Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



КУРС НАЧИНАЮЩЕГО ВОЛШЕБНИКА 12 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

– Чего-то давно не было ничего такого, на нас никто не наезжал.

Рая моментально обрезала себе ногу острым сучком, а я сразу огласила ущелье “Солнцем любви”.

До конца отдыха Верочка чувствовала себя хорошо, никто нас не беспокоил. Иногда ее подташнивало, но зато впервые за много лет у Верочки наладилась работа кишечника, она стала нормально есть.

Ближе к вечеру мы совершали прогулки вдоль моря. Обыкновенно первой шла Верочка, потом метрах в тридцати я, и на таком же расстоянии друг от друга все остальные. Создавалась иллюзия, что я – наедине со всей природой. Я шла по самой кромке воды, чувствуя под ногами мягкий песок, подбирала необычные камни, обломки стеклышек и деревяшек, интересно обточенные морем, и про себя напевала “Солнце любви”. Я была абсолютно уверена, что все остальные пели этот гимн.

Когда я вернулась в Москву, то с радостью отметила, что кошмары прекратились. Все вернулось на круги своя. Я поняла, что больше на такую удочку не попадусь.

 

ЗАГАДКА ДЛЯ ЭСКУЛАПОВ

 

Несколько лет назад во время диагностического обследования, в моем, теоретически здоровом, организме было обнаружено чужеродное новообразование. Я стараюсь не зацикливаться на своих болячках и недомоганиях, если от них можно избавиться с помощью простеньких медикаментов. Но тут я стала проявлять изрядное беспокойство – прогнозы врачей оптимизма не добавляли.

Потом я родила ребенка, и нервозность усилилась. После родов опухоль стала доставлять неудобства и болезненные ощущения. Врачи предельно ясно и честно обрисовали мне трагическую перспективу, если процесс не остановить вовремя. Они видели единственный выход из создавшегося положения – хирургическое вмешательство. Впрочем, у меня оставался выбор между скальпелем и лазером. Оба варианта внушали тихую панику.

Припомнив, что знакома с Симороном, я не спешила отдавать себя в руки хирургов. Недавние удачи в применении Симорона ободрили меня настолько, что я решила исцелить себя сама*.

Я поблагодарила врача, от которого впервые узнала об опухоли. Затем тщательно проанализировала отрезок времени перед появлением первых симптомов заболевания. Исследование привело меня к корневому событию.

В одиннадцатилетнем возрасте я обожала поесть и была пухленькой коротышкой, этаким колобком. Я чрезвычайно переживала из-за полноты и страстно мечтала похудеть, а когда учитель физкультуры объявил набор в секцию легкой атлетики, не раздумывая записалась туда. Занятия спортом меня мало привлекали, но красота требовала жертв. Забросив любимую изостудию, я заставила себя накачивать мышцы, подавляя естественное желание вкусно поесть. Спортивной звездой я не стала, зато за шесть лет приобрела стойкое отвращение к легкой атлетике.



Желанная стройность фигуры была достигнута слишком дорогой ценой. Жертвы оказались напрасными – я и так похудела бы с возрастом, без изнуряющих тренировок и строгой диеты. Я поняла, что и сейчас действую по старому сценарию – пытаюсь подавить болячку, избавиться от нее насильственным способом. В детстве я обожала жареную картошечку с румяной хрустящей корочкой. Она стала запретным плодом в период борьбы с жировыми отложениями. И я выбрала имя: “Я та, которая лопает жареную картошечку”*.

Проделав эту работу, я испытала громадное облегчение и поняла, что освободилась от копившегося годами внутреннего напряжения. В течение десяти дней я неоднократно размышляла о причине заболевания и добросовестно пропечатывала имя. Когда я пришла на очередную консультацию, врач заинтриговал меня вопросом: “А что искать-то?” Я показала результат старого обследования. Озадаченный эскулап молвил: “Вы после операции?” Я отрицательно помотала головой. В следующем вопросе врача сквозило неподдельное удивление пополам с ехидством: “Само что ли рассосалось?” Схватив результаты, я рванула из кабинета, дабы избежать расспросов, которые явно читались на лицах медперсонала.



Немного прийти в себя и обдумать ситуацию я смогла, лишь плюхнувшись на скамеечку в сквере и затянувшись сигаретой. Скорое исцеление свалилось на меня нежданно-негаданно. В глубине души я допускала, что врач мог ошибиться, и пошла на повторное обследование к другому врачу. Результат был таким же. Новообразование, несколько лет угнетавшее меня и лишавшее покоя, исчезло. Я даже испугалась за собственный рассудок, который мог запросто помутиться от радости. Язык мой постоянно чешется рассказать друзьям о чудесах исцеления, но остатки здравого смысла вешают замок на мои болтливые уста.

 

 

ЗЛАТОВЛАСАЯ КУКОЛКА

 

Из одного южного города позвонил мой давний приятель и одноклассник Серега. Он рассказал, что у его трехлетней дочки Катюхи катастрофически быстро ухудшается слух. Врачи поставили диагноз – двусторонний неврит слухового нерва. Заболевание тяжелое, никакие лекарства и процедуры не помогали, и девочка слышала все хуже и хуже. Срочно нужна была операция, которую могли сделать в одном из институтов Москвы, по недавно разработанному методу. Оказалось, что для назначения на операцию необходимо пройти обследование, а запись на прием велась за два месяца. Но ждать Катя уже не могла.



Для Симорона не бывает безвыходных ситуаций. Чтобы поработать с заказчиком, вовсе не требуется его присутствие. Он может находиться за тысячи километров от волшебника. Когда Катя была совсем маленькой, я подарил ей большую куклу с золотистыми волосами. Златовласка приглянулась мне среди множества других кукол в “Детском мире” и пришлась Кате по душе. Серега рассказывал, что это одна из ее любимых игрушек. Как говорят симоронцы, кукла “мурчала” нам обоим, связывая нас невидимой ниточкой благодарственного отношения к ней. Учитывая силу вихря, я использовал переименование на ЯСном. Через фотографию девочки я настроился на нее и пустился в пляс. Симоронский танец представляет собой странное зрелище, а в этот раз он получился особенно разнородным. Плавные и грациозные движения тела сменялись размашистой тряской, резко замирали и переходили в стремительные прыжки. Звуковое сопровождение менялось столь же быстро и завершилось мантрой ЯЛЛА БИКУНЧА РАПАЛЛУК.

После танца я ощутил необыкновенную упругость, каждая клеточка тела была наэлектризована, наполнена живительной силой. Затем я обратился к кукле и поручил ей важное задание – транслировать девочке здоровье с помощью мантры. Златовласка любезно и с охотой согласилась.

Как здесь не вспомнить сказку о Василисе Прекрасной. Была у нее куколка любимая, и Василиса потчевала ее самыми лакомыми кусочками. А как приключится беда, скажем, навалит мачеха всю работу по дому, куколка ей и поможет. Пока Василисушка в состоянии СПЛЕНа отдыхает в тенечке да рвет цветочки, у куколки уж и грядки выполоты, и капуста полита, и вода наношена, и печь истоплена.

Кроме куколки, я собрался подключить к работе воду, которая хороша тем, что находится в постоянном контакте с заказчиком. Ее можно пить, готовить на ней еду, стирать, принимать ванну. Отметим, что по новым технологиям переименования на ЯСном симоронавты заряжают не токмо воду, но и… воздух! На одном из семинаров Бурлана можно было наблюдать счастливых обладателей полиэтиленовых кулечков с заряженным воздухом.

Записав мантру, чтобы не забыть, я набрал полуторалитровую бутыль воды и установил перед собой. Договорившись с конкретным объемом воды в бутылке, я загрузил в нее мантру. Можно дополнительно оживить этот процесс, представляя, что в каждой мельчайшей частичке воды маленький бородатый человечек исполняет последнее движение танца и напевает мантру. Для пополнения запаса чудодейственной водицы в посудину с ее остатками доливается обычная вода. Затем она перемешивается, и программа выздоровления распространяется на весь объем.

Любопытно отметить, что подобный “цирк” позволяет изменить физико-химические свойства воды. Заряженная вода может стоять годами, сохраняя свежесть и приятный вкус. Одна заказчица сообщила, что забыла банку с водой на дачном участке во время сильных морозов. Когда она вернулась через несколько дней, то не поверила своим глазам – вода не замерзла!

На московском поезде работала проводницей Серегина родственница. Я передал ей бутылку с водой и письмо, содержавшее подробные инструкции по работе с водой и мантрой. Я предложил Сереге вовлечь в игру и саму девочку. Один из вариантов – рассказать ей, что ночью, пока она крепко спала, из далекой страны прилетала добрая фея. Она принесла для Кати “живую” воду, попросила Златовласку заботиться о Кате, лечить ее и дала волшебные слова (мантру). Катюха приняла эту игру, выясняла у родителей подробности визита феи, беседовала с куклой и ложилась спать с ней в обнимку. Серега с женой добросовестно повторяли “заклинание” и всюду добавляли заряженную водичку, к которой Катя “прикладывалась” с большим удовольствием.

Примерно через три недели позвонил встревоженный Серега. Дела пошли на лад, и более не требовалось громко кричать Кате на ухо, но возникла другая проблема. По недосмотру девочка выдула всю воду, и бутылка стояла пустая. Рассмеявшись, я объяснил Сереге, что ничего страшного в этом нет. Достаточно одной капельки, одной молекулы эликсира, оставшегося на дне бутылки, и вновь долитая вода тотчас зарядится. Кроме того, стенки бутылки тоже заряжены. И после того, как вода будет долита, можно увидеть, как бородатые мужички степенно сходят со стенок в воду, заряжая ее. В общем, недоразумение было улажено.

Шло время, слух у Катерины постепенно восстанавливался. Со Златовлаской она не расставалась. Когда я в последний раз разговаривал с Серегой по телефону, он подтвердил, что Катя слышит сейчас нормально, чем немало удивила врачей.

ДОЛГОЖДАННЫЙ МАЛЫШ

 

После того как я разошлась с первым мужем, решила замуж больше не выходить. Вечерами я сидела в одиночестве, так как моя дочь Аня целыми днями бегала с подругами во дворе.

У моей мамы здоровье было слабое, и она часто заговаривала о смерти. Отношения у нас с ней были довольно напряженные. Меня стали посещать мысли, что после смерти матери я останусь совсем одна. Мне казалось, что из этой ситуации существует единственный выход – родить ребенка. Ни кавалеры, ни работа не занимали моего времени настолько, как занял бы ребенок. Где-то я услышала фразу, что материнство – это сын, и она глубоко запала мне в душу. В течение десяти лет я безуспешно пробовала родить ребенка – кавалеры были, но я не беременела.

Я немного занималась йогой, ушу, регулярно ходила в духовный центр “Акрополь”. Когда стала ходить на семинары по Симорону, меня посетила мысль: “Чтобы родить ребенка, нужно найти духовно развитого партнера”. И я встретила такого человека.

Мы сблизились с Андреем, и я ему сказала: “Гулять просто так не буду, я хочу родить от тебя ребенка”. Он ответил, что подумает, и через полгода согласился. Мы стали целенаправленно пытаться зачать ребенка. Чего мы только не перепробовали. Плавали на резиновой лодке по живописным местам, выходили на приглянувшейся полянке, включали магнитофон с космической музыкой и занимались любовью. Пробовали зачать в воде. Призывали ребенка вдвоем, поднимая руки вверх, делая при этом различные движения телом. Ничего не помогало.

Солнечным майским днем я пошла в лес на свою любимую полянку с пеньками. На ней росла трава с мелкими беленькими цветочками, похожими на землянику, а вокруг поляны – высокие сосны. Я подняла руки, мое тело потянулось и стало делать волнообразные повороты, выписывая сложные фигуры, напоминающие восьмерки. Я до сих пор отчетливо помню медовый запах травы, когда несколько раз ложилась на землю. Во время танца я внезапно почувствовала, будто поймала прозрачный воздушный шар: “Есть, вот оно!” Мне казалось, что вокруг тихо играет неземная музыка, отдаленно напоминающая перезвон маленьких хрустальных колокольчиков. Звуки были высокой частоты и накатывали несколько раз, как дуновение легкого ветерка, а потом все стихло. Показалось, что на мгновение я прикоснулась к едва уловимой истине и узнала ее.

Я помню этот день во всех подробностях, вплоть до температуры щек, нагретых солнцем. Испытанное блаженство не раз поддерживало меня впоследствии. Когда у меня бывает депрессия или болит голова, мне достаточно вспомнить запах травы или музыку, и все проходит. С того дня я без ума от колокольчиков.

Мы с Андреем посетили несколько Бурлановских семинаров по Симорону. В августе мы поехали в Вологодскую область. Плавали по озеру и речке на резиновой лодке. Однажды я станцевала симоронский танец, а Андрей в это время танцевал вокруг меня. Во время танца я побывала в будущем и увидела мальчика со светлыми волосами, которого звали Алексей. Я разглядела его во всех подробностях. После этого я вернулась в настоящее и ощутила Лешино присутствие. Хотя я еще не была беременна, но мы уезжали из Вологды втроем!

У меня светлые волосы, а у Андрея – иссиня-черные. Логично было предположить, что у Лешеньки будут абсолютно черные волосы, в крайнем случае – каштановые, но я была совершенно уверена, что он будет блондином. В январе я зачала Лешу. Момент зачатия я почуяла физически и доподлинно знала, что в этот раз забеременела.

В комнате моей бабушки висел портрет неизвестного мальчика лет семи. Я была трепетно влюблена в него, и когда решили продать эту картину XVIII века, то для меня это был удар. Забегая вперед, скажу, что у меня родился сын, я назвала его Лешей, и он очень похож на мальчика с портрета. Может быть, на картине изображен мой предок, и сейчас он воплотился в Леше?

У меня пятнадцать лет была фибромиома матки, которая постепенно росла и достигла величины грецкого ореха. Когда я беременная пришла к врачу, та сказала: “Какой ребенок с фибромиомой!” А через два месяца опухоль сама по себе исчезла. “Наверное, ошиблись в диагнозе”, – предположила врач.

К родам я готовилась специально. Врач настаивала на кесаревом сечении:

– После тридцати пяти мы всех кесарим.

– Меня все не интересуют, никаких противопоказаний у меня нет. Возраст не диагноз.

Я дала расписку, что буду рожать сама, без кесарева сечения. Во время родов я попробовала отделиться от собственной личности: “Какая боль может быть у Симорона? Не знаю я, что такое боль!” И у меня это получилось. Я чувствовала боль, но она мне была безразлична. Я заулыбалась и сказала себе: ну я даю! Чувство свободы опьянило меня, и я поиграла с ним. Вошла в боль: “Не могу терпеть”, отошла от боли: “Вот это да!” Это одно из самых ярких впечатлений в моей жизни. Так на свет появился Лешенька.

 

 

ИСЦЕЛЯЮЩАЯ РОГАТКА

 

Когда на работе у моей жены узнали, что ее муж стал волшебником, со всех сторон посыпались заявки. Вот одна из них. Дарья Андреевна пожаловалась на то, что в последнее время страдает от резкой боли в правой руке. Руку периодически простреливало от кисти до плечевого сустава. Врачи ничего определенного сказать не могли, ссылались на возраст и разводили руками. Я поблагодарил Дарью Андреевну за предупреждение о том, что если я не поработаю с этим сигналом, то и у меня могут разболеться руки, и ничего не поможет, даже филиппинские хилеры. В итоге руки могут окончательно отсохнуть, и я стану совершенно беспомощным: не смогу ни ложку держать, ни штаны расстегнуть, чтобы пописать.

Времени у нас было в обрез, и я воспользовался быстрой техникой переименования через трэк. Пока заказчица жаловалась на болячку, я с таинственным видом закрыл глаза и оказался на трэке. Дарья Андреевна предстала как бесшабашная, залихватского вида девчонка, в выгоревшем цветастом платьишке и со здоровенной рогаткой в руке. Натягивая резинку из серого жгута, она мастерски метала из этого орудия перезревшие помидоры.

Описав образ, я порекомендовал ей повторять имя: “Я та, которая стреляет из рогатки перезрелыми помидорами” и представлять при этом соответствующую картину. От предложения изготовить настоящую рогатку Дарья Андреевна отказалась из соображений охраны психического здоровья окружающих. Тогда я посоветовал ей имитировать рогатку V-образной формы из указательного и среднего пальцев левой руки, подгибая остальные пальцы. Правой рукой надлежало натягивать воображаемую резинку с помидором. Дарья Андреевна довольно ловко изобразила этот процесс.

После нашей встречи Дарья Андреевна была много раз замечена сотрудницами за странным занятием. Украдкой, чтобы не привлекать внимания, та изображала стрельбу из рогатки. Одна дама, случайно ставшая свидетельницей такого зрелища не для слабонервных, долго недоумевала. А узнав, в чем дело, весьма взволновалась. Когда я зашел встретить жену с работы, эта дама осторожно осведомилась у меня: “А не повредит ли человеку, если Дарья Андреевна залепит в него помидором?” (Причины таких опасений нам неизвестны. Вполне возможно, что дама наслушалась про всякие сглазы и порчи населения.) Стараясь сохранить серьезную мину, я уверил ее в том, что плоды совершенно безобидны, и она удовлетворенно вздохнула.

Однако вернемся к нашему “ворошиловскому стрелку”. Рука все реже беспокоила Дарью Андреевну. А вскоре боли исчезли совсем и больше не появлялись.

 

 

КАК ИЗЛЕЧИТЬСЯ ОТ ГРИППА ЗА ОДИН ДЕНЬ

 

Моя пациентка, Нина Ивановна, пришла на массаж совершенно простуженная. Она чихала, шмыгала носом, сморкалась и кашляла.

– Приболела, – огорченно проговорила она в нос. – Сопли ручьем, наверное, грипп. Сейчас говорят, по Москве какой-то страшный грипп ходит, гонконгский. Вчера вечером ложилась спать, чувствую, что-то не то – в носу засвербило, озноб появился. А на утро – насморк, температура. Теперь на неделю свалюсь. Насморк – дело такое, если его не лечить, пройдет за неделю, а если лечить – за семь дней.

Нина Ивановна знала о Симороне и умела благодарить Ванечку. Поэтому я спросил: “Что же вы сразу болезнь не отблагодарили?” Она пожала плечами: “Да я и забыла, что можно это сделать”. Вспомнив, что у нее есть палочка-выручалочка, Нина Ивановна принялась благодарить хворь. Вот ее пламенное выступление.

– Дорогой многоуважаемый грипп! Я понимаю, что тебе пришлось совершить долгое и трудное путешествие из Гонконга с благородной целью – избавить меня от больших несчастий. Ты явился, чтобы показать мне мои ошибки и научить их вовремя исправлять. Спасибо тебе, родной! В благодарность за неоценимую услугу я дарю тебе крепкое здоровье и прекрасное самочувствие!

После чего она описала мне образ, в который воплотился подарок дорогому гостю из Гонконга. Это была крупная морская раковина причудливой формы, с зубчатыми краями. Снаружи она имела волнистую поверхность бежевого оттенка с рельефным замысловатым орнаментом, а изнутри ее покрывал тонкий слой перламутра. В прозрачной желеобразной массе покоилась нежно-розовая матовая жемчужина. Ваня блаженно “мурчал” от подарка, а Нина Ивановна оказалась буквально завороженной этим зрелищем. Она радостно повторяла: “Неужели мне удалось такой красивый подарок нарисовать?” Ведь совсем недавно она сомневалась, что вообще сможет увидеть что-нибудь на трэке.

Вся работа заняла несколько минут, и Нина Ивановна с удивлением заметила: “Вы знаете, а нос-то у меня задышал!”

Прощаясь, я напомнил, что вместо таблеток и лекарств ей предстоит вспоминать замечательную жемчужину. Эта картинка служит для нее паролем, который запускает программу выздоровления. На том мы и расстались. Через день бодрая и довольная Нина Ивановна пришла на очередную процедуру массажа. Она рассказала, что вечером почувствовала себя значительно легче, на следующее утро температура вошла в норму, а насморк полностью прошел.

 

 

СНИМАЮ ЖЕЛУДОЧНЫЙ СПАЗМ

 

Расскажу, как моя жена открыла в себе целительские симоронские способности. Одной из сотрудниц, Ларисе, понадобились обезболивающие таблетки – у нее начались резкие, скручивающие боли в желудке. Однако таблетки не помогли и боли продолжались. Ленуля спохватилась и вспомнила, что симоронавт может оказать помощь более эффективную, нежели снабжать таблетками. Она поблагодарила сигнал боли у Ларисы, предупреждавший, что и сама может заболеть. Ленуля отправила ему здоровье и физическую выносливость в виде сверхскоростного лайнера типа “Конкорд” – с узкими треугольными крыльями и острым, загнутым вниз носом, уносящегося в бездонное голубое небо.

Она предложила Ларисе представлять картинку с бороздящим воздушный океан лайнером до тех пор, пока боль в животе полностью не утихнет. Лариса воспользовалась советом и вскоре почувствовала заметное облегчение.

Пропуская через себя благодарственный поток, человек обращается к подлинному центру в себе – Симорону. И ему открываются поистине безграничные возможности, в том числе способности к исцелению. Из этого примера понятно, что любой человек, даже и не замечавший в себе особых “волшебных” талантов, дара сверхчувственного восприятия, оказывается способен на чудеса. Достаточно лишь немного воображения, и чудеса начинают происходить в его жизни.

 

 

ГЛАВА 5. СИМОРОНЦЫ НА ОТДЫХЕ

 

ОТПУСК В КРЫМУ

 

Есть у нас с женой излюбленное местечко на южном побережье Крыма. Каждое лето мы стараемся съездить туда на пару недель. В том году, к которому относятся описываемые события, мы тоже запланировали такую поездку. По нескольким причинам осуществить ее хотелось бы в начале сентября. Дело оставалось за малым – чтобы жене дали отпуск в это время. Раньше она неизменно брала отпуск летом, и проблем не было. На сей раз могли возникнуть серьезные трудности, так как в сентябре у нее на работе – самая напряженная пора. Первые вестники тревоги появились ранней весной, когда жена начала зондировать почву насчет сентябрьского отпуска. Я до поры до времени отмахивался от настораживающих сообщений и дал сигналу завихриться. Однажды, в конце апреля жена пришла с работы расстроенная. Она рассказала, что график летних отпусков уже составлен, и в сентябре подменить ее будет некому. Со слезами на глазах, Ленуля объяснила, что все ее коллеги выбрали самое удобное время для отпусков, лишь она осталась не у дел. Лена почти смирилась с тем, что поездка в Крым не состоится. Настала пора плясать симоронский танец.

На следующий день мы отправились в лес. Там, на берегу озера, на полянке, окруженной могучими стволами берез, я и закрутил танец. Танец бывает очень экспрессивным, и в условиях городской квартиры исполнять его довольно тесно. Неоднократно на траектории движения оказывалась люстра, или кровать, или еще что-нибудь. А на лесных просторах можно развернуться во всю ширь. Едва затихли звуки финальной мантры ЛУНЧИСУР,разносимые лесным эхом, Ленуля стала допытываться, по какому поводу я выплясывал. Я не стал рассказывать, что танец посвящен ее отпуску. Она уже рассталась с идеей сентябрьского отдыха в Крыму и отнеслась бы к работе скептически и недоверчиво.

В дальнейшем, когда речь заходила об отпуске, я работал с мантрой, старался успокоить жену и внушить ей уверенность в удачном исходе. Однако известия были неутешительными. То жена передавала сказанную ей на работе фразу: “У нас даже начальство в сентябре не отдыхает!” То она огорченно сообщала, что все летние отпуска расписаны так плотно, что отпуск ей и летом не светит. Тем временем наступило лето, и я уехал на две недели на слет. Когда в конце июня я вернулся, выяснилось, что проблема отпала. Для одной из сотрудниц оказалось удобнее отгулять отпуск в июле, и она согласилась поработать за Лену в начале сентября.

Жена изредка высказывала опасения типа “как бы чего не вышло” – уж больно легко все устроилось. Посему я иногда ЛУНЧИСУРил. Загадка лесного танца была открыта под ласковым крымским солнцем, и это не было для жены сюрпризом. Она давно подозревала, что “дело нечисто”, и без Симорона не обошлось.

 

А теперь я расскажу о нашей первой совместной поездке в Крым. Она проходила под девизом: “Легких путей мы не ищем!” Начну по порядку, а читатель может загибать пальцы на руках, подсчитывая пропущенные сигналы. Наш путь лежал в удивительно красивый заповедный уголок Крыма – поселок Новый Свет близ Судака. С железнодорожными билетами в благодатные южные края, как обычно, была напряженка. До Симферополя билетов не было вообще. Но счастье улыбнулось нам – в кассе неведомо откуда вынырнули два плацкартных места на поезд “Москва – Феодосия”. Желанные места оказались самыми “блатными” – боковые полки рядом с туалетом. Да-да, догадливый читатель, – туалет, как водится, не убирали всю дорогу, и мы полной грудью вдыхали стойкий аромат. Но сортирные запахи, непрестанное хлопанье дверей и снующие люди оказались мелочью по сравнению с тем, что ожидало нас позже.

Во время стоянки в славном городе-герое Туле напротив нас появился новый сосед, крепко выпивший и с трудом ворочавший языком. Первым делом он извлек из недр пузатого потертого портфеля бутылку водки. Следом за ней появился твердый как камень тульский пряник. Предложение выпить не нашло поддержки у остальных пассажиров, от пряника тоже все отказались. Пробормотав что-то вроде: “Ну и х… с вами”, тульский патриот опрокинул стакан и попытался отгрызть кусок пряника. Но тот стоял насмерть, и мужик, окончательно загрустив, полез к себе на верхнюю полку. С третьей или четвертой попытки “Измаил” был взят. В купе наступило затишье, изредка нарушаемое храпом, но это было затишье перед бурей.

Около семи часов вечера страшный грохот потряс окрестности. Нет-нет, догадливый читатель, – это не пьяненький мужичок рухнул с полки. Окно напротив нас было разбито увесистым булыжником, и вокруг валялись мелкие осколки стекла. Чудом никто не пострадал. На шум сбежались пассажиры из соседних купе. Выдвигались разные версии – от хулиганской выходки мальчишек до политической акции, связанной с разделом черноморского флота. Происшедшее разбудило тульского мужика. Он был крайне взволнован и, допив бутылку, принял самое активное участие в дискуссии. Постепенно народ разошелся по местам. За окном стемнело. Пассажиры укладывались спать.

Однако нетрезвый господин, разгоряченный происшествием, на боковую явно не собирался. Он подсел на нижнюю полку к молоденькой соседке и, не умолкая ни на минуту, начал к ней приставать. Взаимностью та не отвечала, и ловелас начинал новый штурм. Никакие увещевания и угрозы с нашей стороны не действовали – он замолкал лишь на несколько секунд, а потом опять начинал бубнить что-то, обвиняя неприступную соседку в отсутствии любви к ближнему и прочих грехах. Вдобавок ко всему, из разбитого окна со свистом врывался холодный воздух. Уснуть было невозможно. О возможностях волшебника в тот момент я забыл.

Под стук колес да монотонное покачивание я все-таки уснул. А когда проснулся, говорливый мужик исчез. Ленуля, так и не сомкнувшая глаз, сообщила, что он умолк только под утро. Мы вышли на станции “Айвазовская”, за одну остановку до Феодосии. Автовокзал располагался рядом со станцией. И опять препятствие – ближайший автобус до Судака отправлялся через четыре часа. Представители частного извоза, лениво фланирующие по привокзальной площади, заламывали баснословные цены. В ожидании автобуса мы отправились к морю. Накупавшись вдоволь, вернулись на автовокзал.

Автобусный маршрут пролегал по живописным местам, через Коктебель и Солнечную долину. Однако жене не удалось полюбоваться пейзажем, она задремала, измученная бессонной ночью. Наконец, мы прибыли в Судак. До конечного пункта путешествия – поселка Новый Свет оставалось семь километров. И вновь задержка – мы попали в перерыв движения автобусов. Ждать два часа не хотелось, и мы поехали на машине. По дороге водитель сказал, что у него есть знакомые в поселке, которые помогут устроиться с жильем: Галя работала в пансионате, а Рита сдавала комнату отдыхающим.

Не успели мы выйти из машины, как разразился тропический ливень. И хотя до пятиэтажки, где жила Рита, было рукой подать, мы промокли до нитки. Риты дома не было. У соседей удалось узнать, что она вот-вот придет с работы. Ожидая Риту, мы проторчали в подъезде около часа. Дождь лил как из ведра, не давая высунуть носа. Наши надежды не оправдались – Рита отказала. Когда дождь иссяк, я отправился на другой конец поселка в пансионат. Галя сокрушенно развела руками:

– Ничем не могу помочь. Июль, разгар сезона – свободных мест нет. И не только в пансионате. Отдыхающих нынче много, спрос превышает предложение. Попробуйте походить по домам, поспрашивать. Может, вам повезет.

Я опасался, что шансов найти жилье немного, так как поселок состоит из частных домиков и всего нескольких многоэтажных зданий. Я ходил из одного дома в другой, узнавая, не сдается ли жилье. Повсюду висели таблички: “Просьба не звонить, комната (квартира) не сдается”. Когда остался последний необследованный пятиэтажный дом, я понял, что зашел в тупик. Солнце опускалось все ниже. Удрученный печальной перспективой ночевать на берегу моря, я вернулся к жене. Она совсем приуныла. Надо было срочно что-то предпринять, и, окончательно припертый к стене обстоятельствами, я спохватился: “Симорон! Как я мог забыть?” Воистину: пока гром не грянет, мужик не перекрестится!


Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 2; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.043 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты