Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 11. Глухарь в юбке




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  6. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  7. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  8. Глава 1
  9. ГЛАВА 1
  10. Глава 1

Ксюша наворачивала третий круг по маршруту «дом-магазин-школа-дом». На ходу думалось лучше. Она ни секунды не сомневалась, что Егор не убийца, но не имела ни малейшего представления, как это доказать.

На третьем кругу ее окликнули:

— Красавица! Чего бродишь! Давай к нам! Наливаем!

Ксю покосилась на компанию, которая традиционно торчала у подъезда дома Егора. Ребята все молодые, но уже синие от водки. Целыми днями тут ошиваются, не работают. Откуда только деньги берут?

«А где спайсы берут? — подумала Ксюша. — У нас в классе этим Данька занимается. Но это не он».

Ксю вернулась домой, влезла в интернет и по элементарному запросу выяснила, что в их родном городе купить любую наркотическую дрянь не проблема. То есть вариантов столько, что бессмысленно гадать, где именно Егор подхватил отравленные пакетики. Понять бы, зачем он это сделал…

А Мышка? Похоже, покурить было ее инициативой. Девчонки говорят, что она все повторяла, что «теперь-то он узнает». Кто он? Что узнает? Может она Егору что-то хотела доказать? Но тогда бы она к нему обращалась, говорила бы: «теперь ты узнаешь!» Может быть папе? Она последнее время с ним в контрах была. Вполне могла назло папе устроить показательное курение, чтоб не думал, что она маленькая. Это, конечно, бред, но то, что Мышка была влюблена в Стаса, не меньший бред, так что стоит проверить.

Сначала Ксюша хотела позвонить маме Дианы, но быстро отмела эту идею. Подумала, что это не по-человечески. Поэтому она собрала волю в кулак и опять отправилась к Мышке в гости.

Домофон не работал, она сразу поднялась на этаж. В дверь квартиры звонить пришлось долго. Если бы Ксюша с улицы не увидела свет, который горел на кухне, она бы уже давно развернулась и ушла. А так ждала и звонила. Ждала и звонила.

Дианина мама открыла минут через пять. И у Ксюши слету на глаза навернулись слезы.

— Ксюша? – равнодушно сказала мама. — Прости, я не слышала. Напилась снотворного, ничего не соображаю. Заходи.

Ксю аккуратно протиснулась в коридор. Дианкина куртка на вешалке заставила вздрогнуть.

— Егора посадили, — выпалила Ксюша, стараясь на смотреть на куртку.

— И Егора? – равнодушно спросила мама Лена.

— А кого еще? – удивилась Ксю.

— Мужа. На 72 часа. Но вроде бы должны сегодня выпустить.



— Егора подозревают в убийстве, — тихо сказала Ксюша, — якобы он яд в спайс закачал.

— Не может быть, — отмахнулась мама и медленно пошла на кухню, — он же ее домой привел и сидел тут с ней, пока я не пришла.

Ксюша двинулась за ней.

— А вы можете позвонить следователю и сказать, что Егор ни при чем?

— Могу, — сказала тетя Лена таким безразличным тоном, что Ксю тут же добавила:

— Завтра, когда выспитесь.

— Могу и завтра…

Мышкина мама остановилась посреди кухни и нахмурилась.

— А ты не знаешь, зачем я сюда пришла?

— Может, — осторожно сказала Ксюша, — чаю попить?

— Чаю… — без выражения повторила тетя Лена. — Попить…

— Извините, — сказала Ксю, — я лучше завтра зайду.

— Ладно, — мама Мышки вдруг посмотрела на гостью с проблесками интереса в глазах. — А ты зачем приходила?

Ксюше стало зябко, она лихорадочно подбирала слова, когда в дверь позвонили.

— Я открою! — почти крикнула Ксю, хотя тетя Лена и не порывалась бежать к двери.

Открыла, даже не посмотрев в глазок. На пороге стоял Мышкин папа и тупо смотрел на ключи в своей руке. Сейчас он очень походил на свою жену. Страшно походил.



— Я забыл, какой ключ, — с трудом выговорил он и вошел.

Дальнейшее напоминало сцену из фильма про зомби. Папа медленно снимал ботинки и что-то бормотал про камеру, про то, что он не спал почти. Мама стояла, прислонившись к стене, и смотрела на него, как на постороннего человека. Ксю словно приросла к месту, не могла сдвинуться, пока Мышкин папа не расплакался. Не так отчаянно, как тогда, в школе, а тихо-тихо, как маленький мальчик.

— Я все думал… — говорил он жене, — это ведь я виноват… Я Дианку только воспитывал… Ну… как воспитывал… Говорил, что надо и что не надо… А сам… Я ведь даже не мог вспомнить в каком она классе, «А» или «Б»… Не знал, есть ли у нее мальчик. У нее же есть, да?.. Был?

— Давай я пока ужин сделаю, а ты в душ, хорошо? — тихо сказала тетя Лена.

Она вытерла слезы ладонью, папа кивнул и с отчаянной надеждой смотрел в лицо жены.

— Ты не виноват, — тихо сказала она, — ты, правда, не виноват…

Только теперь Ксюша смогла сбросить оцепенение и тихонько, не попрощавшись, вышла из квартиры.

Пока она бежала домой — реально бежала, как на стометровке — холодный апрельский ночной ветер сдул слезы. А заодно проветрил голову. «Надо самой разобраться во всем, — повторяла Ксю. — Надо полазить по Мышкиной странице. Егора надо вытаскивать. Если не я, то кто?»

Дома она сразу скользнула в свою комнату, разбудила комп и вошла в «Контакт» под ником Мышки. Только сейчас до нее дошло, что значит этот пароль — StasStasStas.

Стас-Стас-Стас…

Не просто имя парня подруги, а самое дорогое…

Угрызений совести на этот раз не было совсем. Ксюша забыла, что читает личную переписку подруги, она была полностью погружена в дело, лирику пропускала, цеплялась только за факты.



Мышка договаривалась сходить в кино с Егором за три дня до смерти. Это важно? Неизвестно. Но запомним.

Разговор с репетитором. К делу не относится.

Сережки, браслетики… А! Это Мышка заказывала себе украшения в интернете. Тоже к делу не относится. Если только под видом украшений не торгуют наркотиками… Ладно, запомним. Она должна была их забрать за день до смерти. Надо проверить.

Разговор со Стасом. Тут у Ксюши перехватило дыхание, читать стало сложнее. Переписка была абсолютно нейтральная, поверхностный треп. Потом Мышка поинтересовалась, будет ли Стас завтра в школе (за три дня до смерти, отметила Ксюша), он сказал, что будет. Мышка написала, что приедет, потому что хочет поговорить, у нее, мол, есть для него кое-что интересное. Стас ответил, чтобы приезжала после пятого урока. Больше они не переписывались.

Интересно, встретились они или нет?

Ксюша влезла в переписку с Егором, проверила по времени и выяснила, что, скорее всего, ездила. Через несколько часов после назначенной встречи Мышка и написала, что «Теперь я все знаю. Он совсем не то, что мы думаем». А дальше опять пошли сопли и лирика.

Что не то? Что такого узнала Мышка? Может, Стас в курсе?

Ксюша потянулась за мобильником, но решила, что такие разговоры по телефону не ведут, тем более ночью.

— Спать! – скомандовала себе Ксения. — А завтра встречаться со Стасом!

Она даже не успела удивиться тому, как быстро заснула.

Глава 12. Он действительно совсем не то…

Ксюша первый раз ехала к Стасу в школу. Он встречал ее после уроков, провожал домой. Редко, к сожалению, — у обоих была еще масса всяких дел, курсы, репетиторы. Ехала без предупреждения, рассчитывала на эффект неожиданности. Не то чтобы она подозревала, что Стас будет отпираться, но эффект неожиданности — это… это эффектно.

На подходе к школе Ксю поняла, что с неожиданностью она перегнула. Стаса вполне могло не оказаться на занятиях. Смылся на какую-нибудь олимпиаду-спартакиаду. Или просто сбежал, чтобы поучаствовать во флешмобе. Стас хвастался, что ему можно, он потом на каких-нибудь соревнованиях победит — и все довольны.

Она остановилась у входа, когда сообразила, что не знает даже, в каком он классе — «А», «Б» или «В». «Совсем как Мышкин папа», — подумала Ксюша и немедленно отогнала от себя эту мысль. Вчера она видела то, что ей видеть не полагалось.

А сейчас надо постараться отыскать Стаса. Тут как раз прозвенел звонок, и из школы повалили старшеклассники. Сначала плотным потоком, потом жиденьким ручейком. Ксю уже решила, что зря приехала, когда услышала:

— Станислава ждешь?

Ксю повернулась. Ее насмешливо рассматривала длинная девушка. Не длинноногая (хотя и это тоже), а как будто растянутая по вертикали в Фотошопе. И сразу ее вспомнила — такую раз увидишь, никогда не забудешь. Она пару раз приходила к ним на репетиции, но не задержалась.

— Ага, — сказала Ксюша, — он в школе был?

— Быыыл, — противно протянула девчонка, глядя на Ксюшину макушку.

Это злило. Но Ксю решила не скандалить.

— А он скоро выйдет?

— Не знааааю, — дылда явно издевалась.

— Понятно, — сказала Ксюша и отвернулась.

— Да ладно, чего ты? — сказала девчонка нормальным голосом. — Он химичке остался помогать. Минут через пять выйдет.

Ксю, не оборачиваясь, пожала плечами.

— Меня Лариса зовут, — не сдавалась дылда. — А ты, кажется, Ксения? Одна их Стасовых девочек?

— Я одна, — огрызнулась Ксю, — а не «одна из».

— Ага… — Лариса снова перешла на противный тон. — Много таких… уникальных… Приходят, сцены устраивают.

Ксюша собиралась послать надоедливую Ларису подальше, но на слове «приходят» напряглась.

— Слушай, а вот эта не приходила? — Ксю достала из кармана телефон и принялась листать фотографии.

Лариса вытянула шею, пытаясь рассмотреть мелькающие фотки, отчего стала похожа на редкого зверя окапи, о котором недавно рассказывали по «Дискавери». Ксю, наконец, нашла фотку Мышки и протянула смартфон дылде.

— Ага, — сказала та. — Приходила разок. Неделю назад примерно. Пообщалась со Стасиком, а потом стояла тут за углом, рыдала.

— Почему?

— Да потому! — Лариса кивнула, показывая в сторону.

Ксюша подняла глаза и обомлела.

Стас спускался со школьных ступенек в сопровождении Барби — грудь, попа, осиная талия, белокурые локоны и выражение лица, как у пластиковой куклы. Барби мелодично смеялась, ежесекундно трогая Стаса за рукав. Стас негромко говорил, вызывая у спутницы все новые приступы веселья. Ксюшу он не замечал, хотя шел прямо на нее.

Первый порыв был спрятаться. Убежать. Сделать вид, что она ничего не видела. Но Лариса ждала именно этого, поэтому Ксения заставила себя стоять на месте. Спокойно смотреть на то, как Стас идет мимо нее. А потом улыбнуться и подойти первой.

— Привет! – Ксюша улыбнулась до боли в щеках.

Стас же не смутился ни на секундочку.

— Ксюша? Что случилось?

Он попытался стряхнуть с себя блондинку, но та не стряхнулась, так и продолжила висеть у него на рукаве.

— Стас, мне нужно с тобой поговорить.

— Да, конечно, сейчас.

— Стаааасик, ты же мне обещааааал в кафе, — капризно надула губки Барби.

— Вот в кафе и поговорим! – нашелся Стас.

— Мне нужно с тобой наедине поговорить, — сказала Ксюша.

— Стааасик, я не хочу разговааааривать, — заныла блондинка.

— Значит, подожди, пока мы поговорим, — отрезала Ксюша.

— Стаааасик, что это такое вообще?

— Стас, мне нужно десять минут.

Девушки посмотрели на Стаса. В их глазах читалось:

«Сделай что-нибудь!»

Стас только глазами хлопал и медленно переводил взгляд с одной на другую.

Ксюше захотелось заплакать. Убежать за угол школы и прореветься до икоты. Выплакать из себя эту Барби, этого Стаса, хлопающего глазками, длинную Ларису, которая любуется общей растерянностью. Выплакать и попытаться забыть. Эх, была бы Мышка, чтобы уткнуться ей в жилетку…

Неожиданно Лариса проявила нереальное милосердие.

— Ой, Кааарина, смааатри какая… – сказала она, по-московски растягивая «а», подражая говору Барби.

Та, не заметив издевки, обернулась и с интересом посмотрела на огромный джип, остановившийся у бордюра. Из джипа элегантно выбралось нечто воздушно-блондинистое и такое модное, что девушки сдавленно просипели «Ах!». Барби затарабанила названия брэндов с рефреном «новая коллекция» и пошла на свет модной звезды, забыв обо всем на свете.

— Карина, говоришь, — тяжело вздохнула Ксюша, когда блондинка отошла на пару шагов.

— Ее зовут Маша, — пояснил Стас, — но она просит, чтобы все называли ее Кариной.

— Странно, что не Кассандра или Мельпомена…

— Надо ей предложить, — хмыкнул Стас, — отличная идея. Так о чем ты хотела поговорить?

Ксюша чуть не выпалила: «О нас!», еле сдержалась. Пришлось напоминать себе, что она тут не просто так, а по делу.

— Слушай, зачем к тебе приезжала Диана? – спросила она.

— Какая Диана? – удивился Стас. — А! Мышка? Да понятия не имею! Мы в столовке сидели, она пришла, буквально десять минут посидела и убежала.

— А о чем вы говорили? Может, она обиделась?

— На что? Мы флешмоб готовили антиспайсовский. Думали, что бы такое замутить. Я ж не знал, что она курит! Она же всегда такая правильная была.

— Это Миланина мама, представь. Во повезло! – Карина вернулась, задыхаясь от восторга.

— Милане? — спросила Ксюша.

— Маме! – отрезала Карина. — С мужем повезло. Ну и Милане, конечно, тоже…

Маша-Карина с мечтательным видом повисла на Стасе.

— Слушай, а ты с ней в столовке сидел, когда Мышка приходила? – Ксюша невежливо кивнула в сторону Барби.

— При чем тут она? – удивился Стас. — Мы с нашими сидели, с антиспайсовцами.

— А у тебя там тоже девушка есть? – ехидно спросила Ксюша.

— Что значит «тоже»? — удивился Стас.

— Что значит «тоже»? – насторожилась Карина.

— Есть, есть! – вставила свои пять копеек Лариса. — Даша.

— Даша? – хором спросили Карина и Ксюша.

— Ой, извините, девочки, ужасно опаздываю, — быстро проговорил Стас и сбежал.

Карина-Маша-Барби метнула в Ксюшу обиженный взгляд и устремилась следом. Ксю решила в этом забеге не участвовать. Лариса счастливо хихикала.

Сначала Ксения хотела расцарапать ей лицо — просто так, чтобы отпустило, а потом подумала: «А как бы поступил следователь Орловский?»

И сразу поняла как.

— Мышку… то есть Диану, — сказала она спокойно-спокойно, — несколько дней назад отравили. Ядом, который подсыпали в наркотики.

Ксю наблюдала, как ехидная Лариса давится собственным смехом.

— Кх-как, это была она?!

Ксюша кивнула и добавила:

— Убийцу так и не нашли.

Далее следовало равнодушно-устало развернуться и уйти, ожидая, пока Лариса придет в себя бросится за ней. Но Лариса очухалась очень быстро и принялась квохтать:

— Ой! Да ты что! Ужас какой! А я читала в Сети, но не знала… Кошмар!

При этом слов она не растягивала, никого не передразнивала и вообще вела себя по-человечески.

— Ты слышала, — спросила Ксюша, — о чем Стас с Мышкой последний раз говорили?

— Ага! Я за соседним столиком сидела…

Они проговорили полчаса, хотя весь рассказ Ларисы можно было уместить в пять минут: Мышка пришла, но ничего не сказала, немного послушала Стаса, а потом вдруг убежала. Да, Даша присутствовала. Что за Даша? Ну, Даша как Даша, росточку мелкого, Стасу по плечо, и чего ему такие недомерки нравятся? Боевая, все время лезет со своими идеями, не то что Диана… О чем говорили? Да что-то про спайсы, они в последнее время постоянно пытаются этим спайсам какую-нибудь гадость сделать. То есть не спайсам, а их продавцам, конечно. Но пока добились только того, что Стасу фингал поставили.

Конкретно? Стас предложил в эти курительные смеси пороху насыпать — но потом сам же и передумал. А все остальное — бла-бла-бла, какие спайсы плохие, как от них крыша едет…

— Ларис, — не выдержала Ксю, — а ты что, все время за Стасом тягаешься?

Дылда сбилась, замолчала и посмотрела на Ксюшу растерянно.

— Да не таскаюсь я! Ерунда какая! Просто случайно рядом оказалась!

— И про всех Стасовых девушек случайно знаешь? Я не знаю, Карина тоже… и Даша, наверное, не в курсе… А ты знаешь.

Лариса надулась и стала похожа на помесь жирафа с хомячком — но тут же обмякла.

Ксюше стало жалко новую подружку.

— А чего ты сутулишься? — спросила она. — И вообще, с твоей внешностью в модели надо идти!

— Ну конечно! — передернула плечами Лариса. — Вот так меня там и ждут, в моделях!

— У тебя фигура эталонная! И рост! Ты только плечи расправь… хотя этому тебя в агентстве научат.

— Да? — сказала Лариса недоверчиво, но сутулиться перестала.

— Точно! Меня мама в седьмом классе водила в агентство. Я тогда самая высокая в классе была, меня проходке научили, осанку поставили… а потом я расти перестала.

Они еще немного поболтали о модельном бизнесе, Лариса всячески его осмеивала и охаивала. Но когда Ксю уже попрощалась с ней и отошла подальше, Лариса не удержалась и обернулась к стеклянной двери школы. Выпрямилась, расправила плечи — и застыла, критически рассматривая отражение.

Ксюша мысленно пожелала ей удачи, а сама попыталась понять, что она выяснила.

В общем, ничего нового. Про порох в спайсах Стас сам следователю рассказывал. И про приход Мышки к Стасу она тоже подозревала.

Но вот сочетание этих двух фактов что-то означало.

Ксю мучительно думала об этом, пока не поняла, что проехала пару лишних остановок.

Домой шла пешком, стараясь выгнать из головы все мысли. Как там говорила Скарлетт из любимого маминого фильма? «Я не буду думать об этом сегодня, я подумаю об этом завтра».

***

На кухне ее ждала записка: «На корпоративе. Буду утром. Еда в холодильнике. Обязательно поешь!»

Ксюша открыла холодильник и тут же его закрыла. Есть не хотелось. Хотелось взять большую шоколадку (Ксюша залезла в якобы секретный ящик, вытащила оттуда большую плитку с орехами), залезть на диван прямо в одежде (хорошо, что нет мамы) и откусывать большими кусками. Шоколад крошился на белый плед (очень хорошо, что мамы нет), Ксюша ловила крошки и думала.

Думала о том, что ее жизнь перевернулась. У нее теперь нет подруги и нет парня. Потому что после того, что она узнала о Стасе, о том, чтобы быть вместе, не могло быть и речи. Стоять в ряду со всеми этими Дашами и Ларисами абсолютно невозможно.

Ксюша запихала в рот большой кусок шоколадки.

Только нужно расстаться красиво. Так, чтобы он, дурак, понял, что теряет. Ксюша представила себе, как в самый важный момент свадьбы Лили и Джеймса (когда священник скажет «Говорите теперь или молчите вечно!») она произносит:

— Стас, мы не можем быть вместе!

И все такие: «Ах!»

И она идет по проходу огромной украшенной церкви, снимая с себя фату, мимо подружек невесты, в коралловых платьях. Ее длинные волосы рассыпаются по плечам, подружки потрясенно прижимают к себе букеты, а у алтаря застыл растерянный Стас, и слеза медленно течет по его щеке. А она уходит все дальше и дальше по проходу… Занавес.

Ксюша даже всплакнула, когда все это себе представила.

Или, например, нападает на них Тот-кого-нельзя-назвать, Ксюша, то есть Лили, закрывает собой Гарри и Джеймса, то есть Стаса, и в последнюю минуту жизни Стас, то есть Джеймс, шепчет ей, что, мол, спасибо, родная, я жить без тебя не могу, а Лили отвечает:

— Придется! Потому что я в очереди стоять не намерена!

Ксюше не понравилась последняя фраза, и она стала крутить ее в голове. «Я не буду стоять в очереди к тебе!», «Или я, или все эти девицы!», «Я не могу быть твоей девушкой, пока у тебя их десять!», «Выбирай: или я, или они!».

Шоколадка закончилась, и Ксюша потянулась к ноутбуку.

«Однажды утром Лили проснулась и поняла, что так больше продолжаться не может», — написала Ксюша и задумалась.

А дальше слова стали вытекать из нее сами.

Мама обнаружила ее утром, спящую в одежде, в обнимку с ноутбуком в перепачканном шоколадом пледе.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.032 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты