Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Толковая Псалтирь 5 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

Ст. 7. Воскресни (восстань), Господи, (со) гневом твоим. Господь восстает иногда и не во гневе, как свидетельствует Писание. Воскресни Господи, говорит тот же пророк в другом месте, спаси мя Боже мой (Псал.3, 8); но здесь пророк призывает Господа к отмщению. Как седение в Боге мы понимаем не телесно, а духовно, подобно тому тоже не телесно должно понимать и восстание в Боге. Седение Божие собственно означает царское Его величие, достоинство судии и крепость Его; восстание же означает восстание для наказания и заступления достойных сего. Равным образом и гнев в Боге должно понимать не как гневную страсть, а как наказание тех, которые его заслужили.

Вознесися в концах (возвысься на пределах) враг твоих. Ты, говорит, Господи, будучи велик, явись и покажи Себя таким образом людям. А явишь Ты себя таким в концах, то есть в умерщвлении твоих врагов, ибо смерть составляет конец жизни каждого. Враги же твои суть те, которые вместе и мои враги, как преступившее твои повеления.

И востани (воздвигнись) Господи Боже мой (с) повелением, имже заповедал ecu (какое объявлял Ты). Да не долготерпишь Ты более, говорит пророк; но да покажешь виновника за нарушение того повеления Твоего, которое Ты объявил чрез Моисея и которое читается так: Чти отца твоего и матерь твою.—Мой собственный сын воспламенился гневом против своего отца. Этому месту можно давать и такой смысл, что пророк здесь изливает пред Богом своим моления относительно тайны воскресения. По свидетельству Евангелия, Господь именно говорил Иудеям о Своем теле следующее: разорите церковь сию, и треми деньми воздвигну ю (Иоан.2,19). Итак восстань, говорит, ради повеления твоего, которое Ты объяснил Иудеям, сказавшим: разорите, т.е. разрушите,—и они разрушат.

Ст. 8. И сонм людей обыдет (окружит) Тя. Если только явишь Ты мне свою помощь, то многие увидев это, устрашатся и обратятся к Господу. Выражение обыдет Тя значит здесь тоже, что обыдут, т.е. будут обращаться вокруг твоих повелений, никогда не отпадая от них; так как Бог есть Бог бесконечного. Но это выражение равным образом может быть отнесено и к воскресению Иисуса Христа. Ибо в то время около Христа было собрание народов со всех концов земли, образуя собою как бы своего рода круг около Него. Или также: обыдет Тя, иначе сказать: прославит и воспоет Тебя в гимнах, гимны же Богу действительно воспеваем мы обыкновенно не поодиночке, но целым хором (сонмами). И таким образом здесь под известною, принадлежащею этому действию, формою будет изображаться самое действие.



И о том на высоту обратися (а над ним, т.е. над сонмом людей,—в высоте укажи на Себя). По причине, говорю, этого собрания народов, взойди Ты, о примиритель наш, к Отцу Твоему и возвратись на высоту той славы, которую Ты имел прежде бытия мира, взойди, когда совершишь Ты наконец неизглаголанную тайну спасения нашего.

Ст. 9. Господь судит (будет судить) людем: Не оставит, говорит, Господь без внимания того, что было предпринято против меня моими врагами, но все рассудит. Или также: судит, будет судить, с одной стороны осуждая нечестивых, с другой поставляя одесную себя праведников. Суди ми Господи по правде моей и по незлобе моей на мя (по незлобию, какое у меня). Вспомнив о суде Божием, пророк добавляет тотчас же: будь говорить, Господи, и мне судиею, напряги даже последние Твои силы для этого, и искуси, говорит, мое правое дело, которое защищал я против отцеубийцы Авессалома и его единомышленников, сделай это, далее, для меня за чистосердечие мое. Но почему пророк, тогда как в одном месте говорит: Не вниди в суд с рабом твоим (Псал.142, 2), здесь, напротив того, выражает особенное желание быть судимым? Там он как бы так говорит, обращаясь к Господу: не судись Ты, Боже, со мною и не сопоставляй моих деяний с полученными мною от Твоей благости дарами; здесь же он просит Бога рассудить его с другими, именно с теми, которые поступали с ним самим несправедливо, и которые искали его погибели.



Ст. 10. Да скончается (прекратится) злоба (лукавство) грешных, и исправиши (управишь) праведнаго. Да, если бы, говорит, приостановилось когда либо лукавство грешников; то праведники пошли бы вперед прямо, то есть беспрепятственно стали бы проходить тогда путь добродетели.

Испытали (испытующий) сердца и утробы Боже праведно. Ты, говорит, Боже, который праведно исследываешь сердца и утробы наши, то есть собственно то, что составляет плоды гнева и что составляет корень вожделений наших, так как сердце наше служит жилищем гнева, утробы же наши составляют источник вожделений наших, а то и другое вместе порождает грех. Или иначе: Бог испытывает и исследывает наше сердце и утробы. Выражение же праведно в таком случае, лучше рассматривать уже в связи с следующими за тем словами: помощь моя от Бога спасающего правыя сердцем.

Ст. 11. Помощь моя от Бога спасающего правым сердцем. Будучи прав и прост сердцем и стараясь направлять себя по правому пути добродетели, я, говорит, ожидаю себе помощи—не человеческой, которая бесполезна, но помощи от Бога, могущего спасти меня.

Ст. 12. Бог (есть) судитель (судия) праведен, и крепок и долготерпелив. Слова эти, по-видимому, направляет пророк против тех, которые соблазнялись о провидении Божием, задавая себе вопрос: почему оно попустило сыну восстать на своего отца? Итак праведен значит соразмеряющей воздаяния свои с деяниями, крепок, иначе говоря такой, который все может, что ни захочет, долготерпелив же тот, кто не тотчас посылает наказание на виновных.



И не гнев наводяй (обнаруживающий) на всяк день. Это добавил пророк для пояснения того, в чем именно состоит сущность долготерпения Божия. Тогда как мы, согрешая каждый день, ежеминутно становимся достойными наказания Божия; сам между тем долготерпящий на нас Господь наш всякий раз предоставляет нам время на раскаяние. Под гневом здесь должно разуметь наказание постигающее грешников. Некоторые недоумевают относительно того, каким образом Бог, будучи праведен и наказывая достойно грешников, может в тоже время быть и человеколюбивым? На это ответим: праведен Он, как воздающий каждому достойное, человеколюбив же, как не тотчас подвергающей нас заслуженному наказанию, но терпящий нас и предоставляющий нам время для нашего обращения на путь добродетели, как непопускающий врагу нашему действовать против нас по злой воле его, и всеми способами пекущийся о нашем спасении.

Ст. 13. Аще (же) не обратитеся, оружие (меч) свое очистит (отточит), лук свой напряже (натянул), и уготова и (направил его). Пророк, предвидя, что его псалмы будут обращаться в руках и в устах у людей всех состояний, пользуется некоторыми подходящими подобиями, заимствованными и из военной дисциплины. Если, говорит он, вы, которые уклонились с пути правого на путь греха и прилепились к вещественному, не возвратитесь снова к Богу, то вы не избежите наказания за это. Оружие (меч) означает здесь горечь, а лук быстроту смерти, постигающей нераскаянного. Далее отточивание оружия, натянутие лука указывает на готовность имеющего постигнуть нас наказания, и вместе на долготерпение Божие к нам. Приготовление лука (уготова и) указывает на близость удара, который если не достиг еще до виновного, то только благодаря тому, что он слабее, чем следовало, направлен на него Богом. Или: отточение оружия означает сильную степень наказания, натянутие же лука означает его близость; готовность лука к удару указывает на готовность наказания, если бы только мы не раскаялись во время.

Ст. 14. И в нем уготова (и наложил на него) сосуды смертные (орудия смерти). Под этим образом наказания чрез расстреляние из лука нужно разуметь вообще самые разнообразные виды смерти,—как то: смерть от меча, смерть от огня, от воды, от землетрясения, от поглощения землею, от разного рода болезней. Все это суть орудия смерти, чрез посредство которых она собирает свою дань. Следует заметить, что хотя здесь и употребляется человеческая речь, но она должна быть понимаема достойно величия Божия. Если же пророк употребляет здесь выражения грубые и материальные то это делает он только ради того, что бы речь его могла быть удобовразумительною для его слушателей. Пророк вообще нередко пользуется в своих псалмах подобного рода грубыми выражениями, снисходя к слабоумию своих слушателей. По этой-то именно причине он и изображает Бога как бы с мечем в руках, имеющим при себе лук, стрелы и другие военные снаряды, отточивающим свое орудие, натягивающим лук; изображает с тою целью, дабы увеличить этим страх в слушателях и тем успешнее подействовать знакомыми им названиями оружия на окаменевшую их душу. Тот конечно не нуждается в оружии подобного рода, один взгляд которого заставляет трястись землю, в руке которого всякое дыхание, который рассыпает горы крепостию своею и производит все другое, что передали нам о неизреченном Его могущества учители боговедения.

Стрелы своя сгараемым содела. Здесь пророк ободряет праведников. Наказания, говорит он, Божии приготовлены собственно для нечестивых. Сгараемыми он называет здесь тех, которые совершенно лишены влажности добрых дел и которые настолько уже сделались сухими к упражнению в добре, что стали легко воспламенимы от огня наказания; они даже могут быть названы наказываемыми, то есть как бы находящимися уже в огне наказания, так как оно ожидает их непременно. Или также сгараемым, иначе говоря—тем, которые горят в огне страстей, гнева, плотских вожделений, любостяжания и проч. Изобразивши таким образом выше многоразличный гнев Божий и угрожая этим гневом людям нечестивым, далее пророк преподает нам никоторые наставления, заимствованные им от настоящих вещей и потом обращает речь свою к Авессалому.

Ст. 15. Се боле неправдою (вот, зачал неправду). Изменник этот, т.е. Авессалом, сделался, говорит, беременным неправдою, беззаконно замыслив изгнать меня из данного мне Богом моего царства. Наименование же болей рождения пророк употребил здесь с целью показать, сколь великую скорбь и какие мучения терпят те, которые стараются причинять обиды ближнему своему. Такие люди исполняются досадою; они буквально разрываются от гнева, оскверняются помыслами, блуждают по бесчисленным стезям неправды, испытывают страх, душевное томление, и до тех пор не освобождаются от этих внутренних бичей своих, пока не удается им осуществить задуманного на деле. Но и после того они все таки не бывают еще свободны от осуждения собственной совести. Посему когда Писание хочет показать особенную тяжкую какую либо скорбь, то оно иногда называет такую скорбь муками родов.

Греческое название этого рода мучения—????? происходит от глагола ?????????, что значит собственно вздуваться, или увеличиваться в объеме. Когда плод во чреве матери совершенно готов, т. е. окончательно сформировался, тогда он не может уже оставаться в нем долее и направляется к выходу на свет, при чем причиняет самые тяжелые боли рождающей. Это сравнение болей нравственных, испытываемых нами в ту пору, когда рождаем мы неправду,—с физическими болями родильницы, указываешь на то, что зло не прирождено природе, нашей, но что оно прививается к нам извне, потом оно в нас созревает и наконец причиняет нам самые тяжелые мучения, подобные мукам рождающей.

Зачат болезнь (получил боль) и роди беззаконие. В родах первое всего обыкновенно бывает зачатие, потом уже мука родами, когда плод окончательно созрел. Выше говорилось о зачатии, о самом рождении и о муках родов вместе в одно и тоже время; здесь же говорится раздельно об этих моментах рождения. Так Авессалом, родивши в муках неправду, сделался вслед затем сильно больным от нее, вследствие объясненных выше причин, а также вследствие того, что не находил еще он пока удобного случая задуманное беззаконие привести в исполнение и зачал снова—болезнь уже, то есть получил болезнь телесную; потому что когда душа наша утомлена, то нам изменяют при этом и телесные наши силы. Следовательно Авессалом не только испытывал скорбь в душе, но и подвергался страданиям телесным, пока наконец родил свое беззаконие, состоявшее в сущности из непочтения его к своему отцу, гонения против него направленного и оскорбления его наложниц. Некоторые, держась более краткого толкования приведенного места, разумеют здесь под муками рождения построение в голове Авессалома плана относительно возмущения его против отца, а под зачатием—самое возмущение. Или также, не смотря на то, что Авессалом долго и тяжело мучился в душе и много выстрадал от своего коварного замысла, он все таки не мог успокоиться и теперь, после стольких мучений; вследствие чего от одной и той же причины он получил новую скорбь, которая была для него новою, такою же как и прежняя, болезнью и как бы вторичными муками рождения.

Ст. 16. Ров изри (вырыл) и ископа и (укопал его) и падеть в (ту) яму, юже содела. Он готовил, говорит, мне опасность, и опасность такую, от которой я едва мог избавиться, что именно выражается в уподоблении этой опасности рву. Как из рва нельзя уже убежать тому, кто в него попал, особенно если ров этот ископан, то есть вдвойне углублен, подобно этому и та опасность, которую готовил для меня отцеубийца— мой сын, имеет с одной стороны глубину коварства, с другой она снабжена смертностною окружностию. Но он сам попадет в эту опасность, в наказание за то, что хотел поймать в нее меня.

Ст. 17. Обратится (устремится) болезнь его на (в) главу его. То и другое, говорит, постигнет его самого. Авессалом действительно как бы поглощен был опасностью и его коварство обратилось на его же голову. Ободряя ряды своего войска во время сражения, и проезжая верхом под сучьями одного дерева, он запутался в них своими волосами и повис на них, где вскоре и умер в страшных муках.

И на верх (темя) его неправда его снидет (падет). Та неправда, которую он сам направлял против других, поразит его самого, и поразит смертельно в самое темя. Так именно и случилось на самом деле. Начавши бой против своего отца, с намерением погубить его, сам он (Авессалом) вместо того сделался жертвою этой войны.

Ст. 18. Исповемся (исповедаюсь) Господеви по правде Его. Теперь же, когда сражение окончилось таким образом, я воздам, говорит, благодарение Богу за Его праведный суд.

И пою (воспою) имени Господа вышняго. Я буду, говорит, петь имени Его в благодарность за дарованную мне победу; ибо призвал я имя Его, и Он помог мне. Если же и имя Его обладает таким могуществом, то кто же бы не убоялся самого Господа Вышняго? иначе говоря— Того, который выше всего, который над всеми, превыше небес. Заметим, что приведенные выше слова—не речи человека, радующегося чужому поражению, а тем более пролитой крови собственного сына; иначе пророк ликовал бы, а не печалился в день победы. Нет.—Это речи мужа, принимающего совершившееся, как жребий Божий, как праведное наказание Божие постигшее коварных. Некоторые толкователи— слова: ров изры и следующие за тем, до слов: неправда его снидет (ст. 16—17) объясняюсь гораздо проще. Место это, говорят они, имеет смысл метафорический. Здесь, по их мнению, как бы так говорит пророк: все то, что замышлял против меня Авессалом, испытывает он на себе самом. Слова эти могут служить для нас, как выражение наших чувств по отношению к врагу нашему—диаволу.

Псалом 8

В конец, о точилах, псалом Давиду

Что именно значит выражение в конец, об этом было уже говорено в прежних наших рассуждениях. Затем точилами пророк называет здесь храмы Божии, повсюду рассеянные по вселенной. Ибо Господь Иисус Христос есть виноградная лоза, как сам Он называет себя в Евангелии (Иоан.15, 5), Его апостолы суть ветви на этой лозе, вера же христианская—виноградная кисть, которая, будучи раздавливаема в церквах, как бы в точилах, дает из себя вино христианского учения, веселящее сердца в верующих. Итак пророк воспел настоящий псалом от лица этих духовных точил, то есть от лица церквей христианских. В древности, во времена ветхозаветные, построен был только один храм Богу истинному, находившийся в одном только Иерусалиме; так как только одному народу в целом дано было от Бога в удел то, о чем говорит пророк Исаия в следующих выражениях: И создах столп и предточилие ископах в нем (Ис.5,2). Под столпом называет он именно храм Иерусалимский, а предточилием —устроенный в этом храме жертвенник. Но в конце времен, и также при конце самого богослужения храм этот был разрушен, а вместо него воздвиглись по всему лицу земному в несчетном множестве церкви Христовы, потому что все народы снова получили в то время утраченное никогда ими истинное познание о Боге.

Ст. 2. Господи Господь наш, яко (как) чудно имя Твое по (на) всей земли! Иисус Христос есть Господь не одних верующих, но и неверующих; только Господом неверующих Он может быть назван единственно как их творец; для в верующих же он Господь вдвойне, и как творец их, и как Бог: потому то и имя Господа в приведенном выше месте повторено два раза. Это восклицают церкви верующих, обращаясь с своими словами к Иисусу Христу: о Господи, как бы так говорят они, Творец наш! О Господи наш, Ты, который еще так недавно познан нами, как Господь!— Весьма чудно имя Твое по всей земли! Одно призывание этого имени отгоняет демонов, воскрешает мертвых, удаляет болезни, изменяет стихии и имеет власть над всем. Здесь имя Господне названо чудным или дивным; но в другом месте пророк называет имя Господне также страшным. Таким образом чудно или дивно имя Господне по тем сверх естественным действиям, которыми сопровождается его призывание; страшно же потому неизглаголанному могуществу, которое проявляется в этих действиях. Обратите внимание на то, как пророк Давид, в этом названии Господа—Господом нашим, сопричислил к нам и самого себя, провидя без сомнения тайну будущего и ту спасительную веру в распятого, которая впоследствии охватила все концы миpa. Но чем оправдаются сами иудеи против того, что имя Бога Вседержителя в прежнее время было в пренебрежении у большей части народов, и притом в пренебрежении по той собственно причине, как говорит сам Бог чрез пророка Исаию, что имя Его ради их (или то есть ими иудеями) хулилось во языцех (Ис.52, 5)! Отсюда между прочим становится очевидным то, что сказанные выше слова,—где, говорится, что имя Господне чудно по всей земли,—без всякого сомнения относятся ко времени христианскому.

Яко (ибо) взятся (вознеслось) великолепие Твое превыше небес. Великолепием пророк называет здесь вочеловечение Божие, которое и в самом деле полно величия, превосходящего всякий ум. Это самое великолепие возвысилось, говорит он, над самыми силами небесными, как непостижимое для них и изумительное. И изумляются такому таинству Божию не только люди, но и самые ангелы небесные. Или иначе: пророк, желая показать нам беспредельное могущество божественной природы, говорит: вознеслось великолепие Твое превыше небес, так как земля не могла вместить этого великолепия. О чем другой пророк говорит в следующих выражениях: Покры небеса добродетель Его и хвалены Его исполнь земля (Аввак.3, 3).

3. Из уст младенец (детей) и ссущих (сосущих молоко) совершил (устроил) ecu хвалу. Пророк предсказывает здесь хвалебную песнь детей, воспетую никогда ими в честь Господа. Из всех чудес и знамений, которые совершил Иисус Христос на земли, он указывает только на изумление детей при виде воплотившегося Бога, выражавшееся в хвалебной песни, указывает на это одно, как на особенно поразительное чудо. И в самом деле, ведь случаи воскрешения, например, мертвых бывали и до Христа, бывали также и случаи исцеления прокаженных и изгнания бесов; но хор грудных детей громко и внятно воспевающих славу Божию, только впервые раздался в то время на земле. Притом поющие были не просто дети, но, как говорит пророк, дети сосущие еще молоко, то есть грудные, а это—явление в высшей степени необычайное. Совершил же, иначе говоря: устроил так, что эта хвалебная песнь собственно раздавалась из уст ангелов; так как речи самих детей были еще не совсем внятны.

Враг твоих ради, еже разрушити (дабы уничтожить) врага и местника (отмстителя). Пророк объясняет даже и самую причину этого чуда. Это было, говорит, сделано, Господи, ради злобных врагов Твоих, то есть иудеев, которые подозрительно смотрели на другие Твои чудеса, думая—не обманываешь ли быть может Ты каким-нибудь образом их глаза; в воспетой же Тебе песни младенцев,—которые были собственными детьми Твоих врагов, которые при них же все время росли,—всякое подобное подозрение вовсе не могло иметь здесь для себя места. Таким образом, это чудо направлено было к тому, чтобы уничтожить подозрительность в народи иудейском относительно Христа, то есть посрамить этот народ —врага и вместе отмстителя Божия. Врагом назван здесь народ иудейский, как враждующий против Сына Божия; отмстителем же назван он, как прикрывающий эти свои враждебные побуждения и действия именем Бога—Отца. Но под врагом и отмстителем можно разуметь здесь также и диавола. Он тоже—враг Божий, так как противится заповедям Божиим и враждует против друзей Божиих: он вместе с тем есть и отмститель Божий, потому что по отпадению кого либо от Бога, он старается удерживать отпадшего в таком состоянии и кроме того, направляя к преступлению заповедей Божиих, подвергает его наказанию или отмщению со стороны Бога. В то время и этот враг и местник Божий также был посрамлен и уничтожен хвалебною песнью младенцев. Должно заметить, что пророк описывает упоминаемое здесь событие не как имеющее совершиться, но как совершившееся уже, потому что он созерцал своими пророческими очами отдаленное от него будущее ясно, как бы случившееся. Быть может также, что и эти слова произнесены пророком, как и приведенный выше, тоже от лица церквей; это как бы слова, которые они некогда имели произносить.

4. Яко узрю (как посмотрю) небеса (на эти) дела перст Твоих. В древности язычники думали, что мир сотворен их ложными богами; но вот истина озарила этот темный язычески мир ярким своим светом, и Церковь верующих так восклицает теперь: Боже, я познаю небеса, как дела перстов твоих! Небесами пророк называет здесь небо, сотворенное в начале и при самом творении еще не имевшее на себе светил, и твердь небесную с ее бесчисленными светилами, являющимися в истории творения с четвертого дня. Или быть может здесь употреблено только множественное число вместо единственного, то есть сказано—небеса вместо небо,—по свойству еврейского языка. Говоря о небе, которое как бы обнимает собою весь видимый нами мир, пророк хотел указать этим самым как на небо, так вместе с тем и на все сотворенное, окружаемое со всех сторон небесным сводом. Дела перст Твоих. Это, по мнению некоторых толкователей, сказано для того, дабы показать, что даже такие важные и величественные части творения, как например небо, не требовали от Творца их каких —либо особенных усилий, но представляют собою проявление самого обыкновенного творческого Его всемогущества; это суть только дела Его перстов,—не более. По моему впрочем мнению, пророк употребил здесь слова эти безразлично, то есть, не придавая им какого либо особенного значения, подобного выше приведенному; потому что в другом например месте говорит он: И дела руку (рук, а не перстов, как в настоящем псалме) твоею суть небеса (Псал.101,26).— Луну и звезды, яже (которые) ты основал ecu. Упомянув о небе, пророк присоединяет несколько слов и об украшении неба. Я познаю, как бы так говорит он, Тебя, как Творца не одного неба, но также и звезд небесных. Упоминая же о луне, пророк, как можно думать, имел при этом в виду также и солнце, и говоря о первой, указывает тем самым и на второе; так как известно, что луна сама получает свой свет от солнца и становится таким образом видимою для нас, вследствие чего оба эти светила в сознании людей являются всегда в связи одно с другим. Известно, что эти два великие светила такие при том, что если вспоминает об одном, то непременно в вашем сознании тотчас же воспроизводится представление и о другом. Так, напротив, в другом месте пророк упоминает только о солнце, говоря: ты совершил ecu зарю и солнце (Псал.73, 16), как равно и луну, конечно; так как оба эти великие светила взаимно одно другое предполагают.—Далее: яже (которые), то есть звезды, или же вообще дела.— Основал ecu, иначе сказать: утвердил, прикрепил твердо, так что они никогда не могут оставить своих мест, хотя они и не имеют под собою какого либо твердого основания и представляются как бы висящими в воздушном пространстве.

5. Что есть человек, яко (что) помниши его, или сын человеч, яко (что) посещаеши его? Это также по причине вочеловечения Бога (см. ст. 2) сказал пророк, предузнавший тайну сего события. Что такое есть человек,—как бы так говорит он,—что Ты взыскиваешь его, Боже, своим милосердием, это непокорное создание Твое, забывающее о Твоем над ним владычестве? Здесь речь не собственная, метафорическая, а заимствовал пророк эту метафору у тех людей, которые постаравшись забыть о ком-нибудь, потом, спустя некоторое время, движимые состраданием к забытому ими лицу, снова воскрешают в себе воспоминание о нем; этого мало: они даже стараются помочь ему в чем нужно, и защитить его. Вот это самое и означает то посещение, о котором говорится выше, в слове—посещаеши. Ибо не ангел, и не ходатай, но сам Господь пришел, чтобы спасти нас. Но что же такое в самом деле человек, что это ради него должно было совершиться? Почему, когда пали ангелы, Ты, Боже, ничего подобного не сделал для них, но вот падает человек, и Ты Сам вдруг приходишь на помощь к нашей немощи. Слова: человек и сын человечъ, соответствующие одно другому выражению, которые означают одно и тоже. Подобный способ выражения свойствен Ветхому Завету. Сын человечъ здесь собственно кажется перифраз слова человек.

6. Умалил ecu его малым чим от ангел (пред ангелами). Пророк вспомнил о древних благодеяниях Божиих, которые дарованы были Богом первому человеку на земли при его творении. Ибо вышедши на свет из рук Творца первый человек обладал такими совершенствами природы, что только незначительным чем умален он был пред ангелами Божиими, по причин дарования ему тела, и с ним всего того, что относится к телу. А это было сделано конечно не без особенного смотрения Божия о нем, дабы, когда он возгордится своим умом, в тоже время мог смиряться своею земною природою. Потому что если, даже отягчаемые телом, мы кичимся своим умом; то что бы с нами было, когда бы мы не имели тела?

Славою и честию венчал (увенчал) ecu его. Ты увенчал, говорит пророк, славою человека, сотворил его по своему образу и подобию; увенчал далее честию, даровав ему власть над всеми животными.

7. И поставили ecu его над делы руку Твоею. Наконец Ты поставил, говорит, его царем над всеми тварями, сказав прародителям нашим: Раститеся и множитеся, и наполните землю и господствуйте ею (Быт.1, 28).

8. Вся покорили ecu под нози его: овцы и волы вел, еще же и скоты польския (скот полевой), птицы небесныя, и рыбы морския, преходящия (ходящих) стези морския (по стезям морским). Эти слова также как и предшествующие, заимствованы из книги Бытия. И обладайте рыбами морскими, говорится там, и птицами небесными и всеми скотами, и всею землею (Быт. 1, 28). Сказавши что, вся покорил Творец под ноги человека, пророк начинает перечислять затем по частям это покоренное, упоминает первое всего о более прирученных человеком животных —овцах. Скотами польскими называются обыкновенно все те четвероногие, которые пасутся на полях; скот же есть всякое четвероногое, имеющее вперед и книзу наклоненную голову. Под скотами (скоты сказано, а не скот) пророк разумел без сомнения всех вообще животных, живущих на суше, как ручных, так и диких; потому что все они были отданы Творцем в услужение человеку, и он имел бы власть над всеми и доселе, если бы сохранил прежнее достоинство души. Птицы небесные,—иначе говоря птицы воздушные; пророк употребил здесь название неба в не собственном смысле, вместо воздуха, что встречается нередко и у нас, так как воздух представляется нам разлитым над нашими головами подобно небесному своду. Обратив потом свое внимание на все множество рыб, пророк все это бесконечное разнообразие хочет обнять несколькими словами, сказав: преходящия стези морския, употребляя вместо мужского рода средний, без сомнения он имел в виду тем самым указать на различные роды рыб. Мы толкуем так настоящей псалом относительно простого обыкновенного человека. Между тем по наведении можно изъяснять его и в отношении к человечеству Иисуса Христа, как понимает апостол Павел в своем послании к Евреям. Что такое, как бы так говорить пророк, человечество, воспринятое на себя Богом — Словом, чтобы воспоминать о нем, говоря: Сей есть Сын Мой возлюбленный (Матф.3,17)? Сыном же человеческим (сын человечъ) пророк назвал Иисуса Христа для того, чтобы опровергнуть учение тех, которые думают, что Христос вместе с Собою свыше принес свою плоть на землю. По той же конечно причине и Сам Господь нередко в Евангелиях называет Себя сыном человеческим, давая этим понять, что Он приготовил себе храм, то есть телесный состав из девственных и чистых кровей Богородицы. Кто же родился от жены, тот по справедливости и называется сыном человеческим, ибо и жена есть человек. Посетил же его, потому что предзрех, говорит, Господа предо мною выну, яко одесную мене есть (Псал. 15,8).— Умалил ecu его малым чимъ от Ангел сказано потому, что Иисус Христос испытывал и жажду и голод, и подвергался действительным страданиям телесным. Венчал его, то есть украсил: славою же, то есть божеством, честию, иначе сказать превосходством пред ангелами, почему они нередко Ему служили; или также честию указываете на то наименование Иисуса Христа Богом, которое усвояют Ему верующие и на то богопочитание, которое они Ему воздают. Вся покорил, как новому Адаму, сохранившему неповрежденными в себе образ и подобие Божие. Далее овцы.—Это по наведению суть уверовавшие во Христа язычники, которых Он разыскал блуждавших до Него на разных горах и на пригорках и собрал их в свой овчий двор. Волы же, это иудеи, несшие на себе тяжелое иго закона Моисеева. А скоты польския, это те, которые, не приняв ни закона Моисеева, ни закона благодати, но служа идолам и блуждая по равнинам и низменностям нисхождения настоящей жизни, не могут подняться на высоту созерцания. Птицы небесныя суть ангелы: рыбы же морския—демоны суть, которые, подобно рыбе, прыгают над волнами настоящей жизни и питаются горечью и соленостию наших нечистых деяний. Все покорятся наконец Иисусу Христу, потому что Ему некогда поклонится всякое колено небесных, и земных, и преисподних. Не излишнее также, думаем, будет предложить и еще одно объяснение слов: умалил мы и проч. То есть, что умалил разумеется—не пред ангелами, но пред славою Бога—Отца. И таким образом место это должно понимать так: Ты, Боже, Отец Господа нашего Иисуса Христа по божеству, умалил Его малым чим пред Твоим достоинством, по причине плотской Его природы. Дальнейшие за сим слова в таком случае должно уже читать так: над ангелами славою и честию венчал ecu Его, то есть больше всякого ангела. Ибо никто из ангелов не получил как имени Божия, так равно и таких служителей, как Христос.


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 2; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.026 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты