Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 13. Последние часы Мышки




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В пособии учтены все те изменения, которые произошли за последние годы во взглядах на этиологию, патогенез, классификации, названия заболеваний.
  6. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  7. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  8. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  9. Глава 1
  10. Глава 1

Ксюша ненавидела Леди Гагу. То есть вообще она ее любила, даже поставила Bad Romance на мелодию будильника… поэтому и ненавидела по утрам.

— Надо поменять музыку, — буркнула она, с отвращением отключила звук и поплелась на кухню.

Бухнула себе в кружку три ложки кофе, три ложки сахара, размешала, попробовала, с трудом сдержалась, чтобы не выплюнуть. Гадость получилась редкая. Ксюша попробовала спасти ситуацию молоком, но получилось еще хуже.

Тогда она решительно вылила кофе в раковину и, вспомнив Орловского, рухнула на пол отжиматься. Получилось не так энергично, как у следователя, но эффективно. Ксюша проснулась. И даже вполне элегантно поднялась с пола под недоуменным взглядом мамы, которая появилась на пороге.

По дороге в школу Ксю пыталась составить план на день. С кем нужно поговорить, о чем расспросить, что узнать. Ксюша придумала пять обязательных пунктов программы и чуть не проскочила мимо Антонины Романовны, которая медленно брела по дорожке.

— Ксения!

— Да!

Выглядела бывшая классная неважно. И вроде бы причесана как обычно, и даже накрашена. Но глаза красные, под глазами замазаны глубокие тени, плечи опущены, спина ссутулена.

— Вы плохо выглядите, Антонина Романовна, — невежливо сказала Ксюша.

У учительницы задрожали губы.

— Я не сплю, — тихо сказала она,— я не могу спать. Я все думаю, что могла спасти Диану, а… поленилась.

— Вряд ли, — отмахнулась Ксюша, — запретили бы вы им курить в этом туалете, они бы в другой пошли.

— Не в этом дело, — губы у Антонины Романовны задрожали еще сильнее, — она же звонила мне. Спрашивала, как я себя чувствую. Я не поняла ничего, у меня голова немного болела, но она у меня часто болит. А ей, наверное, плохо было совсем. Она умерла через несколько часов.

Тут бывшую классную совсем развезло, и она начала по-детски всхлипывать.

— Меня уволили по статье, я больше в школе никогда работать не буду. Ну и хорошо, я бы все равно не смогла. Я вообще не знаю, за что меня в школу, я же ненавижу ее, я ее с детства ненавижу!

— Так зачем же вы учились в педе? – изумилась Ксюша.

— А куда мне еще? – зло ответила бывшая классная. — Не в уборщицы же идти… Хотя теперь, наверное, придется. Соломонычу хорошо, его на следующий день после увольнения на работу взяли. Говорят, чуть ли не дрались за него.



— Он просто очень хороший учитель, — сказала Ксюша.

— Везет ему просто, — отмахнулась Антонина Романовна и побрела к остановке.

Встреча с бывшей классной произвела на Ксюшу сильное впечатление. Вот так живешь-живешь, а потом узнаешь, что человек тебя ненавидит. И вообще всех ненавидит. Трудно сказать, что это огромное разочарование, в классе учительницу не сильно любили, но не ненавидели же! Жалели, скорее.

***

На первый урок Ксю опоздала, но оправдываться не пришлось — в кабинете истории стоял такой гам, что ее отсутствия не заметили. В очередной раз буянила мама Артема. Ксюша под шумок проскочила на свое место и прислушалась.

Сегодня Артемова мамаша уже не отрицала очевидного, но обвиняла всех подряд:

— Это вы виноваты, что Темочка стал употреблять! Вы все!

Историчка попыталась выпроводить маму из класса, но силы были не равны.

— Это ваша школа виновата! — кричала мама Артема, — это вы тут не смотрите за детьми! У вас сплошные наркоманы учатся! А вы молчите! Я вам отдала здорового умного мальчика, а его тут довели! Вы его довели!



Учительница оттеснила маму к коридору, но та выдралась и обратилась к классу.

— Вы его заставили, я знаю! Он сам бы никогда… Он у меня никогда…

Тут мама разрыдалась, и историчке удалось вытолкать ее в коридор.

В классе зависла нехорошая тишина.

— А что с Артемом? — спросил кто-то.

— Да вроде бы ничего страшного, — неуверенно сказала Катя, — просто дома сидит.

— Да лох он, — не отрываясь от смартфона, сказал Даник.

— Ты бы заткнулся, а? — взорвался Игорь. — Все же знают, что ты…

Даник ударил быстро и метко.

— Наркот! — просипел Игорь, ловя ртом воздух.

— Сам ты наркот, — отрезал Даник, — я никого не заставляю. Сами бегают за мной и просят.

— Скорей бы ты скурился, гад.

— Я не скурюсь никогда, что я, идиот? Меня вообще не цепляет, могу бросить в любой момент. Только дебилы подсаживаются, потому что мозгов нет. Нормальные люди расслабляются, удовольствие получают. Правда, Ирюлик?

Ирюлик-Ира сдержанно кивнула.

— Просто товар надо брать проверенный, а не покупать всякую лабуду.

Но тут вернулась злая учительница, прикрикнула, дала внеплановую самостоятельную и стало не до разговоров.

Этот скандал выбил у Ксюши из головы встречу с классной, вспомнила о ней только на большой перемене. Она пересказала разговор с Антониной Ире и Кате.

— Странно, — задумчиво протянула Катя, — мне Дианка тоже звонила. И тоже спрашивала, как я себя чувствую.

— И мне! – сказала Ира. — Меня уже тошнило сильно, и я поговорить с ней не смогла. Но она звонила, помню. Я еще удивилась, откуда она знает, что меня тошнит. Я-то думала, что котлетой отравилась. Тогда еще думала, что котлетой.

— Может, — предположила Катя, — она всем подряд звонила?



Ксюша покачала головой. Ей Мышка не звонила, а ведь лучшая подруга…

— То есть получается, — сказала Ксюша, — что Диана уже тогда знала, что плохо ей от спайса, раз она обзванивала всех, кто курил. Интересно, Егору она звонила?

— А чего ему звонить, он не курил, она же у него из рук все выбила!

После этой Ириной реплики Ксюша осознала, что еще чуть-чуть, и она все поймет. Но как она ни пыталась сложить пазл усилием воли, у нее не получилось.

Возможно, просто времени не хватило, потому что началась биология, а ее вела завуч, которая сегодня тоже была не в духе… В общем, сосредоточиться не удалось. Следующим уроком стояла физика, но ее вел такой унылый практикант, что Ксю боялась помереть с тоски — подумать все равно не дадут.

Тогда она набралась наглости и пошла разыскивать следователя.

В учительской его не оказалась, и Ксю пошла наугад по школе, надеясь, что ей повезет наткнуться на Орловского в коридоре.

И ей повезло.

Ну, не то чтобы повезло — но следователя она обнаружила. А заодно наркополицейского Ковригина. Точнее, не их самих, а их голоса, которые доносились из мужского туалета. Громко доносились. На весь коридор, к счастью, пустой.

— Ты меня полечи еще, полечи, доктор (неразборчиво)! — гремел Орловский.

— Да тебя точно лечить надо, (неразборчиво)! — орал в ответ Ковригин. — Это же дети, а ты их ломаешь, как…

— Тебя не спросил! Если бы ты вовремя ловил своих нариков, у меня было бы меньше жмуриков!

— Я ловлю, не волнуйся! У меня раскрываемость… — начал наркополицейский, но следователь не дал договорить.

— Раскрываемость у него! — Орловский умудрился вложить в крик иронию. — Наркоту по карманам рассовывать любой дурак может.

— Я. Ничего. Не рассовывал, — Ковригин произнес это с такой нехорошей расстановкой, что Ксюша малодушно обрадовалась двери, которая отделяла ее от спорщиков.

— Конечно! — ирония сменилась откровенной насмешкой. — Да ваш наркоконтроль весь купленый! Вы же наркотрафик не пресекаете, а кон-тро-ли-ру-ете! Сколько ты за прошлый год на спайсах поднял? Лям? Три?

В туалете пляснуло, потом бухнуло, а потом затихло. Ксюша пыталась сообразить, что ей сейчас делать: кричать «Караул!» или по-тихому слинять. Но тут дверь отворилась, из туалета вышел Ковригин, придерживая пунцовое ухо.

— Поскользнулся, — зло объяснил он Ксюше и быстро ушел.

Затем вышел Орловский. Он задумчиво двигал челюстью, словно проверял, все ли зубы на месте. А может, и правда проверял.

— Привет, — сказал он буднично.

— А что, — шепотом спросила она, — Ковригин того… коррумпированный?

— Да нет, — вздохнул следователь, — он как раз честный, это сразу видно. Просто не надо было меня злить… Ладно, ты чего тут? Хочешь мне что-нибудь рассказать?

Ксю принялась излагать новости, сопровождая следователя в учительскую. Там была только глуховатая химичка, поэтому Ксюша даже не понизила голос:

— И получается так, что Мышка… Диана первая обо всем догадалась. Она даже, наверное, раньше догадалась, когда у Егора косяк из рук выбила, а уже потом начала всех обзванивать, чтобы узнать, как они себя чувствуют…

— Диана звонила одноклассникам перед смертью?

— Ну да… Всем, с кем курила. Даже классной, хотя раньше она ей никогда…

— Умница! — Леонид Борисович схватил телефон, нажал пару кнопок и принялся командовать. — Саша! Биллинг Дианы Мышкиной в вечер смерти… Остальных тоже, но потом… И еще раз прошерсти по соцсетям, по скайпу, выходила ли она еще с кем-то на связь… Да… Доложить немедленно!

Ксю пыталась сообразить, что происходит. Она же вроде ничего такого не сказала, чего следователь так взбодрился?

— Умница! — еще раз с удовольствием сказал Орловский, положив трубку. — Теперь все ясно!

— Что ясно?

— Кто убийца…

— Кто?

Леонид Борисович рассмеялся. Кажется, Ксю впервые слышала его смех.

— Ты про бритву Оккама слышала?

— Нет.

Следователь хотел что-то рассказать, но тут пискнул ноутбук, и Леонид Борисович припал к экрану.

— Так… угу… что и следовало… — бормотал он.

— А что такое биллинг? — спросила Ксюша, у которой в голове творился кавардак.

— Список звонков… Можно узнать у мобильного оператора.

— А бритва Оккама?

— Погугли! — приказал следователь. — Только в коридоре, окей?

Ксю на негнущихся ногах двинулась к двери.

— Мария Романовна! Вы тоже погуляйте, ладно?!

Судя по громкости, с которой Леонид Борисович обращался к химичке, он тоже был в курсе ее проблем со слухом.

Ксюша и учительница вышли одновременно. Химичка сиротливо пристроилась у подоконника, Ксения — у соседнего. Но у ученицы был, по крайней мере, смартфон. Ксю принялась гуглить «бритву Оккама», наткнулась на несколько нудных ссылок, но в конце концов принцип поняла.

Бритва Оккама — это значит не заморачиваться. Если упростить до предела, отбросить все надуманное, останется правда.

Ксюша попыталась думать, как Оккам. Мышка знала об отраве. Знала, что отрава в спайсе. Откуда? Ей кто-то сказал? Кто-то из тех, кто курил? Вряд ли. Кто-то еще? Лишняя сущность, а Оккам требовал сущностей не множить. Получается, знала только она и убийца.

И самое простое решение…

Ксю помотала головой. Ей активно не нравилось простое решение. Лучше уж сущностей наплодить. Лучше Мышка подслушала чей-то разговор. Чей? И почему тогда сразу не подняла тревогу?

Ненавидя все бритвы на свете, Ксюша произнесла про себя: «Убийца — Мышка».

Это было дико, невозможно.

Но это полностью все объясняло. И то, что Мышка заранее знала про отраву. И то, что не подняла тревогу. И даже то, что выбила у Егора косяк из рук. И спайс она же принесла, просто он почему-то оказался в руках Егора. Но наркотик принесла Мышка, отравила и…

Ксюше стало нехорошо, захотелось открыть окно. И выпрыгнуть (второй этаж, не страшно!). Или просто сбежать. Или подумать о чем-нибудь хорошем.

«Значит, — мелькнула мысль, — Егор точно не виноват».

Это была хорошая мысль, но она не радовала.

Ксю, наверное, разревелась бы, если бы из учительской не выскочил взъерошенный следователь.

— Егор не виноват! — торопливо сказала Ксюша. — Отпустите его!

Леонид Борисович уже был на лестнице, но вернулся с полдороги.

— Отпустить? Не могу отпустить! — он почему-то обвинял Ксюшу. — Потому что все улики против него! Я бы нашел новые улики, если бы прокурор выдал постановление на обыск в доме твоей Дианы! Но он не дает! Ему оснований не хватает!

Выкричавшись, следователь раздраженно махнул рукой и побежал по лестнице.

— А вы у родителей попросите! — жалобно сказала Ксю. — Они сами все покажут!

Леонид Борисович смерил ее злым взглядом и скрылся из виду.

— Странный тип, — высокомерно сказала химичка. — И невоспитанный!

***

Ксюша бродила вокруг дома Дианы и сотый раз спрашивала себя: «Зачем?».

Зачем Мышка это сделала? Зачем нормальная симпатичная девчонка достает яд и решает потравить себя и своих друзей? Что она хочет доказать и кому?

— Что, прости? – спросил встречный парень.

Ксюша сначала испугалась, а потом поняла, что последний вопрос задала вслух.

— Ничего, ничего… — пробормотала она и подумала, что великим сыщикам не приходится говорить с собой.

Только тут Ксюша осознала, что ей ужасно не хватает Стаса. Не задумываясь, она нажала кнопку быстрого набора.

— Да? — торопливо ответил Стас.

— Стас, — сказала она жалобно, — пожалуйста, давай встретимся.

— Конечно, нет проблем. Ты где?

Договорились встретиться в «Макдональдсе», и Ксения медленно пошла туда. Стас приехал довольный и жизнерадостный. Чмокнул Ксюшу в щечку, уселся рядом с ней и потребовал:

— Рассказывай!

Она начала рассказывать совсем не то, что собиралась. Вместо этого Ксю принялась излагать придуманный вчера вечером сюжет. На секунду испугалась, что не взяла с собой файл с записями, но тут же поняла, что помнит все до последней мелочи.

— Однажды Лили проснулась с мыслью, что так дальше жить нельзя. Сколько можно бояться Того-кого-нельзя-называть? «Лучшая защита — это нападение!» — решила она…

Стас внимательно выслушал всю историю: как Лили и Джеймс решили сокрушить темного Лорда, напали на него и замочили навсегда.

— И? — спросил Стас.

— И всё, — растерялась Ксю.

— Вот именно, «всё». Конец истории. Если нет Воландеморта, с кем Гарри воевать будет?

— А почему обязательно воевать? — спросила Ксюша. — Почему они не могут просто… жить долго и счастливо?

— Могут, — согласился Стас. — Только смотреть на это тоскливо. А у нас на «Старконе» два выступления, что на втором показывать будем?

Ксю принялась лихорадочно соображать.

— Ну… пусть… пусть Гарри посражается с кем-нибудь. Да хоть с Василиском!

В памяти всплыли обиженные лица Стеллы и Нюши.

— Причем помогать ему будут не только Гермиона с Роном, а вообще все однокурсники!

У Ксю открылось второе дыхание.

— Точно! Можно устроить охоту на Василиска! Всем миром!

Ксюша принялась рассказывать, какие можно ловушки сделать, как имитировать змеиный шип из стены, как соорудить самого Василиска из шлангов.

Стас одобрительно кивал, но в конце заявил:

— Всё хорошо, но точки не хватает. Нужен красивый финал!

Он пощелкал пальцами, изображая красивый финал. Ксюша сникла.

— В общем, — поднялся Стас, — идея хорошая, но надо додумать! Молодец!

Ксюша поняла, что сейчас он уйдет, а главного-то она не спросила.

— Ты меня совсем не любишь? — выпалила она.

— Что, прости? – спросил Стас и выражением лица ужасно напомнил юношу, которого Ксюша напугала на улице.

— Я думала, у нас любовь, — всхлипнула Ксения, — а у тебя, оказывается, Карина, и Даша, и Лариса… И Мышка…

Стас осторожно сел на место, на него жалко было смотреть.

— Да вы что, сговорились все, что ли? – с тоской сказал он. — Пойду я.

— Нет, стой! – спохватилась Ксюша, — я не об этом. Я вообще не знаю, что на меня нашло.

Ксюша в очередной раз вовремя вспомнила Леонида Борисовича и то, что он расследует дела о наркотиках, запрятав все свои личные проблемы глубоко-глубоко, и попыталась успокоиться.

— Кроме тебя, меня никто не выслушает, — продолжила Ксюша,— а я понимаю, что смерть Мышки как-то связана с тем, что она к тебе приезжала, ты ее своими спайсами на что-то натолкнул, но я не понимаю, на что.

Стас горестно вздохнул и пошел к кассе за кофе. Ксюша выдохнула — не сбежал. Правда, напугала она его здорово, даже когда он вернулся с кофе, говорил сдержанно, все время оглядывался на вход, словно сидел на низком старте.

Ксюша попыталась внятно рассказать, что ее тревожит, но в середине рассказа не выдержала.

— Если хочешь уйти, то иди, — сказала она, — а то такое ощущение, что я тебя здесь насильно держу.

— Нет-нет, я слушаю, — рассеянно сказал Стас и в очередной раз оглянулся на дверь. Просто… Говори тише. Ты так орешь про спайсы, что нас могут неправильно понять.

— В смысле?

Стас шустро пересел к ней, оказавшись спиной к дверям, и, приобняв, зашептал на ухо.

— Посмотри, вон тот тип в серой куртке, он как раз спайсы толкает. И вот этот. И вон тот, в синей. Холодно на улице, они погреться зашли.

Ксюша замерла на мгновение, потом начала медленно поворачиваться.

— Смотри на отражение в окне, — прошипел Стас.

Ксюша медленно переводила взгляд с одного парня на другого. Обычные люди. Один кофе пьет, другой картошку ест.

— Ты знаешь и молчишь? – выдавила она.

Стас сжал губы.

— Да не молчу я, — процедил он. — Помнишь, я пару месяцев назад с фингалом ходил? Пытался тут права качать, ментов вызвал…

— Ты же говорил, поскользнулся, упал, — удивилась Ксюша.

— Мало ли что я говорил! — огрызнулся Стас.

И тут его прорвало и он начал рассказывать, что уже год он участвует в движении «Стоп-наркотики», что начинали они с замазывания рекламы на асфальте, потом еще много чего такого же бесполезного делали, а когда дошли до реальных поступков, их побили и замели в участок. Чудом не приписали распространение наркотиков, родители выручили.

— Почему ты мне никогда про это не говорил? — тихо спросила Ксюша.

— А тебе это интересно? — усмехнулся Стас.

— Было бы интересно, если бы рассказал, — уверенно сказал Ксю.

Стас неопределенно пожал плечами.

— Слушай, мы знакомы лет шесть, а я за последние дни узнала о тебе больше, чем за все остальное время. Ты, оказывается, не только ролевик, ты еще и в школе звезда, и антиспайс-активист… Когда у тебя на все времени хватает?

— Но у тебя же тоже в жизни не только Гарри Поттер, правда? – спросил Стас.

Ксюша почувствовала, что ее щеки предательски розовеют.

— Я еще на бальные танцы пошел, — сказал Стас, — у меня конкурс через неделю.

Ксюша только руками развела.

— Кстати, твоя Диана про фингал знала, — сказал Стас. — Это она моим родителям позвонила, когда нас тут бить начали, а потом всех без разбору увезли. Если б не она, все бы очень плохо кончилось.

— Мне она тоже ничего не рассказывала, — прошептала Ксюша.

— Она очень смелая была, — сказал Стас. — Даже слишком. Не понимаю я, зачем она взялась курить…

Зато Ксюша все поняла. И почувствовала, что рассказать это Стасу не сможет…


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.029 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты