Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  7. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  8. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  9. ГЛАВА 01
  10. ГЛАВА 06

 

Лиззи удивленно уставилась на мужа.

– Хватит с нас светских разговоров, иначе ты начнешь рассуждать о плохой погоде, – улыбнулся Люк. – Бианка солгала, Элизабет. Она никогда не была беременна – просто злится на всех. На меня, на тебя, на твоего брата… на себя за то, что все так усложнила.

– Хочешь сказать, что она просто хотела обидеть меня?

– И меня, – кивнул он. – Ей потребовалась целая неделя, чтобы признаться в содеянном. Бианка знает тебя слишком хорошо, моя дорогая. Она быстро сообразила, как заставить тебя убежать. Теперь я стою и недоумеваю, почему ты все еще не кинулась мне на шею от радости и из благодарности.

– Благодарности за что? – не поняла Лиззи.

– Что нет никакого ребенка, – ответил Люк. – И что ты все еще моя жена. И, кстати, ты должна была остаться в Милане и поддержать меня в трудную минуту.

Теперь Лиззи поняла, почему муж приехал в таком плохом настроении. Он злился на нее за то, что она не осталась вместе с ним, чтобы вместе выслушать насмешки со стороны журналистов. А сейчас Люк думает, что она бросится к нему на шею, так как он принес отличные новости. Но она не собирается этого делать!

– Твоя самоуверенность, Люк, перешла всякие границы, если ты рассчитываешь, что я упаду к тебе в объятия, – сообщила она. – Или ты уже забыл, что я собиралась уйти от тебя еще до того, как вмешалась Бианка?

– Я ничего не забыл, – ответил он, приближаясь к Лиззи. – Я просто предоставил тебе возможность не вспоминать этот эпизод, но ты ею не воспользовалась.

– Я и не собиралась, – ответила Лиззи, пятясь назад. – Ты обманул меня, запугал,

выжал, как лимон. Но что ты дал мне взамен? Великолепное тело и возможность пользоваться им. Это все, что я получила от тебя, Люк. И даже не смей прикасаться ко мне! – предупредила она, когда уткнулась в стену. – Как ты можешь надеяться, что я поддержу тебя?

– Я и не надеюсь, – ответил он и отвернулся. – Ты заслуживаешь лучшего.

То, что Люк признал это, не принесло Лиззи облегчения.

– Спасибо хоть на этом, – хмыкнула она. И хотя ей хотелось обнять его, она сдержалась. А потом вспомнила записку с признанием в любви, которую он написал для видимости, и снова разозлилась. – Мой отец придет с минуты на минуту. Я хотела бы, чтобы ты ушел…



– Он не придет…

Лиззи замерла в дверях.

– Что это значит? – спросила она.

– Он вернется нескоро, – объяснил Люк. – Я предупредил его о своем приезде и о том, что поведу тебя на ужин

– Ужин? – переспросила Лиззи. – Но я не хочу с тобой ужинать.

– Только так ты сможешь избавиться от меня, дорогая.

Та холодность, с которой муж сказал это, заставила Лиззи взглянуть на него. По выражению его лица она поняла, что ее любимый мужчина снова превратился в бесчувственного Люка де Сантиса, играющего не по правилам.

Высокий, сильный, красивый и безумно привлекательный… Лиззи было нелегко сопротивляться.

– Объяснись, – потребовала она.

– Ужин, – повторил Люк. – Это все, чего я прошу. Столик уже забронирован. Тебе нужно лишь сесть со мной и поесть. – (Никогда в жизни она не поверит, что он хочет от нее только этого.) – Иначе мне придется вспомнить о вашем семейном долге…

Вот теперь она его узнаёт. Прежний самодовольный Люк, который смотрел на нее, как тигр на жертву.

– Ужин… – скрестила она руки на груди. Его взгляд инстинктивно опустился вниз, и от этого у Лиззи мурашки побежали по коже. – Где?



– В моем отеле. Я остановился в «Лангвел Холл».

«Лангвел Холл», тихо повторила про себя Лиззи. Только лучшее могло подойти Люку. Отель считался самым шикарным в округе. Его недавно отреставрировали, и многим туристам это здание показывали как местную достопримечательность.

Лиззи прекрасно понимала, что таким образом Люк пытается выманить ее из дома, где она чувствовала себя как рыба в воде. И передвинуть место действия туда, где удобно ему.

– У меня нет ничего подходящего, чтобы надеть на ужин в такое место, – холодно заявила она.

Черные глаза снова осмотрели ее с ног до головы.

– Не стоит переодеваться. Мы собираемся ужинать, а не устраивать показ мод.

Лиззи была достаточно зла, чтобы именно так и поступить. Назло ему она могла пойти в самый шикарный отель города в платье, которое не снимала уже два дня, потому что была слишком расстроена, но…

– Ужин, – задумчиво повторила она. – Это все? Потом ты привезешь меня домой и перестанешь запугивать?

– Да, – ответил Люк по-итальянски, убеждая ее, тем самым, в своей искренности.

Не сказав ни слова, Лиззи развернулась и гордо поднялась по лестнице в свою комнату. Возможно, если бы она оглянулась, то увидела бы, как Люк провел рукой по лицу, будто снимая с себя напряжение.

Когда она спустилась, на ней был длинный плащ, а под ним – единственное приличное платье, которое висело в ее шкафу. Черное, закрывающее колени, шею и руки.

Люк уже ждал жену в холле. Они сели в арендованный «Бентли» и поехали в ресторан.

Оба молчали. Это было похоже на затишье перед бурей, поэтому Лиззи безуспешно пыталась успокоить свои нервы.



«Лангвел Холл» оправдал ее ожидания. Выполненный в старинном стиле, он поражал роскошью. Повсюду были зеркала, золото и эксклюзивная мебель.

Их проводили к столику. Кто-то невидимый забрал их плащи. В зале горел слегка приглушенный свет, создавая интимную обстановку.

Люк жестом отпустил метрдотеля и сам помог Лиззи сесть.

– Тебе бы пошли бриллианты, – прошептал он ей на ухо.

– Плохой способ задобрить меня, – парировала Лиззи.

Она вспомнила про бриллианты Бианки. Когда Люк сел напротив, ей стало ясно: он понял, о чем она думает.

– Тогда изумруды, – поправился он. – Они лучше подходят к твоим глазам.

– Это лесть, – не поддалась Лиззи. – И у меня серые глаза.

– Нет, сейчас они зеленые. – И Люк улыбнулся, так как она покраснела. Они оба знали, что глаза Лиззи меняли цвет, только когда ее охватывала страсть.

Видимо, было неважно, какого рода эта страсть.

Официант предложил Люку карту вин, но тот отмахнулся и заказал свое любимое вино. Статус этого отеля не позволял официанту даже секунды промедления, поэтому тот сразу положил перед ними меню.

Лиззи открыла его и сделала вид, что изучает от корки до корки. Люк же откинулся на спинку стула и начал изучать ее лицо.

– Прекрати, – сказала Лиззи, даже не взглянув на него.

– Мне нравится смотреть на тебя, – объяснил он. – У меня иногда даже дух захватывает.

– Секс. – Лиззи нашла подходящее название для этого явления.

– Ты хочешь от меня больше, чем просто секс?

Этот вопрос заставил Лиззи сконцентрироваться. Однако она все еще не поднимала глаз.

– Я не настолько сильна во французском, чтобы все здесь понять, – пробормотала Лиззи, указывая на меню. – Тебе придется переводить.

Ti amo, – сказал он по-итальянски. – Это значит «Я тебя люблю».

Лиззи вздрогнула от этих слов и чуть не уронила бокал.

– Это итальянский, а не французский, – беспомощно взглянула она на Люка. – И не надо надо мной издеваться… – Ей не справиться со слезами. – Или я уйду…

Но по выражению его лица видно, что у него и в мыслях не было издеваться над ней. И Люк выглядел абсолютно серьезным, когда достал что-то из кармана и положил перед Лиззи.

Она наклонилась и замерла.

– Скажи мне, – тихо произнес Люк, – что именно в моей записке расстроило тебя до такой степени, что ты скомкала ее и кинула на пол?

Лиззи покачала головой, пытаясь сдержать слезы.

– Я… я не знала, что она упала на пол.

– Эта часть? – спросил он, будто не слышал ее ответа, и указал на то место, где было написано «ужин в восемь». – Эта часть, потому что ты решила, будто я снова командую, а не вежливо приглашаю? Или дело в другом, дорогая? – спокойно продолжил он. – Может, я был недостаточно романтичен, когда писал, что это наше первое свидание?

Он прекрасно знает, какая часть записки расстроила ее. Он просто играет с ней, поджидая наилучшего момента, чтобы унизить.

– Я больше не хочу это слушать. – Лизи вскочила.

Люк тоже встал и схватил ее за запястья, не давая ей возможности уйти.

– Я тебя люблю, – сказал он.

– Нет, – прошептала она, изо всех сил пытаясь вырваться.

Но Люк еще сильнее сжал ее руку.

– Я люблю тебя, – повторил он. – Я буду говорить это до тех пор, пока ты меня не услышишь.

– Так же, как ты пошутил по этому поводу в постели?

Она выпалила эти слова до того, как вспомнила, что они не одни. Теперь все посетители ресторана смотрели в их сторону. Но Лиззи не могла забыть, как сильно он ранил ее тогда.

– Я постарался исправиться. – Люк смотрел ей прямо в глаза. – Я написал эти слова, чтобы ты поняла, что я действительно люблю тебя. Но ты восприняла их как очередную шутку.

– Ты самый бесчувственный эгоист в мире, – заявила Лиззи.

– Я тебя люблю, – снова сказал Люк. – Ты говорила мне, что я слишком стар для тебя. Согласен. И все же я заставил тебя выйти за меня замуж. И по-прежнему хочу, чтобы наш брак продолжался.

– Мы с Бианкой ровесницы. Какая разница? – нахмурилась Лиззи, придравшись именно к той части, с которой она могла поспорить.

Выражение лица Люка изменилось. Он притянул ее к себе. Лиззи не нашла в себе сил сопротивляться и уперлась руками ему в грудь. Но уже в следующую секунду она забыла о сопротивлении, так как Люк страстно поцеловал ее.

Лиззи лишь услышала вздох ошарашенной публики, так как Люк де Сантис никогда прежде не позволял себе такие фривольности в общественном месте.

– Вот в чем разница, – пробормотал он, когда наконец отпустил ее.

Но Лиззи покачала головой.

– Ты любишь все забирать, Люк, – прошептала она. – Если я буду с тобой, ты заберешь у меня все, ничего не оставив. Ты слишком жестоко обошелся со мной той ночью, понимаешь? – и она ударила его в грудь. – И сделал это специально. Думаешь, записка на кухонном столе может все исправить?

Шум в зале нарастал. Лиззи обернулась и увидела, что десятки лиц смотрят на них. Это было слишком тяжело для нее. Она разрыдалась и выбежала прочь.

Люк догнал ее в холле и схватил за руку.

– Ты можешь избить меня, но позже, – предложил он, поскольку она молотила кулачками по его груди.

Люк потащил Лиззи, к лифту. Метрдотель попытался остановить его, но Люк заявил:

– Это моя жена! Не смейте вмешиваться в семейный конфликт!

И он зашел в лифт.

Последним, что увидела Лиззи, были холл и множество глаз, которые уставились на них.

– Надеюсь, тебе понравилось то представление, что ты устроил, – прошипела она, когда двери лифта закрылись. – Теперь отпусти меня!

– Ни за что на свете, – ответил Люк. – Ты отказываешься меня слушать. Ведешь себя, как старая злопамятная ведьма. Тебе наплевать на то, что ты заставляешь меня переживать. Ты любишь меня и одновременно… не любишь!

После этих слов Лиззи перестала бороться, так как растерялась. Как только она успокоилась, Люк отпустил ее. Двери лифта распахнулись, и он потащил жену за собой. Еще через секунду Лиззи стояла в самом роскошном номере, какой она когда-либо видела.

Люк закрыл дверь, подошел к бару, налил себе виски и залпом выпил. Лиззи видела, что он кипит от злости.

– Что ты от меня хочешь? – спросил он, разведя руки. – Я отпустил Бианку, женился на тебе, поставил на кон свою честь и репутацию. Что еще я должен сделать, чтобы ты прозрела и поняла, зачем, все это?

Лиззи изо всех сил пыталась остановить головокружение, но все равно была не в состоянии оценить ситуацию трезво. Люк злился – да. Он защищался – да. Он был высок, красив и невероятно притягателен. И только сейчас его душа действительно открывалась для нее.

Лиззи прижала руки к сердцу, которое колотилось как бешеное.

– Ты любишь меня? – осмелилась спросить она.

Люк напрягся… и медленно кивнул.

– Я полюбил тебя с первого взгляда, – признался он. – Для меня это стало полной неожиданностью. Сначала я подумал, это из-за твоего сходства с моей бабушкой. Но чувство не уходило, как бы мне этого ни хотелось. Моя жизнь была уже предопределена. Мы с Бианкой собирались пожениться…

– И ты с ней спал, – не могла не добавить Лиззи.

– Что ты хочешь этим сказать? – возмутился Люк. – Мне тридцать четыре года, и я не давал клятву целомудрия.

– Я на это и не надеялась, – хмыкнула она. – Я просто не…

Она не договорила, так как понимала: то, что она собиралась сказать, было наивно, глупо и несправедливо.

– С Бианкой это было просто… – пробормотал Люк.

– Не надо! – воскликнула Лиззи, не желая, чтобы их сравнивали, как…

– Нет, – вздохнул Люк и опустил голову. – Нет! – повторил он и посмотрел Лиззи в лицо. – Я все-таки скажу. Мне кажется, что это необходимо. Мы с Бианкой собирались пожениться, поэтому, естественно, у нас с ней были интимные отношения. Сейчас двадцать первый век, дорогая, и большинство женщин ожидают интима. Но все прекратилось, как только я встретил тебя, – добавил Люк. – Возможно, именно это подтолкнуло Бианку к любовникам.

Люк увидел ошарашенные глаза Лиззи и улыбнулся.

– Наше решение обвенчаться никак не связано с любовью, дорогая. Бианка была права, когда называла это слиянием династий. Она из хорошей семьи и очень красива.

Люк замолчал, потер лоб, будто устал, но затем продолжил:

– Но я совершил большую ошибку. Я не искал жену, просто союз с семьей Морено меня устраивал. Я решил принять судьбу и сидел, сложа руки, но затем встретил тебя и уже не мог никого обманывать. То, как ты смотрела на жениха своей подруги, сводило меня с ума. Но поначалу я принимал это как должное, даже не думая, почему мне так нравится ощущать на себе твой взгляд. – Люк посмотрел ей прямо в глаза. – Твои волосы сводили меня с ума, – прошептал он. – Я обожаю этот цвет и то, как они вьются. Мне нравятся твоя фигура и твоя женственность. Я скучаю, когда тебя нет со мной. Я не могу заснуть, если не чувствую рядом твое тело, дыхание… А твои ласки… Тебе нужны еще какие-то доказательства моей любви? – спросил Люк.

Лиззи лишь кивнула.

– Хорошо. – Он вздохнул. – Я ненавижу себя за то, что забрал твою невинность, постоянно ругаю себя, что был с тобой так груб. Я бы отдал все на свете, чтобы не видеть выражение твоих глаз, когда Бианка сказала, что ждет от меня ребенка. И мне не нравится твое платье – ведь оно скрывает твою фигуру. А я хочу видеть все! Я хочу тебя, даже если ты больше никогда не позволишь мне прикоснуться к тебе. И я восхищаюсь, – нежно пропел он, – тем, как ты стоишь сейчас и ругаешь себя за то, – Люк начал медленно приближаться к Лиззи, – что ты злопамятная, эгоистичная женщина, у которой лишь секс на уме.

– У нас был не секс. Мы занимались любовью, – поправила его Лиззи.

– Ага. – Люк наконец-то слегка расслабился. – То есть ты признаешь, что все же здесь имеются отличия.

Подойдя вплотную, Люк обхватил ее голову за затылок и отклонил назад. Их взгляды встретились.

– Зеленые, – констатировал он. – Ты умираешь от желания сорвать с меня одежду.

– Я хочу от тебя ребенка, – прошептала Лиззи.

И глаза Люка почернели. Он снова превратился в голодного льва и рванул молнию на ее платье.

Дешевый материал упал к ногам, а Лиззи уже расстегивала пуговицы на его рубашке. Скоро показалась загорелая кожа. Лиззи едва сдерживалась, чтобы не порвать эту рубашку на клочки.

Рубашка отлетела в сторону. Лиззи расстегнула бюстгальтер, и он отправился в тот же угол. Но пока они не прикасались друг к другу. Люк лишь продолжал держать ее за волосы, а Лиззи потянулась к его брюкам.

И тут ее губы начали дрожать, а в глазах Люка появились языки пламени.

– Сними ботинки сам, – простонала нетерпеливо Лиззи.

Люк скинул один ботинок, а она в это время одной рукой обвила мужа за шею, а другую запустила в его брюки.

– Я люблю тебя, – пролепетала она и почувствовала, как он отреагировал на эти слова. – Я люблю тебя, – повторила Лиззи, едва касаясь его губ.

Их губы соединились в страстном поцелуе.

– Тебе придется за это заплатить, – прошептал Люк, когда Лиззи укусила его за нижнюю губу.

– Я тебе еще кое-что должна, – напомнила ему жена. – Пять с половиной миллионов поцелуев, парочку наследников и один эротичный укус.

– Тебе никогда не удастся со мной расплатиться, – заявил Люк, схватил ее на руки и понес в спальню, где их ждала шикарная кровать. – Но я дам тебе шанс, – улыбнулся он и снял оставшуюся одежду, причем сделал это быстро, поскольку знал, что нельзя больше заставлять женщину ждать. Она и так слишком возбуждена.

– Ну, можно начинать? – невинно поинтересовалась Лиззи.

– Да, дорогая, – ответил Люк и прильнул к ней всем телом. – Время пошло.

 


Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.029 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты