Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Тактика обыска в жилище или ином помещении

Читайте также:
  1. VII. Право на жилище
  2. В практической деятельности специалистов учреждений медико-социальной экспертизы, тактика бесконфликтного поведения
  3. Виды переговоров и тактика их ведения.
  4. Восточнославянское жилище XII-XIV веков.
  5. Вынужденная и смешанная конвекции в помещении
  6. Выявление признаков преступления, тактика проверочных действий, возбуждение уголовного дела
  7. Глава 3 Тактика следственного осмотра
  8. Глава 37. Тактика следственного эксперимента
  9. Глава 4. Тактика обыска и выемки
  10. Глава 5 Тактика допроса и очной ставки

Как сказано выше, жилище или иное помещение (далее — помещение) — самый сложный объект обыска. Неслучайно поэтому ст. 182 УПК, регламентирующая порядок производства обыска, опосредует

Попутно заметим, что с позиции тактики профессиональной защиты рациональность присутствия защитника при обыске представляется нам весьма проблематичной, ибо таковое процессуально и психологически будет презюмировать объективность его производства следователем (об этом более подробно будет говориться во второй части нашего исследования).

2 «Жилище — индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилой фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилой фонд, но используемое для временного проживания» (п. 10 ст. 5 УПК).

 

его в большинстве своем (что уже отмечалось выше) применительно

именно к данному виду обыска.

В подготовительный этап обыска в помещении входит следующее.*4

1. Уяснение основной и факультативных целей предстоящего обыска. Следователь, планируя его производство, должен достаточно четко представлять, на обнаружение каких именно предметов и документов по расследуемому делу направлено это действие (именно фактические данные о возможном их наличии, напомним, и служат основаниями для обыска). Кроме того, необходимо, учитывая вид и конкретные обстоятельства расследуемого преступления и данные о лицах, в помещении которых намечается производство обыска, предположить (выдвинуть о том версию), какие иные предметы или документы, представляющие интерес для следствия либо запрещенные к обращению, а также свидетельствующие о совершении обыскиваемым других преступлений, могут быть обнаружены при обыске. Для того чтобы предстоящий обыск был целенаправленным и в этом отношении, следователю на подготовительном этапе необходимо ознакомиться с материалами практически доступных ему уголовных дел о нераскрытых преступлениях, в первую очередь аналогичных расследуемому, а также с «ориентировками» по таким преступлениям, имеющимися в соответствующих подразделениях органов дознания.

Располагая основаниями для производства обыска в доме Ц., подозреваемого в совершении квартирной кражи у А., следователь изучил материалы уголовных дел о нераскрытых квартирных кражах, а также «ориентировки» о таких преступлениях. Кроме того, имелись сведения о потреблении Ц. наркотиков. Целенаправленное использование этих данных позволило обнаружить и изъять в доме Ц. не только ценности, похищенные у А. (что составляло основную цель обыска), но и ряд вещей, числящихся в розыске по нераскрытым квартирным кражам, в том числе и совершенным в других городах, а также значительное количество наркотических средств.



2. Получение сведений об объекте, в котором предполагается производство обыска. Следователь должен ясно представлять себе, в каком помещении он будет производить обыск: является ли оно отдельной квартирой в многоэтажном доме, комнатой в коммунальной квартире, строением на правах личной собственности, имеется ли подвал или погреб, сарай либо другие бытовые постройки и помещения. На-

 

личие этих сведений позволит определить: а) время, которое потребуется для производства обыска (напомним в этой связи и о запрещении производства обыска в ночное время, организационных и иных сложностях при необходимости обеспечения выполнения этого предписания); б) рациональное число участников обыска (в том числе и лиц, требующихся для охраны обыскиваемого помещения); в) требуемые для производства именно данного обыска технические и научно-технические средства — от лопаты и щупа до электронных металлоис-кателей типа «Омуль», «Гамма» и др. для обнаружения тайников; г) последовательность проведения поисковых действий и план обыска в целом в необходимых и возможных на данном этапе рамках.



3. Сбор информации о лицах, занимающих помещение, подлежащее обыску: об их социальном статусе, профессиональных занятиях и увлечениях, психологических и характерологических особенностях, взаимоотношениях между членами семьи обыскиваемого и иными лицами, занимающими обыскиваемое помещение. Эти данные должны активно использоваться в процессе самого обыска для определения, в частности, наиболее вероятных мест сокрытия искомых следователем объектов, наличия и устройства тайников.

Для решения указанных выше вопросов — с какой целью, где и у кого производить обыск — на подготовительном этапе следует использовать как доказательственную информацию, так и ориентирующую, добытую непроцессуальным путем (так, в результате оперативно-розыскных мероприятий можно получить сведения не только о том, какой именно объект будет обыскиваться, но и о предметах и документах, подлежащих изъятию, а в ряде случаев — и о местах их сокрытия в обыскиваемом помещении и т. п.).

4. Наконец, на подготовительном этапе следователь должен решить, кто и как будет производить обыск. Иными словами, окончательно организовать группу обыска, подготовить технические и научно-технические средства, которые могут потребоваться в процессе обыска, составить план проведения этого действия. При этом необходимо не только придерживаться сформулированных выше в этом отношении тактических рекомендаций, но и в максимально возможной степени учитывать вид расследуемого преступления, особенности разыскиваемых в каждом конкретном случае объектов, личность обыскиваемого и другие имеющие значение для успеха обыска обстоятельства именно расследуемого дела.

 

- Еще два необходимых замечания о подготовительном этапе обыска. По совершенно очевидным причинам обыск может быть результативным лишь тогда, когда он произведен внезапно.

На это обращал внимание еще более 150 лет назад Я. И. Баршев. «Относительно образа производства обыска, — писал он, — необходимо соблюдать следующее основное правило: потому, что та цель, для которой производится обыск, может быть достигнута только посредством предварительной неизвестности его и особенного искусства, проворства и замечательности следователя, то домашний обыск должен быть производим неожиданно, со всей внимательностью и наблюдением над действиями лиц, живущих в обыскиваемом доме» (прив. по: Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 1. С. 11).

Во всех иных ситуациях обыск будет эффективным, если, во-первых, обыскиваемый в силу своей самоуверенности убежден, что сокрытые им ценности, иные предметы, документы обнаружить невозможно; во-вторых, если обыскиваемым не учитывается доказательственное значение тех предметов или документов, которые при обыске могут быть обнаружены.

«— Господа, — сказал я, наконец, когда они (полицейские после обыска. — О. Б.) уже поднимались по лестнице, — я счастлив, что рассеял ваши подозрения. Желаю вам всем здоровья и немного более учтивости. Кстати, господа, это... это очень хорошая постройка... я сказал бы даже, что постройка попросту превосходна. В кладке этих стен... нет ни единой трещинки. — И тут, упиваясь своей безрассудной удалью, я стал с размаху колотить тростью, которую держал в руке, по тем самым кирпичам, где был замурован труп моей благоверной».

Как помним, убийцу из цитированного рассказа Э. По «выдал» ...кот, которого он по небрежности замуровал вместе с трупом.

Для второй ситуации весьма характерен следующий пример из следственной практики. Юрин, зная, что в отношении него по материалам документальной ревизии возбуждено уголовное дело и обоснованно полагая возможность обыска в его квартире, тщательно к нему подготовился: уничтожил уличающие его документы, скрыл в других местах ценности, нажитые преступным путем.

Предвидя подобные действия Юрта, следователь в процессе обыска основные свои усилия направил на обнаружение и изъятие... тряпья: старой одежды, бытовых изделий из нее (в том числе тря-

 

пок в полном смысле слова), старой обуви и других подобных предметов, не представляющих, по мнению Юрина, какой-либо значимости для его изобличения в хищениях. Проведенная, однако, затем по изъятым при обыске предметам товароведческая экспертиза установила, что совокупная первоначальная стоимость «тряпья» в несколько раз превышает легальные материальные возможности Юрина на приобретение этих вещей.

В этой связи на подготовительном этапе следователь должен принять все необходимые меры для обеспечения внезапности обыска, для исключения возможности утечки информации о предполагаемом обыске. В частности, готовить обыск следует достаточно конспиративно, знакомя со своими планами только необходимых лиц, и приглашать отдельных лиц (понятых, специалистов) к участию в обыске непосредственно перед выездом для его производства, либо лишь в этот момент ставя их в известность о том, для участия в каком следственном действии и в отношении кого они привлечены. Конспиративность, в разумных, естественно, пределах, должна соблюдаться вплоть до самого проникновения в обыскиваемое помещение. А это предполагает необходимость продумывания и решения следователем ряда проблем, носящих организационно-тактический характер: где поставить машины, на которых прибудут члены группы обыска; как приблизиться к обыскиваемому помещению, не вызывая при этом подозрений о цели посещения со стороны лиц, занимающих помещение, подлежащее обыску; необходимо ли выставление наружных постов и т. п.

Когда на рассвете сотрудники милиции позвонили в квартиру, где предстояло сделать обыск, хозяйка открыла дверь лишь после долгих и громких препирательств. В квартире на этой же лестничной площадке жила ее близкая подруга. Разбуженная громкими голосами, она поняла, что к ее подруге пришли с обыском. Желая помешать его производству, она позвонила дежурному милиции и сообщила, что в квартиру ее соседей ворвались вооруженные грабители. Направленная дежурным оперативная группа задержала работников милиции, производивших обыск. Поскольку у дома не было выставлено наружного поста и участники обеих оперативных групп не знали друг друга в лицо, на выяснение вопроса, кто задержан, ушло определенное время, которым хозяйка квартиры воспользовалась для того, чтобы избавиться от уличающих ее доказательств.

 

Особое внимание следует уделить проработке вопроса о способе ~ предстоящего проникновения в обыскиваемое помещение. Во многих случаях проблемы в этом отношении не возникает: обыскиваемый или члены его семьи предоставляют возможность свободного доступа в помещение. Но нередки ситуации, когда есть основания полагать, что эти лица будут чинить препятствия немедленному проникновению в помещение, оттягивая начало обыска для сокрытия или уничтожения за это время вещественных доказательств и других искомых следователем объектов. И поэтому следователь должен быть готов (с учетом, разумеется, конкретных обстоятельств дела и личности обыскиваемых) к необходимости незамедлительного принудительного проникновения в обыскиваемое помещение (особенно если одной из целей обыска является обнаружение разыскиваемых лиц). Иными словами: если после того, как следователь назвал себя, разъяснил цель своего прибытия и потребовал открыть дверь, его требование незамедлительно не выполняется, необходимо проникнуть в обыскиваемое помещение принудительно (соблюдая, однако, при этом правило о недопущении не вызываемых необходимостью повреждений имущества, в том числе запоров и дверей).

Получив данные, что похищенные из музея картины хранятся на даче, работники милиции прибыли туда ночью для производства обыска. Постучали и назвали себя, объяснив цель своего посещения. Их попросили подождать, пока жильцы дачи оденутся. Полтора часа ждали работники милиции, когда им откроют, стучали в двери и окна, угрожали ответственностью, предупреждали о взломе дверей. Наконец, потеряв терпение, они вскрыли дверь и вошли в дом, где увидели, как в печи догорают последние куски похищенных картин (пример А. Р. Ратинова).

Можно предложить еще два варианта решения вопроса о способе проникновения в обыскиваемое помещение, представляющихся нам достаточно рациональными: а) поручить обеспечить проникновение в обыскиваемое помещение работникам органа дознания в порядке п. 4 ст. 38 УПК; б) приурочить проникновение в обыскиваемое помещение (а следовательно, и начало обыска) к моменту, когда дверь в него открывается по естественным причинам лицами, занимающими данное помещение (например в момент выхода отдельных из них на работу или учебу, что несложно выяснить оперативным путем).

 

Рабочий этап обыска после соблюдения необходимых процессуальных требований (предъявления постановления об обыске, предложения обыскиваемому добровольно выдать указанные в нем предметы и документы, разъяснения прав и обязанностей понятым и участникам обыска) заключается собственно в поисковых действиях, направленных на обнаружение и изъятие искомых объектов (в том числе и по рефлексивному управлению поведением обыскиваемых).

Безусловно, определение конкретных способов поисков, использование при этом тех или иных технико-криминалистических и научно-технических средств обусловливаются рядом факторов: видом расследуемого преступления, обстоятельствами конкретного дела, спецификой обыскиваемых объектов и предметов, которые подлежат обнаружению, наличием информации о местах их возможного сокрытия, степенью причастности обыскиваемого к преступлению и т. п. Рассмотрение их в рамках настоящей работы не представляется возможным и необходимым. В этой связи мы ограничимся лишь указанием на несколько принципиальных положений, которые касаются тактики производства поисков при обыске.

Независимо от того, какой способ поиска избран в конкретном случае (а криминалистика рекомендует такие приемы, как поиск «по часовой стрелке», «против часовой стрелки», «встречный поиск» и ряд других), обыск будет результативным лишь при условии его планомерности и методичности. Ни одно помещение, не исключая туалета, ванной комнаты, сарая, подвала, погреба и т. п., ни одно хранилище — от ящиков с детскими игрушками, стола школьника, полок, стеллажей с книгами, шкафов, сервантов до конвертов и писем, телефонных справочников и различных блокнотов — не должны остаться без надлежащего осмотра и тщательного исследования. Нужно представить себе, где и какие тайники могут быть устроены в данном помещении для сокрытия искомых предметов, какие вещи, элементы обстановки для этого теоретически можно использовать, и разыскивать их планомерно и целенаправленно, используя все имеющиеся на вооружении следователя технико-криминалистические поисковые средства.

Вот как, если верить Эдгару По, производили обыск в XIX в.:

«Я осмотрел здание сверху донизу, комнату за комнатой. <...> На-чинали мы с мебели. Мы открывали все ящики до единого. <...> Для опытного полицейского агента таких «потайных» ящиков не сущест-

 

вует. Только болван, ведя подобный обыск, умудрится пропустить «потайной» ящик. Это же так просто! Каждое бюро имеет такие-то размеры — занимает такое-то пространство. А линейки у нас точные. Мы заметим разницу даже в пятисотую долю дюйма. После бюро мы брались за стулья. Сидения мы прокапывали длинными тонкими иглами. <...> Со столов мы снимали столешницы... Иногда человек, желающий что-то спрятать, снимает столешницу или верхнюю крышку какого-нибудь сходного предмета меблировки, выдалбливает ножку, прячет то, что ему нужно, в углубление и водворяет столешницу на место. Таким же образом используются ножки и спинки кроватей. <...> Мы исследовали перекладины всех стульев в особняке, да, собственно говоря, и места соединений всей мебели Д. с помощью самой сильной лупы. Любой мельчайший след недавних повреждений мы обнаружили бы сразу. Крохотные опилки, оставленные буравчиком, были бы заметнее яблок. Достаточно было бы трещинки в клее, малейшей неровности — и мы обнаружили бы тайник. <...> Когда мы покончили с мебелью, то занялись самим зданием. Мы разделили всю его поверхность на квадраты и перенумеровали их, чтобы не пропустить ни одного. Затем мы исследовали каждый дюйм по всему особняку, а также стены двух примыкающих к нему домов — опять-таки с помощью лупы. <...> Дворы вымощены кирпичом, и осмотреть их было относительно просто. Мы обследовали мох между кирпичами и убедились, что он нигде не поврежден... Мы заглянули во все пакеты и свертки, мы не только открыли каждую книгу, но и пролистали их все до единой, а не просто встряхнули, как делают некоторые наши полицейские. Мы, кроме того, самым тщательным образом измерили толщину каждого переплета и осмотрели его в лупу. Если бы в них были какие-нибудь недавние повреждения, они не укрылись бы от нашего взгляда. <...> Мы снимали каждый ковер и обследовали паркет с помощью лупы».

Приведенное описание и в настоящее время может служить пособием по методике производства обыска в помещении (с учетом, естественно, возможности использования для поиска тайников не только линейки и лупы, но и более современных технических средств). И тем не менее, как мы помним, этот обыск оказался безрезультатным, не привел к обнаружению искомого объекта — похищенного письма, хотя оно и находилось в столь тщательно обысканном помещении.

 

Префект полиции, от имени которого Э. По изложил верную в целом методику обыска, не учел личности обыскиваемого — «математика и поэта». И последний, как говорится, обыграл префекта в рефлексии: не сомневаясь, что его дом подвергнется обыску, и полагая, что обыскивающие будут искать тайник, в котором он, по их мнению, спрятал письмо (и понимая, что тайник при этом обязательно будет обнаружен), он оставил письмо на самом видном месте, лишь снабдив его другими конвертом, печатью и адресом, не вызывающими у полиции совершенно никакого интереса.

Из сказанного следует и второе положение, которое необходимо учитывать при производстве обыска. Разыскиваемые объекты могут скрываться не в тайниках, а в совершенно, на первый взгляд, не приспособленных для их сокрытия предметах. Следственной практике известны случаи, когда золотые изделия прятались под слоем сахара в сахарнице, стоящей на столе в самом центре комнаты; в баночке из-под гуталина, «небрежно брошенной» в прихожей рядом с обувью. Или разыскиваемые объекты могут вообще не скрываться (как и в случае, сконструированном Э. По), а находиться на виду, лишь в слегка закамуфлированном состоянии (возможны комбинации из изложенного в обоих пунктах).

Поэтому следователь должен учитывать возможность подобных действий обыскиваемого по утаиванию искомых объектов, должен пытаться «обогнать» обыскиваемого в рефлексивных рассуждениях, принимая во внимание его интеллектуальный уровень. В частности, следует обращать повышенное внимание на предметы, нахождение которых в определенном месте обыскиваемого помещения нелогично или выглядит искусственным, а также на те из них, которые не соответствуют обстановке помещения, «не вписываются» в ее стиль. Для иллюстрации сказанного сошлемся на два примера из опубликованной следственной практики.

Производя обыск, следователь обратил внимание на то, что на спинке кровати в спальне висит женский зонтик. Обычно место зонта, подумал он, — в прихожей; следовательно, зонт оказался в этом месте по небрежности, или в результате чьей-то поспешности, или... В ручке зонтика был обнаружен тайник, заполненный золотыми монетами.

В другом случае следователь, уже по сути дела закончив обыск, не давший результата, заметил: крючки (в форме «клыков») вешачки в

 

прихожей выполнены кустарно, грубовато, выкрашены в черный цвет, что не соответствовало всей остальной современной меблировке квартиры... Оказалось, что они изготовлены из золота (примеры А. Р. Ра-тинова).

Для устройства тайников зачастую, как показывает практика, используются те предметы и места в помещении, которые «близки по духу» профессиональным или любительским занятиям лиц, их сооружающим, а при самом их создании применяются навыки и умения, этим занятиям соответствующие. Это обусловливается как минимум двумя причинами: во-первых, данные предметы и места наиболее «обжиты» лицом, он хорошо знает их конструктивные особенности, возможности устройства в них тайников с использованием для такой работы своих навыков и умений (как профессиональных, так и любительских); во-вторых, сама работа с этими предметами и в этих местах не вызывает никакого удивления или недоуменных вопросов у других лиц, занимающих обыскиваемое помещение, что облегчает создание тайника.

Из этого следует, что в помещении, занимаемом, например, столяром, слесарем или другим лицом, увлекающимся столярными или слесарными работами, наиболее вероятным явится наличие тайников либо в домашней мастерской (или в другом месте, где хранятся соответствующие инструменты, материалы и заготовки), либо в других местах, для сооружения тайников в которых необходимо использование умений в столярном или слесарном деле. При производстве обыска в помещении, занимаемом служащим, лицом интеллектуального и другого творческого труда, логично предположить в первую очередь, что тайники устроены в домашнем кабинете — в письменном столе, среди полок и стеллажей с книгами, в соответствующем профессии или хобби обыскиваемого музыкальном инструменте, мольберте и т. п.

Лица, предполагающие возможность обыска в занимаемых ими помещениях, также прибегают к рефлексии, «думают» за следователя, учитывают психологию обыскивающих. Поэтому нередко для сокрытия предметов и документов они используют места, которые, по их мнению, следователь в силу психологических и нравственных стереотипов, чувства брезгливости и т. п. не будет подвергать тщательному исследованию.

Следственной практике известны случаи, когда документы и ценности скрывались под матрацем кровати, на которой лежача пре-

 

старелая парализованная женщина; когда документы, связанные с совершением должностного подлога, хранились среди школьных тетрадей и учебников 9-летней дочери обвиняемого; когда пистолет скрывался в тайнике, оборудованном под доской «толчка» туачета, стоящего во дворе частного дома.

При производстве обыска следует наблюдать за поведением и эмоциональной реакцией обыскиваемого и иных лиц, находящихся в помещении, в связи с определенными поисковыми действиями следователя и других обыскивающих. Такая рекомендация основана на том, что весьма часто эти лица своим поведением, внешним проявлением эмоциональных переживаний реагируют на приближение следователя к тайникам и другим местам сокрытия ими искомых объектов (или на удаления от них по принципу популярной когда-то детской игры в «холодно — горячо»), что выражается непроизвольно в беспокойстве, внезапной потливости, бледности, нервозности, суетливости обыскиваемого при приближении следователя в процессе обыска к месту нахождения этих объектов, эмоциональном их «облегчении» при удалении следователя от таких мест. И напротив, такие реакции могут быть произвольными, искусственными, направленными на отвлечение следователя от поисков в определенных местах.

Наблюдение за поведением и эмоциональными реакциями лиц, находящихся в обыскиваемом помещении, следует вести постоянно, но достаточно скрытно, «ненавязчиво». Осуществлять его должен либо сам следователь, либо, по его поручению, — один из наиболее опытных членов группы обыска, которого необходимо специально о том проинструктировать при распределении обязанностей между обыскивающими.

А. Р. Ратинов в своей фундаментальной монографии, посвященной обыску и выемке, приводит ряд примеров, убедительно, на наш взгляд, | иллюстрирующих эффективность сформулированной рекомендации.

...При обыске в доме спекулянтки Соболевой в спальне было обнаружено множество ценностей. После этого Соболева продолжала нервничать, но когда обыск перешел в столовую, обвиняемая заметно повеселела. Разбираясь в причинах этой перемены настроения, обыскивающие пришли к заключению о необходимости повторить обыск в спальне. Вторичные поиски вначач-е не дали результатов. Еще раз была осмотрена внутренность платяного шкафа, и внимание привлекла массивная задняя стенка. Несмотря на возражения обыскиваемой,

 

обшивка была снята, и под ней оказалась полость, в которой хранились изделия из драгоценных металлов и камней. Во время оформления протокола один из участников обыска вспомнил, что когда заканчивался обыск в спальне, Соболева часто поглядывала в один угол комнаты и даже всплакнула при этом. Было замечено, что Соболева старалась постоянно находиться около тех мест, где впоследствии обнаружили наиболее ценные вещи. Поэтому было решено заново обследовать и тот угол. В стене оказалась незначительная неровность. После удаления нескольких кирпичей обнаружили узелок с большим количеством золотых изделий и монет.

...При обыске было раскрыто несколько тайников, в которых хранились золотые изделия, бриллианты и деньги. Часть найденного находилась в банках с вареньем и топленым маслом. Когда обыск подходил к концу, жена обвиняемого, симулируя истерический припадок, стала швырять эти банки на пол в один угол комнаты. Оценив ее действия как попытку закрыть нечто, вызывавшее ее опасения, обыскивающие вскрыли в этом месте паркет и обнаружили три килограмма золотых монет.

И наконец, следует сказать, что такая «поведенческая проговор-ка» обыскиваемого о месте действительного сокрытия искомых объектов может быть вызвана тактическими действиями следователя. Разумеется, этот прием следует реализовывать (как, впрочем, и любые тактические средства обыска) с учетом специфики разыскиваемых объектов, возможных мест их сокрытия и, конечно же, личности обыскиваемого.

В процессе обыска, направленного на обнаружение валютных ценностей, следователь предложил работнику уголовного розыска вывести хозяина квартиры из комнаты, а через 10-15 минут вновь ввести его. После этой операции ценности обнаружили в тайнике, устроенном в батарее водяного отопления, одна секция которой была для этой цели изолирована от остальных. Успех был обусловлен тем, что, будучи вновь введенным в комнату, хозяин квартиры тут же бросил внимательный взгляд на эту батарею, как бы проверяя, не коснулся ли и ее обыск.

Применительно к заключительному этапу обыска — фиксации хода и результатов этого следственного действия — помимо приведенных выше положений пп. 13, 14 ст. 182 УПК, криминалистикой выра-

 

ботан ряд существенных тактических рекомендаций. Объекты в месте их обнаружения должны быть предъявлены понятым, что исключит, как уже говорилось выше, возможные сомнения в том, где именно они были найдены, а также весьма вероятную версию обыскиваемого, что эти объекты ему «подброшены» в процессе обыска. С этой же целью место обнаружения искомых объектов не только должно быть подробно описано в протоколе обыска, но и зафиксировано фотосъемкой. Особенно тщательному осмотру, описанию и запечатлению подлежит сам тайник, в котором скрывались обнаруженные объекты. В ряде ситуаций это позволяет объективно оценить объяснения обыскиваемого по обстоятельствам, связанным с обнаруженными предметами, и либо подтвердить их, либо опровергнуть.

Следственной практике известен случай, когда пакет с вачютой хранился в почтовом ящике, закрепленном на внутренней стороне входной двери обыскиваемой квартиры (почтовая корреспонденция в такие ящики опускается с лестничной площадки через прорезь в двери).

Объяснения обыскиваемого, будто этот пакет кто-то опустил с лестничной площадки в почтовый ящик непосредственно перед обыском или во время его проведения, были опровергнуты тем, что толщина пакета с валютой исключала такую возможность с учетом ширины прорези в двери (что было, кроме соответствующих измерений, тут же проверено следственным, экспериментом).

Изъятию, осмотру и детальной фиксации в протоколе и с помощью фотосъемки подлежат не только обнаруженные объекты, но и их упаковка либо предметы, использованные в качестве контейнеров для их хранения.

Н., в доме которого при обыске 25 ноября 1988 г. в тайнике было обнаружено значительное количество изделий из золота и драгоценных камней, заявил, что дом им был приобретен несколько лет назад у наследников скоропостижно скончавшегося К., которому, видимо, и принадлежали обнаруженные ценности (К. действительно был неоднократно судим за незаконные валютные операции).

Однако это объяснение Н. было легко опровергнуто проведенным тут же с его участием осмотром газеты, в которую были упакованы обнаруженные предметы: она была датирована 7 февраля 1988 г.

Объяснения обыскиваемого и иных лиц, занимающих обыскиваемое помещение, о происхождении и принадлежности обнару-

 

женных предметов и документов, на наш взгляд (в литературе встречается и иное мнение), следует фиксировать в протоколе обыска и удостоверять подписями объясняющих. Естественно, что такие объяснения не имеют доказательственного значения (ибо получаются не в ходе допросов), но, несомненно, могут быть использованы в тактическом плане при последующих допросах этих лиц по названным обстоятельствам.

Нам представляется, что имеющиеся в настоящее время бланки протокола обыска (в том числе и предлагаемый приложением 37 к УПК РФ) не дают возможности максимально полно отразить в них ход и результаты обыска (в частности, описать, что именно подвергалось обыску, расположение тайников, их вид, размеры, зафиксировать объяснения обыскиваемых лиц и т. д.).

Завершая рассмотрение этого вопроса, скажем, что и в настоящее время не потеряла своей значимости и актуальности рекомендация о том, каким надлежит быть протоколу обыска, сформулированная более ' ста лет назад неким Л. А. Соколовым, служившим в те далекие годы членом Виленского окружного суда (иные сведения о нем нам неизвестны): «В протоколе (обыска. — О. Б.) по возможности подробно и соответственно обстоятельствам дела должно означать, в каких местах дома или частях усадьбы производился обыск; производился ли он на чердаках, в подвалах, в печах, в сараях, за обоями и т. д., а нельзя ограничиваться одной общей фразой о том, что по розыску ничего не оказалось, так как такая фраза сама по себе еще ровно ничего не доказывает; для суда весьма важно составить себе убеждение по вопросу о том, почему по обыску ничего не оказалось. Потому ли, что плохо искали, или же потому, что в обыкновенных помещениях действительно в определенный момент не было того, чего искали. Обыск должен быть произведен с тщательностью, исключающей возможность каких бы то ни было предположений, и протокол обыска должен быть составлен в таком содержании, чтобы ясно было видно, что всякие сомнения в достоинстве обыска будут неуместны» (Практическое руководство для судебных следователей. Том 1. Составил Член Виленского Окружного Суда А. А. Соколов. Вильна, 1891. С. 514).

 

Приложение 37 Протокол обыска (выемки)

(место составления)

Обыск (выемка) начат_ в___ч___мин

Обыск (выемка) окончен^ в___ч___мин

Следователь (дознаватель)______________

(наименование органа предварительного

I

следствия или дознания, классный чин или звание, фамилия, инициалы следователя(дознавателя)

в присутствии понятых:

1.___________________________________________________

(фамилия, имя, отчество и место жительства понятого)

2. ___________________________________________________

(фамилия, имя, отчество и место жительства понятого)

и с участием*____________________________________________

(процессуальное положение, фамилии, инициалы участвующих лиц)

на основании постановления от «____»______________г. и в соответствии с частями четвертой — шестнадцатой ст. 182 (частями второй,

третьей и пятой ст. 183) УПК РФ произвел обыск (выемку)__________

(где именно)

в целях отыскания и изъятия ________________________

(каких именно предметов, документов.

ценностей, имеющих значение для уголовного дела)

Перед началом обыска (выемки) участвующим лицам разъяснены их права, ответственность, а также порядок производства обыска (выемки).

Участвующие лица: ______________________

(подпись)

(подпись)

(подпись)

.171

 

Понятым, кроме того, до начала обыска (выемки) разъяснены их права, обязанности и ответственность, предусмотренные ст. 60 УПК РФ.

(подпись понятого) (подпись понятого)

Участвующим лицам также объявлено о применении технических средств_________________________________________________________

(каких именно, кем именно)

Перед началом обыска (выемки) следователем (дознавателем) было предъявлено постановление о производстве обыска (выемки) от «__»___________г., после чего_____________________________________

(кому именно)

было предложено выдать_________________________________________

(указать, какие именно предметы, документы.

ценности, имеющие значение для уголовного дела)

Указанные предметы, документы и ценности

(выданы добровольно либо

изъяты принудительно)

В ходе обыска (выемки) изъято:

(излагаются обстоятельства

производства обыска (выемки), предусмотренные частями десятой, тринадцатой и четырнадцатой ст. 182 УПК РФ, перечень и индивидуальные

признаки изъятых предметов, их упаковка) В ходе обыска (выемки) проводилась___________________________

(фотосъемка, видео-, аудиозапись)

Перед началом, в ходе либо по окончании обыска (выемки) от участвующих лиц___________________________________________________

(их процессуальное положение. фамилии, инициалы)
заявления     . Содержание заявлен :
  (поступили, не поступили)  
       

 

Понятые:

(подпись)

(подпись)

Иные участвующие лица:_________________

(подпись)

(подпись) Протокол прочитан______________________

(лично или вслух следователем (дознавателем)

Замечания к протоколу___________________________

(содержание замечаний либо указание на их отсутствие)

Понятые:

(подпись)

(подпись)

Иные участвующие лица: _______________

(подпись)

(подпись)

Следователь (дознаватель)________________

(подпись)

Копию протокола получил

(фамилия, имя, отчество лица, i

помещении которого произведен обыск (выемка), или представителя

администрации организации)

Г.

(подпись лица, получившего протокол)


Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 16; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Обыск: понятие, сущность, виды | Глава 5 Тактика допроса и очной ставки
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.043 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты