Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Признаки, отражающие степень и характер сформированности письменно-двигательного навыка. 11 страница




Читайте также:
  1. C2 Раскройте на трех примерах научный вывод о том, что социальные условия влияют на характер и форму удовлетворения первичных (биологических, витальных) потребностей.
  2. Character - характер
  3. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  10. D. Қолқа доғасынан 8 страница

По окончании свободного рассказа в случае надобности следователь задает допрашиваемому вопросы, направленные на конкретизацию и уточнение полученных показаний, а также на выяснение данных, о которых не упомянуто в свободном рассказе.

В ряде случаев уточняющие и дополнительные вопросы могут быть необходимы для помощи свидетелю или потерпевшему в актуализации забытых обстоятельств. Такие напоминающие вопросы не должны быть наводящими. Например, нельзя спрашивать: "Человек, которого Вы видели, был в сером пальто?" Правильная формулировка вопроса в этом случае будет такой: "Какого цвета пальто было на человеке, которого Вы видели?"

Если свидетель не ссылается на источники своей осведомленности, то необходимо задать вопросы, направленные на выявление этих источников или данных, которыми его показания могут быть подтверждены.

В целях разоблачения возможной или предполагаемой лжи в показаниях свидетелей, заинтересованных в исходе дела, следователь формулирует вопросы таким образом, чтобы с исчерпывающей полнотой и в мельчайших деталях выяснить исследуемые обстоятельства. Как показывает практика, свидетель, дающий ложные показания, не в состоянии заранее подготовиться к детальному допросу, предусмотреть все подробности события, о которых может спросить следователь. Если внимательно проанализировать такие свидетельские показания и сопоставить их с другими доказательствами, то не составит сложности разоблачить ложь. Показания окажутся противоречивыми, будут содержать ряд существенных ошибок в описании деталей события, фактов, лиц и предметов.

При расследовании уголовных дел в некоторых случаях может произойти подкуп свидетеля или потерпевшего с целью дачи ими недостоверных показаний. Обычно подобное инициируется родственниками подозреваемого или обвиняемого и другими заинтересованными лицами (оставшиеся на свободе члены ОПГ, соучастники и т.д.). В подобной ситуации не всегда удается выявить существование особых отношений между указанными субъектами. Однако и в этом случае следователь должен сопоставить полученные показания с материалами уголовного дела, выяснить причину изменения показаний свидетелем или потерпевшим и принять меры по устранению воздействия на них с противостоящей стороны.



В некоторых случаях в целях установления истины следователь может подробно изложить в протоколе допроса показания свидетеля, которые противоречат иным доказательствам, а после подписания протокола предъявить ему доказательства, опровергающие данные ранее показания, и задать вопросы, требующие от свидетеля детального объяснения возникших противоречий. Эти вопросы и ответы по возможности дословно заносятся в протокол.

Помимо надлежащей подготовки к допросу, знания психологии показаний свидетеля и потерпевшего, изучения их личности и отношения к исследуемому преступлению, рекомендуется наблюдать за допрашиваемыми. При этом следователь замечает те или иные изменения в их поведении (грубость, резкость, предупредительность), настроении (угнетенное, радостное) и внешних проявлениях (побледнел, покраснел, волнуется) и, учитывая психологию допрашиваемого, находит им правильное объяснение, делая необходимые выводы и соответственно корректируя тактику допроса.

Результаты наблюдения следователя за допрашиваемыми лицами, естественно, не заносятся в протокол, поскольку не являются доказательствами. Следователь учитывает их лишь для того, чтобы вникнуть в психологию допрашиваемого, правильно оценивать даваемые показания и в результате обеспечить их правдивость.



Показания свидетеля и потерпевшего должны быть полными. В некоторых случаях свидетели или потерпевшие, не зная, что именно имеет значение для дела, могут не рассказать о самом существенном, если следователь прямо не спросит их об этом. Такие участники следствия не преследуют цели обмануть следователя или утаить от него известные им факты. Они просто не знают, что эти факты важны для дела, а иногда не предполагают наличия какой-либо связи между известными обстоятельствами и расследуемым преступлением. В таких случаях выяснение всего известного свидетелю или потерпевшему зависит исключительно от умелой подготовки к допросу и от правильной его тактики.

Успешность допроса свидетеля и потерпевшего зависит от умения следователя направить внимание и усилия памяти указанных лиц на правильное освещение обстоятельств, известных им и являющихся существенными по делу, помочь свидетелю вспомнить и правдиво изложить забытые им подробности, правильно сформулировать контрольные вопросы, а в результате всего этого получить достоверные показания.

Некоторые особенности имеет допрос несовершеннолетних свидетелей, которые обусловлены свойствами и степенью их развития. Довольно распространенная ошибка многих следователей заключается в том, что они не видят особой разницы между допросом взрослых и несовершеннолетних, а тем более малолетних свидетелей. Их показания излагаются языком взрослого человека, а вопросы задаются без учета психологии ребенка. Нередко следователи считают показания детей более искренними и правдивыми, что также является ошибкой. У детей большая наблюдательность, но нельзя упускать из виду склонности детей, особенно малолетних, к фантазированию, их внушаемость.



Нельзя не учитывать и того, что несовершеннолетние нередко недостоверно воспринимают окружающую обстановку. Они часто бессознательно восполняют услышанными рассказами пробелы в своей памяти. Кроме того, дети легко возбудимы, иногда в непривычной для них обстановке допроса от волнения неправильно воспроизводят в своих показаниях слышанное или виденное ими. В ряде случаев даваемые ими недостоверные показания являются результатом желания несовершеннолетнего поскорее избавиться от вопросов следователя, а нередко - желания похвастать своей осведомленностью.

К допросу несовершеннолетних свидетелей следует прибегать только при отсутствии других возможностей установления искомых фактов. Признав необходимым допрос несовершеннолетнего свидетеля, следователь должен тщательно подготовиться к этому следственному действию. Он изучает личность несовершеннолетнего, круг его общения, решает вопрос о том, в чьем присутствии (педагога, врача-психолога) следует провести допрос, выбирает место и способ вызова для допроса.

Следователь выясняет степень развития несовершеннолетнего или малолетнего, их особенности (впечатлительность, наблюдательность, застенчивость, робость и т.д.), интересы, у кого, в какой обстановке и среде он жил, с кем общался в последний период времени, не мог ли он подвергнуться воздействию и внушению со стороны заинтересованных лиц. Все это крайне необходимо для тактически правильного производства допроса несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего, обеспечения последующей оценки их показаний.

Разрешая вопрос, в чьем присутствии производить допрос несовершеннолетнего, следователь учитывает, что его наиболее целесообразно допрашивать в присутствии и с участием родного или близкого, хорошо относящегося к нему человека, которому ребенок доверяет. Нередко застенчивые дети не желают разговаривать с совершенно незнакомым им следователем и отвечать на его вопросы. В таких случаях присутствие близких лиц оказывает следствию неоценимую услугу, поскольку успокаивает несовершеннолетних, и они, слушаясь этих лиц, рассказывают следователю все известное им по уголовному делу.

Однако следователь также должен учитывать, что иногда родители или близкие лица бывают заинтересованы в исходе дела, а значит, в определенном содержании и характере показаний несовершеннолетнего. В таких случаях указанные лица, присутствуя при допросе, мимикой, жестами, отдельными замечаниями, тоном разговора могут оказать влияние на допрашиваемого, добиться дачи несовершеннолетним ложных показаний. Поэтому, если у следователя нет полной уверенности в отсутствии заинтересованности в исходе дела у родителей или близких несовершеннолетнего, они не могут участвовать в производстве этого следственного действия. Тогда целесообразно пригласить педагога или детского психолога. Присутствие этого специалиста необходимо во всех случаях, когда у следователя возникают сомнения в способности несовершеннолетнего давать свидетельские показания. Психолог впоследствии даст заключение о возможности допрашиваемого правильно оценивать сложившуюся картину.

Не менее важным вопросом является и выбор места допроса несовершеннолетнего или малолетнего свидетеля. Надо учитывать, что для допроса малолетнего должна быть создана особая атмосфера. Нерационально проведение этого следственного действия в официальной обстановке. В зависимости от обстоятельств дела целесообразно допросить несовершеннолетнего или малолетнего свидетеля в школе, детском саду, по месту его жительства, т.е. в обстановке, хорошо знакомой и привычной для ребенка. Кроме того, важно заранее продумать формулировки вопросов, подлежащих выяснению, с учетом развития и индивидуальных особенностей допрашиваемого.

Вызов несовершеннолетнего свидетеля в отдельных случаях можно произвести повесткой, что не относится к малолетнему допрашиваемому, который приглашается через педагога, воспитателя, родителей. В другом случае следователь без предупреждения является в школу, детский сад и т.д. для производства допроса и на месте приглашает взрослых. Но во всех случаях, исходя из интересов дела, следователь должен предотвратить возможность негативного воздействия на несовершеннолетнего со стороны взрослых.

Учитывая повышенную восприимчивость и впечатлительность несовершеннолетних, большое значение имеет тон следователя во время допроса. Совершенно недопустим официоз, который может лишь напугать несовершеннолетнего, заставить его насторожиться и замкнуться в себе. Формулируемые вопросы должны быть простыми и понятными допрашиваемому. Зная, например, что несовершеннолетний робок и застенчив, следователь стремится разговорить его, беседуя на интересующие подростка темы. В целом весь допрос несовершеннолетнего должен проходить в режиме разговора.

Правильно организованный и проведенный допрос несовершеннолетнего или малолетнего свидетеля (потерпевшего) заключается в умелом подходе следователя к допрашиваемому, в получении в результате откровенного и правдивого изложения фактов, имеющих значение для дела. Никакие тактические приемы допроса не могут заменить творческой инициативы следователя, вдумчивого и чуткого отношения к допрашиваемому, установления с ним психологического контакта.

Присутствующие при допросе педагог, психолог, родители могут оказать помощь следователю в его проведении. В частности, они могут переформулировать вопросы, подлежащие выяснению, сделать их более доступными для восприятия несовершеннолетним. При выявлении странностей в поведении несовершеннолетнего, например чрезмерной замкнутости, явного фантазирования, внезапной агрессии, следователь может назначить судебно-психиатрическую или психологическую экспертизу, обеспечив присутствие врача-специалиста при допросе, который впоследствии даст заключение о способности несовершеннолетнего или малолетнего быть свидетелем.

 

§ 3. Особенности тактики допроса подозреваемого

и обвиняемого

 

Согласно ст. 47 УПК РФ обвиняемый появляется в процессе расследования с момента предъявления ему постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Следственный орган, не собравший доказательств, достаточных для предъявления обвинения, лишен права принимать какие-либо принудительные меры в отношении заподозренного лица. Правда, до предъявления обвинения при расследовании уголовного дела может фигурировать подозреваемый. Им согласно ст. 46 УПК РФ является лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, задержанное в соответствии со ст. ст. 91, 92 УПК РФ, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ. Принудительные меры в отношении подозреваемого ограничены краткими сроками.

Как показывает следственная практика, ни одно следственное действие не ставит следователя перед таким многообразием требований, как допрос подозреваемого и обвиняемого. Однако дать исчерпывающий перечень этих требований невозможно, поскольку они вытекают из каждого конкретного дела, из всей суммы особенностей, присущих данному уголовному делу. Эти требования находятся в прямой зависимости от характера преступления, тяжести его последствий, от серьезности наказания, от мотивов преступления и деталей его совершения, от личности обвиняемого, его возраста, характера и интеллекта, семейного положения и т.д.

В соответствии со всей совокупностью указанных обстоятельств можно выделить основные требования к следователю, а именно:

а) предварительная тщательная подготовка к допросу, анализ имеющихся в деле улик против обвиняемого или подозреваемого и объяснений, которые они уже дали;

б) объективность при проведении допроса подозреваемого и обвиняемого, внимательное рассмотрение всех представляемых ими оправдывающих доводов, ссылок и объяснений; отсутствие какой бы то ни было предвзятости в отношении указанных лиц;

в) наблюдение в ходе допроса за нюансами поведения допрашиваемого, его реакцией на определенные вопросы, его спокойствием или раздражительностью, уверенностью или страхом, волнением или апатией, озлобленностью или раскаянием;

г) своевременный учет индивидуальных особенностей личности обвиняемого или подозреваемого, характера совершенного преступления, линии, которую допрашиваемый занимает на следствии;

д) спокойствие и уверенность (но не самоуверенность) следователя, его настойчивость, внимательность и такт в поиске истины.

В общих правилах допроса обвиняемого (подозреваемого) нужно подчеркнуть значение целеустремленности допроса. Следователь всегда должен четко знать, какие именно обстоятельства он хочет выяснить у допрашиваемого, для чего они ему нужны, каких показаний он ждет и какое значение эти показания будут иметь для дальнейшего хода расследования.

Проводя допрос обвиняемого или подозреваемого, следователь исходит из установленных уголовно-процессуальным законом норм, определяющих их права и гарантии. Важно помнить, что допрос указанных лиц является следственным действием, реально обеспечивающим их право на защиту, на предоставление оправдывающих или смягчающих вину доказательств.

Также стоит обратить внимание на то, что вдумчивый следователь-профессионал использует допрос обвиняемого не только как способ получения новых доказательств, но и как лучшую проверку предварительных выводов, версий, своего первого впечатления. Рассматривая данный вид допроса с этой позиции, можно сказать, что он позволяет проверить правильность направления, по которому идет следствие, и своевременно исправить ошибки, если они уже были допущены.

Для того чтобы извлечь из допроса необходимые выводы, следователь должен внимательно выслушать все возражения допрашиваемого, а не досадливо отмахиваться от них, взвесить все его объяснения и в их свете вновь оценивать, а иногда и переоценивать обстоятельства, которые до допроса казались установленными.

Кроме того, в ходе предварительного расследования встречаются случаи, когда подозреваемые или обвиняемые применяют хорошо обдуманные провокации в отношении следователя, выдвигая клеветнические обвинения против него, обвиняя в тенденциозности, сведении личных счетов, применении незаконных методов ведения следствия. Пользуясь неопытностью следователя, его излишней доверчивостью, недостаточным знанием материалов дела, такие обвиняемые или подозреваемые заранее готовят "объективные" доказательства "правоты" своих будущих клеветнических измышлений. Например, они охотно "признаются" в действительно совершенном преступлении, но сообщают такие выдуманные детали, фантастические подробности, которых не было, но которые потом очень легко опровергнуть в суде, заявив при этом: "Теперь вы видите, чего стоит мое вынужденное признание и насколько оно далеко от истины. Это лучшее доказательство моей невиновности и незаконности методов следствия, примененных в отношении меня".

Нередко молодые следователи, получив подобное "признание", не собирают других доказательств виновности обвиняемого, и после его отказа от "признания" вины обвинение повисает в воздухе, а время для собирания других доказательств бывает упущено.

Ввиду достаточной сложности допроса обвиняемого или подозреваемого, большого значения их показаний для расследования уголовного дела существенную роль для достижения положительного результата имеет подготовка этого следственного действия.

Изучая перед допросом материалы дела, следователь подводит предварительные итоги, свидетельствующие о виновности обвиняемого, анализирует все прямые и косвенные доказательства, а также все обстоятельства, которые хотя и не полностью установлены, но должны быть подробно выяснены в ходе допроса. Так же тщательно следователь изучает все данные, говорящие в пользу допрашиваемого, предварительно намечает круг вопросов, необходимых для выяснения, производит осмотр вещественных и письменных доказательств, обнаруженных в процессе проведения других следственных действий, оценивает возможность их предъявления в ходе допроса.

Собирание сведений о личности обвиняемого и подозреваемого осуществляется различными путями. К ним относятся: биография, основная профессия, прохождение службы, судимости и другие установочные данные, которые можно получить от сослуживцев, соседей, путем ознакомления с перепиской, официальных запросов и т.п. Здесь важно помнить, что объяснения соседей и сослуживцев обычно нуждаются в тех или иных дополнениях, проверке и уточнении. В частности, характеристики, полученные от свидетелей - соседей и сослуживцев, необходимо оценивать с осторожностью, очищая их от личных счетов, неприязни, стремления в чем-либо сгустить краски и усугубить положение обвиняемого (подозреваемого) или, наоборот, помочь близкому человеку, выручить его.

Для выяснения психологии обвиняемого и подозреваемого, а иногда и мотивов совершенного преступления не лишним будет узнать детали их поведения в быту, их высказывания по различным вопросам, наклонности, привычки, темперамент, наиболее серьезные заболевания, которые они перенесли. Совокупность такого рода сведений помогает следователю правильно представить себе образ человека, которого он собирается допросить, со всеми его сильными и слабыми сторонами, внутренними противоречиями и т.п. Однако нужно помнить, что все эти данные носят ориентировочный характер, не являются доказательствами вины и в процессе допроса могут претерпевать некоторые изменения. Лишь при личном знакомстве следователя с допрашиваемым он составляет себе полную картину личности подследственного.

Гораздо достовернее и объективнее считаются характеризующие данные, полученные из нейтральных источников, например врачебное заключение о здоровье, данное до возбуждения уголовного дела, личная переписка обвиняемого, если установлено, что она велась не специально, и т.п.

Данные о личности обвиняемого или подозреваемого имеют большое значение не только для выбора следователем тактики допроса, но и для расследования всего уголовного дела. Например, обвиняемый, голословно отрицающий свою вину, обнаружив во время допроса хорошую осведомленность следователя не только о материалах дела, но и о подробностях его жизни, чертах характера, приходит к выводу о бессмысленности дальнейшего запирательства и начинает давать более или менее откровенные показания. И наоборот, если обвиняемый выбрал путь запирательства, а во время допроса обнаруживает недостаточную осведомленность следователя об обстоятельствах преступления и о себе, он лишь укрепляется в своей позиции.

Изучив материалы дела и собрав необходимые данные о личности допрашиваемого, следователь приступает к составлению плана допроса. Говоря о важности планирования допроса, необходимо подчеркнуть, что любой план, как бы продуманно и хорошо он ни был разработан, может подвергнуться изменениям в зависимости от выясняемых обстоятельств и полученных сведений. План не догма, поэтому следователь может в любой стадии допроса изменить его, если сочтет это необходимым.

При составлении плана следователь исходит из конкретных целей, которые он ставит перед собой. В соответствии с намеченной тактикой план допроса должен быть строго последовательным, т.е. вопросы, задаваемые обвиняемому или подозреваемому, должны чередоваться, логически вытекая один из другого, приближая допрос к определенной, заранее намеченной кульминационной точке.

Особое место при составлении плана занимает подготовка тех материалов и вещественных доказательств, которые могут понадобиться в ходе допроса для осмотра, предъявления. Опыт следственной работы показывает, что предъявление вещественных доказательств лицу в ходе допроса нередко оказывает решающее влияние на его психологию, приводит к признанию вины. Иногда орудие, объект преступления, фотография жертвы, предъявленные обвиняемому, становятся той последней каплей, которая переполняет чашу и вызывает у обвиняемого острое чувство раскаяния, желание прекратить дальнейшее запирательство. Поэтому при планировании допроса необходимо продумать процесс, время и порядок предъявления соответствующих вещественных доказательств, чтобы, во-первых, был правильно выбран момент предъявления, во-вторых, был тщательно продуман его порядок, в-третьих, были заранее подготовлены вопросы, следующие непосредственно после предъявления доказательств.

Все эти тактические моменты должны быть разработаны в соответствии с индивидуальными особенностями уголовного дела и с учетом характеристик личности обвиняемого или подозреваемого.

После проведения подготовительных мероприятий следователь начинает допрос подозреваемого или привлекает лицо в качестве обвиняемого. Порядок привлечения в качестве обвиняемого на предварительном следствии складывается из двух действий: вынесения соответствующего постановления и предъявления лицу обвинения, т.е. изложения сущности совершенного преступления и его уголовно-правовой квалификации.

После этих действий следователь приступает к допросу обвиняемого и выясняет его анкетные данные. При этом опытный следователь может получить что-то новое для своих психологических наблюдений и выбора тактики допроса. Обычно анкетные вопросы воспринимаются допрашиваемым равнодушно, как необходимая формальность. Но для следователя эти "формальные" вопросы могут представлять большой интерес, поскольку они помогают ему составить представление об обвиняемом, его манере держаться, его уверенности или беспокойстве, развязности или скромности, находчивости, живости или флегматичности, возбуждении или апатии.

Важным принципом допроса является прежде всего создание атмосферы спокойствия и уверенности, отсутствие нервозности, торопливости. Поэтому следователь должен следить не только за обвиняемым, но и за самим собой, никак не выдавая своего возмущения, неуверенности, разочарования, раздражения. Обвиняемый, в свою очередь, видя перед собой неизменно спокойного, корректного, серьезного, внимательно слушающего его следователя, проникается невольным сознанием его морального превосходства, начинает понимать, как трудно его обмануть.

Задавая обвиняемому анкетные вопросы, следователь может, если сочтет это необходимым, подробно их развить. Например, спрашивая обвиняемого о его семейном положении, он не ограничивается краткими ответами, что обвиняемый женат и имеет детей, а выясняет, давно ли он женат, сколько ему было лет, когда он женился, является ли этот брак первым, если нет, то почему произошел развод, каковы его взаимоотношения с женой, чем она занимается, общается ли он с первой женой и детьми и т.д.

Тот же принцип широкого развертывания вопроса применим и в отношении других моментов жизни и биографии обвиняемого, его трудовой деятельности, образования и т.д.

Далее необходимо остановиться на фиксации показаний обвиняемого, касающихся признания или непризнания своей вины относительно предъявленного обвинения. Если обвиняемый признает себя виновным, следователь не должен ограничиваться краткой записью в протоколе: "Виновным себя признаю полностью". Необходимо подробно и конкретно указать, в каких именно преступных действиях признал себя обвиняемый виновным, когда именно, при каких обстоятельствах, по каким мотивам и как он их совершил. Тактически важно в таком случае получить не просто признание вины, а подробные показания о совершенном преступлении с указанием таких подробностей и деталей, которые могут быть известны лишь виновному.

Следователь должен понимать, что при получении признания обвиняемого оно само по себе, не будучи подкреплено объективными материалами дела, не может рассматриваться как достаточное доказательство. Поэтому, получив признание обвиняемого, допрашивая его обо всех деталях и подробностях совершенного преступления, а затем проверяя его показания, субъект доказывания одновременно решает две задачи: проверку полученного признания и его процессуальное закрепление.

Проверяя признание обвиняемого в совершении преступления и оценивая его достоверность, следователь должен выяснить мотивы, по которым обвиняемый сознался. В прямой связи с оценкой мотивов и достоверности признания находится вопрос о самооговоре обвиняемого, когда он признает себя виновным в преступлении, которого не совершал, например в случае признания в мелком преступлении, чтобы уйти от ответственности за более тяжкое, решения взять на себя преступление, которое совершил близкий человек - брат, отец, сын и т.д.

В случае, когда обвиняемый не признает себя виновным, следователь также не ограничивается констатацией этого факта, а подробно выясняет все возражения обвиняемого, все оправдывающие его обстоятельства, которые он приводит в свою защиту, все его ссылки и аргументы. Выяснив все эти внутренние расчеты и мотивы запирательства обвиняемого, следователь должен пойти по пути последовательного и логического их опровержения.

Обвиняемый имеет право давать показания, но не обязан этого делать; в отличие от свидетеля он не несет уголовной ответственности ни за отказ от дачи показаний, ни за заведомо ложные показания.

В тех случаях, когда обвиняемый отказывается от дачи показаний, следователь не должен склонять его к изменению своей позиции. Необходимо спокойно объяснить допрашиваемому, что, отказываясь от дачи показаний, он, по существу, отказывается от одного из способов защиты, которые ему предоставляет закон. С другой стороны, это не в его интересах, поскольку следствие все равно будет продолжаться независимо от его позиции. Если и после этого обвиняемый не меняет своей установки, то следователь должен зафиксировать его отказ от дачи показаний в протоколе.

Особое место в тактике допроса обвиняемого или подозреваемого занимает изучение их поведения в ходе данного следственного действия. Следователю необходимо наблюдать за мельчайшими нюансами действий данных лиц и делать выводы. При этом он судит о личности обвиняемого и подозреваемого, их душевном состоянии не по внешним признакам, которые нередко являются только защитным прикрытием подлинного внутреннего состояния, а по целой группе прямых и косвенных признаков, штрихов.

Необходимо научиться видеть второй план, действительный образ человека, который подлежит допросу. Например, обвиняемый пытается скрыть свое смущение и волнение внешним спокойствием, некоторой развязностью. Этим он хочет продемонстрировать свою невиновность, уверенность в своей правоте. С этой целью он непринужденно разваливается в кресле, держится с подчеркнутым достоинством, часто поглядывает на часы, давая понять, что он, мол, деловой человек, торопится и не хочет терять время на "такие пустяки", как этот допрос, который он рассматривает как досадное недоразумение.

Все это внешние признаки его поведения, первый план. Внимательный следователь при этом видит глубже: развалившийся в кресле обвиняемый чересчур часто меняет позу, выдавая свое нервное возбуждение, с трудом скрываемый страх невольно проскальзывает в подергивании углов его рта, легкой испарине на лбу, частом облизывании "почему-то" сохнущих губ; его уверенность в своей правоте слишком подчеркивается, чтобы быть натуральной, его улыбка невесела, взгляд насторожен, голос чуть срывается.

Наблюдательный следователь, сделавший необходимые выводы, излишнюю развязность устранит, по поводу частого поглядывания на часы вскользь заметит, что торопиться не следует, поспешность иногда вредна. Так следователь поставит на место обвиняемого, устранив напускные особенности его поведения. Все эти психологические наблюдения имеют большое значение для выбора тактики допроса, но здесь же необходимо предостеречь следователя от другой крайности - однобокой оценки этих наблюдений и чрезмерно поспешных выводов.

После получения показаний обвиняемого или подозреваемого следователь приступает к их фиксации. Правильная, достаточно подробная и конкретная запись показаний в протоколе имеет большое значение как на стадии предварительного следствия, так и для дальнейшего рассмотрения в суде. Опыт показывает, что недостаточно подробное фиксирование показаний, в результате чего какие-то детали оказываются упущенными, или несколько вольное формулирование того, что говорил обвиняемый, либо, что встречается наиболее часто, подгонка живых человеческих фраз под стандартные, казенные формулы следствия приводят при судебном рассмотрении к серьезным осложнениям.

Статья 190 УПК РФ предъявляет следующие требования к протоколу допроса: в нем излагаются показания обвиняемого, отмечаются заданные ему вопросы и данные на них ответы. Показания заносятся в протокол в первом лице и по возможности дословно.

Следователь должен фиксировать показания, произвольно не отбрасывая факты и детали, якобы не имеющие отношения к делу, которые важны для обвиняемого с точки зрения его интересов.


Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 22; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.023 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты