Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



КАК ЗАСТАВИТЬ АКТИВНОЕ СЛУШАНИЕ РАБОТАТЬ




Читайте также:
  1. А непрофессиональным революционером быть сложно: надо ведь еще работать, кормить себя и близких!
  2. Активное и спокойное сознание
  3. Активное принятие решений
  4. Активное слушание
  5. Активное слушание в неподходящее время
  6. Активное, но спокойное
  7. Будем правильно работать головой
  8. Вас облагают налогами даже после того, как вы перестаете работать
  9. Внимательное слушание.
  10. Все выздоравливающие люди должны работать над своей самооценкой.

В этой главе мы даем читателю возможность понаблюдать за тем, как некоторые родители применяют активное слушание на практике у себя дома, где они сталкиваются с типичными для всех мам и пап каждодневными проблемами.

Ребенок, мальчик восьми лет, стал испытывать проблемы с отходом ко сну начиная с пятилетнего возраста. Примерно за восемь месяцев до того, как состоялся нижеследующий диалог, мальчику отвели его собственную комнату (прежде он спал в одной комнате со своими двумя младшими братьями). Несмотря на то, что он так хотел иметь свою комнату, трудности Дэнни с отходом ко сну не только не исчезли, но даже усилились. В разрешении этой ситуации мама, выпускница курсов Р.Е.Т., использовала некоторые из «Типичных Двенадцати» реакций, но она также в значительной мере полагалась и на активное слушание.

МАМА: Уже поздно. Выключи свет и ложись спать.

ДЭННИ: Я не лягу спать.

МАМА: Ты должен, уже поздно. Ты не выспишься.

ДЭННИ: Я не лягу спать.


МАМА (резко): Немедленно выключи свет!

ДЭННИ (упрямо): Я никогда не лягу спать.

МАМА («Задушила бы его! Я так устала, я не переживу этот вечер... Пойду на кухню, выкурю сигарету и подумаю... Принимаю решение вернуться в его комнату и применить активное слушание, каких бы мук это мне ни стоило». Входит в комнату Дэнни): Ложись, уже поздно, но я немного посижу с тобой и отдохну, прежде чем пойти мыть посуду. (Она забирает у него книгу, выключает свет, закрывает дверь и садится к нему на кровать, прислонившись спиной к стене.)

ДЭННИ: Отдай мне книгу! Не выключай свет. Уходи! Я не хочу, чтобы ты была здесь. Я не хочу спать. Ненавижу тебя!

МАМА: Ты сердишься.

ДЭННИ: Да, я ненавижу школу и никогда больше туда не вернусь!

МАМА: («Он любит школу»): Тебе надоела школа.

ДЭННИ: В ней ужасно. Мне там плохо. Я ничего не знаю. Мое место во втором классе. (Он в третьем.) Ничего не понимаю в математике. (У него по математике хорошие отметки.) Нам дают такие сложные задания.

МАМА: Математика для тебя слишком сложный предмет.

ДЭННИ: Ничего подобного, она легкая. Просто мне не нравится ее учить.

МАМА: А-а.

ДЭННИ (Неожиданная смена темы): Зато я люблю бейсбол. Лучше бы я играл в бейсбол, чем ходил в школу.

МАМА: Ты действительно любишь бейсбол.



ДЭННИ: Разве так обязательно поступать в институт? (Старший брат скоро должен поступать в институт, и в семье только об этом и говорят.)

МАМА: Нет, конечно.

ДЭННИ: Сколько лет нужно ходить в школу?

МАМА: Ты должен закончить все одиннадцать классов.

ДЭННИ: Нет, я не буду поступать в институт. Это ведь не обязательно?

МАМА: Совсем не обязательно.

ДЭННИ: Тогда я стану бейсболистом.

МАМА: Бейсбол — интересная игра.

ДЭННИ: Да еще какая. (Полностью успокоился, говорит увлеченно, не сердится.) Ладно, спокойной ночи.

МАМА: Спокойной ночи.

ДЭННИ: Посидишь со мной еще немного?


МАМА: Угу.

ДЭННИ (подтягивает на себя одеяло, которое до этого спихнул; прикрывает его краем мамины колени и похлопывает по ним): Тебе так уютно?

МАМА: Очень, спасибо.

ДЭННИ: Пожалуйста. (Несколько мгновений тишины, затем Дэнни начинает фыркать и сопеть. У него часто бывает заложен нос, но симптомы еще ни разу не были выражены так сильно, как сегодня.)

МАМА: Тебя беспокоит нос?

ДЭННИ: Да. Думаешь, мне нужно в него закапать?

МАМА: А тебе это поможет?

ДЭННИ: Нет. (Продолжает фыркать и сопеть.)

МАМА: Нос беспокоит тебя не на шутку.



ДЭННИ: Да. (Болезненный вздох.) Эх, если бы во время сна не обязательно было дышать через нос!

МАМА (очень удивлена этим восклицанием, хотела бы узнать, откуда ее сын взял эту идею, но старается избежать прямого вопроса): Ты считаешь, что во время сна необходимо дышать через нос?

ДЭННИ: Я знаю это.

МАМА: Ты уверен в этом.

ДЭННИ: Я знаю это. Мне сказал об этом Томми, уже давно. (Боготворимый друг, двумя годами старше Дэнни.) Он сказал, что так надо. Человек не может дышать ртом во время сна.

МАМА: Ты имеешь в виду, не должен?

ДЭННИ: Именно не может. (Фыркает.) Ма, это ведь так, правда? Человек ведь должен дышать через нос во время сна, не так ли? (Длинное объяснение — масса вопросов со стороны Дэнни о его боготворимом друге. «Он не стал бы мне врать».)

МАМА (объясняет, что друг, вероятно, хочет помочь — вспомним, что у Дэнни проблемы с носом, который часто бывает заложен — но иногда сам получает неверные свечения. Мама особо подчеркивает, что во время сна все должны дышать ртом.)

ДЭННИ (облегченно): Ладно, спокойной ночи.

МАМА: Спокойной ночи. (Дэнни дышит ртом без сопения и фыркания.)

ДЭННИ (внезапно издает фыркающий звук.)

МАМА: Еще боишься.

ДЭННИ: Угу. Ма, а что будет, если я засну, дыша ртом, — а у меня заложен нос — и если вдруг в середи-


не ночи, когда я буду спать — что будет, если я случайно закрою рот?

МАМА (внезапно осознает, что мальчик все эти годы боялся засыпать из-за того, что боялся задохнуться): Ты боишься, что задохнешься?

ДЭННИ: Конечно. Ведь человек должен дышать.

МАМА: Не бойся, ничего такого не случится. Твой рот сам откроется. Так же, как у тебя само собой бьется сердце и сами собой мигают глаза.



ДЭННИ: Ты уверена?

МАМА: Абсолютно.

ДЭННИ: Тогда спокойно ночи.

МАМА: Спокойной ночи, мой малыш. (Целует его. Дэнни почти сразу засыпает.)

Случай с Дэнни — далеко не единственный пример такого рода, когда активное слушание со стороны родителя приводит к радикальному решению эмоциональной проблемы. Сообщения, подобные этому, от обучающихся на наших курсах, подтверждают нашу уверенность в том, что большинство родителей может овладеть навыком, применяемым профессиональными психологами, в достаточной степени, чтобы помогать своим детям решать глубоко укоренившиеся психологические проблемы, прежде считавшиеся уделом исключительно специалистов.

Иногда этот вид терапевтического слушания приводит лишь к очистительному выплеску эмоций, долгое время скапливающихся в ребенке; в таких случаях выясняется, что ребенок нуждается в сочувствующем слушателе, или, как мы его еще иногда называем, «резонаторе». Именно так произошло в случае с Бетти, умной десятилетней девочкой. Ее мама записала свою беседу с ней на магнитофон, чтобы ее можно было послушать во время наших занятий. Мы советуем так делать всем родителям, обучающимся на наших курсах. В процессе чтения письменной расшифровки этой беседы попытайтесь представить себе, как большинство необученных родителей реагировало бы на выражаемые девочкой чувства посредством «Типичных Двенадцати» словесных реакций.

МАМА: Бетти, похоже, ты не хочешь идти завтра в школу?

БЕТТИ: Мне нечего там делать.

МАМА: Тебе там скучно...

БЕТТИ: Да. Там только и делаешь, что смотришь на эту миссис Стьюпид, а она тупая и толстая.


МАМА: Она, наверное, сильно раздражает тебя...

БЕТТИ: Да. И еще она все время говорит: «Ладно, завтра я тебе это принесу». А назавтра говорит: «Ой, я забыла. Принесу когда-нибудь в другой раз».

МАМА: То есть, она дает обещания, но...

БЕТТИ: Но никогда их не выполняет.

МАМА: Она не выполняет своих обещаний, и тебя это очень огорчает...

БЕТТИ: Еще бы. Она до сих пор не принесла мне скоросшиватель, который обещала еще в сентябре.

МАМА: Она говорит, что сделает то-то и то-то, и ты рассчитываешь на нее, а она ничего не делает.

БЕТТИ: И еще экскурсии, на которые она обещает нас сводить; сегодня она обещает, что на днях мы пойдем в библиотеку, а завтра говорит, что никуда нас больше не поведет. Сказала — как отрезала. А потом снова начинает давать нам всякие обещания.

МАМА: Значит, она заставляет вас надеяться, и вы с нетерпением чего-то ждете, вы думаете, что произойдет что-то интересное, но ничего не происходит.

БЕТТИ: Да. Полный мрак.

МАМА: Представляю, как ты разочарована всем, что происходит в течение дня.

БЕТТИ: Единственный урок, который я люблю, это рисование, потому что на нем она не точит нас из-за почерка и прочей ерунды. А так она всегда торчит возле меня и причитает: «Ой, какой у тебя ужасный почерк! Почему ты не пытаешься его исправить? Почему ты не стараешься?»

МАМА: Значит, она постоянно висит у тебя над душой.

БЕТТИ: Да, а на уроке рисования она говорит мне, какими красками пользоваться, но я ими не пользуюсь... Я просто рисую так, чтобы было красиво, а потом она только поправляет некоторые детали.

МАМА: Все остальное время на уроке рисования она тебя не трогает.

БЕТТИ: Если не считать черепичных крыш...

МАМА: Она заставляет тебя рисовать их каким-то особым образом...

БЕТТИ: Угу. Но мне не правится, как она советует...

МАМА: Тебя раздражает, что она постоянно дает тебе советы...

БЕТТИ: Но я не... я не могу им не следовать, иначе мне не сдобровать.


МАМА: Ты боишься, что если ты не будешь следовать ее советам, тебе не сдобровать.

БЕТТИ: Да. И поэтому я почти всегда делаю то, что она говорит.

МАМА: Ты бы хотела делать по-своему, но тебе приходится делать так, как она говорит, и тебя это сводит с ума...

БЕТТИ: Она делает все так медленно — ей обязательно надо все разложить по полочкам, объяснить все каждому по отдельности, а в это время все остальные сходят с ума от скуки. Она обращается с нами, как с дошколятами.

Иногда родителям бывает трудно закончить беседу на такой незавершенной или, если можно так выразиться, открытой ноте. Но дело в том, что подобное часто происходит и во время консультаций, проводимых профессиональными психологами, которые позволяют ребенку остановиться там, где он считает нужным. Профессионалы знают из опыта, что нужно верить в способность детей конструктивно справляться со своими жизненными проблемами. Родители же недооценивают эту способность.

Ниже следует пример, взятый из моей беседы с подростком. Он иллюстрирует тот факт, что активное слушание не всегда приводит к немедленным изменениям. Нередко активное слушание представляет собой лишь первое звено в цепочке событий, исход которых может так и остаться неизвестным родителям или, по крайне мере, долгое время ни в чем не проявляться. Это происходит из-за того, что дети часто продолжают искать решение своей проблемы самостоятельно. Профессиональные консультанты знают тому множество примеров. Ребенок может прервать беседу на середине обсуждения проблемы, а через неделю вернуться и сообщить, что он ее решил.

Именно так и произошло с Эдом, шестнадцатилетним пареньком, которого привели ко мне на консультацию родители, обеспокоенные его полным невниманием в школе, его бунтом против взрослых, пристрастием к наркотикам и пренебрежением к семье.

В течение нескольких недель Эд приходил ко мне на консультации, в ходе которых отстаивал свое право курить марихуану и критиковал взрослых за то, что они сами употребляют табак и алкоголь. Он не видел ничего плохого в наркотиках. Он считал, что каждый должен их попробовать, чтобы испытать те же приятные ощущения,


которые испытывал он. Он ставил под сомнение необходимость получения образования. Он рассматривал школу только как предварительную ступень перед работой, за которую можно получать много денег, чтобы чувствовать себя своим в клетке, именуемой обществом. В школе он получал одни двойки и тройки. Любое конструктивное действие казалось Эду бесполезным. Во время одной из консультаций он неожиданно признался в том, что решил бросить курить марихуану — ему надоело «гробить свою жизнь». Хотя он пока еще не знал, чем собирается заняться, но в одном он был уверен — в том, что не станет впустую тратить жизнь, идя «дорогой хиппи». Он также объявил, что собирается серьезно заняться учебой. Через некоторое время Эд окончил школу с хорошими отметками и поступил в колледж. Я не знаю, что его так внезапно изменило, но подозреваю, что его собственный здравый смысл был мобилизован тем, что его слушали — и слушали активно.

Иногда активное слушание просто помогает ребенку принять как должное ту ситуацию, которую он все равно не может — и он об этом знает — изменить. Активное слушание помогает ребенку выразить свои чувства, связанные с ситуацией, облегчить душу и почувствовать себя одобряемым слушателем за эти чувства. Это хорошо показано в нижеследующем примере, где представлен разговор между двенадцатилетней Джейн и ее мамой:

ДЖЕЙН: Ненавижу миссис Эдамс, нашу новую англичанку!

МАМА: В этом полугодии у тебя действительно плохая оценка.

ДЖЕЙН: С чего бы ей быть хорошей? Целый урок болтает только о себе, а мы сходим с ума от скуки. Меня так и подмывает ей сказать, чтобы она заткнулась.

МАМА: Она и вправду тебя бесит.

ДЖЕЙН: Она бесит нас всех. Ее никто из наших не любит. Как только таким учителям позволяют работать в школе? Почему их не увольняют?

МАМА: Тебя удивляет, почему таким плохим учителям разрешают преподавать.

ДЖЕЙН: Да, но пока ее еще не уволили, и мне приходится видеть ее каждый день. Ладно, пойду нарисую пару плакатов для праздника. Пока.

Разумеется, никакого решения принято не было, да и что смогла бы сделать Джейн в ситуации с учительни-


ней? Однако возможность выражать свои чувства и видеть их одобряемыми и понимаемыми освобождает Джейн от их угнетающего воздействия, позволяя ей переключиться на что-то другое. Кроме того, мама продемонстрировала дочери свою готовность разделить с ней любую из ее трудностей в роли одобряющего собеседника.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.017 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты