Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Реставрация Бурбонов. Хартия 1814 г




Читайте также:
  1. IX. ХРАНЕНИЕ II РЕСТАВРАЦИЯ КАРТИН
  2. Афинская хартия
  3. Африканская хартия прав человека и прав народов
  4. Великая хартия вольностей
  5. Великая хартия вольностей 1215 г., ее основные положения и историческое значение
  6. Великая Хартия вольностей 1215г.
  7. Великая хартия вольностей.
  8. Еуропадағы қауіпсіздік және ынтымақтастық кеңесі: қорытынды акт. Жаңа Еурпаға арналған Париж хартиясы
  9. Еуропадағы қауіпсіздік және ынтымақтастық кеңесі: қорытынды акт. Жаңа Еурпаға арналған Париж хартиясы
  10. Еуропадағы қауіпсіздік және ынтымақтастық кеңесі: қорытынды акт. Жаңа Еурпаға арналған Париж хартиясы

Реставрация Бурбонов. Хартия 1814 г. Крах империи Наполеона был связан не только с его военными пораже­ниями и с общей усталостью населения от бремени многочисленных войн. Экономические неурядицы, последовавшие за промышленным ростом, исчезновение продуктов первой необходимости, голодные бунты и неудачные попытки госу­дарства сдержать цены на хлеб - все это подрывало пре­стиж императорской власти. Бывший кумир и непререкае­мый авторитет превращался в "корсиканское чудовище".

Реставрация монархии во Франции также не была слу­чайностью. Все послереволюционное развитие французской государственности (правление Директории, авторитарный режим Наполеона) способствовало компрометации респуб­ликанских институтов в общественном сознании Франции, подводило его к поискам "исторической справедливости" и к реставрации монархии с Бурбонами во главе.

Падение Первой империи и установление "белого тер­рора" (расправы с политическими противниками монархии) не означали, однако, разрушения созданной Наполеоном бюрократической административной системы. В первое вре­мя даже министры императорского правительства (Талейран, Фуше) были использованы вернувшимися во Францию Бурбонами.

Новый король, Людовик XVIII, сам не избежавший влия­ния либеральных идей, понимал, что реставрация монар­хии в ее неограниченном дореволюционном виде просто не­возможна, что конституционализм пустил глубокие корни во французском обществе. Но вернувшиеся к власти Бурбоны считали необходимым учредить во Франции консервативный вариант конституционной монархии, способный ис­коренить "революционную заразу" и соответствующий их собственному пониманию государственности. С этой целью они использовали явно устаревшие идеологические посту­латы, ссылаясь на свои "исторические права", на королев­ский суверенитет, на божественный порядок.

Конституционные основылегитимной монархии (так именовался режим Реставрации) были определены в коро­левской Хартии 1814 г., октроированной (дарованной) Людо­виком XVIII французскому народу после его вступления на престол. Таким образом, в отличие от Конституции 1791 г., источником этого конституционного документа считался ко­ролевский, а не народный суверенитет.



В Хартии содержались прямые ссылки на "божествен­ное провидение" и декларировалось, что "вся власть сосре­доточивалась во Франции целиком в особе короля".

В Хартии предусматривалось возвращение титулов ста­рому дворянству и сохранение их за новой послереволюци­онной аристократией, которая, однако, была в значитель­ной мере истреблена во время "белого террора". Король по­лучил право жаловать дворянство "по своему усмотрению". Однако сам сословный строй в его дореволюционном виде (с дворянским землевладением) уже не мог быть восстанов­лен.

Хартия была призвана обеспечить политическое доми­нирование в государстве дворянской аристократии и новой буржуазной элиты. Она не затрагивала систему отношений собственности, сложившуюся в результате революции, в том числе крестьянское землевладение. Ст. 9 гласила, что "все виды собственности неприкосновенны, не исключая так на­зываемой национальной".

В Хартии нашли свое отражение также либеральные идеи. В ней говорилось о равенстве французов перед зако­ном, о гарантиях личной свободы, о свободе слова и печати, о недопустимости преследования за политическую деятель­ность, относящуюся "ко времени до восстановления династии" (т.е. к 1792-1814 гг.) и т. д. Противники монархии ус­матривали в этих положениях принципиально важное при­знание королем неотъемлемых прав народа. Таким обра­зом, в ряде отношений Хартия 1814 г. была более либераль­ной, чем последние конституционные документы Наполео­на. Во всяком случае режим легитимной монархии в боль­шей степени был ориентирован на законность, а не на лич­ный произвол.



Король, особа которого рассматривалась как "непри­косновенная и священная", выступал в качестве верховного главы государства и "начальника всех вооруженных сил". Ему предоставлялось право объявлять войну, заключать международные договоры, издавать постановления и ордо­нансы, "необходимые для исполнения законов и для безопасности государства". Согласно Хартии, которая в прин­ципе отвергала идею разделения властей, исполнительная власть принадлежала исключительно королю, а законода­тельная власть осуществлялась совместно королем, пала­той пэров и палатой депутатов. При этом право предлагать законопроекты предоставлялось королю, а палаты могли лишь "всеподданнейше просить короля" рассмотреть их мнения о желательности тех или иных законов. За королем сохранялось право утверждать и обнародовать законы. От имени короля осуществлялось и правосудие.

Предусмотренная Хартией 1814 г. сильная королевская власть, не допускающая противодействия других властей и политической оппозиции в любом виде, не означала восста­новления во Франции абсолютизма, к чему с самого начала призывали ультрароялисты.



Законодательный орган по Хартии 1814 г. создавался (не без влияния британского опыта) на аристократической двухпалатной основе, что должно было укрепить политические позиции дворянской верхушки.Палата пэров целиком назначалась королем. Она состояла из пожизненных и наследственных пэров, многие из которых оказались в госу­дарственных делах случайными людьми.Палата депута­тов избиралась на 5 лет. Право созыва палат на сессию, объявления перерывов в их работе, а также роспуска ниж­ней палаты сохранялось за королем.

Людовику XVIII не приходилось рассчитывать на поли­тическую поддержку со стороны широких слоев населения. Принимая во внимание неудачный для королевской власти эксперимент с избирательным правом по Конституции 1791 г., Людовик XVIII предпочел путь к твердому порядку через установление "сверхцензового" избирательного права.

Участвовать в голосовании в палату могли лишь фран­цузы старше 30 лет, уплачивающие прямой налог в размере 300 франков (около 12-15 тыс. человек). От депутата требо­вались достижение 40 лет и уплата прямого налога в 1 тыс. франков (во Франции было не более 4-5 тыс. таких лиц).

Благодаря такому высокому имущественному цензу в палату депутатов могли попасть лишь представители вер­хов общества: крупные землевладельцы, промышленники, финансисты, т. е. аристократическая элита, на поддержку которой и рассчитывала легитимная монархия.

Не случайно первый же состав палаты был ультраре­акционным. По словам Людовика XVIII, ее депутаты были "более роялисты, чем сам король".

Хартия не предусматривала ответственности правитель­ства перед представительным органом. Королю было пре­доставлено право назначать на все должности в сфере пра­восудия, а также государственного управления, в том числе формировать Совет министров. Министры ведали какой-либо определенной сферой администрации или же выполняли политические поручения (министры без портфеля). Отстав­ка министров происходила или по их собственной просьбе, или по воле короля в тех случаях, когда он не разделял мнения своих министров или же не одобрял их действий.

Легитимная монархия сохранила в основных чертах судебную и административную систему Первой империи, ограничившись второстепенными реформами.

Режим Реставрации, тяготевший к дореволюционному образу жизни, не мог остановить, тем более обратить вспять, поступательное развитие капитализма во Франции. Многие дворяне, невзирая на свои аристократические титулы, за­нимались предпринимательством, вступали в капиталисти­ческие компании.

Но политическая реакция, набравшая силу при покро­вительстве королевской власти, задержала развитие демо­кратической государственности во Франции, добилась вре­менной стабилизации монархического строя. Поскольку этот строй при всем его консерватизме допускал в минималь­ных пределах элементы конституционализма, представи­тельства, экономического и политического либерализма, наиболее реакционная часть дворянства, особенно из числа эмигрантов, не сумевших приспособиться к новым услови­ям, открыто стремилась к восстановлению дореволюцион­ных порядков. Усилению реакции способствовало дальней­шее укрепление позиций католической церкви. Следуя дореволюционным канонам, Хартия объявила католицизм го­сударственной религией. В 1825 г. при короле Карле Х были приняты законы, восстановившие орден иезуитов, преду­смотревшие смертную казнь за святотатство и другие пре­ступления против церкви. В том же году был издан закон о выплате эмигрантам, потерявшим в годы революции свои имения, огромной денежной компенсации.

Вторая республика и конституция 1848 г. Сформиро­ванное в результате февральской революции временное правительство, состоявшее в основном из умеренных поли­тических деятелей, под прямым давлением народных масс Парижа 25 февраля 1848 г. провозгласило Францию рес­публикой. Революционная обстановка вынудила временное правительство, которое не склонно было к скоропалитель­ным решениям до выборов Учредительного собрания, пойти на некоторые социальные уступки: принять декрет о сокра­щении на один час рабочего дня, организовать националь­ные мастерские для безработных. Из государственного ап­парата были удалены откровенные монархисты и реакцио­неры, выведены войска из Парижа. Но в своей основе полицейско-бюрократическая машина Июльской монархии ос­талась нетронутой. Стремясь сохранить эту машину, не до­пустить нового революционного обвала государственной вла­сти, временное правительство поспешило провести выборы в Учредительное собрание, призванное разработать консти­туцию республики.

Хотя для выборов в Учредительное собрание было ус­тановлено всеобщее избирательное право и исключался вся­кий имущественный ценз, реальный переход к широкой демократии во Франции не состоялся. Учредительное соб­рание отражало широкий спектр политических сил: от мо­нархистов (на правом фланге) до депутатов-рабочих (на левом). Но подавляющее большинство мест в собрании (из 900) получили умеренные республиканцы, выбранные голо­сами провинциальных избирателей, т. е. главным образом крестьян. Эти депутаты опасались новых политических по­трясений, с недоверием относились к мятежному населе­нию Парижа, легко попадали под влияние монархистов и становились тем самым "республиканцами вчерашнего дня".

Консервативное большинство собрания предваритель­но намеревалось отобрать у рабочих Парижа уступки, сде­ланные в ходе февральской революции. Объявление о закрытии национальных мастерских спровоцировало рабочих Парижа на июньское восстание, которое было жестоко по­давлено генералом Кавеньяком, получившим от Учредитель­ного собрания всю полноту исполнительной власти и особые диктаторские полномочия.

Принятая 4 ноября 1848 г. Конституция Второй рес­публики была документом, отразившим противоречия сво­ей эпохи. В ней закреплялись интересы не революционной, романтически настроенной буржуазии, а буржуазии уме­ренной и даже консервативной, превратившейся в господствующую силу в обществе и государстве, принявшей на себя ответственность за конституционный порядок.

Основываясь на доктрине народного суверенитета и рассматривая народ в качестве источника власти, консти­туция совместила эту доктрину с католическими догматами о божественном предопределении. В ней подчеркивалось, что она принята "перед богом и от имени французского народа".

Конституция 1848 г., закреплявшая республиканский строй и систему республиканских институтов, не могла про­игнорировать недавнее монархическое прошлое Франции. В ней особо декларировалось, что "публичная власть не может передаваться по наследству" (ст. 18). Она закрепила также всеобщее избирательное право, которое рассматри­валось общественным мнением как один из основных показателей демократического характера Второй республики.

Под воздействием революционных событий большин­ство Учредительного собрания было вынуждено использо­вать новые конституционные подходы и установки, учи­тывающие широко распространившиеся среди низших сло­ев населения эгалитаристские настроения и требования "социальной республики". Конституция уже не делала акцент на естественные права человека и связанный с ними инди­видуализм. Но в ней была предпринята попытка дать но­вую трактовку республики и определить социальное на­значение и ответственность государственной власти. Так, одной из целей республики декларировалось "более сво­бодное шествие по пути прогресса и цивилизации, введе­ние более справедливого распределения общественных повинностей и выгод". Республика принимала на себя обя­занность "путем братской помощи" обеспечить существо­вание нуждающимся гражданам, подыскивая работу, со­ответствующую их способностям, или же поддерживая тех, которые не имеют родных и не в состоянии работать. Кон­ституция 1848 г. сделала первый шаг в признании права на труд. В ней предусматривалось, что общество "организует через посредство государства, департаментов или коммун общественные работы, предназначенные доставлять безработным занятия".

Отдав дань эгалитаристским настроениям широких масс Франции, конституция недвусмысленно и решительно, за­крепляла окончательно утвердившийся к середине XIX в. капиталистический строй, прокладывала путь к поискам классовых компромиссов. Семья, труд, собственность и об­щественный порядок объявлялись основой республики. Кон­ституция 1848 г. прямо отвергла революционные методы борьбы, подчеркнув, что республика "стремится без новых потрясений, лишь последовательным и постоянным дейст­вием законов и учреждений, поднять граждан на высшую ступень нравственности, просвещения и благосостояния". Декларируемые в конституции демократические права рассматривались как составной элемент республиканского пра­вопорядка. Пользование свободами не должно было выхо­дить за пределы "общественной безопасности" или за рам­ки, установленные специальным законодательством.

Система государственных органов Второй республики по Конституции 1848 г. строилась на принципе разделения властей ("разделение властей является первейшим услови­ем свободного правления" - ст. 19). Однако центральное место в этой системе было отведено исполнительной вла­сти, которая делегировалась народом "гражданину, кото­рый получает звание президента республики".Президентне зависел от парламента и избирался на 4 года непосред­ственно населением. Президент наделялся широкими полномочиями: правом внесения законопроектов, правом отла­гательного вето, правом помилования и т. д. Он назначал и смещал министров, а по совету последних - дипломатов, главнокомандующих флота и армии, префектов, правите­лей Алжира и колоний, а также ряд других должностных лиц. Правда, президент не мог быть переизбран сразу на второй срок, не имел право роспуска Национального собра­ния, но в силу своей независимости от представительного органа он мог бесконтрольно распоряжаться всеми рычага­ми исполнительной власти: министрами, могущественным полицейско-бюрократическим аппаратом, армией.

Национальное собрание, избираемое на 3 года посред­ством тайного голосования французами старше 21 года на основе всеобщего избирательного права, т. е. без имущественного ценза, было наделено законодательной властью. Оно насчитывало 750 депутатов, не делилось, как это было предусмотрено большинством предшествующих конституций, на две палаты. Национальное собрание не имело реальных возможностей воздействовать на политику исполнительно­го аппарата и тем самым было обречено превратиться в орган, не имеющий авторитета и политической силы.

Конституция предусматривала учреждениеГосударст­венного совета, назначаемого на 6 лет Национальным соб­ранием. Создание этого совета также ослабляло позиции парламента. В компетенцию Государственного совета вхо­дило предварительное рассмотрение законопроектов, исходящих как от правительства, так и от самого Национально­го собрания. К его ведению были отнесены также контроль и наблюдение за администрацией и разрешение возникаю­щих в ходе ее деятельности административных споров, т. е. функцииадминистративной юстиции.

Слабости конституционной системы Второй республи­ки, проистекающие, прежде всего из нереальности ее соци­альных обещаний и уязвимой организации государственной власти, немедленно обнаружили себя в условиях нового по­слереволюционного соотношения политических сил, быст­рого распространения консервативных и даже монархиче­ских настроений.

 


Дата добавления: 2015-04-05; просмотров: 26; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты