старик о чем-тодумал, изредка благожелательно поглядывая на своего юногоспутника. Потом лицо Хоттабыча расплылось в довольной улыбке:он, очевидно, придумал что-то приятное. Автобус довез их почти до самого дома. Вскоре они уже были вВолькиной комнате. -- Знаешь что, о достойнейший из учащихся средней школы, --начал Хоттабыч сразу, как только они закрыли за собой дверь, --ты должен был бы, на мой взгляд, быть холоднее и сдержанней вобращении с юными обитателями твоего двора. Поверишь ли, сердцеразрывалось у меня на части, когда я слышал, как они встречалитебя криками: "Эй, Волька!" "Здорово, Волька!" и томуподобными, явно недостойными тебя возгласами. Прости мне моюрезкость, благословеннейший, но ты совершенно напраснораспустил их. Ну какая они ровня тебе -- богатейшему избогачей, не говоря уж о прочих твоих неисчислимых достоинствах! -- Ну вот еще! -- удивленно возразил Волька. -- Они мне какраз самая ровня, а один даже из восьмого класса. И все мысовершенно одинаково богаты... -- Нет, это ты ошибаешься, о опахало моей души! --торжествующз вскричал тогда Хоттабыч и подвел Вольку к окну. --Смотри и убеждайся в правоте моих слов! Перед глазами Вольки предстала удивительная картина. Еще несколько минут назад левую половину огромного дворазанимали волейбольная площадка, большая куча желтого-прежелтогопеска на забаву самым маленьким обитателям дома, "гигантскиешаги" и качели для любителей сильных ощущений, турник и кольцадля тех, кто увлекается легкой атлетикой, и для всех жителейдвора -- одна длинная и две круглые клумбы, весело пестревшиеярчайшими цветами. Сейчас вместо всего этого возвышались сверкающие громадытрех мраморных дворцов в древнеазнатском вкусе. Богатаяколоннада украшала их фасады. На плоских крышах зеленелитенистые сады, а на клумбах алели, желтели и синели невиданныецветы. Капельки воды, бившей из роскошных фонтанов, играли влучах солнца, как драгоценные камни. У входа в каждый дворец стояло по два великана с громаднымикривыми мечами в руках. Завидев Вольку, великаны, как покоманде, пали ниц и громоподобными голосами приветствовали его.При этом из их ртов вырвались огромные языки пламени, и Вольканевольно вздрогнул. -- Да не страшится мой юный повелитель этих существ, --успокоил его Хоттабыч, -- это мирные ифриты, поставленные мноюу входов для вящей твоей славы. Великаны снова пали ниц и, изрыгая пламя, покорно проревели: -- Повелевай нами, о могучий наш господин! -- Встаньте, пожалуйста! Я вас прошу немедленно встать, --сконфузился Волька. -- Ну куда это годится -- падать на колени!Прямо феодализм какой-то! Да встаньте вы наконец, и чтоб этогобольше не было-этого пресмыкательства! Стыдно!.. Честноепионерское, стыдно! Ифриты, недоуменно поглядывая друг на друга, поднялись наноги и молча вытянулись в прежней напряженной позе "на караул". -- Ну вот еще что! -- сказал Волька, все еще сконфуженный.-- Пойдем, Хоттабыч, посмотрим твои дворцы. -- И, перепрыгиваясразу через несколько ступенек, он вошел внутрь дворца. -- Это не мои дворцы. Это твои дворцы, -- почтительновозразил старик, следуя за Волькой. Но тот пропустил слова Хоттабыча мимо ушей. Первый дворец был целиком из драгоценного розового мрамора.Его восемь тяжелых резных дверей, изготовленных из сандаловогодерева, были украшены серебряными гвоздями и усыпанысеребряными звездами и ярко-алыми рубинами. Второй дворец был из голубоватого мрамора. В нем было десятьдверей из редчайшего эбенового дерева. Они были украшенызолотыми гвоздями и усыпаны алмазами, сапфирами и изумрудами. Посреди этого дворца поблескивал зеркальной гладьюпросторный бассейн, а в нем плескались золотые рыбы, каждаявеличиной с доброго осетра. -- Это вместо твоего маленького аквариума, -- застенчивообъяснил Хоттабыч. -- Мне кажется, что только таким аквариумомты можешь пользоваться, не роняя своего высокого достоинства. "Д-да, -- подумал про себя Волька, -- попробуй-ка взять вруки этакую золотую рыбку -- без рук останешься". -- А теперь, -- сказал Хоттабыч, окажи мне честь и окиньблагосклонным взором третий дворец. Они вошли в чертоги третьего дворца, блиставшего такимвеликолепием, что Волька ахнул: -- Да ведь это вылитое метро! Ну прямо станция "Киевскийвокзал"! -- Ты еще не все видел, о благословенный Волька! -- оживилсяХоттабыч. Он вывел Вольку на улицу. Великаны взяли немедленно мечи "накараул", но Хоттабыч, не обращая на них внимания, указалмальчику на полированные золотые доски, украшавшие сверху входыво дворцы. На каждой из них были высечены одни и те же надписи,от которых Вольку сразу бросило в жар и в холод: "Дворцы эти принадлежат благороднейшему и славнейшему изотроков этого города, красавцу из красавцец, умнейшему изумных, преисполненному неисчислцмых достоинств и совершенств,непоборимому и непревзойденному знатоку географии и прочихнаук, первейшему из ныряльщиков искуснейшему из пловцов иволейболистов, непобедимому чемпиону комнатного биллиарда ипинг-понга -- царственному юному пионеру Вольке ибн Алеше, даславится во веки веков имя его и имя его счастливых родителей". -- С твоего позволения, -- сказал Хоттабыч, которогораспирало от гордости и счастья, -- я хотел бы, чтобы ты,поселившись в этих дворцах вместе с твоими родителями, уделил имне уголок, дабы твое новое местожительство не отделяло меня оттебя и я имел бы возможность во всякое время выражать тебе своеглубокое уважение и преданность. -- Так вот, -- ответил Волька после некоторого молчания, --во-первых, в этих надписях маловато самокритики... Но это, вконце концов, неважно. Это неважно потому, что вывески вообщенадо заменить другими. -- Я понимаю тебя и не могу не обвинить себя в недомыслии,-- смутился старик. -- Конечно, надо было сделать надписи издрагоценных камней. Ты этого вполне достоин. -- Ты меня неправильно понял, Хоттабыч. Я хотел бы, чтобы надоске было написано, что эти дворцы являются собственностьюРоно. Видишь ли, в нашей стране дворцы принадлежат Роно... илисанаториям. -- Какому такому Роно? -- удивился старик. Волька неправильно истолковал восклицание Хоттабыча. -- Все равно какому, -- простодушно ответил он, -- но лучшевсего Советскому. В этом районе я родился, вырос, научилсячитать и писать. -- Я не знаю, кто такой этот Роно, -- произнес Хоттабыч сгоречью в голосе, -- и вполне допускаю, что он достойныйчеловек. Но разве Роно освободил меня из тысячелетнегозаточения в сосуде? Нет, это сделал не Роно, а ты,прекраснейший отрок, и именно тебе, или никому, будутпринадлежать эти дворцы. -- Но пойми же... -- И не хочу понимать! Или тебе, или никому! Волька еще никогда не видел Хоттабыча таким разъяренным. Еголицо побагровело, глаза, казалось, метали молнии. Видно было,что старик еле сдерживается, чтобы не обрушить свой гнев намальчика. -- Значит, ты не согласен, о кристалл моей души? -- Конечно, нет. Зачем они мне дались, эти дворцы? Что я --клуб, учреждение какое-нибудь или детский сад? -- Иэхх! -- горестно воскликнул тогда Хоттабыч в махнулруками. -- Попробуем другое!.. В то же мгновение дворцы расплылись в своих очертаниях,заколыхались и растаяли в воздухе, как туман, развеянныйветром. С воплями взвились вверх в исчезли великаны...
Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 70; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.006 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты