Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Новые модели бюрократии




Читайте также:
  1. А вот ссылки на учебники и учебные пособия, даже совсем новые, не поощряются. Их просто не должно быть.
  2. Акмеологические модели
  3. Альгинатно-коллагеновые маски BioMar matrix
  4. Анионовые прокладки Love Moon незаменимы в поддержании личной гигиены и здоровья для любой женщины.
  5. АПЕЛЬСИНОВЫЕ ДЕРЕВЬЯ СИМИЕЗА
  6. Б. Г. Голубовский НОВЫЕ ЗЕМЛИ
  7. Б. Г. ГолубовскийНОВЫЕ ЗЕМЛИ
  8. Биоматриксные коллагеновые маски нового поколения
  9. БЛАГОДАРЯ УСИЛИЯМ ГРЕГА НОВЫЕ ШКОЛЫ СТАЛИ ПОЯВЛЯТЬСЯ ПО ВСЕМУ ПАКИСТАНУ, И ЖИЗНЬ МЕСТНЫХ ДЕТЕЙ ИЗМЕНИЛАСЬ НАВСЕГДА.
  10. В которой Фандорина ждут новые потрясения

Уже с конца 60-х годов и мировая наука о государственном управлении, и административная практика движутся в направ­лении существенного пересмотра прежней, "классической" па­радигмы государственной службы и принципов ее построения. Речь, впро­чем, не идет об отказе от веберовской модели "идеального типа" рациональной бюрократии. Но все же происходит существенная модернизация ряда ее постулатов.

Думается, дело в том, что безраздельное долговременное гос­подство веберовских конструкций было обусловлено факторами более общего порядка.

Во-первых, это было вызвано потребнос­тями определенного этапа индустриального развития, для кото­рого иерархизированная и максимально стандартизованная сис­тема управления была жизненно необходима.

Во-вторых, это совпало с общей и достаточно долгое время господствовавшей в мире тенденцией усиления роли государства — с государствен­ным интервенционизмом. А таким стремящимся к максимиза­ции своего влияния государствам нужна эффективная исполни­тельная бюрократия.

В-третьих, это соответствовало в целом характерному для того времени функциональному, праг­матическому подходу к человеку прежде всего как к орудию для выполнения неких общих задач, как к элементу индустриаль­ной, политической, военной или иной "машины", организа­ционной системы. На задававших тон промышленных гигантах с их конвейерным производством господствовали доктрины фор­дизма-тейлоризма.

Для них человек был лишь трудовым ресур­сом, которым можно манипулировать посредством увеличения-уменьшения заработка и наказаний. В рамках же социалистической идеологии сталинистского образца человеку открыто отводилась роль "винтика" (впрочем, те, кто захватывал верхушку пирами­ды власти, присваивал себе роль "отвертки" либо пытался это сделать).

По сути, мало от нее отличалась идеология национал-социализма, разве что своей мифологией и ритуалами. Не слу­чайно XX век — эпоха массовых партий, т. е. политической фор­мы деиндивидуализации личности.

Макс Вебер мыслил в соответствии с духом времени. Его базовая посылка — необходимо устранить негативные следствия влияния субъективного (а другим язы­ком — человеческого) фактора в социальной организации — попала в унисон с общим антигуманистическим настроем межвоенной и отчасти послевоенной эпох, с периодически вос­кресающим (а в России — никогда и не умиравшим) мировоз­зрением, согласно которому человек — лишь средство для достижения более "высоких", надличностных целей. И так про­должалось достаточно долго, но не могло продолжаться беско­нечно.



Дело в том, что веберовская модель, в ее классической фор­ме, оказалась не вполне адекватна информационным, техноло­гическим и социальным вызовам времени, новым обществен­ным ожиданиям, обращенным к государственным институтам.

Продолжающаяся же по инерции тенденция бюрократизации общественной жизни угрожает, если ее постоянно не обузды­вать, породить одну из глубинных цивилизационных полити­ческих коллизий.

На гребне этой коллизии и возникла модернизационная идеология. Она включает, по меньшей мере несколько версий и акцентирует различные аспекты пробле­матики. Пока это ско­рее движение. Для удобства обозначим его как поствеберовский этап в теории бюрократии или как "реалистические" кон­цепции администрации.

В общих чертах их можно свести к следующим основным направлениям:



= признание неустранимости политической роли бюро­кратии, и как результат — поиск новых форм контроля над ней, оптимального соотношения политических и про­фессиональных начал в администрации;

= уменьшение роли вертикальной иерархии, развитие фун­кциональных органов, "плоских" структур, ad hoc (для данного случая) организаций и т. п.;

= ограничение значимости традиционной административ­ной "лестницы чинов";

= создание культуры государственного предприниматель­ства, внедрение принципов менеджмента в деятельность госаппарата, перевод его части на рыночные принципы функционирования;

= децентрализация, стремление к удешевлению, сокраще­нию госаппарата; стремление сделать бюрократию мак­симально "прозрачной" и "отзывчивой" на обществен­ные ожидания и требования1).

Однако этого оказалось недостаточно. В 90-е годы все громче зазвучали аргументы в пользу необходимости предпринять даль­нейшие шаги по изменению аппарата, по его приспособлению к новым условиям. Во многих странах вера общественности в способность правительств в их нынешних формах эффективно вести государственные дела значительно ослабла.

Смысл реформирования государственной службы понима­ется сейчас гораздо шире, нежели просто совершенствование управления. Это видно, в частности, из того, что несколько выпусков ведущего международного журнала в данной области "Revue Internationale des Sciences Administratives", еще с 30-х го­дов издаваемого на разных языках Международным институ­том административных наук, было практически целиком по­священо этим проблемам.

Многие авторы, говоря о происходящих процессах, исполь­зуют в разных сочетаниях слово "революция" — "администра­тивная", "постбюрократическая", "менеджериальная" и т. п. Один из патриархов науки об управлении, известный своими умерен­но-консервативными взглядами Гай Брабант, пытается найти "золотую середину" между традицией и современностью. Он пишет, что оптимум лежит между "государством Большого Бра­та' (образ из знаменитой книги Дж. Оруэлла "1984") и ультра­либеральным подходом, что трудно, но необходимо достигнуть баланса между административной иерархией и требованием уча­стия граждан в управлении1).



Немецкий ученый Б. Кликсберг более решителен. Он настаи­вает, что роль государства как центра принятия решений во мно­гом исчерпана и в XXI веке должна подвергнуться кардинально­му изменению. В другой своей статье Кликсберг, более развернуто рассуждая на данную тему, отмечает, что в современных усло­виях резко повысился уровень сложности решаемых задач и со­ответственно понизился порог предсказуемости как позитивных, так и негативных последствий принимаемых решений. Увеличи­лось воздействие таких негативных факторов, как массовые миг­рации, рост национализма и т. д. Все большую роль играют такие факторы, как защита потребителя, антимонопольное законода­тельство, экологические стандарты... В то же время классическая смитовская "невидимая рука рынка" порой оказывается рукой карманного вора, а веберовские максимы рациональной и стабильной бюрократии оказываются не соответствующими тем условиям неопределенности и изменений, в которых мы живем.

По мнению Кликсберга, необходима переоценка, как структур­ных принципов, так и человеческой составляющей государствен­ного аппарата. Пирамидальная структура должна быть заменена сетевой структурой, а в человеческом плане следует стремиться к "интеллигентному" государству. Только такие перемены смо­гут, по его мнению, восстановить доверие к государству. М. Камто обеспокоен падением уровня профессионализма государствен­ных служащих, а также этических стандартов их поведения1). В целом, если максимально коротко обозначить главный вектор 90-х, то это развитие культуры государственной службы и реформы последней. Этот курс, однако, не обходится без се­рьезных издержек. Пока же скажем о двух разных вариантах реформ — "ве­стминстерском" и американском2). Первый из названных вариантов реформы возник в Новой Зеландии. Дело в том, что вплоть до конца 70-х годов Новая Зеландия была, пожалуй, самой "социалистической" из стран Содружества.

Государственный сектор был наиболее силен, а размах предоставляемых непосредственно государством соци­альных услуг — наиболее велик. Инициатором реформ было само правительство, под руководством которого был разработан единый план реформ, включавший четыре фазы и рассчитанный на 15 лет. Первая фаза была запущена в 1978 году — за год до начала попыток преобразований госслужбы в "метрополии" — в Великобрита­нии. Основной идеологией реформы была максимальная приватизация и внедрение в госслуж­бу контрактной системы.

В США новый этап реформ начался позднее — с конца 1993 года — и, при внешнем сходстве многих мер с опытом Новой Зеландии, во многом имел собственные, иные при­оритеты. Он в первую очередь ориентировался не на структур­ные факторы, а на изменение поведения бюрократов. Прези­дент Клинтон принял стратегию перестройки правительства, чтобы сделать его разумнее, дешевле и эффективнее.

Реализовывать программу было поручено, вице-Президенту А. Гору. Про­грамма была задумана на срок вплоть до 1999 года. После пер­вых, достаточно зримых успехов она забуксовала, главным образом — по политическим причинам, главным образом потому, что демократы утратили большинство в обеих палатах Конгресса.


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты