Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Психология семьи в аспекте формирования родительства 3 страница

Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

• доминирование (так как они проявляют властно-лидирующий и непосредственно-агрессивный стиль в межличностных отноше­ниях, экстравертированы и импульсивны);

• исполнительность (так как они проявляют застенчиво-покорный и альтруистичный стиль в межличностных отношениях и опира­ются в своем поведении на чувства и эмоции);

• наивность (доверчивость) (так как они в межличностных отноше­ниях проявляют доверие и склонны принимать все, что им говорят, руководствуются эмоциями и не склонны к рассудительности);

• негармоничность (так как им не свойственен гармоничный образ жизни и их базовые стремления также негармоничны);

• социальное прогнозирование (так как они проявляют сотрудни­чающий стиль в межличностных отношениях и опираются в сво­ем поведении на интуицию).

В девятнадцатимерном пространстве молодых людей, представ­ляющих, что в будущем родительство потребует от них изменений в стилях межличностных отношений, выделено пять общих факторов: доминирование, исполнительность, наивность (доверчивость), негар­моничность и социальное прогнозирование.

Итак, мы рассмотрели представления об идеальном родителе на трех уровнях:

1. Макроуровень (уровень общества) — влияние общественных фак­торов на представления об идеальном родителе.

2. Микроуровень (уровень собственной семьи) — влияние семей­ных условий на представления об идеальном родителе.

3. Индивидуальный уровень (уровень личности) — влияние лично­стного фактора на представления об идеальном родителе.

• Молодые люди (от 17 до 22 лет) представляют родительство как трудный и ответственный процесс, который требует затрат вре­мени, и считают, что необходимо быть готовым к нему. Они гово­рят о том, что им понадобятся такие качества, как терпение, воля, понимание, доверие и доброта. По их мнению, придется много заботиться о своих детях, испытывать финансовые затруднения и в конечном итоге обеспечить им хорошее будущее. Представи­тели данной возрастной группы считают, что родительство потре­бует от них проявления любви, но и они, в свою очередь, будут получать ее от своих детей. В роли отца и матери молодые люди должны быть строгими, но справедливыми, более авторитарны­ми, агрессивными, альтруистичными и менее скептичными и подчиняющимися. Хорошие отношения между родителями в се­мье, по их мнению, также необходимы.



• Зная зависимость представлений о родительстве от конкретных осо­бенностей личности, можно корректировать и формировать поло­жительный образ родительства, работая с этими особенностями, Можно провести цикл дискуссионных занятий на тему «Мое буду­щее родительство», «Ошибки, допускаемые родителями при воспи­тании детей» или «Какими надо быть родителям, чтобы их дети вы­росли хорошими людьми» и др. Эти занятия можно проводить в стар-

ших класах школы, среди учащихся профессиональных училищ, колледжей, а также студентов высших учебных заведений, включая их как в образовательный, так и в воспитательный процесс. Прово­дить их могут психологи и социальные педагоги, специалисты, за­нимающиеся проблемами семьи и воспитания детей в семье. Первоначально каждому очень полезно проанализировать свое воспитание в семье, вспомнить, что нравилось и что не принима­лось в семейном воспитании. Какие модели поведения своих ро­дителей мы готовы перенять, а от каких целесообразно отказаться. Специалист, ведущий занятия по психологии родительства, мо­жет использовать совместный просмотр и последующее обсужде­ние кинофильмов, обсуждение литературных произведений, раз­бор случаев из реальной семейной жизни. Молодым людям необ­ходимо знать, к каким последствиям могут привести ошибки в воспитании детей и как можно избежать этих ошибок. Психологическое просвещение по данной проблеме также сыг­рает положительную роль в формировании адекватного представ­ления о родительстве и в будущем воспитании детей. Работа по изменению и корректировке существующих представ­лений об идеальном родителе может вестись одинаково, незави­симо от пола и возраста родителя.



Работа как с мужчинами, так и с женщинами должна строиться на осознании общественных стереотипов идеальных отца и мате­ри, принятых человеком (норма статуса, норма эмоциональной твердости, норма антиженственности и др.) и мешающих полу­чать максимальное удовольствие от родительства. Так как не существует расхождений между типом межличностных отношений родителя и типом межличностных отношений в об­разе идеального родителя, можно предположить, что эти типы на­ходятся в некоей взаимосвязи. Соответственно работа по коррек­ции идеального образа может вестись через изменение реального доминирующего типа межличностных отношений и, наоборот, из­менение реального типа может вестись через коррекцию образа идеального родителя.

Работу с людьми, имеющими одного и двух детей, как и работу с родителями, воспитывающими ребенка в полной и неполной се­мье, людьми разного образовательного уровня, с различным ти­пом межличностных отношений рекомендуется проводить по-разному, подбирая для данных групп свои методы. Изменение в образе идеального родителя может вестись через об­щую неудовлетворенность семьей. Помогая человеку получать больше удовлетворения от семьи, мы сможем изменить образ иде­ала. И наоборот, меняя идеал, мы поможем человеку получать больше удовлетворения от семьи.

• Работать над изменением образа идеального родителя можно че­рез налаживание отношений родителя с ребенком, изменение пси­хологического климата в семье с точки зрения ребенка, динами­ку которого можно отслеживать с помощью «Рисунка семьи».

• Необходимо повышать у родителей уровень когнитивного компо­нента — уровень осознания родителями родственной связи с деть­ми, осознание себя как родителя, осознание образа идеального ро­дителя, осознание реального и идеального образа супруга(и) как родителя общего ребенка, осознание реального и идеального обра­за ребенка, а также уровень знаний о родительских функциях.

 

2.3. Родительская любовь как психологический феномен[6][6]

Родители являются первой социальной средой развития ребен­ка, которая обеспечивает удовлетворение практически всех его по­требностей, в том числе потребности в любви и привязанности, в бе­зопасности и защите.

Потребность в родительской любви — одна из наиболее сильных и длительных потребностей человека, в ней нуждается ребенок лю­бого возраста. Родительская любовь обеспечивает наличие чувства безопасности у ребенка, поддерживает благоприятное состояние эмо­ционально-чувственного мира, учит любви, нравственному поведе­нию и в целом выступает как источник жизненного опыта, необхо­димого растущему ребенку как потенциальному родителю.

А. Лоуэн (1998) отмечает, что недостаток любви в ранние годы жизни влечет за собой эмоциональное недоразвитие человека. Лич­ность, сформировавшуюся в результате депривации родительской любви, характеризует чувство внутренней пустоты; страстное стрем­ление к контакту и близости; ей присуща потребность в том, чтобы о ней заботились, которая ставит человека в зависимость. Такие люди личностно незрелы. Их отношения с другими обусловлены отсутстви­ем внутренних ресурсов.

Родитель, как правило, испытывает потребность «отдать» любовь ребенку. Переживая любовь к своему ребенку, родитель стремится стать для него опорой и, как следствие, ощущает собственную значимость и внутреннюю силу. При невозможности удовлетворить потреб­ность в получении и реализации родительской любви человек стра­дает сам, а вместе с ним и окружающие. Именно поэтому поведение родителей должно быть направлено на создание у ребенка уверенно­сти в том, что его любят.

Родительскую любовь можно представить как творчество, она индивидуальна. Никто не сможет сделать точный и окончательный вывод о том, какова будет любовь конкретного родителя. Родительс­кая любовь сложна, изменчива и противоречива. В ней нет абсолют­ной нормы, как нет и нормы-идеала любящего родителя. Любящие родители могут совершать ошибки, сомневаться в своих чувствах к ребенку, наказывать его, а не только заботиться, приносить радость, удовлетворять все потребности ребенка.

А. С. Спиваковская (2000) определяет родительскую любовь как источник и гарантию эмоционального благополучия, поддержки те­лесного и душевного здоровья.

По мнению В. А. Сухомлинского (1988), родительская любовь есть могущественная сила воспитания, это способность чувствовать сер­дцем тончайшие духовные потребности человека, которая передает­ся от отца и матери ребенку без каких-либо слов и объяснений, передается примером.

Близким к понятию «родительская любовь» является термин «ча­долюбие» (Л. Б. Шнейдер, 2000), который определяется как результат усвоения человеком положительного отношения к детям; условно-реф­лекторная реакция, привитая индивиду путем социальной трениров­ки. Бережное отношение к детям — элементарная норма, воплощен­ная во взаимном уважении в семье, в заботе о воспитании детей.

М. Монтень (1992), размышляя о природе родительской любви, утверждает, что «если существует действительно какой-либо есте­ственный закон, то есть некое исконное всеобщее влечение, свой­ственное и животным, и людям (что далеко, впрочем, не бесспорно), то, по-моему, на следующем месте после присущего всем животным стремления оберегать себя и избегать всего вредоносного стоит лю­бовь родителей к своему потомству. И так как природа как бы пред­писала ее нам с целью содействовать дальнейшему плодотворному развитию вселенной, то нет ничего удивительного в том, что обрат­ная любовь детей к родителям не столь сильна».

Аристотель (1992) считает, что человек, делающий кому-либо доб­ро, любит его сильнее, чем сам им любим; и заимодавец любит своего должника больше, чем тот его, совершенно так же, как всякий мас­тер больше любит свое творение, чем любило бы его это творение, обладай оно способностью чувствовать. В этом случае в родительс­кой любви выделяется элемент пристрастности к объекту любви, ко­торый пассивен.

Родительская любовь, как всякий динамический процесс, об­ладает способностью к развитию, которое, согласно Е. И. Исаеву и В. И. Слободчикову (2000), включает три самостоятельных процес­са, становление, формирование и преобразование.

Становление — созревание и рост родительской любви, переход от одного состояния к другому. Это единство уже осуществленного и потенциально возможного.

Формирование — оформление, обретение формы и совершенство­вание родительской любви. Это процесс ее изменения в ходе взаимо­действия родителя с реальной действительностью (с ребенком), по­явление физических и социально-психологических новообразований и стереотипов в структуре родительской любви.

Преобразование — саморазвитие, смена основного направления ро­дительской любви. Преображение — кардинальное преодоление сло­жившегося режима родительской любви в соответствии с иерархией ценностей и смысла бытия родителя, акт творчества и импровизации.

Родительская любовь, ее динамика имеет свое объективное про­явление. Под проявлением понимается совершение, обнаружение ка­ких-либо качеств и свойств.

Одним из таких проявлений является сила родительской любви. Существует точка зрения о том, что сила родительской любви про­порциональна беспомощности потомства. Чем сложнее организация животного, тем дольше длится период зависимости потомства от ро­дителей и тем сильнее потребность родителей опекать и кормить мла­денца — это прямое свидетельство родительской любви (К. Е Изард, 2000; А. Лоуэн, 1998; В. С. Соловьев, 1991).

Одним из характерных признаков продвижения по эволюцион­ной лестнице является то, что физиологическая близость между ма­терью и потомством усиливается. Поэтому можно говорить, что только у высших животных, биологический процесс которых характеризу­ют тесные физические отношения, появляется родительская любовь.

У животных, которые мечут икру, оплодотворяемую в воде, или откладывают оплодотворенные яйца, оставляя их без внимания в зем­ле, отсутствуют признаки родительской любви. Птицы высиживают птенцов, согревая яйца теплом своих тел, кормят и оберегают их, пока потомство не будет готово покинуть гнездо. Детеныши млекопитаю­щих более зависимы от матери, и ее отклик, соответственно, шире (А Лоуэн, 1998).

«Сила любви находится в прямом отношении со степенью типич­ности и значительности происходящего от нее потомства: чем важ­нее потомство, тем сильнее должна быть любовь родителей к своим детям» (Соловьев В. С, 1991, с. 10).

Таким образом, родительская любовь заключает в себе определен­ный смысл для человека. Смысл родительской любви коренится, с од­ной стороны, в типах отношений, существующих между определен­ными фрагментами мира (родитель, ребенок и т. п.), обладающими специфическими функциями и свойствами, а с другой стороны, — в субъекте, который сам испытывает потребность в таких взаимоотно­шениях с миром. Это отношение аффективно-интеллектуальное, от­ношение между тем, что человек делает, и определенной формой осоз­нанной или неосознанной потребности, намерения, цели или чувства.

Смысл родительской любви представляет собой совокупность всех психологических актов, возникающих в сознании человека благода­ря любви. Значение родительской любви для человека есть только одна из зон того смысла, который она приобретает в контексте ка­кой-либо жизненной ситуации или события.

Рассматривая родительскую любовь как феномен, обладающий определенным смыслом, можно отметить две основные ее характе­ристики (Д. А. Леонтьев, 1999):

1. Контекстуальность — она проявляется и развивается в опреде­ленном социальном контексте (ситуации детско-родительских отно­шений), с одной стороны, влияет на эту ситуацию, с другой стороны, сама подвержена изменениям и трансформациям в ней.

2. Интенциональность — целевая направленность родительской любви, то есть родительская любовь имеет свое направление движе­ния — направление на ребенка.

Согласно В. В. Налимову (1989), смыслы делают нас активными, психологически здоровыми, но если они не обновляются в соответ­ствии с меняющейся ситуацией, то могут играть негативную роль — угнетать, подавлять, догматизировать человека. Исходя из этого, ро­дительская любовь будет играть положительную роль в том случае, если она предполагает творчество, импровизацию, соответствующую меняющимся условиям детско-родительских отношений В против­ном случае она станет источником конфликтности в отношениях.

Родственный отбор (процесс передачи специфических призна­ков индивида через его гены и гены его родственников будущим по­колениям) оказал непосредственное влияние на возникновение и эволюцию альтруистического поведения человека. Альтруистическое поведение обусловлено способностью к эмпатии. Важно, что суще-

ственной частью эмпатии является эмоциональное переживание люб­ви (К. Е. Изард, 2000; Хоффман, 1981).

Проведенный анализ позволяет выделить биологические и соци­альные детерминанты родительской любви, обеспечивающие ее раз­витие и проявление.

/. Биологические детерминанты развития и проявления родительс­кой любви. В природе существуют биологические законы (инстинкты сохранения и продолжения рода, половой инстинкт), которые зас­тавляют человека иметь детей и способствуют развитию и проявле­нию родительской любви. В рамках этологического подхода родитель­ская любовь рассматривается как врожденный биопсихический ме­ханизм, объединяющий человека с большинством видов животных (Дж. Боулби, 1991, К.Лоренц, 1986). К биологическим детерминан­там развития и проявления родительской любви относятся родитель­ский инстинкт, физиологическая взаимосвязь между родителями и ребенком.

Родительский инстинкт представляет собой совокупность слож­ных врожденных реакций, предопределяющих целесообразное пове­дение организма во внешней среде. Механизм инстинкта — безуслов­но-рефлекторный. Инстинкт можно в определенной степени прирав­нять к безусловному рефлексу; эти понятия рядоположны. Таким об­разом, родительскую любовь можно рассматривать как природную особенность родителей, для которых характерен «родительский ин­стинкт», включающий в себя «половой инстинкт», «материнский инстинкт» и «инстинкт отцовства».

«Половой инстинкт» (половое влечение) в живой природе имеет единственную цель — самовоспроизводство и размножение. Самки животных не способны испытывать оргазм. У человека половое вле­чение раздвоилось: с одной стороны, за ним сохраняется целевая реп­родуктивная функция, с другой — половой акт сам по себе, без цели деторождения, стал для женщины и мужчины привлекательным, при­носящим удовольствие. Это привело к тому, что второй аспект стал вытеснять первый: используются противозачаточные средства, при­бегают к прерыванию беременности и добровольной стерилизации (Л. Б. Шнейдер, 2000). Таким образом, половой инстинкт лежит в основе родительской любви, однако его роль в ее развитии и прояв­лении не является доминирующей.

«Материнский инстинкт» является основополагающим и направ­лен на вынашивание потомства и заботу о нем. Он предполагает, что любовь матери заложена в ситуации беременности, вынашивания ребенка, деторождения и кормления грудью.

«Инстинкт отцовства» предполагает, что любовь отца представ­ляет собой комплекс врожденных реакций, предопределяющих его поведение, в частности, защиту и заботу о жене и детях.

Физиологическая связь между родителями и ребенком существует изначально, с момента зачатия ребенка, и определяется перинаталь­ным периодом его развития. Между отцом и ребенком она появляет­ся с момента рождения. Впоследствии физиологическая взаимосвязь становится основой для возникновения эмоционально-чувственных отношений между родителями и ребенком.

Другая точка зрения на проблему развития и проявления роди­тельской любви свидетельствует о том, что биологических законов, заставляющих человека иметь и любить детей, не существует.

Иначе, если бы биологический механизм действовал безотказно и постоянно, то каждое зачатие непременно заканчивалось бы сохра­нением беременности, вынашиванием и рождением ребенка. Кроме того, родительская любовь может значительно различаться у разных родителей; существуют случаи открытого террора родителей по от­ношению к своим детям (насилие, избиения, детоубийства); детские дома переполнены детьми-отказниками и т. п. Следовательно, ста­вится под сомнение тот факт, что родительская любовь детермини­рована исключительно биологическими причинами. Таким образом, помимо биологических существуют социальные детерминанты, обус­ловливающие развитие и проявление родительской любви.

2. Социальные детерминанты развития и проявления родительской любви. Л. Б. Шнейдер (2000) считает, что родительский инстинкт — это своего рода преломление инстинкта самосохранения в форме ин­стинкта продолжения рода. Инстинкт продолжения рода социально обусловлен, поскольку человек может выжить только в сообществе и на него сильное влияние оказывают пример родителей, нормы, при­нятые в обществе, в котором он живет. Без инстинкта самосохране­ния невозможно вынашивание, то есть сохранение беременности. Следовательно, можно говорить о взаимодействии инстинктов само­сохранения, отцовства, материнства и продолжения рода.

Человек как социальное существо по своей природе имеет свое­образную форму ориентировки - направленность на психический облик другого человека. Потребность «ориентиров» в эмоциональ­ном настрое или «перцептивных крючков» (М. Р. Битянова, 2001) является необходимой основой эмоционального контакта. Под «пер­цептивными крючками» мы понимаем признаки, с помощью кото­рых в той или иной культуре традиционно транслируются психоло­гические свойства и состояния. При использовании «перцептивных

крючков» совершается двухсторонний эмоциональный контакт, в котором человек чувствует, что сам является предметом заинтере­сованности, что чувства других созвучны его собственным чувствам. А. С. Спиваковская (2000) считает, что потребность в таком созвуч­ном эмоциональном контакте испытывает каждый здоровый чело­век независимо от возраста, образования и ценностных ориентации (А. С. Спиваковская, 2000).

И. С. Кон (1979), ссылаясь на данные психофизиологических исследований, отмечает, что родительские чувства отличаются боль­шой пластичностью. Они гораздо сильнее зависят от воспитания, чем от истинного предрасположения. Так, сила эмоциональной привя­занности матери к ребенку зависит от того, был ли этот ребенок же­ланным или нет, насколько тесным и длительным является контакт с новорожденным. Чем раньше и продолжительнее этот контакт, тем сильнее материнское чувство, когда инстинкт подкрепляется опы­том и привычкой. Это также верно и по отношению к отцам.

К социальным детерминантам развития и проявления родитель­ской любви относятся социокультурное развитие общества и детс­кий опыт человека, приобретенный в процессе взаимодействия со своими родителями.

Социокультурное развитие общества. Развитие и проявление ро­дительской любви является результатом «окультуривания» общества и отдельно взятого человека. Социализация как одна из форм «окульту­ривания» - это аккумулирование личностью в процессе жизни и дея­тельности опыта социального развития и поведения, накопленного человечеством и передаваемого через посредство воспитания и обуче­ния, ролевого освоения окружающего мира и общества (В. Г. Крысько, 2001). Культура — система духовных форм обеспечения жизнедеятель­ности и социализации людей. Она охватывает все стороны жизни человека — биологическую (еда, сон, отдых, половой акт, естествен­ные отправления, нужды в чем-либо), производственную (создание средств материального жизнеобеспечения — орудий труда, пищи, одежды, жилища), духовную (язык, речевая деятельность, мировоз­зрение, этическая деятельность), социальную (коммуникация, соци­альные отношения) (В. Г. Крысько, 2001).

Исследования феномена родительской любви в социокультурном аспекте показывают, что законы развития и проявления родительс­кой любви в большей степени социальные, чем биологические. По­требность любить детей по своей сути является социально-психоло­гической и моральной. Потребность «отдавать» родительскую лю­бовь - это индивидуальное сочетание различных установок по отношению к детям вообще, обусловленных историей развития лич­ности (Л. Б. Шнейдер, 2000).

Социокультурные традиции развиваются согласно своим законам и определяют «культурное» содержание родительской любви, обус­ловливающее поведенческие социально приемлемые стереотипы ее проявления. Понятие «родительская любовь» эволюционирует, на­полняясь в каждый исторический период, в разных обществах и куль­турах качественно различным содержанием. Таким образом, социо­культурное содержание в самых существенных чертах находит свое отражение и определяет родительскую любовь, при этом сказывается влияние всего уклада данной общественно-исторической формации.

Каждая культура порождает определенную модель родительской любви, включающую в себя такие элементы: мать, отец, их проявле­ние любви по отношению к ребенку. Эта модель предполагает рас­пределение родительской любви между матерью и отцом, ее выраже­ние социально приемлемыми и одобряемыми способами. Модели родительской любви, используемые различными народами, во мно­гом определяют детско-родительские отношения.

Так, Л. Демоз (2000) выделяет шесть трансформаций по отноше­нию к детству, которые, как мы считаем, могут выступать в качестве моделей родительской любви на различных социокультурных этапах развития общества:

1. Инфатицидный стиль (с древности до IV в. н. э.). Характеризу­ется массовыми детоубийствами и насилием над детьми.

2. Бросающий стиль (IV — XIII вв.). Характеризуется тем, что ре­бенок остается объектом агрессии. Родители стремятся сбыть его с рук в монастырь, кормилице или в чужую семью либо держат угне­тенным в собственном доме.

3. Амбивалентный стиль (XIV — XVII вв.). Характеризуется тем, что ребенок не является отдельной духовной личностью и полноправным членом семьи. Ему дозволено войти в эмоциональную жизнь родите­лей, однако отказано в индивидуальности и самостоятельности. В вос­питании преобладает «лепка» характера, при сопротивлении неподда­ющийся такой «лепке» ребенок подвергается избиениям.

4. Навязчивый стиль (XVIII в.). Характеризуется тем, что ребенок становится ближе к родителям, но его поведение, внутренний мир, мысли, воля и чувства контролируются ими. При этом усиливается конфликт отцов и детей.

5. Социализирующий стиль (XIX в. — середина XX в.). Характери­зуется тем, что ребенок становится объектом воспитания и научения, основные усилия родителей направлены на тренировку воли и под­готовку ребенка к самостоятельной жизни.

6. Помогающий стиль (с середины XX в. по настоящее время). Характеризуется тем, что родители стремятся обеспечить индивиду­альное развитие ребенку; преобладает сочувствие и эмоциональный контакт. Так как предполагается, что ребенок лучше, чем родители, знает, что ему нужно на каждом жизненном этапе.

Таким образом, в ходе социальной эволюции общества эволюци­онирует и культурное содержание родительской любви, определяю­щее стиль детско-родительских отношений, начиная от насилия и детоубийств в древних общностях и заканчивая обеспечением защи­щенности ребенка и его личностной свободы на современном этапе.

Детский опыт, приобретаемый человеком в процессе взаимо­действия с собственными родителями. Психоаналитические тео­рии (А. Адлер, 3. Фрейд, К. Хорни, К. Юнг) связывают родитель­ское поведение с детским опытом. Суть в том, что эмоциональное содержание детства родителя оказывает влияние на его отношение к своим детям. Таким образом, в последующей жизни проявляется «драма раннего детства». Критический момент «драмы раннего дет­ства» наступает при возникновении Эдипова комплекса у мальчиков и комплекса Электры у девочек. В этот момент ребенок испытывает противоречивые чувства по отношению к родителям. Переживания ребенка вытесняются из сознания в область бессознательного и про­должают оказывать влияние на поведение и жизнь человека (3. Фрейд, 1989). В последующем, когда человек сам становится родителем, вы­тесненные переживания детства усиливаются, определяя при этом стиль его отношения к ребенку и особенности взаимодействия с ним.

По мнению А. С. Спиваковской (2000), в основе представлений о том, что социальный опыт оказывает значительное воздействие на ро­дительскую любовь, лежит противопоставление мира ребенка враж­дебному миру взрослых. Развиваясь, ребенок демонстрирует реакции, защищающие его от травмирующего родительского воздействия. В их числе можно назвать детские поведенческие реакции: отказ, оппози­ция, имитация, отрицательная имитация, компенсация, гиперкомпен­сация (Р. М. Грановская, 2000; О. В. Кербиков, 1971; В. В. Ковалев, 1985; А. Е. Личко, 1983; И. М. Никольская, 2000), а также подростко­вые поведенческие реакции: стремление быть включенным в группы сверстников, эмансипация, увлечения (хобби-реакции), а также реак­ции демобилизации, пессимизма, отрицательного баланса, дезоргани­зации, эмоционального дисбаланса (А. Г. Амбрумова, 1985).

Впоследствии данные реакции закрепляются, образуя стереоти­пы поведения — стилевые защитные автоматизмы, которые понима­ются как постоянная в течение длительных отрезков времени, индивидуально очерченная у каждого человека система внешних и внут­ренних «психотехнических действий», нацеленных на «снятие» кон­фликта в сфере самосознания для обеспечения позитивного отноше­ния к своему «Я» (В. В. Николаева, 1995, Е. Т. Соколова, 1995).

Стилевые защитные автоматизмы защищают ребенка от угрозы или оборачивают угрозу на его пользу. В процессе индивидуального разви­тия ребенка происходит формирование полноценной системы психо­логической защиты, которое обусловлено внутрисемейными отноше­ниями, поведением родителей, их отношением к ребенку. Данные фак­торы посредством жизненных обобщений аккумулируются в индиви­дуальном опыте ребенка. В дальнейшем, когда ребенок сам становится родителем, индивидуальный жизненный опыт, который присутствует у него как постоянная и непосредственная данность прошлой жизни, проявляющаяся в каждом поступке и действии, определяет отноше­ние к собственному ребенку в настоящем. Способность к родительс­кой любви рассматривается как социальная, формирующаяся в ходе приобщения человека к различным формам любви, которые предлага­ет общество, где он живет (А. С. Спиваковская, 2000).

Следовательно, характер любви, транслируемой родителем, в зна­чительной степени зависит от того, что он мог переживать, наблюдая поведение своих родителей. Детские впечатления человека находят свое проявление тогда, когда он сам становится родителем. Таким образом, родитель, адресуя свою любовь ребенку, учит его любви к собственным детям. В этом проявляется так называемое социальное научение родительской любви посредством демонстрации ее модели родителями. Опыт родительской любви представляет собой то, что человек, будучи ребенком, усвоил, пережил в различных жизненных ситуациях взаимодействия с собственными родителями.

Рассматривая формирование опыта родительской любви в про­цессе взаимодействия ребенка с родителями, отметим, используя позицию Г. П. Предвечного, что он состоит из трех этапов:

1. Превращение внешнего воздействия со стороны родителя в факт сознания ребенка — интериоризация опыта.

2. Сохранение и аккумуляция превращенного внешнего воздействия в сознании ребенка.

3. Превращение опыта родительской любви в действие (в тот мо­мент, когда человек сам становится родителем) — экстериориза-ция опыта.

Таким образом, опыт родительской любви — это итоговая сово­купность фиксированных внешних воздействий родителей, прелом­ленных через призму внутреннего мира ребенка.


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 19; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Психология семьи в аспекте формирования родительства 2 страница | Психология семьи в аспекте формирования родительства 4 страница
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.023 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты