Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Правопреемство в процессе реорганизации акционерного общества




Читайте также:
  1. B. C. Соловьёв о праве, государстве и историческом процессе.
  2. II. Начало процесса исторического развития общества.
  3. II. СТРОЕНИЕ ОБЩЕСТВА, СОЦИАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ
  4. III. Первоначальное возникновение общества.
  5. V. Зрелость человеческого общества. Коммунизм.
  6. V. Объединение в общества и общественно ориентированное действие
  7. V. Семинар. Тема 6. Формирование информационной среды общества
  8. XX съезд КПСС и его значение в жизни общества
  9. А) В процессе плавления вещества его энтропия возрастает
  10. А. Положение основных слоев российского общества в пореформенное время

 

В процессе хозяйственной деятельности акционерное общество вступает в различные правоотношения с множеством юридических и физических лиц. Основаниями возникновения этих правоотношений являются различные юридические факты, например сделки, деликт, неосновательное обогащение. В данном случае речь идет об относительных правоотношениях.

Состав участников правоотношений может изменяться в порядке уступки права требования (смена активного субъекта правоотношения) или при переводе долга (смена пассивного субъекта правоотношения).

Любая реорганизация также предполагает замену одного из участников правоотношения реорганизуемого юридического лица на юридическое лицо, которое возникнет в результате реорганизации.

Реорганизуемое юридическое лицо, в нашем случае акционерное общество, в правоотношениях, возникших до реорганизации, является и кредитором, и должником и выбывает из правоотношения и как кредитор, и как должник.

Относительная независимость гражданских правоотношений от смены их субъектов обеспечивается, как мы уже отметили, переходом прав и обязанностей к юридическим лицам, продолжающим их деятельность.

Переход прав и обязанностей от одного лица - правопредшественника к другому лицу - правопреемнику, заменяющему его в правоотношении, называется правопреемством. Указанное определение правопреемства является общепринятым. Таким образом правопреемство определяют, например Тархов В.А.[355], Суханов Е.А.[356]. Б.Б. Черепахин, не меняя смысла, дает более развернутое определение правопреемства: «Правопреемство есть переход субъективного права (в широком смысле - также правовой обязанности) от одного лица (праводателя) к другому (правопреемнику) в порядке производного правоприобретения (в соответствующих случаях - производного приобретения правовой обязанности)»[357].

Приобретение правопреемником субъективных прав и гражданско-правовых обязанностей в порядке правопреемства называют в литературе производным[358] и транслятивным, т.е. переносящим права и обязанности[359].

При производном правопреемстве права и обязанности переносятся от правопредшественника к правопреемнику, а не возникают вновь. В литературе высказывается и иное мнение по поводу сохранения правоотношения при смене одного из его субъектов. Например, В.А. Белов считает, что передача прав предполагает наличие хотя бы бесконечно малого по продолжительности промежутка времени, когда одно лицо (правопредшественник) право уже передало, а другое (правопреемник) еще его не приняло. Поскольку правоотношение без субъекта существовать не может, то правопреемство понимается как прекращение одних правоотношений и возникновение новых с иным субъектным составом[360].



Не втягиваясь в дискуссию по этому вопросу, Тимаев Ф.И.[361] придерживается традиционного понимания того, что правоотношение при правопреемстве сохраняется.

Традиционно различают универсальное (общее) и сингулярное (частное) правопреемство. Критерий их разграничения заключается в объеме передаваемых прав и обязанностей.

При универсальном правопреемстве имущество лица как совокупность прав и обязанностей, ему принадлежащих, переходит к правопреемнику или правопреемникам как единое целое, причем в этой совокупности единым актом переходят все отдельные права и обязанности, принадлежащие на момент правопреемства праводателю, независимо от того, выявлены ли они к этому моменту или нет[362].



Сингулярное правопреемство в обязательстве может быть в отдельном праве требования или в отдельной гражданско-правовой обязанности, а также касаться отдельных групп гражданских прав или обязанностей.

Сингулярное правопреемство может охватывать определенную совокупность прав и обязанностей, вместе взятых.

Отметим, что при универсальном правопреемстве происходит смена управомоченного субъекта в абсолютном правоотношении, возможна она и при сингулярном правопреемстве. В соответствии с п. 2 ст. 218 ГК РФ право собственности юридического лица на принадлежащее ему имущество в случае его реорганизации переходит к правопреемникам реорганизационного юридического лица.

При реорганизации юридического лица важное значение имеет надлежащее обеспечение интересов правопреемников и кредиторов реорганизованного юридического лица (правопредшественника).

Б.Б. Черепахин отметил, что универсальное правопреемство возникает при реорганизации юридических лиц, и задача гражданско-правового регулирования в этом случае сводится к необходимости:

1) увязать переход всей совокупности прав и обязанностей с переходом деятельности преобразованного юридического лица и его правопреемнику;

2) распределить эти обязанности и ответственность за их нарушения между несколькими правопреемниками преобразованного юридического лица в точном соответствии с распределением между ними его деятельности;

3) облегчить кредиторам преобразованного юридического лица отыскания обязанного или ответственного перед ними его правопреемника. При безуспешности направленных на это усилий - возложить солидарную ответственность на всех правопреемников с предоставлением уплатившему права регрессного требования и остальным правопреемникам[363].



Законодательство, посвященное регулированию жизнедеятельности юридических лиц, постоянно совершенствуется, и вместе с тем проблемы, отмеченные Б.Б. Черепахиным, остаются актуальными и на следующий день.

Не менее актуальной является проблема справедливого, пропорционального распределения прав и обязанностей, пассива и актива среди правопреемников реорганизованного юридического лица, в том числе и акционерного общества.

Что же является основанием правопреемства при реорганизации?

Анализ норм Закона об акционерных обществах, посвященных реорганизации, позволяет сделать вывод о том, что основанием правопреемства является совокупность юридических фактов, к которым мы относим решение о реорганизации, принимаемое участниками акционерного общества (в случае добровольной реорганизации), договор (в случае реорганизации в форме слияния, присоединения), устав создаваемого в результате реорганизации общества, передаточный акт или разделительный баланс (в зависимости от формы реорганизации).

Как справедливо отметил Б.Б. Черепахин, «наступление правопреемства... является результатом наличия определенного юридического состава, т.е. состава юридических фактов, необходимых и достаточных для наступления соответствующего юридического эффекта - преемства в правах и обязанностях»[364].

Последним аккордом, завершающим процесс реорганизации и окончательно закрепляющим правопреемство, является факт государственной регистрации создаваемых в результате реорганизации юридических лиц и исключения из государственного реестра юридических лиц реорганизованных акционерных обществ. Б.П. Архипов высказывался о том, что «целесообразно рассматривать решения совета директоров, решения общих собраний реорганизуемых обществ о реорганизации и подписание исполнительными органами обществ реорганизационных договоров совокупностью сделок, формирующих сложный юридический состав сделки реорганизации»[365]. По мнению Тимаева Ф.И, его высказывание является неприемлемым, безусловно, решения волеисполняющих и волеобразующих органов юридического лица сделками не являются[366].

Как уже было отмечено, при реорганизации в форме слияния, разделения и преобразования реорганизуемые общества прекращают свое существование и соответственно выбывают из гражданского оборота.

При присоединении одного или нескольких обществ к другому обществу присоединяемое общество (общества) также прекращается.

Выделение не влечет прекращения общества, но в то же время имущество выделяющего общества в результате передачи части его выделенному обществу уменьшается.

Итак, актом, оформляющим правопреемство при реорганизации, является передаточный акт или разделительный баланс, в зависимости от формы реорганизации.

Нормы, регулирующие правопреемство при реорганизации юридических лиц, содержатся в ст. 58 ГК РФ.

Аналогичные нормы, регулирующие правопреемство при реорганизации акционерных обществ, имеются в Законе об акционерных обществах (п. 5 ст. 16, п. 5 ст. 17, п. 4 ст. 18, п. 4 ст. 19, п. 4 ст. 20).

Указанными нормами предусмотрено, что при реорганизации в форме слияния, присоединения, преобразования все права и обязанности реорганизованного акционерного обществ (при слиянии - обществ) переходят к вновь возникшему юридическому лицу (при присоединении - к существующему присоединяющему обществу) в соответствии с передаточным актом.

Тимаев Ф.И. считает[367], что формулировка п. 4 ст. 20 Закона об акционерных обществах изложена не совсем корректно. Как мы уже отмечали, при преобразовании акционерного общества, обладающего, как правило, общей правоспособностью, в некоммерческое партнерство, наделенное специальной правоспособностью, объем имеющихся у реорганизуемого акционерного общества прав и объем прав, передаваемых им создаваемому партнерству будет другим, меньшим, в силу указанной выше специфики.

При реорганизации в форме разделения все права и обязанности реорганизуемого общества переходят к возникшим акционерным обществам в соответствии с разделительным балансом. В случае выделения выделяемому обществу, также на основании разделительного баланса, переходит часть прав и обязанностей.

При реорганизации в форме слияния, разделения, присоединения и преобразования бесспорно возникает универсальное правопреемство. Д.В. Жданов на основании того, что при реорганизации в форме разделения права и обязанности реорганизуемого юридического лица распределяются между несколькими создаваемыми в результате реорганизации юридическими лицами, делает вывод о том, что при этой форме реорганизации правопреемство является сингулярным[368].

По мнению Тимаева Ф.И., выказанная выше точка зрения является неверной: Жданов Д.В. посмотрел на проблему «не с той стороны». Универсальное правопреемство предполагает переход всех прав и обязанностей реорганизованного юридического лица. При этом на универсальность правопреемства не влияет то обстоятельство, что правопреемников несколько и каждый из них получает лишь часть прав и обязанностей правопредшественника.

При реорганизации в форме выделения мы имеем дело с сингулярным правопреемством.

Иной точки зрения придерживается Д.И. Степанов[369], который отмечает, что после проведения выделения юридическое лицо, из которого произошло выделение, по терминологии ГК РФ (п. 4 ст. 58) и других федеральных законов признается реорганизованным. Правопреемство в этом случае осуществляется между юридическим лицом, существовавшим до реорганизации, и всеми юридическими лицами, созданными в результате ее проведения, включая саму реорганизованную в форме выделения организацию. При этом все права и обязанности реорганизованного юридического лица переходят к правопреемникам в пропорции, определенной при реорганизации[370].

Данная точка зрения имеет под собой веские основания. Еще И.Т. Тарасов, исследуя проблему увеличения уставного капитала акционерного общества, считал, что существенные изменения устава компании равносильно переучреждению компании[371].

И все же Тимаев Ф.И. полагает, что позиция Д.И. Степанова по указанному выше вопросу является неверной.

Выделяющее юридическое лицо не прекращается и не утрачивает своей юридической личности, приобретенной при создании. Термин "реорганизованное юридическое лицо", на который делает упор Д.И. Степанов, не является основанием для вывода о возникновении нового юридического лица (за исключением выделенного или выделенных юридических лиц). Часть прав и обязанностей остающегося существовать юридического лица передается или созданному, или созданным в результате выделения юридическим лицам в соответствии с разделительным балансом, и прежняя личность, если следовать логике Д.И. Степанова, в этом процессе не участвует.

Можно согласиться с тем, что в отдельно взятых правоотношениях выделенное юридическое лицо получает весь объем прав и обязанностей выделяющего юридического лица, занимает место как активного, так и пассивного субъекта, и в этом смысле правопреемство будет универсальным.

Но речь идет о том, что при универсальном правопреемстве, как мы уже отмечали, происходит переход всех прав и обязанностей правопредшественника к правопреемнику. При реорганизации в форме выделения этого не происходит.

Возвращаясь к актам, оформляющим правопреемство, Тимаев Ф.И. отмечает, что объем (состав) передаваемого имущества, а также прав и обязанностей, указанных в передаточном акте и разделительном балансе, может быть разным в момент утверждения этих актов общим собранием акционеров реорганизуемого общества и в момент предоставления этих актов в регистрирующий орган вместе с другими документами для государственной регистрации юридических лиц, созданных путем реорганизации.

Временной отрезок между принятием решения о реорганизации и регистрации создаваемых в результате реорганизации юридических лиц Законом не определен и может быть достаточно длительным.

В этот промежуточный отрезок времени юридическое лицо продолжает свою обычную хозяйственную деятельность, в результате которой может быть увеличен объем обязательств, уменьшен объем прав, состав имущества. В судебной практике встречаются случаи, когда правопреемники приводят доводы о том, что при реорганизации им может быть передана задолженность правопредшественника, существовавшая лишь на момент утверждения разделительного баланса, а задолженность, возникшая после этой даты, передается только путем корректировки статей баланса.

Судьи признают такой довод необоснованным и считают, что такая корректировка является лишь способом отражения перешедшей к правопреемнику задолженности и должна производиться в рабочем порядке[372].

Имущество реорганизуемого акционерного общества может быть уменьшено в результате реализации частью акционеров своего права, предусмотренного ч. 1 ст. 75 Закона об акционерных обществах.

Кроме того, уменьшение активов акционерного общества может произойти в результате осуществления кредиторами своего права, предусмотренного п. 6 ст. 15 Закона об акционерных обществах. Пассивы реорганизованного акционерного общества также увеличатся за счет предъявления кредиторами требований о возмещении им убытков.

На момент государственной регистрации создаваемых юридических лиц представляются акты, подтверждающие правопреемство, откорректированные уполномоченными на это работниками реорганизуемого юридического лица.

В то же время значительный разрыв во времени между принятием решения о реорганизации и утверждением акта, оформляющего правопреемство, не позволят кредиторам реорганизуемого юридического лица принять адекватное решение об использовании права, предусмотренного п. 6 ст. 15 Закона об акционерных обществах.

Тимаев Ф.И. полагает, что в этой ситуации целесообразно ввести в Закон об акционерных обществах норму, обязывающую реорганизуемое акционерное общество при принятии решения о реорганизации определять срок ее проведения, ограничив его, к примеру, шестью месяцами. Необходимо также, по его мнению, внести изменения в п. «д» ч. 1 ст. 14 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц»[373], указав, что передаточный акт или разделительный баланс представляются с учетом изменений, произошедших в имуществе, правах и обязанностях реорганизуемого юридического лица с момента принятия решения о реорганизации, обязав также представлять расшифровку произошедших изменений. Д.И. Степанов предлагает решение этой проблемы путем законодательного закрепления механизма, схожего с применяемым при ликвидации юридического лица, когда составляются два ликвидационных баланса: промежуточный и окончательный[374].

При реорганизации в форме присоединения и преобразования раздела имущества, прав и обязанностей реорганизуемых акционерных обществ не происходит и кредиторам не придется искать правопреемника должника.

Более сложным является положение кредиторов акционерных обществ, реорганизуемых в форме разделения и выделения.

Как мы уже отмечали, п. 1 ст. 59 ГК РФ предусматривает, что передаточный акт и разделительный баланс должны содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая и обязательства, оспариваемые сторонами.

Из указанной нормы следует, что акт, оформляющий правопреемство, должен содержать расшифровку кредиторской и дебиторской задолженности и их распределение между правопреемниками. Отменяя решение арбитражного суда первой инстанции, кассационная инстанция указала следующее. Поскольку в соответствии с разделительным балансом имущество, имущественные и неимущественные права и обязанности, возникшие в результате осуществления реорганизованным юридическим лицом своих функций в спорный период, перешли к его правопреемнику, именно с последнего должна быть взыскана задолженность по договорам энергоснабжения, заключенным между энергоснабжающей организацией и реорганизованным юридическим лицом[375].

Если же разделительный баланс или передаточный акт не дают возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, в нашем случае акционерного общества, то абз. 3 п. 6 ст. 15 Закона об акционерных обществах, а также п. 3 ст. 60 ГК РФ позволяют кредиторам юридических лиц, созданных в результате реорганизации, привлечь последних к солидарной ответственности по обязательствам реорганизованного акционерного общества.

Изложенные нормы направлены на устранение последствий нарушений, допущенных при проведении реорганизации.

Солидарная обязанность (ответственность) в силу п. 1 ст. 322 ГК РФ в данном случае возникает на основании закона.

При солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученного от остальных солидарных должников. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью (ст. 323 ГК РФ).

Возникает вопрос: а может ли быть солидарным ответчиком акционерное общество, из которого в процессе реорганизации выделяется одно или несколько обществ? Является ли выделяющее общество после реорганизации вновь созданным?

Мы уже высказывали свою позицию по этому вопросу и полагаем, что выделяющее общество, так же как и присоединяющее, не может считаться вновь созданным (вновь возникшим).

В то же время, исходя из буквального толкования п. 3 ст. 60 ГК РФ и абз. 3 п. 6 ст. 15 Закона об акционерных обществах, солидарная ответственность может быть возложена на вновь возникшие юридические лица.

Тимаев Ф.И. полагает, что формулировка указанных норм требует уточнения. Было бы правильнее в приведенных нормах предусмотреть солидарную ответственность юридических лиц, участвующих в реорганизации.

Норма абз. 2 п. 2 ст. 59 ГК РФ направлена на предупреждение нарушений при реорганизации.

Так, в случае непредставления вместе с учредительными документами соответственно передаточного акта или разделительного баланса, а также отсутствия в них положений о правопреемстве по обязательствам реорганизованного юридического лица влекут отказ в государственной регистрации вновь возникших юридических лиц.

Требование о предоставлении заявителем в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, создаваемых путем реорганизации, в числе прочих документов акта правопреемства содержится в подп. «д» п. 1 ст. 14 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц».

В то же время указанный Закон не содержит каких-либо требований к содержанию передаточного акта и разделительного баланса, в частности требований к отражению в этих актах положений о правопреемстве по обязательствам реорганизованного юридического лица (подп. «а» п. 1 ст. 14 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц»).

Пункт 1 ст. 23 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц» не предусматривает указанного случая (отсутствие в акте правопреемства положений о правопреемстве) в качестве основания для отказа в государственной регистрации вновь возникающих юридических лиц.

Полагаем, что п. 1 ст. 14 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц» должен содержать обязательные требования к актам, оформляющим правопреемство с учетом нормы абз. 2 п. 2 ст. 59 ГК РФ. Но, как справедливо отметила Г.С. Шапкина[376], в жизни чаще возникают ситуации, когда из разделительного баланса четко видно, как распределены активы и долги реорганизованного юридического лица между его правопреемниками: одному из них передана основная часть активов, а другому - почти все долги.

Подобные действия являются не чем иным, как попыткой уйти от ответственности перед кредиторами.

Тимаев Ф.И считает, что такие действия необходимо предупреждать, а не искать способы судебной защиты уже нарушенного права.

Акционерные общества и другие юридические лица не должны «появляться на свет» с ущербной структурой баланса, когда пассивы превышают активы.

Пункт 1 ст. 14 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц» может стать законом на пути недобросовестных лиц. В частности, в п. 1 ст. 14 вышеназванного Закона должна содержаться норма, обязывающая заявителей представлять вместе с актом правопреемства заключение независимого аудитора, из которого должно следовать, что стоимость чистых активов общества, которое просит зарегистрировать заявитель, превышает не только уставный капитал, но и пассивы такого общества.

В настоящее время п. 1 ст. 14 названного Закона, на взгляд Тимаева Ф.И., чрезмерно либерален, это понятно, учитывая общую тенденцию на упрощение процедуры явочного порядка регистрации юридических лиц.

Но регистрация юридических лиц, создаваемых в результате реорганизации, - это особый случай, и государство должно заботиться не только об интересах реорганизуемых юридических лиц, но и об интересах реорганизуемого юридического лица. В случае если из представленного заявителем разделительного баланса следует, что создаваемому лицу передаются обязанности, превышающие активы, в регистрации должно быть отказано. Такое же решение должно быть принято, если заключения независимых оценщиков свидетельствуют о завышении стоимости передаваемого имущества.

В то же время должен быть установлен контроль за выделяющим юридическим лицом. Если такое лицо передает весь или большую часть актива выделяемому юридическому лицу, права кредиторов выделяющего юридического лица также будут нарушены.

Решение вопроса опять же лежит в усовершенствовании п. 1 ст. 14 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц». Выделяющее общество при регистрации выделяемого общества должно подтвердить свою экономическую состоятельность, представив документы, подтверждающие это.

Если же при реорганизации в форме разделения и выделения все юридические лица получили достаточное количество имущества для расчетов с кредиторами, они не могут и не должны привлекаться к солидарной ответственности. Во внимание должна приниматься не только стоимость активов и реальная возможность в использовании этих активов для исполнения обязательств. Оставление в реорганизованном юридическом лице активов в виде дебиторской задолженности с истекшими сроками исковой давности вряд ли может рассматриваться как передача активов.

На следующий день идет поиск способов судебной защиты уже нарушенного права.

Так, Г.С. Шапкина, полагает, что в тех случаях, когда возникающий спор доходит до суда и из представленного суду разделительного баланса явствует, что нарушен принцип справедливого распределения имущества и долгов реорганизованного юридического лица между созданными на его основе юридическими лицами, суд может признать недействительным решение о проведении реорганизации (если заявлен иск с таким требованием) - исходя из ст. 10 ГК РФ, указывающей на недопустимость злоупотребления правом.

Активным сторонником широкого применения норм ст. 10 ГК РФ является Д.И. Степанов, считающий, что в случае установления факта злоупотребления правом на реорганизацию действия по передаче имущества, несмотря на то, что сама реорганизация не признается недействительной, могут квалифицироваться как сделка. Признание действий по передаче имущества в ходе недобросовестной реорганизации сделками позволяет применить к ним (действиям) нормы ГК РФ о недействительности сделок и признавать такие сделки недействительными и осуществить реституцию[377].

Тимаев Ф.И. полагает, что норма ст. 10 ГК РФ требует крайне осторожного применения, поскольку всегда основывается на судейском усмотрении.

К. Скловский считает, что аннулирование сделок на основании ст. 10 ГК РФ допустимо и может быть оправдано тогда, когда речь уже идет о злоупотреблениях полномочиями, т.е. правом действовать в чужом интересе. В прочих случаях обращение к статье 10 ГК РФ для признания сделки недействительной представляется сомнительным, а главным способом этой статьи остается возражение против иска, заявленного на основании действительного права[378].

В том случае, когда нарушается позитивный закон, должны применяться соответствующие нормы, регулирующие недействительность сделок[379]. В случае оспаривания акта государственного органа применению подлежит ст. 13 ГК РФ[380].

С подобными исками в суды вправе обращаться акционеры реорганизованных юридических лиц, кредиторы таких юридических лиц, в том случае, когда права акционеров и кредиторов в результате реорганизации оказались нарушенными.

Г.С. Шапкина считает, что в ситуации, когда нарушен принцип справедливого распределения имущества и долгов реорганизованного юридического лица между созданными на его основе юридическими лицами, более предпочтительным является привлечение к солидарной ответственности по долгам реорганизованного юридического лица всех возникших на его основе и получивших имущество данного юридического лица, и предлагает положение, обязывающее реорганизуемое юридическое лицо обеспечить пропорциональное распределение своих активов и долговых обязательств между создаваемыми юридическими лицами, закрепить законодательно[381].

Тимаев Ф.И. полагает, что подобные положения могут быть внесены в п. 1 ст. 59 ГК РФ и соблюдение указанного положения должно контролироваться государством.

О.А. Наумов[382], обобщив судебную практику рассмотрения споров, возникающих при реорганизации юридических лиц в форме разделения и выделения, выделил следующие способы судебной защиты прав кредиторов:

1. Признание разделительным баланса в части, касающейся объема распределенных прав и обязанностей. При удовлетворении подобного иска кредиторы получают право использовать норму п. 3 ст. 60 ГК РФ.

2. Признание недействительной регистрации вновь созданных в результате реорганизации юридических

3. Признание недействительным решения участников юридического лица об утверждении разделительного баланса.

Представляется, что подобное требование может быть заявлено лишь участниками такого юридического лица, в том случае, если их права были нарушены. Кредиторы правом на обращение с подобным иском наделены быть не могут.

4. Признание недействительной реорганизации юридического лица.

В этом случае О.А. Наумов высказывает предположение о том, что реорганизация является сделкой, и в случае признания такой сделки недействительной возможно и применение последствий недействительности[383].

Полагаем, что реорганизация как сложный юридический состав вряд ли может быть отнесена к категории сделок.

Признание же недействительной реорганизации должно быть признано крайней мерой и применяться только в тех случаях, когда допущенные при реорганизации нарушения носят неустранимый характер.

 


Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 17; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.027 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты