Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ХОСЕ ОРТЕГА-И-ГАССЕТ. оно оказывается более весомым, более ценным, бо- лее значительным и заменяет собой затененную часть мира.




Читайте также:
  1. Х.ОРТЕГА-И-ГАССЕТ
  2. ХОСЕ ОРТЕГА-И-ГАССЕТ
  3. ХОСЕ ОРТЕГА-И-ГАССЕТ
  4. ХОСЕ ОРТЕГА-И-ГАССЕТ
  5. ХОСЕ ОРТЕГА-И-ГАССЕТ
  6. ХОСЕ ОРТЕГА-И-ГАССЕТ
  7. ХОСЕ ОРТЕГА-И-ГАССЕТ
  8. ХОСЕ ОРТЕГА-И-ГАССЕТ
  9. ХОСЕ ОРТЕГА-И-ГАССЕТ

оно оказывается более весомым, более ценным, бо-
лее значительным и заменяет собой затененную
часть мира.

В том случае, если один объект привлекает наше
внимание чаще и дольше обычного, мы имеем дело
с «одержимостью». Одержимый — это человек с ненор-
мальными проявлениями заинтересованности. Почти
все великие люди были одержимыми, только последст-
вия их одержимости, их «навязчивой идеи» представ-
ляются нам полезными и достойными уважения. Ког-
да Ньютона спросили, как ему удалось открыть зако-
ны всемирной механики, он ответил: «Nocte dieque
incubando» («Думая об этом денно и нощно»). Это —
признание в одержимости. По сути дела, ничто нас так
не отличает друг от друга, как проявления заинтересо-
ванности. В каждом человеке она выражается по-раз-
ному. Так, человека, привыкшего размышлять, упорно
пытающегося дойти до потаенной сущности каждой
проблемы, раздражает та легкость, с которой внима-
ние человека толпы перескакивает с объекта на объект.
И наоборот, человека толпы утомляет и удручает мед-
лительность мыслителя, внимание которого подобно
неводу, цепляющемуся за бугристое морское дно. На-
конец, каждого из нас достаточно полно характеризу-
ют его пристрастия и влечения. У одного, стоит ему
только услышать экономические выкладки, начинается
головокружение, как будто он падает в люк. Заин-
тересованность другого движется стихийно, как с от-
коса, в направлении искусства или амурных дел. Сто-
ило бы принять следующую формулу: скажи мне, чему
ты оказываешь внимание, и я скажу тебе, кто ты.

Итак, я убежден, что «влюбленность» — это прояв-
ление заинтересованности, ненормальное ее состояние,
возникающее у нормального человека.

Подтверждением тому является уже первая стадия
«влюбленности». Общество состоит из множества жен-
щин и множества мужчин, живущих в тесном общении.
В индифферентном состоянии внимание каждого муж-
чины — равно как и каждой женщины — переходит от
одного представителя противоположного пола к дру-
гому. Из-за давней симпатии, особой близости и т. д.
женщина уделит этому мужчине чуть больше внима-
ния,чем «другому; однако несоразмерность между вни-

 


ЭТЮДЫ О ЛЮБВИ

манием к одному и невниманием ко всем остальным не
столь уж велика. В сущности говоря — если оставить
в стороне весьма незначительные отличия — все мужчи-
ны, которых женщина знает, находятся от нее на рав-
ном по отношению к ее интересу расстоянии, в одном
ряду. Однако в один прекрасный момент принцип один-
аковости в распределении внимания нарушается. Вни-
мание женщины непроизвольно начинает приостанав-
ливаться на одном из этих мужчин, и вскоре она уже не
без труда отрывается от него в своих помыслах, чтобы
проявить интерес к кому-либо и чему-либо иному.
Однообразный ряд прерван: один из мужчин переме-
щен вниманием женщины на минимальное расстояние.



«Влюбленность» при своем зарождении — это всего
лишь чрезмерная заинтересованность другим челове-
ком. Если мужчине удастся воспользоваться своим
привилегированным положением и умело поддержи-
вать этот интерес, все остальное произойдет с удруча-
ющим автоматизмом. С каждым днем он будет все
больше отрываться от общего, безликого ряда; с каж-
дым днем все с большим размахом обосновываться во
влекущейся к нему душе. Женщине будет все труднее
обходить вниманием своего избранника. Постепенно
все другие люди и вещи окажутся вытесненными из ее
сознания. Где бы ни находилась «влюбленная», чем бы
ни была она занята, точкой притяжения ее внимания
будет этот мужчина. Ей будет непросто переключить
внимание на житейскую суету. Августин Блаженный
тонко подметил предрасположенность любви к преуве-
личениям: «Amor meus, pondus meum; illo feror,
quocumque feror» («Любовь моя — бремя мое; влеко-
мый им, я иду повсюду, где я иду»).



Причем речь идет не о том, что наша душевная
жизнь становится богаче. Как раз наоборот. Налицо
резкое сужение круга вещей, которые ранее нас волно-
вали. Сознание сворачивается и вмещает ныне только
один объект. Внимание парализуется: оно не переходит
от одной вещи к другой. Оно сковано, заторможено,
присвоено одним-единственным человеком. Theia
mania («божественная одержимость»), согласно Плато-
ну 22. (Нам еще предстоит выяснить, чем обусловлена
эта «Божественность», столь поразительная и непо-
мерная).


ХОСЕ ОРТЕГА-И-ГАССЕТ

Однако влюбленному кажется, что жизнь его созна-
ния становится богаче. Стягиваясь, его мир теряет
многомерность. Все душевные силы влекутся к одной
точке, создавая ложное впечатление напряженной ду-
ховной жизни.

В то же время подобная однобокость придает осо-
бо выделенному объекту чудные свойства. Дело не
в том, что ему приписываются несуществующие досто-
инства (я уже останавливался на такой возможности;
однако это не самое важное и неизбежное, как ошибоч-
но полагал Стендаль). Буквально осаждая объект вни-
манием, сосредоточившись на нем, мы позволяем ему
занять в нашем сознании исключительное место. Он
существует для нас ежесекундно; он постоянно рядом,
в непосредственной близости от нас, реальнее всего
иного. За всем остальным нужно отправляться в поиск,
с трудом высвобождая для этого наше внимание, само
себя приковавшее к предмету любви.



Тут мы обнаруживаем немалое сходство между
влюбленностью и мистическим порывом, в описаниях
которого обычны ссылки на «присутствие Бога». И это
не пустая фраза. Она отражает истинное положение
вещей. Благодаря молитвам и медитациям мистика
Бог, преисполнившись доподлинным бытием, стано-
вится неотделимой частью его внутреннего мира. От-
ныне и до тех пор, пока внимание не ослабеет, мистик
нерушимо связан с Богом. Любое сильное внутреннее
побуждение приводит его к Всевышнему, то есть вновь
возвращает к представлению о Нем. Впрочем, в этом
нет ничего исключительно религиозного. Любая вещь
может так же всецело подчинить себе человека, как
идея Бога подчиняет себе мистика. Это состояние зна-
комо ученому, годами размышляющему над некой
проблемой, романисту, мысли которого неотвязно за-
няты создаваемым персонажем. Вспомним Бальзака,
прервавшего деловой разговор словами: «Давайте вер-
немся к реальности! Поговорим о Цезаре Биротто»23 .
Так же и для влюбленного присутствие его возлюблен-
ной извечна и вездесуще. Она как бы вобрала в себя
весь внешний мир. В сущности говоря, для влюблен-
ного мир не существует. Возлюбленная вытеснила его
и замшила собой. Потому влюбленный в одной ир-
ландской песне поет: «Любимая, ты моя часть света».


ЭТЮДЫ О ЛЮБВИ


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты