Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Не сердце движет кровь, но кровь – сердце. Ойген Колиско.

Читайте также:
  1. I. СЕРДЦЕ
  2. Александр Сакмаров — горячее сердце Удмуртии
  3. БОЛИ В СЕРДЦЕ
  4. Бьющееся сердце
  5. Глава 17 СЕРДЦЕ. ПЕРИКАРД
  6. ЕГО КРОВЬ
  7. Если в течение 7—10 секунд пульса на сонной артерии отсутствует, считается, что сердце в данном случае не работает.
  8. Если из раны в области перелома обильно вытекает кровь и видны отломки костей?
  9. Если рукав или штаны пострадавшего пропитаны кровью или возле него лужа крови более метра
  10. Жизнь и деятельность Ойгена Колиско

ПАРАБАЗА

Довелось в былые годы

Духу страстно возмечтать

Зиждущий порыв природы

Проследить и опознать.

Ведь себя одно и то же

По-различному дарит.

Малое с великим схоже.

Хоть и разнится на вид;

В вечных сменах сохраняясь,

Было — в прошлом, будет — днесь.

Я, и сам, как мир, меняясь,

К изумленью призван здесь.

И.В. Гете (пер. Н.Вильмонта)

«Сердце является насосом, который движет кровь». Это убеждение как аксиома представлено в любом учебнике физиологии, и его вследствие популяризации науки сегодня должен знать каждый ребенок...

Кровообращение является изначальным феноменом жизни. Нет ни одного жизненного явления, в котором не присутствует течение соков. Оно присутствует даже в простой клетке. Потоки идут к стенкам клетки, где преобладают процессы отмирания. Ведь там, где организм отграничивается от окружающего мира, присутствует процесс умирания, следовательно, туда должен направляться свежий поток питания, если нужно сохранять жизнь. Жизнь является постоянно удерживаемым умиранием. Поток сока заменяет то, что умирает вовне. Амебы в своих ложноножках имеют внутри центробежные, а вовне центростремительные потоки. Внутренние переносят питательные вещества изнутри клетки, а внешние выводят использованные. Нечто подобное происходит и в высших организмах.

Это словно клеточный прообраз кровообращения в конечностях высших животных и человека. В растениях также присутствуют потоки всех видов. Харовая водоросль является замечательным примером, показывающим течение соков. Никакого двигателя или мотора в ней не наблюдается. Между ней и сложными потоками соков в деревьях существуют многочисленные переходы. Это один и тот же изначальный феномен природы на разных ступенях развития. Потоки соков по сути являются лишь выражением дифференцирования полярностей в растении. То, что сильнее растет, притягивает к себе и аппарат снабжения соками. Рост и течение соков неотделимы. Любая жизнь связана с питанием и дыханием. Это влияет на образование потока питания и всасывание его частями организма, постоянно отмирающими в процессе выполнения своих функций. Использованное выводится наружу, кислород и питание всасываются. В этом заключается изначальный феномен ритмики циркуляции. Жизнь является постоянным самообновлением организма. Поэтому поток соков является изначальным феноменом жизни... С этой точки зрения можно рассмотреть кровообращение ряда животных. Кровообращение возникает раньше, чем сердце. Сначала у кишечнополостных (Coelenterata) сам кишечник является одновременно системой питания и циркуляции. Он распределяет питание. Это кишечно–сосудистая система, т.е. части тела непосредственно высасывают из кишечника питание для осуществления их функций. Затем, когда образуется полость тела (целом), кровь циркулирует в ней, не имея особых кровяных русел. Среди наполняющей ее паренхимы движется питательная и образующая жидкость. Островки покоящихся клеток омываются подвижным потоком. Таким образом циркуляция появляется прежде образования стенок. Стенки появляются вокруг жизненного потока соков. Чем сильнее струящиеся части отделяются от покоящихся, тем более склонны последние к образованию стенок. И в лимфатической системе, которая находится на примитивной ступени развития, преобладает подобное бесстеночное течение. Сосудистая стенка даже не является границей для белых кровяных телец, они проходят ее без труда. У кольчатых червей (Anneliden) появляется вторичная полость тела. Она вытесняет первичную, которая дает начало самостоятельной сосудистой системе. У них имеется кровеносная трубка вокруг кишки, а также спинной и брюшной сосуды. Позднее кишечная кровеносная трубка деградирует, и остаются только отдельные сосудистые кольца и петли, которые объединяют спинной и брюшной сосуды. Это выглядит как магнит, обвитый проволокой. При этом все сосудистые стенки изначально способны сокращаться. Потом отдельные части сосуда формируются более сильно. Так спинной сосуд у кольчатых червей весь способен сокращаться, у дождевых червей лучше сокращаются петли между главными сосудами, у ланцетника, который является предшественником позвоночных, вместо этого сокращается целиком брюшной сосуд. Можно увидеть на этом примере, что подобные сердцу образования возникают путем концентрации в одном месте ритмически сократимой субстанции, первоначально охватывающей все стенки кровеносной системы. Изначально вся кровеносная система является сердцем. Но как таковое оно появляется только тогда, когда все его силы могут в полной мере проявиться в одном месте.





Где в первую очередь появляются пульсирующие участки стенок, зависти от развития нервной системы. У червей и членистоногих кровь циркулирует в обратном направлении по сравнению с ланцетником и позвоночными. У первых «сердце» или лучше сказать, сильнее всего сокращающийся участок сосудистого русла находится сзади, а у последних – спереди. Почему? У червей и членистоногих нервная система находится на стороне живота, а у позвоночных имеется спинной мозг. Нервная система является посредником сознания и вместе с этим носителем смерти. Там, где много сознания, жизни становится все меньше и меньше. С развитием сознания в эволюции животного мира уменьшается способность к регенерации. Нервная субстанция хуже всего регенерирует из всех животных тканей. Поэтому поток соков направлен именно к нервной системе. Поток соков всегда направлен от жизни к смерти. Если нервная система расположена на животе, то кровь течет от спины к животу. Если главная область распространения нервной системы находится сзади, то кровь течет в обратном направлении. У оболочников (Tunikaten) имеет место своеобразное переходное состояние. Кровь течет то в одну, то в другую сторону. У них еще силен брюшной мозг, но уже имеются зачатки спинномозговой нервной системы. На этом поставленном природой эксперименте видно, что кровообращение рождается из первоначальной полярности жизни, а не благодаря механическим силам.

Тот факт, что кровообращение возникает для уравновешивания двух полярностей, подтверждает также и развитие эмбриона. Кровообращение в желточном мешке наблюдается задолго до того, как образуется сердце или даже может идти речь о каком-либо дифференцированном образовании стенок. В первую очередь у эмбриона развивается нервная система. Она выделяется из питающего желточного мешка. Желточная циркуляция посредничает между полярностями нервной системы и обменом веществ желточного мешка. Поток питания следует из лона природы за обособляющимся эмбрионом. Также и в этом случае циркуляция возникает до образования сердца. Сердце развивается лишь позднее в уже циркулирующей крови.

Наличие у эмбриона трех зародышевых листков также указывает в том же направлении. Из наружного листка развивается нервно–чувственная система, а также кожа; внутренний служит основой для желудочно–кишечного тракта. Между этими листками образуется средний зародышевый листок, из которого развивается кровь. Таким образом система кровообращения возникает для того, чтобы уравновешивать полюс сознания (нервную систему) и полюс обмена веществ в человеческом организме. Она является производной этих развивающихся полярностей. То, что в малом масштабе мы наблюдаем в клетке: а именно, что поток направлен от живого к отмирающему, – проявляется и в большом масштабе – в сложном человеческом организме. Это «вечно единое, что по-разному являет себя».

Даже если мы рассматриваем уже сформированную кровеносную систему человека, то даже в этом случае чисто механическое представление не подходит. Попытка понимания движения крови, исходя сугубо из гидродинамики, обречена на неудачу. После бесчисленных безуспешных опытов наконец то признали, что например, закон Пуазейля о сопротивлении капилляров не действителен для тела животного и человека... Капиллярный поток совершенно самостоятелен. Его скорость зависит от интенсивности жизненных процессов в тканях, а не от диаметра их просвета. Также и артерии проявляют активную пульсацию, не зависимо от их тонуса. Об этом говорят токи действия артерий, собственные движения подходящих артерий, функция пупочных артерий эмбриона, продолжение кровообращения некоторое время после остановки сердца и происходящее при этом опустошение артерий, а также множество других феноменов. Существует самостоятельное течение и в венах. Об этом говорят венозные сердца многих животных, необъяснимость потока в венах, особенно в нижних конечностях, действием сердечной систолы и присасывания грудной клеткой и т.д. Тонус сосудов не только своего рода высокоразвитое эластичное напряжение, но также и активное ритмическое содействие кровообращению. На основе многочисленных тонких наблюдений нормальной и измененной функции сосудов Хазеброк заключает, что экстракардиальной части сосудистой системы следует приписать столь же важную роль, как и сердцу...

Работа любого органа притягивает кровь к себе. Чем интенсивнее функция органа, тем более развит сосудистый аппарат. Тем более уплотнены стенки потока, к тем сильнее их ритмическое движение. Функция органа присасывает кровь. Именно она снабжает кровоток двигательными силами, а не стенки сосудов, которые сами развиваются как вспомогательный аппарат для органной функции. Как это следует понимать? Это значит, что кровь течет под воздействием целостной организации жизненных функций, тела жизни. Действующие части тела жизни притягивают кровь к себе. К каждому органу относится своя система кровоснабжения. Формирование органа сопровождается образованием ритмически пульсирующего русла для потока питания. Кровь автономна в своем движении. Ее невозможно представить покоящейся, т.е. нуждающейся в моторе для своего движения. Она изначально подвижна. Чем более дифференцированы органы, чем более выражена их полярность, тем сложнее должно быть кровообращение и тем большее значение приобретает управление мускулатурой сосудистой стенки.

Это подводит нас одновременно к значению прогрессивного развития органов для кровообращения. Что отличает животного от растения? Любой орган растения является листом. Это значит, что все органы, по сути, равноправны. Каждый из них схож с растением в целом. Все есть лист. Поэтому из каждого органа можно вырастить растение. В нем особенно много регенеративных сил. У животного каждый орган становится частью целого. Каждому чего-то не достает до целого организма. И именно поэтому он и является настоящим органом. Куда же делась эта недостающая часть, эта отсутствующая возможность стать целым, отсутствующее сходство с целым? Вместо этого животное способно к развитию внутренних душевных переживаний. То, чего не хватает животному в отношении внешних сил роста и формирования, проявляется у животного в форме душевной внутренней жизни. Именно в результате этого у животных происходит дифференцировка нервного и обменного полюсов, а вслед за ними и циркуляции, как уравновешивающей силы между полюсами. Органы животного указывают на столь же многообразные формы душевной жизни. Душа живет вовсе не отдельно от органов, напротив, она пользуется ими для осознания себя. Поэтому развитие органов – это то же самое, что и развитие души, ведь особенностям развития каждой системы органов соответствуют особенности развития душевных функций. Чем более развита нервная система, тем в большей степени возможно развитие представлений из примитивнейших душевных переживаний. Но одновременно с этим дифференцируется и обмен веществ. В ногу с этим развитием идет более тонкое формирование волевой жизни. А между этими полюсами находится циркуляция, которая должна все более усложняться, чтобы посредничать между полюсами сознания и воления. Высокоразвитое кровообращение является выражением высокоразвитого душевного начала, в тех организмах, где кровь присасывается гармонично всеми частями, а чудесное строение сердца становится все более утонченным в результате совместных усилий всех органов периферии. Сердце можно понять только исходя из периферии, а кровообращение нельзя понять от центра, от сердца. Подобно тому, как сердце гипертрофируется в том случае, если какой-то орган, например, мышцы тела, требуют слишком много крови, так и своем нормальном развитии (а не только в избыточном) сердце определяется периферией.

После всего этого нас не повергнет в изумление тот факт, что все душевные переживания человека, особенно жизнь его чувств, тесно связаны с движением крови. Радость, боль, гнев, страх, стыд связаны с определенными движениями крови. Наше Я осознает эти чувства благодаря присущим им телесным процессам циркуляции. Также и наши представления не оставляют равнодушным кровообращение. Если мы представляем движение наших конечностей, то кровь устремляется к ним. Если мы напряженно размышляем, то кровь течет к мозгу и органам брюшной полости, если мы представляем лимон, то начинают работать наши слюнные железы, также присасывая кровь. Короче говоря, каждое представление о какой-либо системе органов заставляет кровь течь к этим органам. Наша душа постоянно живет в органах, и хотя бы на основании вышеуказанных явлений можно сказать, что она движет кровью. Чувства и осознание представлений об определенных органных системах всегда связаны с циркуляцией. Итак, мы видим, что развитие органов в эволюции животных – то же самое, что и развитие души, и что именно развитие души делает кровообращение все более сложным. Обычно говорят, что душевная жизнь все более выступает на первый план по мере развития нервной системы. Но нервная система отражает только степень развития той части душевной жизни, которая обращена к органам чувств и представлениям, а другие органы отражают развитие остальной части душевной жизни. Общее развитие органов является одновременно выражением душевного развития. Так как кроме чисто физиологического значения, которое хорошо изучено современной наукой, у органов есть также психическое значение. В процессе их становления душа освобождается. Она продолжает жить в них. Кровообращение является взаимосвязью, ритмическим уравновешиванием между органами обмена веществ и нервно–чувственной системы, т.е. между полярностями души: представлением и волением. В человеке являет себя истинный двигатель крови – душа. Именно на примере человека становится ясным, что душевное заставляет кровь двигаться по телу. В движениях крови при страхе, радости и других душевных порывах проявляется Я человека, то, как оно себя переживает в циркуляции крови. В мире других организмов душевное скрывается в органах, между которыми осуществляется кровообращение. У человека душевное становится явным, т.к. движение крови становится выражением душевной жизни.

Сердце можно понять только как результат совместной деятельности всей периферии. Требуется только вспомнить, какое влияние на образование сердца оказывает развитие легких. Продольное членение сердца является результатом развития легких. Чем больше вдыхается чистого воздуха, тем больше членение сердца. Также и разделение на два желудочка является проявлением формирующейся полярности верха и низа. Это разделение появляется впервые у круглоротых, когда кровь и лимфа разделяются, и начинает формироваться голова. Верх и низ обособляются друг от друга. А когда воздух легких пронизывает кровообращение, когда кровь становится артериальной, тогда разделяются левая и правая часть сердца. Было бы интересно проследить связь вмешательства легочного дыхания в циркуляцию с душевным развитием. Наверняка и здесь можно увидеть, как формирование периферии влияет на развитие величайшего произведения искусства организма – сердца. Над ним поработали все органы; чем больше развита полярность органов, тем более отчетливо возникает в середине ритмический гармонизатор этих полярностей – сердце. Сначала полярностей нет. В одноклеточном организме, в недифференцированной массе оплодотворенной яйцеклетки они еще не проявлены. Потом полярность проявляется более отчетливо, а с ней и первые ритмические уравнивающие движения. У человека полярность между системами органов выражена в наивысшей мере, поэтому именно у человека происходит развитие самой чудесной формы и функции сердечного организма.

Кто говорит, что сердце подобно насосу осуществляет кругооборот крови, то не учитывает того, что этот так называемый насос сам возникает из крови. Понятие насоса оказывается неприменимым в том случае, когда насос является производным этой насосной жидкости. Тот, кто так мыслит, подобен тому, кто утверждает следующее: когда человека позвали на помощь, и он спешит к зовущему, то не зов помощи побудил его к движению, а его ноги. Конечно, можно признать и эту точку зрения, но речь идет о том, чтобы понять, как этот крик о помощи смог повлиять на ноги. А в случае сердца надо понять, как его на первый взгляд механическая функция может являться результатом полярных проявлений жизни, и как становление души, которая формирует организм как инструмент своего осознания, проявляется в развитии кровообращения. Все уплотнения сосудистой стенки являются лишь следствием повышения органной функции и дифференцировки органов. Подобно тому, как при гипертрофии сердца повышенная функция периферии способствует возникновению более сильного «насоса» в сердце, так и сердце в целом возникло из периферии, в результате усложнения потока крови. Подобно тому, как повышенная функция органа способствует возникновению капилляров и утолщению стенок артерии, возник весь сосудистый аппарат. Как истинный двигатель проявляет себя душевно–духовное начало, которое лишь в результате дифференцированного полярного развития органов может быть осознано...

В то время, когда было открыто кровообращение, человеческий организм было принято описывать с помощью механических понятий. Люди той эпохи стремились к тому, чтобы все, включая человека, познать как машину. Потому что машину легче понять. Особенно если знать закон, по которому она построена. Эти машинные, механистические понятия в отношении организма были необходимы, чтобы освободиться от запутанных представлений древней медицины. В наше время можно снова достигнуть понимания человеческого организма как носителя душевно–духовного начала, не привлекая этих старых представлений. Тогда на место «душегубной» доктрине о сердце–насосе должна прийти истина: кровь, то есть душа, движет сердцем.


Дата добавления: 2015-04-11; просмотров: 10; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Духовность в науке, искусстве и религии | Опыт элементарной лепки в первых трех классах[131]. Хелла Лёве.
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты