Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ГЛАВА 5. Познание, его возможности и границы




Читайте также:
  1. A7 Рациональное познание, в отличие от чувственного,
  2. III-яя глава: Режим, применяемый к почетным консульским должностным лицам и консульским учреждениям, возглавляемым такими должностными лицами.
  3. Аэробные возможности организма и выносливость
  4. Биосфера. происхождение биосферы. Структура и границы биосферы. Основные этапы эволюции биосферы. Ноосфера. Ноосферогенез.
  5. В таблице показаны производственные возможности Канады и Испании до установления внешнеторговых отношений.
  6. В39. Государственная территория: понятие, состав, юридическая природа. Государственные границы.
  7. Возможности Бардо.
  8. Возможности взаимозаменяемости по группе погружные и артезианские насосы
  9. Возможности группировки данных. Использование агрегатных функций
  10. Возможности запросов и инструментальные средства разработки прикладных программ

 

Познание как объект философского анализа
Познание мира становится центральной темой философствования в Новое время. Все споры ведутся не во -

круг того, как создать теорию мира или теорию бытия, но о том, что из себя может представлять теория познания. Право теоретического описания мира философы передают физикам, химикам и биологам, оставляя за собой темы объекта, субъекта, предмета и метода, истины и заблуждения. Центральными фигурами формирования новоевропейской теории познания считаются Декарт, Локк, Юм и Кант. Вопрос о познаваемости мира превращается в главный предмет спора.

Во многом интерес к построению философской теории познания был обусловлен наступлением новой эпохи – эпохи научной и технической революции. Данная эпоха начинается с девиза “Знание - сила”. Автор данного девиза англичанин Ф. Бэкон выступил против умозрительного характера прежней философии, заявив, что знание должно опираться на опыт и расширять человеческое могущество в его использовании природы. В это же время итальянец Г. Галилей реализует программу Пифагора и Платона, создавая математическое естествознание. Сфера несовершенной и изменчивой материи описывается с помощью совершенных и неизменных чисел и фигур. В основе математического естествознания - экспериментальное исследование свойств природы с целью ее математизации. Последователи Галилея И. Ньютон, Г. Лейбниц и др. заложили основы новоевропейской науки, в основе которой лежит уподобление природных процессов механическим устройствам.

Вторым существенным моментом модернистской философии явилась так называемая картезианская парадигма. Ее создатель Р. Декарт провозгласил тезис “Cogito, ergo sum” (Мыслю, следовательно существую). Эта истина, наиболее очевидная из всех, должна, по мысли французского философа, обосновать другие очевидности, из которых может быть выведено остальное знание. Как и Бэкон, Декарт стремится преодолеть наследие умозрительной метафизики, изобилующей “ненаблюдаемыми сущностями” и “скрытыми качествами”, расплодившимися в период схоластики. В картезианской парадигме философ начинает рассуждение не с высказываний о мире, а с очевидного внутреннего опыта, считающихся более достоверными. Субъект (подлежащее) переносится из внешнего мира во внутренний мир мыслящего существа.



Для философии Нового времени характерна борьба двух гносеологических концепций: рационализма и эмпиризма.

Одно из направлений - рационализм (от лат. ratio-разум) - выдвигает на первый план логические основания науки. Главным источником знания считаются идеи, т.е. мысли и понятия, которые якобы изначально присущи человеку или являются его врожденными способностями. Но ответить на вопрос, каким образом эти идеи могут дать истинное, правильное знание об окружающем мире, что гарантирует истину, рационализм не может. Наиболее яркими представителями рационализма в то время были Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. Лейбниц и ряд других мыслителей.

Другое философское направление - эмпиризм (от греч. empiria - опыт) утверждает, что все знания возникают из опыта и наблюдений. При этом остается неясным, как возникают научные теории, законы и понятия, которые нельзя получить непосредственно из опыта и наблюдений. Наиболее яркими представителями этого направления были Ф. Бэкон, Т. Гоббс и Дж. Локк .

Кант разрешил спор рационалистов и сенсуалистов, доказав, что источником человеческих утверждений о мире не является ни разум, ни чувства. По Канту, источником знаний является активный познающий субъект, синтезирующий чувственное содержание ощущений с рассудочными формами. Человек познает не вещь саму по себе, а лишь явления, описывая их на основе опыта и частных наук. Естествоиспытатели поняли, что разум видит лишь то, что создает по своему собственному плану. Таким образом, - заключает Кант, - не субъект вращается вокруг объекта, а объект вокруг субъекта. И не метафизика (учение о принципах бытия) есть основание всех наук, а критическая теория познания (учение о методе и категориях рассудка, чувств и разума).



Согласно новоевропейскому пониманию природы познавательного отношения, индивид должен наложить на свою деятельность, направленную на получение нового знания, существенные ограничения методического характера. Тогда он «превращается» из обычного человека в познающий субъект. Стать познающим субъектом надо для того, чтобы максимально исключить негативное влияние эмоций, интересов, прежнего опыта и установок, которые присущи каждому индивиду и обусловлены его природой. Уничтожить их невозможно, но ввести в действие процедурные ограничители можно. На это, согласно общему замыслу, и направлены учение о методе и философская теория познания.

 

  Многообразие способов постижения мира
Грандиозный авторитет науки способствовал тому, что в XIX веке все иные способы познания мира (фило -

софский, художественно-эстетический, религиозно-мистический, обыденно-практический) отошли на второй план. Сциентисты подвергли сомнению достоверность любого вида знания за исключением научного.



История взаимоотношений различных типов познания сложна и порой даже драматична. Во все времена находились сторонники как соединения, так и непримиримой вражды науки, искусства, религии и философии. Так в средневековом обществе авторитет религии был настолько высок, что все остальное получало санкцию лишь через причастность к ней. Новое время, знаменуемое научной революцией и техническим прогрессом, не только рождает новый тип науки, но и провозглашает его единственным достоверным способом познания мира.

Кроме того, приобщение к научным знаниям и достижениям считается главным средством социального и морального прогресса. Девиз «Знание – сила» дополняется идеей научного преобразования человека, государства и общества. Идеологией всесильности научного знания является сциентизм (от лат. scientia – наука, знание). Его распространению способствовали как достижения научно-технического прогресса, так и идеи французских просветителей 18 в. (Вольтера, Дидро, д’ Аламбера и др.). Наиболее последовательно идеи сциентизма отстаивали позитивисты и марксисты, верившие в возможность тотальной замены научным знанием всего остального (религиозно-мистического, умозрительно-философского, художественно-эстетического и т.п.) познания.

Позитивизм утверждает первенство науки: наше знание – это результаты научного познания; считает, что научное познание основано на единстве метода, - естественнонаучный метод, основанный на выявлении общих законов, распространяется на познание общества (социология); замещает наукой другие формы знания (отсюда критика философии); ставит в основу познания определенным образом понятый опыт, все формы знания сводятся к опыту; преувеличивает роль науки и научного прогресса в решении человеческих проблем.

Крайней формой сциентизма является утопическое проектирование. Например, Н. Федоров проектировал воскрешение мертвых методами медицины, а его последователь К. Циолковский надеялся заменить всю дикую природу новейшими достижениями селекции. Ботаники и зоологи должны были усовершенствовать все несовершенное, т.е. устранить все «ошибки природы». Человек также должен быть «улучшен» медиками с помощью искусственного процесса его воспроизводства. Иногда утопические проекты, например в сфере социальных преобразований, пытались воплотить в жизнь, что приводило к катастрофическим последствиям.

Особую убедительность сциентизму придают такие черты современной науки как возможность применения теоретических знаний на практике, в повседневной жизни. Поразительные результаты в области техники и технологии, социально-политические и правовые изменения, информационная революция, эффективная экономика, глобализация, происходящая на основе модернизации и вестернизации традиционных обществ создают впечатление всесилия и могущества науки, ее методов и знаний.

Убежденность во всесилии науки лежит в основании технократических концепций. Технократы призывают отдать политическую и административную власть в обществе специалистам, т.е. представителям естественных и технических наук. Основная идея сциентизма заключается в том, что наука исчерпывающим образом познает мир во всех его измерениях и проявлениях. Антисциентизм настаивает на недостаточности научного, рационального и в особенности естественнонаучного познания. По мнению антисциентистов, современная наука не может быть сведена к естествознанию, а естествознание, в свою очередь, не может быть сведено к механике и математике.

Метафизический (онтологический) аргумент. Позитивная наука не может дать понимание целого, она лишь способна моделировать фрагменты реальности. Более того, она не способна отвечать на вопрос о смысле бытия. Она исследует феномены, а не сущность. Отвечая на вопросы «как» и старательно обходя вопросы «что», новоевропейская наука исследует вещи лишь настолько, насколько ими можно манипулировать и получать пользу.

Феноменологический аргумент. Частные науки неспособны обращаться к самим вещам. Они выявляют в объекте исследования свои предметы и исследуют лишь их. Нет науки вообще, но есть лишь частные науки, компетентные лишь в своих узких предметных областях.

Антропологический аргумент. Основанный на идеалах античности способ познания мира, выраженный в философии, искусстве, религии и науке способствовал освобождению человека, ибо основывался на человеческой природе. Новоевропейская наука, наоборот, превращает человека в раба и противоречит его природе.

Этический аргумент. Позитивная наука бессильна объяснить природу добра и зла. Рассматривая жизнь как способ существования белковых тел, она не способна послужить фундаментом системы ценностей, сформировать моральные идеалы и предпочтения. Пытаясь вывести ценности из биологии или иных представлений о пользе, позитивная наука разрушает важнейшие составляющие человека и общества. Позитивная наука также неспособна постичь духовное как таковое.

Эстетический аргумент. Эстетическое неприятие позитивной науки основано на тезисе о том, что научное знание, сведенное к математическим уравнениям и формулам не позволяет увидеть красоту и гармонию мира. Но красота - неотъемлемое свойство истины. Игнорируя гармонию исследователи игнорируют разумность. Вместо подлинного знания они получают лишь его суррогат.

Данные аргументы способствуют реабилитации вышеназванных «ненаучных» способов познания мира.

Философский способ познания мира, так долго считавшийся научным, сегодня также отделен от науки, хотя именно в нем рациональность смогла увидеть свое наиболее полное отражение. Иррационалистические философские учения, критикуя сложившиеся критерии рациональности, лишь совершенствовали и углубляли их. Философское познание по-прежнему остается умозрительным или интуитивным, хотя аргументация и играет в научном познании немалую роль.

Не менее существенную роль в жизни человека и общества играет художественно-эстетический способ познания мира, нашедший наиболее полное воплощение в искусстве. Характерное для него образное восприятие внешнего и внутреннего мира выражает суть эмоционального в человеке, в противовес рациональному. Однако, данное противопоставление лишь на первый взгляд является абсолютным. На самом же деле научное познание не может обойтись без таких экстралогических критериев, как критерий красоты и критерий простоты. Столь же значима роль эстетического и интуитивного в философском умозрении.

Религиозно - мистический способ постижения мира является самым трудноопределимым. Главным моментом здесь выступает познание через откровение, которое человек получает от Бога, т.е. трансцендентального существа. Гарантом получения необходимого знания в религиозно-мистическом познании является внутреннее преобразование (очищение) познающего субъекта. Человек должен оказаться достойным получения “сокрытого” и “потаенного” знания. Все четыре способа познания в действительности не могут быть изолированы друг от друга: научное, философское, религиозно-мистическое и художественно-эстетическое познание вышли из единого корня и их дифференциация не является абсолютной. Напротив, прогресс в каждой из областей познания, как правило, связан с взаимодействием и обменом между ними.

 

Проблема истины
Под истиной традиционно принято понимать реальность, адекватно отраженную в человеческом мышлении, а

также процесс такого отражения. Другими словами, истина есть соответствие (тождество, эквивалентность) нашего знания о предмете самому предмету. С давних пор обыденное словоупотребление рассматривает истину как вещь, которую можно искать, которой можно обладать и т.п. На самом деле истиность (или ложность) представляет собой свойство высказывания иметь (или не иметь) некоторый объект в качестве своего денотата (обозначаемого). То есть того, что поставлено в соответствие с данным высказыванием.

Относительно проблемы достижимости истины еще античные философы разделились на догматиков и скептиков. Догматиками называли Платона, Аристотеля и, в особенности их последователей. Догматики (от греч. догма - знание) утверждали, что истинное знание или истина достижимы. Позднее догматиками стали называть тех, кто утверждал какое-либо знание абсолютно истинным, не допуская при этом самой возможности сомнения. Их оппоненты - скептики - отрицали возможность абсолютно достоверного знания. Позднее их отнесли к более широкому течению - релятивизму. Релятивистами называют тех, кто утверждает, что истина относительна. Софисты, скептики, агностики и др. утверждали, что человек не в состоянии иметь абсолютное и достоверное знание о мире, т.е. обладать вечной и неизменной истиной. Ибо невозможно поставить в проверяемое соответствие, т.е. уравнять такие непохожие объекты как физическая вещь и человеческая мысль. Сложен вопрос о критериях, позволяющих уравнивать их.

В современной эпистемологии получили распространение три теории истины: теория корреспонденции, теория когеренции и коммуникативно-прагматическая теория. Каждая из них имеет глубокие корни в истории философии. Особенность современной ситуации состоит в том, что лишь сегодня сформировались условия для их мирного сосуществования. Во многом это обусловлено лингвистическим поворотом, позволившим применять принципы лингвистической дополнительности и лингвистической относительности.

Теория корреспонденции (или теория соответствия) утверждает: знание о предмете тогда является истинным, когда оно соответствует самому предмету. Теория когеренции (или теория взаимосогласованности) определяет истинное знание как знание, включенное в непротиворечивую систему знаний и согласованное с другими ее элементами. Коммуникативно-прагматическая теория считает истинным любое знание, которое позволяет объяснять происходящее, прогнозировать будущее и эффективно использовать прогнозы в своих действиях.

· Аргументы против теории корреспонденции сводятся к тому, что соответствие, не основанное на действительном подобии является только конвенциональным, но как можно уподоблять такие разнородные феномены как, например, мысль и вещь или мысль и действие.

· Аргументы против теории когеренции состоят в том, что взаимосогласованная система знания может, на уровне отдельных элементов плохо соотноситься с соответствующими фрагментами реальности; это происходит тогда, когда логика взаимосогласования знания подавляет логику его адекватности («Тем хуже для фактов»).

· Аргументы против прагматической теории истины заключаются в том, что истина отождествляется с полезными заблуждениями, которые могут в любой момент перестать быть полезными (в отличии от истины).

Прагматисты отказались от понятия истины, заявив, что пару «истина – ложь» необходимо заменить другой парой «верование – сомнение». Вера - способность человека оценивать непосредственное (чувственные образы) и опосредованное (высказывания, информация) знание как истинное без каких-либо доказательств. Человек доверяет своим чувствам в большей степени, нежели итогам рассуждения. В еще меньшей степени он доверяет рассказам других. Однако, в силу ограниченности своего опыта человек вынужден использовать множество знаний как второго, так и третьего типа. Часто эти три вида знания противоречат друг другу, а также противоречить могут знания третьего типа, получаемые из различных источников. Перед человеком встает вопрос о наделении одних источников знания привилегированным положением по сравнению с другими, т.е. придании им статуса авторитета.

Особый случай представляет собой религиозная вера. Несмотря на все многообразие религиозных традиций как внутри христианства, так и за его пределами, различные модели веры едины в том, что представляют собой доверие, т.е. “веру во что-то”, в противовес “верованию в то, что...”.

Религиозная вера обладает определенным “интеллектуальным измерением” ибо основывается на признании некоторой истины относительно природы реальности. От других видов знания знание, полученное на основе веры отличается признанием трансценденции и вовлечением воли в процесс признания истины.

Библейская модель веры основана на следующей максиме: ”вера должна быть совершенно истинной для верующего”. Библейская модель в идеале есть удивительное внутреннее спокойствие человека, который, в силу своей праведности, “видит” или “осознает” присутствие Бога. Экзистенциальная модель веры исходит из такого ее понимания, в соответствии с которым “вера предполагает недостоверность... страдание, сомнения и неуверенность и даже отчаяние”. Экзистенциальная модель веры также может быть подразделена на абсурдную (устремление перед лицом недостоверности) и парадоксальную (стремление верить, провозглашение веры в условиях ее отсутствия).

Проблема достоверности является зависимой не от теоретических построений, а от здравого смысла. Один из вечных споров в истории философии - спор о возможности доказательства существования внешнего мира. Полемика между реалистами и их оппонентами, которых в различные времена называли скептиками, агностиками и солипсистами, то затихала, то разгоралась с новой силой. Например, австрийский философ Фр. Брентано вновь вернулся к данному спору, настаивая на очевидности как высшей достоверности феноменов внешнего мира.

Типы веры различаются между собой в том, какой источник знания считается подлинным авторитетом:

- жизненный опыт и здравый смысл подсказывают человеку, что высшим авторитетом является лишь непосредственное знание, получаемое посредством органов чувств, ко всему остальному следует относиться с недоверием;

- тот же жизненный опыт предписывает человеку доверять социально одобренным источникам информации, чей авторитет подкреплен традицией и общественным мнением;

- существует также авторитет разума, опирающийся на систему общедоступных доказательств - его сформировала интеллектуальная традиция Запада, хотя апелляции к нему можно найти и в некоторых иных культурах;

- религиозное познание в качестве наиболее авторитетного источника знания выдвинул непосредственный мистический опыт, получаемый в откровении, т.е. сверхчувственном озарении.

  Мышление и язык


Каждая вещь может быть аналитически разделена на материю и форму.

Например, глиняный кувшин соединяет изначально бесформенную глину (материю) и оформляющие ее пространственные границы (форму). Мысленно разделяя эти нераздельные вещи, человек получает колоссальный интеллектуальный выигрыш. Благодаря этому он может создать науку о свойствах материи (вещества) - физику и науку о пространственных формах геометрию. Небольшое по объему, но чрезвычайно «концентрированное» знание позволяет людям значительно расширить свои технологические возможности.

При формировании западной рационалистической философии по аналогии с вещами подобному разделению подверглись и нематериальные предметы: мысли, поступки или произведения искусства. Разделение этих предметов на содержание и форму позволило выявить рационально постигаемые закономерности их существования. Например, правильное мышление, при всем многообразии возможного содержания, всегда опирается на небольшое количество форм и законов, изучением которых и занимается логика.

Логика – наука о мышлении. Есть и другие науки о мышлении, например, физиология высшей нервной деятельности, психология и т.п. Эти науки отличаются от логики тем, что изучают мышление как реальный процесс, в котором рациональное смешивается с эмоциональным, а стремление к истине с интересами и иными предпочтениями. Логика же изучает формы, законы и средства правильного мышления, то есть идеальную модель мышления, направленного на максимально адекватное воспроизведение действительности.

Максимально адекватное воспроизведение действительности в мышлении называют истиной. Ее достижение – одна из главнейших задач всего человеческого рода. Мышление приводит к истине при соблюдении двух условий: истинность мысли по содержанию и логической правильности рассуждения.

Именно второе – логическая правильность рассуждения – является предметом изучения логики. Логическая правильность рассуждения есть соблюдение законов и следование формам правильного мышления. Итак, логическая форма – это способ связи частей содержания мысли. Выразителем логической формы является форма языка, т.е. грамматическая форма.

Язык – система символов (или знаков), отображающая эмпирические и абстрактные объекты (вещи, явления, процессы, мысли, чувства и т.п.). Язык позволяет выражать идеи и намерения, передавать информацию, т.е. он служит средством общения и взаимодействия между людьми.

Следует различать естественные и искусственные языки. Естественные языки сложились исторически как средство общения и взаимодействия. В их задачу входит фиксация и перенос разнообразнейших сообщений, смыслов и даже эмоций. Искусственные языки возникли для преодоления содержательной многозначности и неопределенности, а также формальной нестрогости, присущей естественному языку.

К числу искусственных языков относятся специальные языки отдельных отраслей науки. Это, например, язык физики, язык психологии, язык права и т.п. Они отличаются от естественного языка наличием специальной терминологии, принятой как во всей науке, так и в данной отрасли знания, а также четкими и определенными правилами использования терминов.

В современной логике используются предельно формализованные языки, по степени абстракции сравнимый лишь с математическим. Например, с помощью формулы p → q мы записываем высказывание, в естественном языке звучащее «если пойдет дождь, то земля намокнет». Наиболее распространенными являются язык логики предикатов и язык логики высказываний.

Язык как система знаков изучается в общей теории знаков и знаковых систем – семиотике. Три раздела семиотики – синтаксис, семантика и прагматика – изучают три главных аспекта языка: структурный, смысловой и деятельностный (практический).

Синтаксис – раздел семиотики, в котором рассматриваются способы образования и преобразования знаковых систем, т.е. отношения знаков между собой.

Семантика – раздел семиотики, в котором рассматриваются отношения между знаками и их значениями, интерпретации знаков, т.е. способы наделения их смыслом.

Прагматика – раздел семиотики, в котором рассматривается коммуникативная функция языка, т.е. возможности его использования в повседневной практике.

Мышление подчиняется законам логики, тогда как язык – законам грамматики. Эти законы не тождественны, но взаимно согласованны. Мышление способно выразить себя только через язык, тогда как использование языка не может быть неосмысленным. Таким образом, мышление и язык есть разнородные, неразрывно связанные и взаимно обусловленные феномены.

 

Литература

1. Мамардашвили М.К. Стрела познания. М.: Гнозис, 1996.

2. Микешина Л.А., Опенков М.Ю. Новые образы познания и реальности. - М.: “РОСПЭН”, 1997.

3. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой: Пер. с англ. - М.: “Прогресс”, 1986.

4. Рассел Б. Человеческое познание: Его сфера и границы: Пер. с англ. - К.: “Ника-Центр”, 1997.

5. Рорти Р. Философия и зеркало природы. - Новосибирск: Изд-во НГУ, 1998

6. Чудинов Э.М. Природа научной истины. М.: “Политиздат”, 1977.

 

 


Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 23; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.038 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты