Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



КУРС НАЧИНАЮЩЕГО ВОЛШЕБНИКА 14 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

В общем, я его боюсь, установить с ним контакт никак не получается, и работа не ладится. Я стараюсь, выполняю все, что требуется, лезу из кожи вон, а в ответ – сплошные упреки и обвинения. Борисович вообще-то ко всем придирается, но мне просто прохода не дает. Директор старается “заткнуть мной все дыры”. А теперь собирается отправить меня в командировку в Урюпинск, несмотря на то что я не очень хорошо разбираюсь в делах фирмы.

Дома я с ужасом ожидаю, что завтра – опять на работу, и опять будет то же самое. У меня коленки дрожат от одной мысли, что Борисович опять ко мне подойдет и будет орать.

 

Ситуация, в которой оказалась Марина, называется в Симороне вихревой. Она стала почти неуправляемой, и Марину несет, как щепку в водовороте.

Марина выразила благодарность шефу, ибо он своими действиями предупреждал о гораздо больших неприятностях, которые могут с ней случиться, если она не изменит отношения к происходящему. Например, представлялись вполне вероятными следующие варианты: вследствие беспрестанной дрожи в коленках – развитие подпрыгивающей походки, как у Чарли Чаплина; вследствие бесконечных страхов – появление санитаров и отдых где-нибудь на Канатчиковой даче; вследствие повышенного слезоизвержения – потребность в чемодане с носовыми платками. После столь “оптимистичного” монолога наша героиня повеселела.

Я предложил Марине переименовать директора. До сего момента она называла Борисовича: “тот, который все время придирается к Марине”. Чтобы изменить ситуацию, надо дать ему другое имя, более позитивное. Своим поведением Борисович отбирал у Марины душевный комфорт, значит, он сам нуждался в нем. Как выдать ему этот комфорт, не жертвуя собственным? Один из вариантов поиска решения – вспомнить момент, когда у директора было достаточно душевного комфорта и он делился им с окружающими. И тогда можно будет утвердить его в другом качестве, дав новое имя. В Симороне подобную стратегию переименования называют поиском симоронского следа.

Припомнить конкретный эпизод, в котором Борисович щедро дарил другим радость и душевный комфорт, для Марины оказалось очень непросто. Словно светофильтр, пропускающий излучение определенного цвета, она сформировала образ начальника как мрачного и агрессивного человека, и ей пришлось долго копаться в памяти. Наконец Марина вспомнила случай, когда Борисович поступил, как настоящий джентльмен, и лицо ее сразу расплылось в широкой улыбке.



Директор обычно носил одежду “мрачных” цветов – черные или серые костюмы, водолазки. И настроение – под стать, такое же мрачное. А один раз пришел Борисович в пиджаке ярко-малинового цвета. По словам Марины: “Пиджак, действительно, был ему к лицу. Я заметила, что непривычное одеяние очень нравилось директору, и он казался себе чрезвычайно благосклонным”. Самое удивительное, что и настроение шефа было праздничным, он просто излучал радость. А когда Борисович вошел в комнату, где сидела Марина и другие сотрудницы, приветливо поздоровался, улыбнулся и отпустил приятные комплименты дамам, то в помещении несколько секунд стояла мертвая тишина. Это была сенсация!

Сомнений не было – вот он, симоронский след. Новое имя напрашивалось само собой: “Я тот, который делает комплименты в малиновом пиджаке”. Марина предпочла сокращенное имя: “Я тот, который в малиновом пиджаке”. Отныне ей предстояло по мере надобности пропечатывать это имя, раздувая найденную светлую искорку.



Вот повествование Марины о дальнейшем развитии событий.

 

– Я пропечатывала симоронское имя каждое утро, пока ехала на работу. Если Борисович придирался ко мне или только собирался это сделать, я вспоминала, что он – “тот, который в малиновом пиджаке”. Директору это, видимо, нравилось, он сразу стихал и не проявлял агрессии. Однажды я зашла к нему в кабинет подписывать какие-то бумаги, твердя про себя о малиновом пиджаке, и Борисович это моментально почувствовал. Раньше или наорал бы, или подписал, не поднимая головы. А тут поднял голову, улыбнулся и спросил: “Как дела? Как ты себя чувствуешь? Все ли нравится на работе? Никто не обижает?” Ничего подобного я от него никогда не слышала. С этого момента наши взаимоотношения улучшались с каждым днем, и вскоре я перестала бояться директора. Другие сотрудники также заметили, что Борисович подобрел и стал более приветлив с ними.

 

Однако от командировки в Урюпинск, где находилась головная организация фирмы, Марине уклониться не удалось. Шеф заявил: “Съездишь, оставишь бумажки и вернешься назад”. Но в действительности поездка обещала быть очень трудной. Марина знала, что бухгалтерский отчет, предназначенный для урюпинцев, составлен небрежно, с большим количеством ошибок. Шансов сдать его почти не было. Кроме того, в Урюпинске до сих пор не назначили сотрудника, ответственного за работу с этим документом. Другими словами, принимать отчет там никто и не собирался. Марина была самой молодой в бухгалтерской группе, поэтому на нее и свалили “почетную” Урюпинскую миссию. Опасения, что в Урюпинске ее просто отфутболят, и поездка завершится плачевно, были вполне обоснованны. Марина попросила меня поработать с этой проблемой.



Мы воспользовались переименованием на ЯСном. Это оригинальная симоронская техника, используемая для наиболее сильных вихревых сигналов. Марина имела возможность наблюдать эксцентричный спонтанный танец, завершившийся изящным взмахом руки и мантрой, которую перенести на бумагу вряд ли возможно. Мантра эта скорее напоминает неприличный звук, как будто кто-то громко пукнул. “Вооружившись” мантрой, Марина и отбыла в Урюпинск.

Каково же было удивление Марины, когда в Урюпинском аэропорту ее поджидал сверкающий новенький “Мерседес”, принадлежащий не кому-нибудь, а главному бухгалтеру фирмы! На этой “скромной” автомашине Марину каждое утро встречали у гостиницы, а поздно вечером доставляли обратно (приходилось засиживаться допоздна). Марину поселили в шикарном номере лучшей гостиницы города, а утром ее поджидал изысканный завтрак в ресторане.

Вновь предоставим слово Марине.

 

– Я впервые выполняла такую ответственную работу, да и отчет был крайне запутанным. Поэтому вначале у меня ничего не получалось. Урюпинский главбух очень напоминала Борисовича до переименования, она ежедневно кричала на всех и устраивала разгоны. И эта “гроза фирмы” сидела со мной до девяти или десяти часов вечера и помогала делать отчет. С мантрой я не расставалась. Надежда Алексеевна, конечно, критиковала меня, но относилась с сочувствием – показывала и объясняла то, что непонятно. Она вспоминала себя в молодости, говоря, что у нее были похожие трудности. Все вокруг удивлялись: “Что с нашей Алексеевной? Чего она так прикипела к этой девчонке?” Напрасно я боялась, что со мной никто не будет заниматься, или “завернут” отчет и отправят назад, или даже уволят с работы. Отчет я сдала, мне купили обратный билет, а перед отъездом устроили проводы в престижном ресторане города.

Узнав о результатах поездки, Борисович пришел в восторг и сразу отправился к генеральному с просьбой назначить меня главным бухгалтером на вакантное место. Тот возразил: “Это все хорошо, но на такую ответственную работу ей рановато. Она – девушка молодая, мало ли что ей взбредет в голову”. “Малиновый пиджак” горячо вступился за меня (чего с ним никогда не бывало). Он сказал, что работает со мной уже два года, хорошо меня знает и считает, что я – человек надежный, и на эту работу гожусь. Генеральный сдался и подписал приказ о назначении меня на должность главного бухгалтера. Между прочим, Алексеевна тоже порекомендовала меня.

 

Со времени описываемых событий прошло два года. Марине приходилось неоднократно бывать в Урюпинске, и грозный главбух до сих пор считает ее одним из лучших работников фирмы. Остается добавить, что в дальнейшем Марина была очень довольна отношениями с Борисовичем. А когда “малиновый пиджак” сменил место работы, то объявил, что завсегда будет рад, если она надумает перейти к нему. Недавно он позвонил и поздравил с праздником 8 Марта весь женский коллектив и персонально Марину.

 

С ГРОЗНОЙ СТРАЖЕЙ ПОДРУЖИТЬСЯ

 

Описанные ниже события происходили в упоминавшемся ранее поселке Некрасовка (см. “Повесть о маленьком Будде”). Некоторое время я периодически приезжал в местную больницу. Охранник в черной форме на проходной, как правило, мельком бросал взгляд на предъявляемый мной временный пропуск, и я спокойно и деловито шествовал мимо.

Однажды меня остановил пожилой охранник, похоже, старой закалки. Он долго изучал пропуск, словно собираясь выучить бумажку наизусть. Недружелюбный, исподлобья, взгляд его говорил: “Шляются тут всякие. Знаю я вас, так и норовите бомбу подложить во вверенном мне учреждении”. Удостоверившись в подлинности документа, он с сожалением вернул бумагу. Казалось бы, непримечательный эпизод, однако мое передвижение было прервано непредвиденной задержкой. На слабый предупредительный сигнал я не отреагировал, и спустя несколько дней он предстал под другой личиной.

В этот раз на проходной меня затормозил молодой парень с непроницаемым лицом. Он взял пропуск, тщательно сверил печать, подпись, посмотрел бумажку на свет. Затем открыл какую-то амбарную книгу, наверно журнал регистрации временных пропусков, и несколько минут листал ее. В журнале моей фамилии не значилось. Охранник, подозрительно глядя на меня, засыпал градом вопросов:

– Кто вы такой? Какова цель вашего визита? К кому и куда вы идете? Кто выписал пропуск? Почему через три дня пропуск истекает?

Пытаясь сохранить невозмутимое лицо, я ответствовал, что являюсь доктором, следую в такой-то корпус, в такое-то отделение для работы с редким пациентом, чей случай представляет необычайный интерес для мировой науки. Мои ответы не удовлетворили ревностного блюстителя порядка, и с выражением лица, не предвещающим ничего хорошего, он поднял трубку телефонного аппарата.

Ожидая вышестоящее начальство, я произнес про себя благодарственный монолог. Охранник своими действиями предупреждал, что передо мной могут закрыться двери всех общественных мест. Не успел я нарисовать образ подарка, как на пороге появилась строгая бабуля в роговых очках. Охранник вскочил, передал ей пропуск и изложил подозрения.

Начальница оказалась на редкость импульсивной и разговорчивой. Она отозвала меня в сторонку и, бурно жестикулируя, громким визгливым голосом начала политинформацию. Речь шла о том, что “мафия запустила щупальца во все уголки страны, возросла возможность террористических актов. И в это тревожное время отдельные несознательные элементы стремятся проникнуть на территорию больницы обманным путем”.

“Бабулю надо переименовывать, причем срочно. Промедление смерти подобно”, – подумал я. Вещала она безостановочно, не давая вставить словечка. Я уже собрался работать через трэк, как вдруг в яростном монологе бабули обнаружился симоронский след.

– Несмотря на сложную политическую, экономическую и социальную обстановку в России, вверенная мне служба охраны бдительно несет боевое дежурство. Здесь зверь не проскочит, птица не пролетит. Защита рубежей нашего учреждения – в надежных руках.

Все, имя готово: “Я та, которая бдительно несет боевое дежурство”.

Суровая бабуля продолжала живописать четкую организацию охраны объекта, а я понимающе кивал головой, повторяя найденное имя, и с облегчением услышал, что громкость и тон ее голоса заметно понизились. Наступила короткая пауза, и я выразил восхищение тем, насколько совершенно поставлено обеспечение безопасности больницы. Тем самым я подтвердил начальнице ее симоронское имя.

Беседа потекла ровно, даже с взаимной симпатией. Инцидент был забыт, и , и расстались мы почти друзьями. Разомлевшая стражница вспомнила, что ее ждут неотложные дела, протянула мой пропуск и энергично направилась к выходу, навстречу новым боевым свершениям. Я двинулся к больничному корпусу, шурша опавшими листьями и негромко напевая: “Наша служба и опасна, и трудна…” Излишне говорить, что после этой встречи я проходил в больницу свободно и без всяких задержек.

 

На следующий день произошло любопытное происшествие, напомнившее о недоразумении с охраной. Вечером я возвращался с занятия по Симорону и купить билет на электричку не успел. В вагоне я обратил внимание на строгого мужчину в черном, стоявшего у дверей и чем-то похожего на охранника в больнице. “Уж не контролер ли?” – возникла догадка. Я успокоил себя тем, что после девяти вечера билеты обычно не проверяют, и симоронить не стал.

“Расплата” за пропущенный сигнал наступила спустя десять минут, когда в полупустой вагон с двух сторон вошли контролеры. Они неумолимо приближались, и соседка по несчастью, пышногрудая барышня, приготовила десятитысячную купюру. Вроде бы трепыхаться бессмысленно, но я все-таки отблагодарил контролеров и подарил им спокойствие, которое поместил в чашечку с арбузным соком, покрытую лиловой глазурью с белыми горошинами.

Покамест один из ревизоров выписывал моей соседке квитанцию на штраф, я “держал” чашку перед собой, наблюдая за дрейфующими арбузными семечками. Господин в форме железнодорожника обратился ко мне. Последняя надежда рухнула, и я извлек банкноту в 50 тысяч. Контролер, порывшись в портмоне, протянул: “А можно без сдачи?” Мелких денег у меня с собой не оказалось. Возникла заминка, и контролер отправился к напарнику, который в нескольких шагах от нас препирался с упрямым безбилетником.

Я с любопытством наблюдал за неожиданным поворотом событий, одновременно созерцая на трэке чашечку. У второго контролера сдачи тоже не было, и, оштрафовав упорного “зайца”, оба проверяющих бочком засеменили к выходу. В мою сторону они даже не посмотрели. Пятидесятитысячная бумажка перекочевала обратно в карман. Интеллигентного вида мужчина, сидевший возле погрустневшей барышни с роскошным бюстом, широко улыбнулся, посмотрев на меня: “Везет же людям!”

Поскольку речь зашла о контролерах и безбилетниках, кратко поделюсь богатым опытом в этой области, да не осудит меня высоконравственный читатель! Симорон не раз выручал меня в ситуациях, когда казалось, что штраф неизбежен. Иногда бывало, что контролер просто проходил мимо, как будто не замечая меня.

Особенно я поразился, когда подобное произошло впервые. Помню трэковское имя, которое я дал горластой контролерше: “Я та, которая чешет подмышку алмазным когтем”. Пассажиров в электричке было немного, и для меня навсегда осталось загадкой, почему бдительная тетка не спросила мой билет. Потом схожие сценки с “шапкой-невидимкой” случались и в автобусах. Чаще всего появление контролеров завершалось более прозаическим способом, например я оплачивал стоимость проезда, или отдавал сумму, немного превышающую цену билета . А недавно Симорон Степаныч наградил меня медалью, которая дает право на бесплатный проезд в городском наземном транспорте. Этот рассказ войдет в следующую книгу.

Впрочем, в последнее время я этим не злоупотребляю и оплачиваю проезд.

 

 

ТОРЖЕСТВЕННЫЙ ПАРАД

 

После окончания курсов массажа я поехал в учебный центр за дипломом. Секретарь центра сообщила, что диплом готов, необходимо только подписать его у директора. Оказалось, что он уехал обедать и появится через час.

Выразив директору благодарность за предупреждение о том, что он вообще может не появиться, я отправил ему эмоциональное равновесие в виде рыжего капустного листа, усеянного мелкими дырочками в форме сердечка.

Затем я немного прогулялся, полакомился мороженым и вернулся в здание. Я полагал, что директор на месте, ведь сигнал отблагодарен, но ошибся. Я устроился в приемной с книгой в руках, периодически посылая дырявые капустные листы. Директор появился по окончании обеденного перерыва, как и было обещано секретарем.

Получив внушительного вида красные корочки с тисненым двуглавым орлом, я вышел на улицу в недоумении: почему пришлось ждать, почему не сработал Симорон?! Размышляя о причине задержки, я не заметил, как очутился на широком проспекте, ведущем к метро. Здесь и случилось то, что заставило меня замереть на месте, с отвисшей челюстью и слегка идиотским видом.

Движение транспорта на проспекте было перекрыто. Грянула бравурная музыка, и навстречу мне двинулась в торжественном марше колонна войск, возглавляемая оркестром. Блестели на солнце трубы, вздымались в воздух расшитые золотом знамена, колыхались белоснежные аксельбанты, сверкали обнаженные клинки. Бойцы в парадных мундирах и начищенных до ослепительного сияния сапогах, чеканя шаг, стройными рядами проходили мимо. Они держали равнение как раз на меня, застывшего с разинутым ртом. Постепенно до меня дошло, что лукавый Степаныч подстроил все так, будто торжественный парад войск устроен в честь вручения мне диплома массажиста.

Вокруг стали собираться зеваки, и мне пришлось вернуть нижнюю челюсть в надлежащую ей позицию и придать физиономии более осмысленное выражение. Конечно, скептик может заявить, что это была репетиция перед военным парадом на День Победы. Но у меня в тот момент в голове крутилось одно: “Ну, Степаныч, учудил!” Ради этого зрелища стоило часок посидеть в ожидании директора. Постояв на тротуаре, пока вся колонна не промаршировала мимо, я двинулся к метро в приподнятом праздничном настроении. Такие сюрпризы устраивает неистощимый на выдумки Симорон.

 

ГЛАВА 8. КАРЕТА ПОДАНА!

 

ЭКСПРЕСС ДЛЯ ЗАПОЗДАЛЫХ ПАССАЖИРОВ

 

Отношения симоронавтов с общественным транспортом складываются самым благоприятным образом – они перестают торчать на остановках, попадать в очереди и пробки. Это простой и очевидный способ убедиться в эффективности Симорона.

Поздним весенним вечером я ехал домой. Выйдя из метро “Царицыно” к автобусной остановке, я с некоторой грустью отметил несколько одиноких фигур. Время приближалось к полуночи, и мой прошлый опыт подсказывал, что автобуса придется ждать долго. Зябкий ветерок взъерошил волосы и взлохматил бороду. Оставалась одна надежда – на Симорон. Скептик внутри меня истошно завопил:

– Какой к черту Симорон! Откуда здесь в это время возьмется автобус? Или, может быть, тебе вертолет подать?

Но волшебник во мне одержал верх и завел старую испытанную шарманку:

– Я благодарю тебя, Ванечка, за предупреждение, что, в случае моего бездействия, ожидание автобуса может затянуться до утра, и, продрогнув до костей, я буду вынужден топать домой пешком. Я дарю тебе эмоциональное равновесие в виде темного силуэта всадника в развевающейся бурке, стремительно несущегося по холмистой ковыльной степи.

Скептик продолжал гнусавить что-то типа студенческой мудрости: “Сколько график не штрихуй, все равно получишь… двойку!” Но всадник упорно скакал по серебристым холмам. Внутренний диалог длился не более трех минут, и свершилось чудо! Из-за угла вырулил красавец-автобус “Мерседес” с табличкой на лобовом стекле “Экспресс м.Царицыно–платф.Бирюлево”. Никаких экспрессов на этом маршруте я прежде не видел, а автобусы “Мерседес” тогда были редкостью на улицах Москвы. Неудивительно, что случившееся повергло меня в состояние легкого шока. Первой мыслью было: “А не сон ли это?” И когда я сидел в теплом уютном салоне автобуса, мягко и бесшумно скользящего по ночным улицам, у меня было время поразмыслить над изобретательностью Степаныча.

Куцее человеческое сознание ограничивает возможные пути решения проблемы. Происшедшее наглядно показывает непредсказуемость симоронской работы. Имеется в виду, что прогнозировать заранее результат симоронской акции невозможно, но всегда можно быть уверенным, что этот результат наиболее благоприятен для всех участников конкретной ситуации.

 

 

ЗАБЛУДИВШИЙСЯ В ЛЮБЕРЦАХ

 

Сия история является типичным примером сигнального вихря, выбраться из которого, по мере его усиления, становится все труднее.

В один из пасмурных ноябрьских дней я собирался в очередной раз поехать в больницу к Шурику. Встреча была назначена на два часа дня. Дорога от моего дома до подмосковного поселка Некрасовка занимает много времени, и обыкновенно я выходил из дома в 12 часов. В тот день я задержался, увлекшись чтением захватывающей книги Р.Желязны “Хроники Амбера”, и когда бросил взгляд на часы, было 12.15. Мелькнуло чувство досады, что могу опоздать на встречу. Это был первый замеченный мною тревожный сигнал. Я не придал ему значения: “Подумаешь, наверстаю упущенное время по дороге”. Если бы я отблагодарил сигнал, то смог бы избежать последующих затруднений.

Когда я вышел из метро “Выхино” и двинулся к остановке автобусов и маршрутных такси, дорогу мне преградила плотная толпа. Подобного скопления народа на этой остановке раньше я не видывал. Это был второй сигнал, и не заметить его было трудно. Мне пришлось в буквальном смысле протискиваться сквозь препятствие. Желанная маршрутка “стояла под парами”, и в ней оставалось всего одно свободное место. Я торопливо забрался в маршрутку и, довольный собой, облегченно вздохнул: “Теперь успею к назначенному часу”. Я и не подозревал, что угодил в ловушку, поставленную самим собой.

Впопыхах, захваченный стремлением приехать вовремя, я даже не удосужился узнать номер маршрутки. Преграда на моем пути в виде небывалого скопления людей предупреждала: “Притормози! Ты сбился с верного курса, и впереди могут поджидать большие трудности”. Отблагодарив возникшее препятствие, я бы прочистил запечатанную дырочку на фильтре первого экрана – собственной личности. Тогда бы я догадался глянуть на лобовое стекло “РАФика” или спросил бы номер маршрута у пассажиров.

Пока я беззаботно глазел в окно, маршрутка свернула с трассы в “неположенном” месте и заколесила по улицам города Люберцы. Я понял, что “сел не в свои сани”, и беспокойно заерзал на сиденьи. Выходить в незнакомом месте не хотелось, и я надеялся, что маршрутка сделает крюк и вернется на трассу. Но мы все больше отклонялись в сторону, и вскоре я потерял ориентацию. Наконец терпение иссякло, и я выскочил на каком-то пустыре. Поблизости сиротливо возвышалось несколько многоэтажек, и ни одной машины не проносилось мимо. На часах – без пяти минут два.

“Вот это влип! Придется симоронить”, – с тоской подумал я. Поблагодарил Ванечку за предупреждение, что могу заночевать на пустыре. Запаковал душевное равновесие для Вани в яркую обертку – чайник из голубой резины, с пультом дистанционного управления. После изготовления подарка ситуация показалась мне смешной: “Опять заигрался! В который раз попался на удочку, отмахнувшись от череды сигналов”.

Из-за поворота вынырнул “Жигуленок”, и я поднял руку. Услышав названную цену, я кивнул и быстро забрался в салон. Такса оказалась в четыре раза меньше той, на которую я рассчитывал. Минут за семь мы домчались до больницы, опоздал я всего на десять минут и пришел одновременно с Шуриком. Я привел ему метафору об усилении безобидного сигнала до такой степени, что пришлось платить “штраф”. С помощью благодарения удалось выйти из вихревой ситуации с наименьшими потерями. Но на этом история не закончилась.

 

Вечером, выйдя на площадь перед больницей, я увидел пустое маршрутное такси. Водитель тщательно протирал забрызганное ветровое стекло. Я уселся в кабину, на место штурмана. Когда мы тронулись, водитель спросил меня, будто старого знакомого:

– Как думаешь, наберу сегодня нужную сумму? Что-то на обратном рейсе мало народу садится.

Я замечал, что от Некрасовки до Выхино микроавтобус ходит наполовину пустой. Чтобы укрепить уверенность “шефа”, бодро ответил:

– Конечно, наберем! О чем разговор. – И подумал: «Неспроста от водителя маршрутки поступил подобный запрос. Видимо, я не до конца разобрался с вихрем, в который угодил сегодня днем, и рядом со мной – новый ревизор. Нет, братец, меня не проведешь!»

В то время, как ревизор крутил баранку и рассказывал о сложностях шоферской работы, я благодарил его за предупреждение о том, что поток пассажиров может истощиться. Маршрутные такси канут в небытие, и добраться до Некрасовки можно будет лишь пешком. Водитель продолжал жаловаться: машины старые, еле бегают, постоянно ломаются, запчастей нет. Ревизор несомненно нуждался в душевном комфорте и уверенности. Удовлетворить его потребности особого труда не составляло – он сам указал симоронский след, когда я садился в машину. Симоронское имя таково: “Я тот, кто заботливо протирает ветровое стекло”.

Переименование не прошло даром, и маршрутка заполнилась пассажирами. Водитель заметно повеселел и начал травить анекдоты. Второй экран продемонстрировал, что моя работа принята. Когда машина остановилась у метро, и я покидал штурманское кресло, “командир корабля”, улыбаясь, пожелал мне счастливого пути. Прошло несколько месяцев, и вместо потрепанных “РАФиков” по всей столице забегали новенькие маршрутные такси. Это были комфортные микроавтобусы “ГАЗель” фирмы “Автолайн”. Автор, с присущей ему скромностью, приписывает эту заслугу себе, а точнее Степанычу в себе.

 

 

ВЕЗИ МЕНЯ, ИЗВОЗЧИК!

 

Каждое лето, в период белых ночей, в живописных местах близ Питера проводится российский фестиваль “Радуга”. На него собирается самая разномастная, “отъехавшая” публика. В июне 1995 года слет всяческих чудиков проходил на речушке Ящера. Чтобы туда добраться, необходимо было преодолеть 10 километров по грунтовой дороге от железнодорожной станции Толмачево и пару километров по сосновому бору.

Представьте картину: из электрички вываливается пестрая толпа, увешанная рюкзаками. Путешественники разбиваются на кучки, снимают рюкзаки и некоторое время ожидают попутного транспорта. Через 15-20 минут напрасного ожидания выясняется, что деревня Толмачево не отличается оживленным движением транспорта. Толпа начинает таять, и у железнодорожного переезда остаются трое самых ленивых. Симоронавт вряд ли станет тащить тридцатикилограммовый рюкзак десять километров, если есть хотя бы теоретическая возможность проделать этот путь на машине. Здесь уместно напомнить знаменитую симоронскую поговорку: “Симоронавт своими ногами никуда не ходит!”

К тому моменту Папа и Серега излили благодарность Ванечке, а я воспользовался заранее заготовленной мантрой, обеспечивающей транспорт. Эта мантра работала также на хорошую погоду, встречи с интересными людьми и так далее. Ритуал вызывания деревенского такси выглядел следующим образом: я сложил кисти рук таким манером, что между ними образовался треугольник. Поднес ладони к лицу, просовывая в треугольное отверстие нос и рот, и произнес мантру, более похожую на раскатистое рычание: УРРРР…

Не прошло и трех минут, как возле нас притормозил старенький “Москвич”. Покуда мы грузили рюкзаки, подкатил “Жигуленок”. Цена была более чем сносная, и мы заняли обе машины, прихватив по дороге троих ребятишек. Вскоре остальные “господа туристы”, взмокшие под рюкзаками на тридцатиградусной жаре, провожали недоуменным взглядом обгонявшие их легковушки. Из машин сквозь поднятую пыль проглядывали лукаво улыбающиеся физиономии.

 

 

ПОДОЖДИ МЕНЯ, РОДНОЙ!

 

В тот вечер в нашем любимом “Театре на Покровке” давали “Ревизора” – спектакль, который мы с женой давно хотели посмотреть. Двое знакомых обещали ждать нас у входа в театр, приглашение находилось у них, и опаздывать было нельзя. Мы с Ленулей собирались ехать из разных мест и договорились встретиться за сорок минут до начала спектакля на станции метро “Курская-кольцевая”. К месту встречи я опоздал на десять минут и, не увидев жены, начал ее благодарить. Она предупреждал меня о том, что встреча может не состояться, у обоих будет испорчено настроение, наша жизнь может превратиться в нескончаемую ссору, и до конца дней своих мы будем обвинять друг друга:

– А помнишь, ты опоздала в театр!

– Нет, это ты меня не дождался!

Поблагодарив Ленулю, я подарил ей уверенность и эмоциональное равновесие в виде бублика, опускающегося на парашюте из кружевных женских панталон нежно-розового цвета.

Безрезультатно прождав несколько минут, я прошел в конец платформы. У остановки последнего вагона жены также не оказалось. Меня осенила догадка, что она могла перепутать, и ожидает на станции “Курская-радиальная”. Обуреваемый сомнениями, но не отпуская бублик, я бегом отправился туда, но напрасно. А часы неумолимо тикали. Когда я вернулся к назначенному месту, было очевидно, что опоздание неизбежно и выходит за всякие рамки. Я собрался уходить и уже разворачивался к выходу, как реактивный лайнер перед взлетом, но в последний момент меня что-то остановило. Я дождался следующего поезда и заметил знакомую фигуру, неторопливо выходившую из дверей вагона. Не удержавшись, я отпустил в адрес жены несколько выразительных комплиментов по поводу ее расторопности. Сделав невинное лицо, она прибегла к проверенному тактическому ходу: “Нет, а чего ты нервничаешь? Ты же Симорон!” Крыть было нечем, и я выслушал короткий рассказ жены.

Поняв, что опаздывает, она поблагодарила Ванечку за предупреждение о том, что может не попасть на спектакль и все дальнейшие попытки посмотреть у С. Арцибашева “Ревизор” будут безуспешны. Ванечке она подарила спокойствие и эмоциональное равновесие в виде упитанной буренки, пасущейся на лугу. После чего Ленуля, нисколько не переживая по поводу опоздания, доехала до места встречи. И в результате благодарения “что-то” подсказало мне дождаться очередного поезда.


Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.03 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты