Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. Он странный, подумала Лиззи, сидя на скамейке возле дома, в то время как Люк неподалеку беседовал с одним из фермеров.




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  7. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  8. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  9. ГЛАВА 01
  10. ГЛАВА 06

 

Он странный, подумала Лиззи, сидя на скамейке возле дома, в то время как Люк неподалеку беседовал с одним из фермеров.

Он всегда вел себя по-разному. За две недели, что они провели на острове, она видела Люка холодным, когда он знакомил ее с друзьями. Серьезным, как сейчас, когда он разговаривал с фермером. И страстным, когда он будил жену под покровом ночи, нуждаясь в ней прямо здесь и сейчас.

Лиззи уже не боялась признаться себе, что по уши влюблена в Люка де Сантиса. Он завоевал ее сердце, душу и тело.

Она могла часами смотреть на мужа. Широкая спина, мощный торс, сильные ноги – все это завораживало Лиззи.

Люк слегка дернул плечом, и Лиззи поняла, что он знает – она наблюдает за ним. Между ними теперь была какая-то особая связь. Они ощущали присутствие друг друга за много метров. Лиззи казалось, будто она в раю. Единственное, что ее пугало, – возвращение в Италию. Будут ли они там так же счастливы?

Люк вернется к своей вечно занятой жизни, а она… Лиззи нахмурилась, потому что не знала, чем будет заниматься. Возможно, Люк привез ее сюда, так как сам сомневался в возможности их счастья в Италии.

Лиззи до сих пор не знала, объявились ли Мэтью и Бианка. Она не общалась со своим отцом, потому что не хотела этого, а Люк не настаивал на звонке. После их ссоры по поводу фотографии Лиззи решила делать вид, что ничего не произошло. Здесь для нее была реальность, и она не хотела думать ни о чем другом. В будущем ее ждала неизвестность, и это страшило Лиззи.

Люк обернулся и взглянул на нее. У Лиззи замерло сердце. Как же я люблю его, думала она и надеялась, что он не сможет прочитать это в ее глазах. Люк опустил взгляд на ее полупустой бокал и подошел к ней.

– Ты не возражаешь, если я допью это вместо тебя? – он взял бокал из ее рук, не дожидаясь ответа. Лиззи не успела даже сказать, что жена фермера приготовила такой же напиток и для него.

Очень вежливо Люк постарался скрыть, что вкус показался ему весьма странным, впрочем, как и ей.

Последние две недели он везде брал жену с собой. Лиззи успела познакомиться с очень богатыми людьми и очень бедными фермерами. Все относились к Люку хорошо и принимали его с улыбками.

На веранду вышла жена фермера и начала разговаривать с Люком на как-то неизвестном Лиззи языке. Ей было все равно – она вечно могла бы слушать манящий тембр голоса своего мужа.



– Сколько языков ты знаешь? – спросила она позже, когда они возвращались домой.

– Трудно сказать, – просто ответил Люк. – Я быстро схватываю новые языки.

Он говорил так, будто это не имеет никакого значения. Но это имело огромное значение. Данный факт в очередной раз подчеркивал то, что Люк был образованным человеком, который с легкостью найдет общий язык с любым собеседником.

– Самоуверенный, – резюмировала Лиззи, забравшись на сиденье с ногами.

– Я думал, мы это уже выяснили.

– Тогда тщеславный, если ты считаешь, что знание миллиона языков ничего не значит.

– Миллиона? – с улыбкой взглянул на нее Люк. – Странный способ делать мне комплименты, дорогая. А ты, между прочим, обладаешь своими талантами.

– Какими? Носить розовое, потому что тебе так нравится?

– И это тоже, – засмеялся Люк. – А еще ты всегда окружена ореолом загадочности, когда мы находимся в обществе.

– Загадочности? – удивленно уставилась на него Лиззи. – Я просто стесняюсь, и ты это знаешь.

– Только не со мной, – заметил он. – И это еще один твой дар, – страсть и умение провоцировать, чем ты сейчас и занимаешься.



– Я ничего подобного не делаю! – воскликнула Лиззи.

– А как это, по-твоему, называется? Сидишь, как невинный котенок, зная, что твоя юбка поднялась выше некуда.

– Ты только об одном можешь думать, – ответила она, одергивая юбку.

– И ты об этом хорошо позаботилась, – сказал Люк и продолжил: – Также ты, пожалуй, единственный человек, выпивший полстакана рома, которым Марта угощает всех гостей, и прошедший после этого по прямой линии. И, более того, ты разговариваешь весьма связно.

У Лиззи глаза расширились от удивления.

– Так вот что это был за привкус…

– Домашний ром, – кивнул Люк. – Я постараюсь доставить тебя в постель, пока эффект полностью не сказался на тебе.

– Ром, – пробормотала Лиззи, чувствуя, как алкоголь начинает играть в ней. Она уже пила раньше ром. Но только однажды. Потому что эффект, о котором говорил Люк, был настолько…

– Ты не пойдешь со мной вместе в спальню, – заявила Лиззи, резко выпрямляясь на сиденье.

– Но мы в прошлый раз так сладко провели время, дорогая, – медленно протянул Люк. – Ты потеряла контроль над своим разумом, а я собирал сладкие плоды.

– Вкус был совсем не такой, как в тот раз, – пробормотала Лиззи, все еще не понимая, как она могла не догадаться сразу.

– Этот ром еще молодой. У него другой вкус. И действовать он начинает не сразу.

– Но ты тоже выпил половину моего стакана, – напомнила она.

– Ммм, – ответил Люк, но Лиззи без труда поняла, что это означает.

Убедившись в том, что Лиззи не может самостоятельно идти, Люк рассмеялся, схватил ее на руки и понес в дом. Лиззи тут же на ходу поцеловала его в шею.



– Ты вкусно пахнешь, де Сантис.

– Приму это за комплимент.

Она снова поцеловала мужа.

Дверь в спальню распахнулась. Люк внес ее в комнату и уложил на кровать. Ему пришлось применить силу, чтобы расцепить руки жены, обвившие его шею. Люк закрыл дверь, обернулся и увидел, что Лиззи сидит на кровати и стягивает с себя одежду.

– На тебе слишком много вещей, – пожаловалась она, когда Люк приблизился.

– Думаешь, я этого не знаю?

Он быстро раздевался, а Лиззи скинула с себя футболку и отбросила в сторону бюстгальтер. Затем она сладко потянулась и промурлыкала:

– Я чувствую себя такой сексуальной, что готова съесть тебя.

– Позже, – пробормотал он и забрался на кровать.

Лиззи обхватила мужа за плечи и устроилась на нем так, как она больше всего хотела.

Пока она летела по дороге удовольствия, ей было абсолютно все равно, кричит ли она, стонет или смеется. Лиззи упивалась чувством безраздельной власти над мужчиной долго, очень долго. И вот наконец они достигли предела.

– Если ты хоть раз выпьешь ром в чьей-либо компании, я тебя пристрелю, – прошептал Люк, обнимая ее влажное тело.

А Лиззи смогла лишь пролепетать:

– Я уже снова хочу тебя.

Я точно в раю, думала она, лежа на животе с закрытыми глазами.

Люк только что вышел из душа, и она ощутила аромат его дезодоранта. Когда он лег рядом с ней, Лиззи сказала:

– Ты красивый, сексуальный и потрясающий любовник.

– Я думаю, ты еще пьяна, – ответил Люк. – Сие означает, что позже ты возненавидишь себя за эти слова.

– Нехорошо для твоего «эго», – согласилась Лиззи, а затем: – Ох… сделай это снова. Мне было так хорошо.

Но Люк сел с серьезным выражением лица.

– Элизабет, – тихо начал он, – мне нужно, чтобы ты сконцентрировалась, так как я должен тебе кое-что сказать.

Лиззи не ответила, и Люк посмотрел на нее. Она безмятежно спала, поддавшись действию алкоголя.

Люк вздохнул и уставился в потолок. Видимо, новость, которую он узнал сегодня в Интернете, придется сообщить позже.

Но это «позже» ускорилось из-за событий, которые ему были неподвластны.

Лиззи проснулась и обнаружила, что Люк уже исчез. Она сладко потянулась, вспоминая события этого дня. Приняв освежающий душ, молодая женщина высушила волосы и приблизилась к окну.

В эту же минуту она поняла: что-то произошло. На пляже перед домом бродили двое мужчин. И они не просто гуляли – они патрулировали!

Лиззи сразу же вышла из комнаты, чтобы выяснить, что случилось. Она встретила двух служанок, которые поздоровались с ней и быстро убежали, что было совершенно несвойственно им.

Взволнованная Лиззи услышала голос Люка, который звучал строго и рассерженно.

Она нашла мужа в кабинете с мобильным телефоном в руках. Лиззи давно не видела его таким серьезным.

– Что случилось? – спросила она, как только он повернулся к ней.

Крышка телефона захлопнулась, и Люк швырнул аппарат на стол.

– Наше местонахождение рассекречено, – сказал он. – Елена Романо подумала, что будет забавно опубликовать наши с тобой фотографии в Интернете. Видимо, она их сделала, когда мы уходили.

– Но зачем ей это понадобилось сейчас? Прошло уже две недели, – нахмурилась Лиззи.

– Она вляпалась в какую-то историю и, видимо, таким образом хочет переключить внимание журналистов со своей персоны на нас.

– У нее это получилось?

– Да. Репортеры уже слетаются сюда. Это означает только одно: нам придется сократить наш медовый месяц.

Лиззи поняла, что муж не шутит, когда через секунду услышала шум приближающегося вертолета. Она подошла к окну и увидела, как вертолет садится на лужайку около бассейна. Люк уже позаботился об их безопасности. Куда бы Лиззи ни посмотрела, везде стояли крепкие мужчины в строгих костюмах.

– Да, – сухо ответил Люк. – Объявились сбежавшие любовники. Бианка сейчас у Вито в Сиднее, а твой брат – в Англии. – Он замолчал, и Лиззи поняла, что это еще не все плохие новости. – Его арестовали в аэропорту и сейчас допрашивают в полицейском участке.

Лиззи побледнела.

– Но мне казалось… Ты же говорил, что у тебя есть…

– Он сам признался, дорогая. Рассказал, что забрал деньги со счета вашей фирмы, и тем самым разбил мои старания в пух и прах. Теперь меня ждут в Милане с объяснениями. Мы улетаем через десять минут.

Эти десять минут показались раем по сравнению с девятью часами полета. Люк молчал и скрывался за маской холодной любезности. И Лиззи не могла его за это винить. Была затронута его честь. Она сомневалась, что он когда-нибудь сможет простить семейству Хадли этот позор.

Единственный положительный момент заключался в том, что история Мэтью не стала достоянием общественности. По крайней мере пока. Люк сделал все возможное, чтобы этого не допустить.

Когда они прибыли в Милан, было уже темно, и из мрачных туч лил дождь. Через полчаса лимузин доставил их в его квартиру. Люк сразу же принялся разбирать почту, а Лиззи пыталась хоть чем-то себя занять. Она чувствовала, что Люк изредка смотрит на нее. Они оба понимали, что в их волшебный замок вторглась неизбежная, к сожалению, реальность.

– Я все покажу тебе буквально через минуту, – пробормотал ее муж.

– Я уже как-то была здесь, – слабо улыбнулась в ответ Лиззи.

Она действительно была здесь на вечеринке, которую он давал в честь помолвки с Бианкой. Люк в тот день тоже был в костюме и его голос звучал так же холодно и отстраненно. Знал ли он тогда ее имя?

Лиззи улыбнулась. Конечно, знал. Человек, который с легкостью изучил все языке на свете, не мог позабыть одно имя.

– Мы будем проводить в этой квартире много времени, и ты можешь поменять все, что сочтешь нужным.

Лиззи кивнула и прошлась по комнате. Что здесь можно поменять? Занавески, которые идеально подходят по стилю к интерьеру? Повесить пару новых картин? Но это явно испортит общий вид. Переклеить обои в пику отличному вкусу Люка?

Она снова обернулась к мужу и попыталась найти хоть намек на эмоции в его глазах. Но это было бесполезно.

– У меня будет своя комната? – к удивлению для самой себя спросила Лиззи.

– Своя – это какая? – не понял Люк.

– Мое собственное место, – попыталась объяснить она. – Куда я смогу положить свои вещи, когда их привезут.

– Тебе не хватит места в нашей комнате?

Лиззи кивнула, прекрасно понимая, что Люк говорит совсем не об одежде. Между ними разверзлась пропасть. И сейчас Лиззи как никогда ощущала разницу в возрасте. Двенадцать долгих лет…

– В чем дело, дорогая? – нежно спросил Люк, и Лиззи едва сдержала слезы, которые подступили к ее глазам.

– Ничего, – пробормотала она. – Просто я чувствую себя не в своей тарелке.

– Ты привыкнешь.

Это утешение или приказ?

– Но…

Зазвонил телефон. Они уставились на него с удивлением, так как нелегко возвращаться к цивилизации после двух недель, проведенных на острове, где не было практически никаких средств связи.

Люк направился в холл, чтобы поднять трубку, а Лиззи пошла на кухню, собираясь приготовить крепкий кофе. Когда он появился рядом, она не осмелилась поднять глаза.

– Мне необходимо сейчас уйти, – заявил Люк.

Лиззи кивнула, сгорая от желания извиниться за Мэтью и за всю историю, из-за которой Люк попал в такую передрягу, но голос отказывался ей подчиняться.

– Я не знаю, когда вернусь, поэтому скоро приедет моя помощница, Абриана Тристано. Она сама будет отвечать на телефонные звонки. У нее есть номер моего мобильного на случай необходимости. Можешь полностью ей довериться.

Лиззи совершенно не нравилось то, что она слышала.

– Я бы предпочла быть с тобой.

В первый раз за долгое время Люк улыбнулся:

– Любовь моя, твое присутствие будет отвлекать меня. А если я сейчас подойду и поцелую тебя в благодарность за такое предложение, то рискую никуда не поехать.

– Тогда я подойду сама, – сказала Лиззи и быстро сократила расстояние между ними. Она должна поцеловать мужа вне зависимости от того, хочет он этого или нет.

После того, как Люк крепко прижал ее к себе, вся неуверенность Лиззи испарилась.

– Не позволяй им запугать тебя, – прошептала она.

– Тебе кажется, они на это способны?

– Нет. Просто мне страшно, – призналась Лиззи.

– Ничего не бойся, – прошептал он ей на ухо. – Я знаю, что делаю.

В дверь позвонили, и Люк, отпустив жену, отпер замок. Лиззи сразу же заметила изменение в его походке. Она стала более уверенной и собранной.

Абриана оказалась очень милой женщиной, хотя Лиззи заранее начала ее ненавидеть. Теперь Лиззи чувствовала себя, как в коконе – отгороженной от внешнего мира. Никаких телефонных звонков, никаких газет. Но даже Люк был не в силах удалить телевидение из ее жизни. Лиззи каждый день видела, как в новостях обсуждалась одна и та же тема. Президент банка поставил под сомнение свою репутацию, дав взаймы крупную сумму тестю.

– Люк не хотел бы, чтобы вы смотрели это, – с волнением сказала Абриана, увидев, как Лизи побледнела. – Он использовал свои личные деньги, а не капиталы банка. И у Люка есть тому доказательства.

– Угу, – пробормотала Лиззи, стараясь верить Абриане. Но она знала, что Люка не вызвали бы на допрос, если бы все шло гладко.

Она почти не видела мужа. Всю неделю он приходил поздно, уставший и неразговорчивый.

И Люк не спал с ней в одной постели. Он объяснял это тем, что не хотел будить жену рано утром, когда уходил, и поздно вечером, когда возвращался. Лиззи прекрасно понимала его. Но ужасно по нему скучала.

Вдруг однажды во сне она почувствовала, как знакомые руки обнимают ее, а губы жарко целуют. Открыв глаза, она увидела радостное лицо Люка.

– Все закончилось?

Люк кивнул.

– С твоего брата сняты все обвинения. Банк решил не возбуждать уголовное дело, так как деньги отсутствовали всего сутки.

– А ты? – спросила Лиззи.

– Я придерживался своей версии, и все прошло хорошо. Я продолжал утверждать, что понятия не имел о миллионах, которые взял твой брат. Так что у них ничего на меня нет.

Лиззи провела рукой по его щеке.

– Но то, что ты сделал… неправильно?

Люк ответил не сразу. Он взял ее руку и поцеловал каждый пальчик.

– В известном смысле, да.

В глазах Лиззи стояли слезы.

– Прости за то, что из-за меня тебе пришлось пойти на это. И спасибо. Я люблю тебя, Люк, – прошептала она.

Впервые в жизни Лиззи позволила себе произнести эти слова. Но Люк молчал. Он лишь продолжал целовать кончики ее пальцев.

– Ух ты. Похоже, мои старания не прошли даром, – неожиданно хмыкнул он.

Лиззи показалось, что ей дали пощечину. Она постаралась вырваться из его объятий, но Люк крепко схватил ее.

– Нет, – пробормотал он. – Забудь, что я сказал. Я тоже люблю тебя, дорогая моя. Ради кого можно рисковать своей карьерой, если не ради любимой женщины?

Действительно, подумала Лиззи, что заставило его это сделать? Злость? Раненое самолюбие? Он не желал показаться дураком после того, как Бианка бросила его?

– А теперь я хочу тебя, – простонал Люк. – Так сильно, что мне больно.

И он страстно поцеловал жену. Впервые после их брачной ночи они занимались любовью так, что Лиззи забыла обо всем на свете, а на ее щеках блестели слезы счастья. Люк губам собрал эти слезинки и всю ночь держал Лиззи в своих руках.

Утром она проснулась в одиночестве. Лиззи не хотелось вставать, но скоро должна была прийти Абриана, поэтому необходимо было подняться к этому времени.

На кухонном столе ее ждала записка. Ее руки отчего-то начали дрожать, когда она узнала красивый почерк Люка.

«Ужин в восемь, – написал он. – Я забронирую нам столик в каком-нибудь особом месте. Надень что-либо сногсшибательное. Это будет нашим первым свиданием. – И подпись: – Люблю тебя. Люк».

Люблю тебя. Люк…

У Лиззи сжалось сердце. Лучше бы он этого не писал. Лучше бы сделал вид, что эти слова никогда не были сказаны. Тогда, возможно, она смогла бы забыть про них и начать жить заново.

Но «люблю тебя. Люк» говорило ей сейчас о другом. Отклик Люка на ее признание сложно назвать реакцией любящего мужа. Он написал это только для того, чтобы напомнить Лиззи – их брак должен продолжаться вне зависимости от обстоятельств. Эти слова прилагались к их договору, и неважно, насколько правдивыми они были.

Лиззи скомкала бумажку и обхватила себя руками. В холле зазвонил телефон. Только после шестого звонка она нашла в себе силы поднять трубку.

– Да? – прошептала она.

– Элизабет? – строго спросил Люк. – Зачем ты подходишь к телефону? Где Абриана?

Почему именно он называет ее Элизабет? Почему он во всем так отличается от остальных?

– Ее еще нет, – дрожащим голосом ответила она.

На том конце провода воцарилась тишина. Лиззи хотела что-нибудь сказать, но ее голос предательски дрожал.

– Что-то случилось, дорогая? – в конце концов поинтересовался Люк.

Лиззи крепко сжала губы. Удивительно, как одно маленькое происшествие способно превратить ее в слабое, беззащитное существо! Дорогая… Слово родное и такое простое.

– Люк, я подумала и решила улететь сегодня домой. Проведать… – она запнулась, – отца и…

– Черт возьми, я тебя никуда не отпущу, – перебил ее Люк и тихо выругался. – Что с тобой происходит? Почему ты выбрала именно этот момент, чтобы так поступить со мной?

С ним? Он считает себя жертвой?

– Я просто подумала…

– Тогда не думай больше! – гаркнул он. – Боже, я никогда не смогу понять женщин! Я сейчас же еду домой. Ничего не делай до моего приезда. Этого разговора не должно было быть! Абриана обязана поднимать эту чертову трубку!

– Зачем тебе приезжать? – нахмурившись, спросила Лиззи.

В трубке снова повисла тишина, и Лиззи легко могла представить, как Люк в это время садится за руль своей машины.

– Я все объясню тебе при встрече. Планы изменились. Мы возвращаемся на озеро Комо. Собери чемодан. Ты уедешь со мной, а не от меня.

В трубке послышались гудки. Лиззи уставилась на аппарат, пытаясь понять, что происходит. Впервые Люк разозлился. Он же всегда предпочитал быть спокойным и отстраненным…

В дверь позвонили. Лиззи положила трубку и направилась к входу, чтобы впустить Абриану Возможно, она сможет что-то объяснить.

Но человек, который стоял на пороге, вверг Лиззи в еще большее оцепенение.

– Бианка! – воскликнула она.

 


Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.025 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты