Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Психология семьи в аспекте формирования родительства 4 страница

Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

А. С. Спиваковская (1986) на основе выделения отношений, со­ставляющих родительскую любовь, таких, как симпатия-антипатия, уважение-пренебрежение, близость-дальность, описывает восемь типов родительской любви.

1. Действенная любовь (симпатия, уважение, близость). Для роди­теля характерно теплое эмоциональное отношение к ребенку, прини­мающее его личность, поведение, а также активное внимание к инте­ресам ребенка, уважение его прав и признание обязанностей, оказа­ние помощи при разумной требовательности. Формула воспитания: «Хочу, чтобы мой ребенок был счастлив, и буду помогать ему в этом».

2. Отстраненная любовь (симпатия, уважение, но большая дистан­ция с ребенком). Для родителя характерна высокая оценка ребенка, его внешнего облика, успехов, способностей. Мягкое общение с ре­бенком сочетается с недостаточным вниманием к его повседневным нуждам, а также с поверхностным знанием душевного мира. Внешнее любование ребенком сочетается с неумением помочь ему в его пробле­мах. Формула воспитания: «Смотрите, какой у меня прекрасный ребе­нок, жаль, что у меня не так много времени для общения с ним».

3. Действенная жалость (симпатия, близость, но отсутствие ува­жения). Для родителя характерно признание действительных, а иног­да и мнимых отклонений в умственном или физическом развитии ре­бенка. В результате родитель приходит к идее об исключительности своего ребенка: «Мой ребенок не такой, как все, он не так хорош». Ро­дитель предоставляет ребенку особые привилегии, излишне опекает, тратит массу времени и усилий на предохранение от вредных влияний. Родитель внимателен к ребенку, его интересы сосредоточены на нем, но он не доверяет ребенку, не верит в его способности и возможности. Формула воспитания: «Хотя мой ребенок недостаточно умен и физи­чески развит, но все равно это мой ребенок и я его люблю».

4. Снисходительное отстранение (симпатия, неуважение, большая межличностная дистанция). Для родителя характерно не вполне осоз­нанное оправдание неблагоприятных черт поведения и личностных свойств ребенка, его беспомощности ссылками на его болезненность, на плохую наследственность и иные причины. Неблагополучие ре­бенка негласно признается его правом. Родитель не вмешивается в дела ребенка, в его контакты со сверстниками и другими людьми, он недостаточно ориентируется в душевном мире ребенка. Формула вос­питания: «Нельзя винить моего ребенка в том, что он недостаточно умен и физически развит».



5. Отвержение (антипатия, неуважение, большая межличностная дистанция). Для родителя характерны попытки сократить общение с

ребенком. Он старается не замечать присутствия ребенка, становит­ся холодно-неприступным при его приближении, совершенно отстра­няется тогда, когда ребенок нуждается в поддержке и помощи. Фор­мула воспитания: «Этот ребенок вызывает у меня неприятные чув­ства и нежелание иметь с ним дело».

6. Презрение (антипатия, неуважение, малая межличностная дис­танция). Для родителя характерно игнорирование всего положитель­ного, что есть в ребенке, его достижений. Родитель переживает свою связь с таким, как ему кажется, неудачным ребенком. Их общение наполнено понуканиями, назиданиями, одергиванием, требователь­ностью. Такой родитель постоянно обращается к различным специа­листам с просьбой «исправить» его ребенка. Формула воспитания: «Я страдаю, мучаюсь от того, что мой ребенок так неразвит, неумен, упрям, труслив и неприятен другим людям».



7. Преследование (антипатия, близость). Характерно присутствие твердой убежденности родителя в том, что его ребенок — закончен­ный мерзавец и негодяй. Во всех поведенческих проявлениях ребен­ка родитель постоянно видит его «злую волю». Родитель пытается строгостью и жестким контролем переломить ребенка, выступает инициатором привлечения общественности к его воспитанию, неред­ко склонен применять излишне строгие меры воздействия. Формула воспитания: «Мой ребенок негодяй, и я докажу это!».

8. Отказ (антипатия, уважение, большая межличностная дистан­ция). Характерно отстранение от проблем ребенка, но родитель как бы издали следит за ним, при этом признает силу, ценность некоторых личностных качеств ребенка. При обострении отношений такой ро­дитель охотно прибегает к помощи общественности, стремится пере­доверить ребенка школе, другим воспитательным учреждениям, обра­щается к врачам. В поведении родителя просматривается неосознан­ный призыв к тому, чтобы его оградили от ребенка, от «этого чудови­ща». Формула воспитания: «Я не хочу иметь дела с этим негодяем».

В процессе развития ребенка под воздействием изменений соци­альной ситуации изменяется и отношение родителя к ребенку, при­обретая при этом черты того или иного типа родительской любви или их сочетания.

В. А. Сухомлинский (1988) выделяет разновидности уродливой родительской любви:

Любовь умиления. Это инстинктивная, неразумная любовь. Роди­тель радуется каждому шагу ребенка, не задумываясь, к каким по­следствиям он может привести. Любовь умиления «развращает» душу ребенка, так как он не знает меры своим желаниям. Ребенок

не знает понятий «можно», «нельзя», «надо». В результате он вы­растает капризным, болезненным и эгоистичным.

Любовь деспотическая. Родитель постоянно упрекает ребенка, со­здавая при этом невыносимую обстановку. Все это родитель де­лает только потому, что, как он говорит, любит ребенка, желает ему добра, учит жить — чтобы был умнее и уважал родителей. Ро­дитель в этом случае эгоистичен и бескультурен, относится к ре­бенку как к вещи. В результате такой любви у ребенка с малых лет извращается представление о добром начале в человеке, он пере­стает верить в человечность и ожесточается.

Любовь как откуп. Родитель обеспечивает все материальные потреб­ности ребенка, выполняя тем самым свой родительский долг. Такая родительская любовь измеряется материальными затратами. При этом ребенка окружает атмосфера духовной пустоты и убожества. Ему становятся недоступны тонкие человеческие чувства, прежде всего ласка, участливость, сострадание, милосердие. В результате ребенок может вырасти эмоционально невежественным человеком. Проведенный теоретический анализ позволяет определить роди­тельскую любовь как явление, сущность которого формируется в про­цессе индивидуального развития родителя, ожидания и воспитания ребенка. Оно основано на родительском инстинкте и человеческой потребности в любви и привязанности (аффилиативной потребнос­ти). Родительская любовь представляет собой процесс «персонализа-ции» (А. В. Петровский, 1984) личности ребенка в личности родите­ля, опосредующий детско-родительские отношения и оказывающий влияние (производящий изменения) как в личности родителя, так и в личности ребенка.

Опираясь на концепцию «персонализации личности» А. В. Пет­ровского (1984), где личность выступает как идеальная представлен-ность в других людях, как ее «инобытие» в них, «продолжение себя в другом», можно сказать, что родитель представляет свою личность, а следовательно, и родительскую любовь в личности ребенка. При этом происходят личностные преобразования родителя и ребенка.

Родительская любовь выступает как субъективно-объективная реальность, субъективная сторона которой дана человеку посредством переживания (как эмоционально-чувственная данность), тогда как объективная сторона выражается в отношениях человека, в его пове­дении и деятельности.

Мы рассматриваем родительскую любовь в качестве «отношения» (В. Н. Мясищев, 1995), представляющего собой избирательную, со­знательную, основанную на опыте психологическую связь родителя с ребенком, выражающуюся в действиях родителя, его реакциях и переживаниях. Это объясняется тем, что, согласно В. Н. Мясищеву, «исследование отношений представляет тот необходимый для пси­хологии подход, в котором объединяются объективное с субъектив­ным, внешнее с внутренним». Отношение человека реализуется или проявляется во внешнем факторе, но вместе с тем оно выражает внут­ренний, «субъективный» мир личности. Личность — субъект отноше­ний так же, как субъект внешней деятельности» (с. 347). Родительс­кая любовь как отношение представляет собой упорядоченную орга­низацию мотивационных, эмоциональных, перцептивных и позна­вательных процессов (Krech D. and Crutchfield R.S., 1948).

Используя теорию отношений В. Н. Мясищева (1995), в родитель­ской любви как в отношении можно выделить следующие уровни развития: условно-рефлекторный, конкретно-эмоциональный, кон­кретно-личностный.

1. Условно-рефлекторный уровень характеризуется тем, что происхо­дит нарастание роли дистантных рецепторов и сосредоточение перво­начальных положительных или отрицательных реакций на непосред­ственные внутренние (преимущественно для матери) и внешние (как для матери, так и для отца) контактные раздражения. На основе этого происходит формирование физиологической взаимосвязи между роди­телями и ребенком. В дальнейшем восприятие ребенка становится опыт­ным источником отношений, в которых определяющим является эмо­циональный компонент; формируются «перцептивные крючки».

2. Конкретно-эмоциональный уровень. Здесь повторные эмоциональ­ные положительные и отрицательные реакции вызываются услов­но. «Интегрируясь речевым аппаратом, они выливаются прежде все­го в отношении любви, привязанности, боязни, торможения, враж­ды» (с. 214). Исходя из этого, родительская любовь представляет со­бой некоторую силу, потенциал, определяющий степень выраженности эмоции, степень напряжения желания или потребности. Здесь роди­тельская любовь является энергетической силой развития как детско-родительских отношений, так и личности ребенка и родителя.

3. Конкретно-личностный уровень. На этом уровне непосредствен­ные внешние, ситуативные, конкретно-эмоциональные мотивы сме­няются внутренними интеллектуально-волевыми. Данный уровень включает позиции родителей, их ценностные ориентации. Здесь ро­дительская любовь начинает регулироваться рациональным началом.

Мы полагаем, что выделенные уровни развития родительской любви находятся в единстве. Условно-рефлекторный уровень высту­пает в качестве базиса родительской любви. Проявление и доминирование других уровней в большей степени определяется ситуацией детско-родительских отношений и развития ребенка, а также возра­стными особенностями родителя и ребенка.

На основе этого можно выделить три составляющие родительс­кой любви:

1. Биологическая составляющая. Включает инстинктивный (био­логический) компонент. Это природный базис, предполагающий на­личие у человека имманентной, биологически обусловленной спо­собности «любить» своего ребенка.

2. Психологическая составляющая включает эмоционально-чув­ственный (эмоциональная сфера сознания родителя) и когнитивный компоненты.

Эмоционально-чувственный компонент (эмоциональная сфера со­знания родителя) — это сфера глубоких личностных, субъективно-психологических переживаний родителя по отношению к ребенку, ко­торые характеризуются удовольствием-неудовольствием, комфортом-дискомфортом, стеничностью-астеничностью; воспоминаниями, предчувствиями родителя по поводу ситуаций взаимодействия с ре­бенком. Эмоционально-чувственный компонент включает: инстин­ктивно-аффективные состояния (переживания, предчувствия); эмо­ции (восторг, радость, страх, гнев и др.); чувства, отличающиеся от­четливостью и осознанностью (наслаждение, симпатия и др.).

Эмоционально-чувственный компонент обеспечивает налажива­ние эмоциональных взаимоотношений с ребенком, а также способов ориентировки в его переживаниях; включает переживание или осоз­наваемое «ощущение родительской любви», процессы, происходящие в нервной, эндокринной, сердечно-сосудистой, дыхательной системах организма, а также поддающиеся наблюдению комплексы эмоций.

Благодаря эмоционально-чувственному компоненту происходит аффективная (эмоциональная) преднастройка к активному контак­ту родителя с ребенком еще до начала взаимодействия с ним (до рож­дения ребенка). Кроме того, у родителей вырабатываются аффектив­ные стереотипы сенсорного контакта с ребенком.

Когнитивный компонент (рациональный) психологической состав­ляющей родительской любви предполагает наличие определенных представлений о том, что такое любовь, каковы ее проявления (спо­собы выражения), а также способность контролировать и регулиро­вать проявление родительской любви. Представления о том, что есть родительская любовь, в сознании родителя отражены в когнитивных репрезентациях. Согласно Е. А. Серженко (2002), понятие «репрезен­тация» означает «представлять себе», то есть речь идет о внутренних структурах, формирующихся в процессе жизни человека, в которых представлена сложившаяся картина мира, социума, самого себя. Ког­нитивные структуры - это не копии образцов, а обобщенно-абстрак­тные репрезентации — схемы, включающие не только возможность получения знаний, но и способы их получения.

Таким образом, в когнитивной репрезентации родительской люб­ви заложены возможность, способы ее получения и научения ей.

3. Социальная составляющая включает поведенческий компонент, семейные нормы и правила.

Поведенческий компонент предполагает проявление родительской любви (как субъективного отношения) в реакциях, действиях и по­ступках родителя. При этом родительская любовь обнаруживает свою объективность, индивидуально-психологическое родителя становит­ся социально-психологическим.

Социальная составляющая реализуется во взаимодействии роди­теля и ребенка, семьи и общества в целом. Необходимой составляю­щей взаимодействия родителя и ребенка является общение. Стиль общения родителя и ребенка отражает качественный характер роди­тельской любви.

Кроме того, социальная составляющая родительской любви реа­лизуется в семейных нормах и правилах.

Введение новых реалий в общие теоретические схемы чрезвычай­но важно и в области развития общей теории, и в области понимания данного феномена. Вместе с тем объяснение какого-либо психологи­ческого феномена с точки зрения общей теории представляет собой особую теоретико-методологическую задачу. Именно поэтому анализ можно вести в понятийных средствах, не претендующих на статус всеобщности и адекватных только определенным реалиям и опреде­ленному (относительно невысокому) уровню обобщения. Таким сред­ством выступает понятие «родительская любовь».

Таким образом, за понятием «родительская любовь» скрывается сложная психологическая реальность, а не конкретная психологичес­кая структура. Тем не менее мы должны иметь рабочее определение понятия «родительская любовь» и той социально-психологической реальности, которую оно охватывает, поскольку «кто не имеет в ка­честве исходного определенного понятия, тому даже не дан объект» (А. Фейербах, 1967, с. 10).

Родительская любовь выступает как

явление, сущность которого формируется в процессе жизни роди­теля, ожидания и воспитания ребенка; это явление основано на родительском инстинкте и человеческой потребности в любви и привязанности (аффилиативной потребности);

отношение, представляющее собой избирательную, сознательную, основанную на опыте психологическую связь родителя и ребен­ка, выражающуюся в действиях родителя, его реакциях и пере­живаниях.

Развитие (становление, формирование, преобразование) и про­явление родительской любви обусловлено биологическими (родитель­ский инстинкт, физиологическая взаимосвязь между родителем и ребенком) и социальными (социокультурное развитие общества, дет­ский опыт) детерминантами. Кроме того, на родительскую любовь (ее развитие и проявление) влияют как внешние, так и внутренние (психологические) факторы.

К внешним факторам относят жизненное пространство личнос­ти родителя, а также социальное пространство.

Жизненное пространство личности родителя (С. К. Нартова-Бо-чавер, 2002) — это единство психосоциофизического пространства человека (родителя), с которым он себя отождествляет и которое вос­принимает как необходимую предпосылку своего сущностного вы-' ражения.

Операционально жизненное пространство родителя может быть представлено как состоящее из пространства, которое он может конт­ролировать, вещей, принадлежащих ему, членов семьи, привычек и вкусов, которыми он дорожит, мироотношения, которое он защищает, супружеских отношений, психологического климата и др. (рис. 2).

Социальное пространство, в котором реализуется родительская лю­бовь, — это условия развития и бытия человека, которые вводят его в сферу прав и обязанностей (В. С. Мухина, 1998). Такими условиями яв­ляются место, где протекает жизнь человека, стиль и содержание обще­ния в контексте культуры, к которой принадлежит человек, внутренняя позиция самого человека по отношению к истории своего этноса, к культуре как к целостному, исторически обусловленному явлению.

К внутренним факторам развития и проявления родительской любви мы относим:

1. Индивидные свойства родителя (возрастно-половые: возрастные свойства родителей, половой диморфизм; индивидуально-типические: конституциональные особенности, нейродинамические свойства мозга, особенности функциональной геометрии больших полушарий), высшая интеграция данных свойств может быть представ лена в темпераменте родителя и его задатках (Б. Г. Ананьев, 2000). '

2. Личностные особенности родителя — черты характера, желания, потребности, установки, стремления, идеалы, отношение к себе Я принятие себя и др.

Рис. 2. Сущность и уровни родительской любви

О. В. Филипповой (2002) проведено экспериментальное иссле­дование представлений о родительской любви[7][7]. Респондентами ис­следования были 118 женщин и мужчин в возрасте от 20 до 58 лет. Были использованы методика О. А. Карабановой «Родительское со­чинение» и авторская методика «Сочинение о родительской любви». В дальнейшем сочинения были подвергнуты контент-анализу с це­лью получения экспертных оценок, которые послужили бы основой для создания модифицированной методики семантического диффе­ренциала. Данная методика содержит шесть диагностических шкал:

I шкала: Положительное — отрицательное.

II шкала: Должное — необязательное.

III шкала: Простое — сложное. ;

IV шкала: Теплое — холодное.

V шкала: Предпочитаемое — отвергаемое.

VI шкала: Достижимое — неосуществимое.

Процедура исследования представлений о родительской любви с помощью модифицированной методики семантического дифферен­циала (АПРЛ) была следующей. Каждому респонденту предлагалось оценить степень принадлежности родительскому чувству любви той или иной характеристики (из списка, включающего 54 пары антимо­ний) для каждой из трех ролевых позиций по семибалльной шкале (от 0 до 6). В качестве ролевых позиций (значимых образов), кото­рым приписывались (атрибутировались) определенные характерис­тики, были выбраны следующие: родительская любовь, материнская любовь, отцовская любовь.

Следующим этапом исследования стало использование метода факторного анализа. Факторному анализу подверглись экспертные оценки, выделенные контент-анализом. В результате факторизации было выделено три наиболее значимых фактора:

• первый фактор объясняет 39,9% общей дисперсии. Анализ семан­тики экспертных характеристик родительской любви позволил интерпретировать его как эмоциональный компонент;

• второй фактор (26,1% общей дисперсии) образовали характерис­тики, семантический анализ которых позволил конкретизировать его как когнитивный компонент;

третий фактор (12,2% общей дисперсии), учитывая семантичес-^ кие особенности экспертных оценок, был обозначен как поведещ ческий компонент.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что структура роди­тельской любви в представлениях людей характеризуется тремя комя понентами: эмоциональным, когнитивным и поведенческим.

В содержание эмоционального компонента входят чувства близое+ ти и чувства враждебности. Чувство близости по отношению к рел-бенку отражает удовлетворенность от реализации материнского ин­стинкта заботы и реализацию трансценденции у женщины (процесс рождения ребенка) и удовлетворения потребности в продолжении рода и в трансценденции у мужчин (реализация процесса передачи опыта). Чувство враждебности предполагает, что тесный контакт родителя и ребенка неизбежно приводит к ситуативному появлению отрицательных переживаний.

Когнитивный компонент включает в себя уважение и матери, и отца, а также ожидания отца и знание матери. Уважение предполага­ет принятие ребенка таким, какой он есть. Знание — частичная идеа­лизация ребенка, конструктивный взгляд матери, учитывающий ре­альные особенности ребенка и перспективу его развития. Ожидания -запросы, адресованные ребенку для реализации.

Поведенческий компонент проявляется в ответственности и забо­те. Ответственность за жизнь ребенка побуждает родителя к заботе, главным образом, о его физиологических потребностях.

Рис.3. Структурная организация родительской любви (в скобках указан процент дисперсии)

Доказательство гипотезы о дифференциации родительской люб­ви (материнская любовь, отцовская любовь) осуществлялось на трех уровнях: анализ корреляционных связей, определение достовернос­ти различий (критерий U Манна — Уитни), определение содержа­тельных различий (см. рис. 3).

1-й уровень: анализ корреляционных связей. Наиболее простой формой обработки исходных матриц данных является сопоставле­ние ролевых образов путем вычисления коэффициентов корреля­ции для пар ролевых образов. Для реализации поставленных задач было произведено сопоставление образа родительской любви с Образами материнской и отцовской любви с помощью критерия Ч. Спирмена. Сопоставляя полученные результаты, отметим вы-

сокую степень совпадения образа материнской любви с образом родительской любви (р = 0,98). Соответствие отцовской любви образу родительской любви гораздо ниже (р = 0,72), несмотря на то, что значимость связей сохраняется. Таким образом, анализ кор­реляционных связей подтверждает мысль о том, что общество на самом деле предъявляет завышенные требования к отцовству, не учитывая особенностей отцовской любви. Материнская любовь в. сознании людей представлена совершенным абсолютом, в то вре­мя как отцовская любовь подвергается критике за несоответствие абсолютному образу (отличительные особенности видятся несо­вершенством, ущербностью).

Рис. 4. Представления о родительской любви у женщин и мужчин

Материнская любовь более, чем отцовская, реализует такие по­ложительные характеристики родительского чувства, как искрен­ность, уважение, альтруизм. Материнское чувство носит снисходи­тельный характер и окрашено более теплыми эмоциями (шкала «по­ложительное — отрицательное»).

Отцовская любовь проявляется в высоких баллах в целом и в по­вышенной ответственности в частности при анализе шкалы «долж­ное — необязательное». В целом материнской любви свойственно от­сутствие дистанции в отношениях с ребенком, эмоционально насы­щенное состояние шкалы («теплое — холодное», «предлагаемое — от­вергаемое»). Отцы более сознательны и рациональны в своих чувствах, в то время как матерям свойственно находиться в состоянии беспо­койства и напряженности (шкалы «простое — сложное», «достижи­мое — неосуществимое»).

2-й уровень: определение достоверности различий (критерий U Ман­на Уитни). Индивидуальные матрицы ответов, полученные с по­мощью методики АПРЛ, были суммированы в две групповые матри­цы согласно различению по полу. Таким образом, мы получили мужс­кую и женскую матрицы ответов. Использованный нами непараметри­ческий статистический метод (критерий Манна — Уитни), основанный на различиях ранговых сумм, показал, что различия мужских и женских представлений о родительской любви достоверны на 5%-ном уровне значимости.

3-й уровень: определение содержательных различий. Для анализа со­держания представлений о родительской любви у мужчин и женщин также использовались мужская и женская матрицы ответов. Содер­жательные отличия мужских и женских представлений могут быть об­наружены в результате сравнения средних по шести из возможных шкал методики АПРЛ (Овчарова Р. В., Филиппова О. В., Братчикова М. В., 2002).

Подтвердилась гипотеза о динамике представлений о родительс­кой любви в зависимости от пола и возраста. Учитывая различия от­цовской и материнской любви, индивидуальные матрицы ответов (методика АПРЛ) были суммированы в четыре групповые матрицы, согласно различению по двум параметрам: полу и возрасту. Таким образом, были получены мужская и женская матрицы для респон­дентов в возрасте от 20 до 35 лет и мужская и женская матрицы рес­пондентов в возрасте 36 - 58 лет.

Таблица 9

Содержательные отличия мужских и женских представлений о родительской любви

Причиной подобного разделения на возрастные периоды послу­жило мнение психологов о том, что готовность к родительской люб­ви у мужчины повышается с наступлением зрелости. На наш взгляд» мужчина в возрасте 36 лет является достаточно зрелым, чтобы дина­мика представлений о родительской любви стала очевидной. Дина­мика развития материнской любви предполагает достижение «сфор­мированное™» чувства родительской любви. Поэтому представления о родительской любви у женщин, на наш взгляд, имеют относительно статичный характер, и фактор возраста не оказывает достаточно­го влияния. Однако сведений, подтверждающих данное предположе­ние, нет, поэтому анализ женских матриц является целесообразным.

Изучение динамических особенностей представлений о родитель­ской любви в зависимости от возраста производилось с помощью со­держательного анализа значения шкал методики АПРЛ и критерия U Манна — Уитни.

Отцовская любовь

Использование непараметрического статистического метода (кри­терия U Манна — Уитни) позволило установить, что различия в пред­ставлениях о родительской любви у мужчин разных возрастных rpynri достоверны на 5%-ном уровне значимости.

Анализ результатов, полученных с помощью методики АПРЛ, обнаружил динамику содержания представлений о родительской любви.!

Отцовская любовь со временем становится более эмоционально насыщенной (шкала «тёплое - холодное»). Авторитетная дистанция между родителем и ребенком сохраняется, однако чувство любви пос­ле 35 лет носит более снисходительный характер (шкала «предлагаемое — отвергаемое»). Такая важная особенность родительской любви, как ответственность, остается неуязвимой (шкала «должное -необязательное»). В возрасте 36-58 лет чувство родительской любви характеризуется более широкой гаммой эмоциональных и поведен­ческих проявлений позитивной направленности.

Таблица 10

Динамика содержания представлений родительской любви у мужчин в зависимости от возраста

Материнская любовь

Различия женских матриц в результате использования критерия U Манна — Уитни обнаружили свою недостоверность.

Результаты использования методики АПРЛ не дают достоверных данных динамичного характера.

Таблица 11

Динамика содержания представлений о родительской любви у женщин в зависимости от возраста

- Таким образом, проведенный анализ литературы по проблеме позволяет определить родительскую любовь как базовое человеческое чувство, формирующееся в процессе ожидания и воспитания ребен-к8, основанное на родительском инстинкте и человеческой потребности в любви и привязанности (аффилиативной потребности). Ис­ходя из этого, в родительской любви присутствует как биологичес­кое, так и социальное начало.

Родительская любовь является сложным структурным образова­нием. Структурными элементами родительской любви можно счи­тать эмоциональный компонент, включающий в себя чувство близо­сти и чувство враждебности; когнитивный компонент, содержащий уважение ребенка родителями, знание матери и ожидания отца; по­веденческий компонент, проявляющийся в ответственности и забо­те. Различные по значимости, компоненты представляют собой струк­турную иерархию: эмоциональный, когнитивный, поведенческий уровни соответственно.

Динамичность представлений о родительской любви обусловли­вается психологическим содержанием чувства и особенностями раз­вития отцовской и материнской любви. Безусловный характер мате­ринской любви определяет такое качество этого чувства, как автоном­ность, относительная независимость от воздействующих факторов. В предложенной нами последовательности развития материнского чув­ства характерной особенностью любви является стремление к функ­циональной статичности материнского образа, коренящееся в инстин­ктивной заботе о ребенке. В отличие от материнской любви отцовская любовь имеет обусловленный характер в силу отсутствия фактора ин­стинктивной заботы. Отцовская любовь в своем развитии не достига­ет статичного этапа «сформированное™ родительского чувства» — ее формирование продолжается в течение всей жизни.

 


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 14; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Психология семьи в аспекте формирования родительства 3 страница | Родительская любовь как единство любви матери и отца
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.025 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты