Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ПОНЯТИЕ ПРАВОВЫХ СРЕДСТВ




Читайте также:
  1. B. Медленно действующие противоревматоидные средства
  2. E. создания инструментальных программных средств информационных технологий
  3. EAI (Enterprise Application Integration) - Средства интеграции приложений
  4. I Понятие, виды, отличия и структура рекламы
  5. I. Введение. Понятие культуры. Материальная и духовная культура.
  6. I. Изменение на уровне непосредственного политического взаимодействия.
  7. I. М-, Н-холиномиметически средства
  8. I. Общее понятие религии
  9. I. Паспорт комплекта контрольно-оценочных средств
  10. I. Понятие города и его категории

Преобразования, происходящие в современной России, с неизбежно­стью откладывают свой отпечаток на ее правовой системе. В процессе глубокой перестройки прежде всего находится основной элемент данной системы - право, роль которого в жизнедеятельности общества резко возрастает. Адекватно целям проводимых реформ меняются и цели пра­вового регулирования. Соответственно должны меняться и средства их достижения, с помощью которых, собственно, и возможно повышение социальной ценности и действенности юридических институтов.

Следовательно, проблема правовых средств, их своевременного и ка­чественного совершенствования в правотворческом и правореализаци-онном процессах все больше и больше становится актуальной, научно и практически значимой. Без ее должного разрешения невозможно опти­мизировать механизм правового регулирования, настроить российскую правовую систему на социально плодотворную работу.

Это связано со следующим. Во-первых, понятие "правовые средства" позволяет обобщить все те явления (инструменты и процессы), которые призваны обеспечивать достижение поставленных в законодательстве целей. Главное в теории правовых средств - "какие социальные задачи эти правовые механизмы могут решать, где и в каком порядке их можно использовать в практической правовой деятельности для достижения социально значимых результатов"1.

Эта категория связывает идеальное (цель) с реальным (результат), включая одновременно как фрагменты идеального - инструменты (сред­ства-установления), так и фрагменты реального - технологию (средства-деяния). Именно в этой плоскости названные разнородные юридические феномены можно рассматривать в качестве средств, именно в этом сре­зе юридической жизни они приобретают особые свойства - свойства явлений, действующих в связке "цель - средство - результат".

Во-вторых, правовое средство (исходя из его статуса) как понятие призвано обозначать прежде всего функциональную, прикладную сторо­ну правовой системы. "Вопрос правовых средств, - отмечает С.С. Алек­сеев, - не столько вопрос обособления в особое подразделение тех или иных фрагментов правовой действительности, сколько вопрос их особо­го видения в строго определенном ракурсе - их функционального пред-



1 Сапун В.А. Инструментальная теория права в юридической науке // Со­временное государство и право. Вопросы теории и истории. Владивосток, 1992. С. 20.

21-6343

назначения, их роли как инструментов оптимального решения социаль­ных задач. Во всех случаях перед нами фрагменты правовой действи­тельности, рассматриваемые под углом зрения их функций, их роли как инструментов юридического воздействия"1.

В-третьих, вопрос о юридических средствах, с помощью которых мо­гут достигаться цели правового регулирования, является решающим в определении его эффективности, ибо разумно избранные и проверенные на практике средства - залог высокой продуктивности права. Поэтому без понятия "правовые средства" невозможно полноценно исследовать проблему целей и эффективности правового воздействия.

В-четвертых, правовые средства создают общие, гарантированные го­сударством и обществом возможности для усиления позитивных регуля­тивных факторов и одновременно для устранения препятствий (негатив­ных факторов), стоящих на пути упорядочения социальных связей. "Эффективно действующие нормы, - подчеркивает В.М. Сырых, - при­званы закреплять такие юридические средства, которые позволили бы нейтрализовать негативные факторы и усилить действие позитивных. В противном случае действие негативных факторов будет более интенсив­ным, чем правовых средств. Соответственно и результаты действия норм права будут иными, чем планировал правотворческий орган"2.



Юридические средства объединяются в определенную систему для решения поставленных задач, воплощаются в выверенном временем ал­горитме действия правовой формы - в механизме правового регулиро­вания для того, чтобы успешнее преодолевать препятствия и добиваться социально значимых результатов. "Как известно, - писал Л.А. Тихоми­ров, - во всяком механизме сила тратится на две задачи: преодоление инерции, трения и т.п. препятствий, и на полезную работу, ту, которая составляет цель механизма. Механизм тем более совершенен, чем выше процент силы, идущей на полезную работу"3.

Если между целью и результатом не было бы препятствий, тогда от­пала бы необходимость в средствах. Средства - это реакция на кон­кретные препятствия. Отсюда исследование юридических средств будет содействовать и формированию теории препятствий в правоведении, о необходимости которой уже говорилось в юридической литературе4.

Алексеев С.С. Теория права. 2-е изд. М., 1995. С. 218, 223.

Сырых В.М. Истинность и правильность как критерии теоретической эф­фективности норм права // Эффективность закона / Под ред. Ю.А. Тихомирова. М., 1997. С. 10.

3 Тихомиров Л.А. Монархическая государственность. СПб., 1992. С. 415.

См.: Малько А.В. Оптимизация правового регулирования как проблема преодоления препятствий // Правоведение. 1993. № 3; Он же. Стимулы и огра­ничения в праве. Теоретико-информационный аспект. Саратов, 1994. Гл. 4; Он же. Эффективность правового воздействия // Общая теория государства и права. Академический курс / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1998. Т. 2. Гл. 22.



В-пятых, категория "правовые средства" позволяет четко увидеть ме­сто и роль различных юридических явлений в реализации интересов субъектов, в едином процессе правового упорядочения, взятым в цело­стности как механизм правового регулирования. Именно свойства юри­дических средств, выступающих элементами (звеньями) данного меха­низма, характеризуют его в наиболее полной мере как логически за­вершенную систему, как самодостаточный организм. "МПР - это тех­нологическая схема правового регулирования. Зная МПР, юрист может представить себе, какие звенья пройдет процесс воплощения нормы права в жизнь, какие остановки и сбои могут произойти в этом процес­се. А значит, он в состоянии предложить научно обоснованный план повышения эффективности правового регулирования за счет укрепления его основных звеньев"1.

В-шестых, юридические средства можно понимать и как универсаль­ный "строительный" материал системы права. И хотя общепризнанно, что последняя состоит из норм (и в данном смысле это верно), нельзя отрицать того факта, что сами нормы тоже состоят из первичных, эле­ментарных частиц, к которым относят такие юридические средства, как юридические факты, субъективные права и обязанности, поощрения и наказания и т.д. Причем наиболее крупные блоки системы права - ин­ституты, подотрасли и отрасли (как и сама норма) - тоже в исследуе­мом контексте можно назвать своеобразными юридическими средства­ми. Таким образом, рассматриваемое понятие под известным углом зре­ния унифицирует все те явления, из которых состоит право. В этом смысле прав В.А. Сапун, когда пишет, что "инструментальная теория представляет собой целенаправленное и концентрированное исследова­ние определенного аспекта права как системы правовых средств" .

В-седьмых, определенное сочетание юридических средств в правовых режимах, методах правового регулирования придает специфику отрас­лям и институтам права, выражает особый порядок организации кон­кретных общественных отношений, что позволяет более гибко и диф­ференцированно их урегулировать.

В-восьмых, система установленных в законодательстве качественных юридических средств, адекватность и степень их использования высту­пают важнейшей характеристикой правовой культуры общества. Уро­вень данной культуры будет низок и в том случае, если "ассортимент" юридических средств в праве конкретного государства будет недоста­точным, и в том, если уже установленными средствами субъекты не смогут пользоваться для решения многочисленных задач.

1 Исаков В.Б. Механизм правового регулирования // Проблемы теории госу­дарства и права / Под ред. С.С. Алексеева. М., 1987. С. 266.

2 Сапун В.А. Инструментальная теория права в юридической науке // Со­временное государство и право. Вопросы теории и истории. С. 18.

В-девятых, проблемы средств и целей в праве в современных усло­виях бурного развития федерализма в России приобретают особое зна­чение для правотворческих органов субъектов Федерации, которые в связи с расширившимися полномочиями имеют право принимать раз­личные нормативные акты (в том числе и высшей юридической силы -законы). Это обстоятельство налагает на данные структуры дополни­тельные требования - необходимость знания тонкостей законотворче­ского процесса, в котором на новом, более высоком уровне должны применяться цели и средства, используемые в регионально-правовой сфере.

В-десятых, вопрос о юридических средствах актуален и примени­тельно к развивающимся ныне институтам самозащиты и права граждан на защиту. Ведь зачастую субъекты сами пытаются достичь своих целей (защитить те или иные интересы) с помощью конкретных средств, уста­новленных в законодательстве. Для более же эффективного результата граждане обращаются к специалистам (юристам, адвокатам и т.п.), ко­торые из всего имеющегося набора юридических средств профессио­нально помогают выбрать наиболее адекватный, оптимальный в данной конкретной ситуации.

Между тем категория "правовые средства" до сих пор еще обстоя­тельно не изучена, употребляется в юридической литературе подчас произвольно, как само собой разумеющаяся. Под ней понимаются раз­ные правовые явления без определенных смысловых границ, без четкой связи с категориями "цель" и "результат". Подобную ситуацию необхо­димо изменить, подвергнув тщательному анализу данную категорию прежде всего на уровне общей теории права.

Понятие "средство" общенаучное, междисциплинарное. В различных отраслях знания исследуют разные средства - технические, радиоэлек­тронные, транспортные, производственные, лекарственные, наркотиче­ские, массовой информации, управленческие, бюджетные, валютные, денежные, финансовые, заемные, платежные, оборотные и т.п.

В правовой же сфере существуют свои средства с присущими им особенностями. Сам термин "юридические средства" (правда, без соот­ветствующего анализа) использовался еще в трудах дореволюционных ученых-юристов.

С психологической точки зрения о правовых средствах писал Л.И. Петражицкий. Он отмечал, что "основным методом правополитического мышления являются психологическая дедукция, умозаключения на ос­новании подлежащих психологических посылок относительно тех пси-хическо-мотивационных и педагогических последствий, которые долж­ны получаться в результате действия известных начал и институтов пра­ва, или относительно тех законодательных средств, которые способны

вызвать известные желательные психические - мотивационные и педа­гогические - эффекты"1.

"Юридические средства обеспечения интересов, подчеркивал

Г.Ф. Шершеневич, - предполагают именно наличность воли, способной усвоить угрозу и воздержаться от нарушения"2.

Так же как и многие иные юридические понятия, правовые средства сначала стали анализироваться на отраслевом уровне3.

Вместе с тем проблема правовых средств является прежде всего об­щетеоретической проблемой, требующей соответствующих исследова­тельских усилий, направленных на ее разработку, на создание инстру­ментальной теории права. Понятие "средство" в юриспруденции упот­ребляется в самых разных значениях: его используют и в отношении к праву в целом4, и в отношении к многообразным режимам правового регулирования, элементам его механизма5.

Термин же "правовые средства", в свою очередь, тоже имеет извест­ную неопределенность. Рядом с ним вполне можно поставить слова "правовые явления", "правовые феномены", "правовые факторы", "пра­вовые условия" и т.п., которые могут считаться взаимозаменяемыми.

Сам термин "средство" (в юридическом, естественно, смысле) доста­точно часто используется как в международно-правовых документах, так и во внутригосударственном законодательстве, как на конституци­онном уровне, так и в текущих нормативных актах.

Например, в ст. 23 Международного пакта о гражданских и полити­ческих правах закреплено следующее положение: "Каждое участвую­щее в настоящем Пакте государство обязуется: а) обеспечить любому

1 Петражицкий Л.И. Введение в изучение права и нравственности. Основы эмоциональной психологии. СПб., 1908. С. 4.

Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М., 1912. С. 639. См. также: Жи-жиленко А.А. Наказание, его понятие и отличие от других правоохранительных средств. СПб., 1914.

3 См., напр.: Орловский Ю.П. Организационно-правовые средства подготов­ки и закрепления кадров на промышленных предприятиях // Советское госу­дарство и право. 1965. № 12; Штефан М.И. Процессуальные средства, обеспе­чивающие защиту прав в гражданском судопроизводстве. Дисс. докт. юрид. наук. Киев, 1973; Курилов В.И. Личность. Труд. Право. М., 1989; Огибалин Ю.А. Средства и способы обеспечения индивидуальной свободы личности в гражданском материальном и процессуальном праве. Тверь, 1991; Правовые средства и методы защиты законопослушного гражданина // Вестник Нижего­родского гос. ун-та. Н.Новгород, 1996.

4 Халфина P.O. Право как средство социального управления. М., 1988. См., напр.: Алексеев С.С. Правовые средства: постановка проблемы, поня­тие, классификация // Советское государство и право. 1987. № 6; Он же. Тео­рия права. 2-е изд. М., 1995. С. 217-223.

лицу, права и свободы которого, признаваемые в настоящем Пакте, на­рушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нару­шение было совершено лицами, действовавшими в официальном каче­стве.., с) обеспечить применение компетентными властями средств пра­вовой защиты, когда они представляются".

В ст. 113 Конституции Итальянской республики 1947 г. установле­но, что "по поводу актов публичной администрации всегда допускается судебная защита прав и законных интересов перед органами общей или административной юстиции. Такая защита не может быть исключена или ограничена особыми средствами обжалования или в отношении оп­ределенных категорий актов".

В ч. 3 ст. 46 Конституции РФ' 1993 г. зафиксировано, что "каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Феде­рации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и сво­бод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты". В ст. 38 Конституции Республики Армении 1995 г. закреплено, что "каждый имеет право на защиту своих прав и свобод всеми не запрещенными законом средствами". Категория "средство" употребляется и в УК РФ (ч. 1 ст. 39), и в УПК РСФСР в редакции от 17 декабря 1997 г. (ст. 46), и во многих иных актах.

В качестве правовых средств выступают нормы и принципы права, правоприменительные акты, договоры, юридические факты, субъектив­ные права, юридические обязанности, запреты, льготы, меры поощре­ния, меры наказания, акты реализации прав и обязанностей и т.п. Именно тот или иной арсенал, набор средств придает соответствующую специфику отраслям и институтам права.

На наш взгляд, правовые средства - это правовые явления, выра­жающиеся в инструментах (установления) и деяниях (технологии), с помощью которых удовлетворяются интересы субъектов права, обес­печивается достижение социально полезных целей.

ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ ПРАВОВЫХ СРЕДСТВ И ИХ СОДЕРЖАНИЕ

К числу общих признаков правовых средств относятся следующие:

1) выражают все обобщающие юридические способы обеспечения интересов субъектов права, достижения поставленных целей (в этом проявляется социальная ценность данных образований и в целом пра­ва);

2) отражают информационно-энергетические качества и ресурсы права, что придает им особую юридическую силу, направленную на преодоление препятствий, стоящих на пути удовлетворения интересов участников правоотношений;

3) сочетаясь определенным образом, выступают основными рабо­тающими частями (элементами) действия права, механизма правового регулирования, правовых режимов (т.е. функциональной стороны пра­ва);

4) приводят к юридическим последствиям, конкретным результатам, той или иной степени эффективности либо дефектности правового ре­гулирования;

5) обеспечиваются государством.

Правовые средства имеют синтетический, своего рода "компромис­сный" характер, ибо призваны связывать идеальное (цель) с реальным (результатом). Этимологически термин "средство" происходит от слова "средний", "серединный". Средство - это связующее среднее звено меж­ду субъектом и объектом деятельности, между идеальной, мысленной моделью и материальным результатом. Поэтому правовые средства, вы­ступая специфическим посредником, с неизбежностью включают как фрагменты идеального (инструменты, средства-установления - субъек­тивные права, обязанности, льготы, запреты, поощрения, наказания и т.д.), так и фрагменты реального (технология, средства-деяния, направ­ленные на использование инструментов, - прежде всего акты реализа­ции прав и обязанностей).

Признаки средств-установлений (инструментов):

1) субстанциональность, которая призвана охарактеризовать само те­ло, вещество, плоть того или иного явления - то, из чего оно состоит как реальный факт окружающей действительности ;

2) информационный характер, означающий, что юридические инст­рументы - это прежде всего закрепленные в законодательстве сведения, выражающиеся в юридических фактах, субъективных правах, обязанно­стях, льготах, запретах, поощрениях, наказаниях и т.д.;

3) статический характер, ориентирующий на то, что это предписа­ния, а не деяния, что инструменты автоматически не действуют, их не­обходимо "взять в руки" и использовать;

4) находятся преимущественно в сфере должного, ибо фиксируются прежде всего в законах, подзаконных актах, требующих определенного поведения;

5) выступают в качестве моделей, которые только в потенциале и в процессе их использования могут привести к достижению поставленных целей.

Признаки средств-деяний (технологии):

1) связаны с использованием инструментов, орудий, веществ (средств-установлений);

2) имеют энергетический характер, означающий, что без активности, особой юридической силы невозможно как преодолеть препятствия,

См.: Алексеев С.С. Теория права. 2-е изд. М., 1995. С. 218.

стоящие на пути удовлетворения интересов субъектов права, так и осу­ществить любую юридически полезную деятельность, направленную на достижение социально значимой цели и получение нужного эффекта;

3) обладают динамическим характером, ориентирующий на соответ­ствующую деятельность по использованию инструментов;

4) находятся в сфере сущего, ибо проявляются в реально осуществ­ляемом поведении лиц;

5) выступают прежде всего в качестве актов реализации прав и обя­занностей, которые обозначают завершающий этап достижения целей и удовлетворения соответствующих интересов.

К средствам-деяниям относятся акты реализации прав и обязанно­стей как самостоятельных элементов механизма правового регулирова­ния. Причем практически всю юридическую деятельность (правотвор­ческую, правоприменительную, интерпретационную), если ее рассмат­ривать через призму актов реализации прав и обязанностей, можно от­нести к юридической технологии (средствам-деяниям). В частности, правотворческий орган, принимая нормативные документы, делает это, реализуя свои соответствующие права и обязанности. Точно так же осуществляется и всякая иная юридическая деятельность, сердцевиной, стержнем которой опять же выступают акты реализации прав и обязан­ностей, результатом же являются совсем другие акты - правопримени­тельные и интерпретационные.

Так, к юридическим средствам обеспечения действия закона Ю.А. Тихомиров относит опять же деяния: издание актов "во исполне­ние закона" (законов республик и подзаконных актов, решений местных органов, локальных актов), отмена и изменение актов; правильное при­менение норм закона для решения различных задач (изменение порядка планирования, финансирования и т.п.), изменение способа решения во­просов, налаживание отношений с новыми партнерами, освоение новых полномочий, более эффективное стимулирование труда, применение санкций и т.д.1

Особо хотелось бы сказать о действиях, связанных с защитой прав и свобод субъектов. В частности, в литературе обоснованно выделяют понятие "средство защиты", представляющее собой начальное действие по защите прав, которое совершается при установлении нарушения прав, при возбуждении или при рассмотрении дела (претензия, иск, жа­лоба, заявление, ходатайство, возражение и т.д.)2.

"В интерпретационной практике Конституционного Суда РФ, - по мнению В.Н. Карташова, - в качестве юридических средств использу-

1 Тихомиров Ю.А. Действие закона. М., 1992. С. 50.

См.: Вершинин А.П. Способы защиты гражданских прав в суде. Автореф. дисс. докт. юрид. наук. СПб., 1998. С. 11-12.

ются, например, объяснения сторон, заключения экспертов, показания свидетелей, разнообразные документы"1.

Если же мы попытаемся найти своего рода антоним, антипод поня­тию "правовое средство" (обозначающему правомерное явление), то им может быть лишь понятие "противоправное средство", которое опять же связано в большей мере с деянием (ибо противозаконные инструменты, естественно, официально не устанавливаются в законодательстве), но уже правонарушаемым по характеру. Например, все чаще сообщается в печати, что шахтеры, доведенные до отчаяния невыплатой заработной платы, для достижения собственных целей используют такое средство, как блокирование железнодорожных магистралей, шоссейных дорог. Видно, имеющиеся в наличии правовые возможности и ресурсы (право на защиту, сама судебная деятельность и т.п.) оказались неэффектив­ными, если горняки пытаются решить свои проблемы в общем-то не­правовыми, противозаконными средствами. Нечто подобное происходит и при разрешении многих других конфликтов, когда те или иные граж­дане либо фирмы обращаются за услугами к криминальным структурам, которые, по мнению своеобразных "истцов", гораздо действеннее и опе­ративнее "рассудят" спор.

Существующая в юридической литературе точка зрения на правовые средства как сугубо субстанциональные феномены, на наш взгляд, от­ражает только часть истиньг. Игнорирование в инструментальном под­ходе средств-деяний (технологии) и упор только на институциональную сторону понимания юридических средств не позволяет полноценно учи­тывать все те факторы, с помощью которых можно достичь поставлен­ных целей. Ведь результат невозможно получить только посредством субстанциональных явлений, которые автоматически не приводят к нужному эффекту. Требуются еще и деяния, усилия, активность, свя­занные с использованием предоставленных в законодательстве инстру­ментов. Средства-установления и средства-деяния создают вместе необ­ходимый и самодостаточный для достижения конкретной цели инфор­мационно-энергетический комплекс ресурсов.

Процесс правового регулирования, как верно заметил В.М. Горше-нев, подразделяется на два главных звена, обеспечивающих друг друга:

1) способы воздействия (внешние по отношению к воле субъектов факторы - дозволения и запреты, выраженные в нормах права);

1 Карташов В.Н. Интерпретационная практика в правовой системе общест­ва: новые подходы и идеи // Юридические записки Ярославского гос. ун-та. Ярославль, 1997. С. 27.

2 См., напр.: Алексеев С.С. Теория права. 2-е изд. М., 1995; Гойман В.И. Действие права (методологический анализ). С. 120; Сапун В.А. Инструменталь­ная теория права в юридической науке // Современное государство и право. Вопросы теории и истории. С. 18.

2) способы реализации права в самих урегулированных обществен­ных отношениях (результат реагирования субъектов на правовое воздей­ствие - совершение дозволяемых действий, воздержание от запрещен­ных действий)1.

В нашей терминологии - это соответственно средства-установления и средства-деяния.

Те авторы, которые исключают из состава механизма правового ре­гулирования акты фактической правомерной деятельности субъектов права, в том числе по реализации прав и свобод личности (П.Е. Недбай-ло, П.М. Рабинович), более логичны, чем те, которые, с одной стороны, понимают под механизмом правового регулирования систему юридиче­ских средств и включает в качестве его составной части акты реализа­ции прав и обязанностей субъектов, а с другой стороны, не признают одновременно их фактическими юридическими средствами (С.С. Алек­сеев, В.А. Сапун и др.). Такой постановкой вопроса они противоречат сами себе.

Кроме всего, невключение деяний в понятие "юридические средства" будет связано и с неизбежно вытекающим отсюда "отсечением" от ме­ханизма правового регулирования ряда его общеизвестных элементов: юридических фактов (правомерных действий), актов применения права (прежде всего актов-действий), что тоже противоречит логике и не яв­ляется оправданным.

К тому же "социологический и кибернетический подходы к данной проблеме не оставляют сомнения в том, что обязательным структурным элементом правового регулирования выступает поведение личности и других субъектов права в качестве средства реализации их прав и сво­бод, предусмотренных правовыми нормами, и его общественные резуль­таты" .

Такое понимание средств соответствует господствующему мнению, существующему в философии, согласно которому категория "средство" включает как инструментарий, так и его использование при получении желаемого результата. Ведь в содержании цели сущее трансформирует­ся в должное. Средства же призваны обеспечить обратный переход должного (цели) в сущее (результат). В этой связи следует выделять как средства, находящиеся в сфере должного, так и средства, находящиеся в сфере сущего. "Средства достижения цели, - отмечается в философской литературе, - это объективные предметы или действия, включенные в структуру целеполагающей деятельности и обеспечивающие получение определенного результата" .

1 Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулиро­вания в современный период коммунистического строительства. Автореф. дисс. докт. юрид. наук. Свердловск, 1969. С. 10-11.

Реализация прав граждан в условиях развитого социализма. М., 1983.

С. 54. з

Материалистическая диалектика. Краткий очерк теории. М., 1985. С. 206. См. также: Общество и сознание. М., 1984. С. 161.

В политологии, кстати, под средствами тоже понимаются не только политические нормы, ценности, декларации и иные средства-установ­ления (инструменты), но и политические действия - забастовки, пикеты, митинги, демонстрации, выборы, референдумы, восстания и другие по­литико-технологические процессы, позволяющие добиваться соответст­вующих целей1.

Принципами взаимосодействия (взаимоучастия) средств-установле­ний и средств-деяний в процессе достижения целей могут выступать следующие:

1) принцип достаточно полного выбора средств-установлений для осуществления тех или иных средств-деяний (если недостаточно легаль­ных форм, субъекты могут подчас воспользоваться нелегальными, про­тивозаконными для удовлетворения своих интересов);

2) принцип обеспечения конкретных средств-деяний гарантирующи­ми средствами-установлениями (в первую очередь поощрениями и нака­заниями);

3) принцип учета практики использования средств-установлений в соответствующих условиях, т.е. учета реально существующих средств-деяний;

4) принцип согласования (корреляции) юридической силы средств-установлений и средств-деяний;

5) принцип взаимодополнения средств-установлений (как информа­ционных феноменов) и средств-деяний (как энергетических феноменов);

6) принцип экономии (наименьшей траты) средств как первого, так и второго рода.

Достигая цели правового регулирования, правотворческим и право­применительным субъектам важно не прибегать к:

1) недооценке инструментов и переоценке технологии, что обяза­тельно ведет к недостаткам, связанным с нормативной базой (правовому вакууму, пробельности, несовершенству средств-установлений как кри­териев поведения лиц и т.п.);

2) переоценке инструментов и недооценке технологии, что с неиз­бежностью влечет за собой отрыв правовой формы от содержания -общественных отношений и выражается в конечном счете в "мертвых" законах, "холостых" актах, заорганизованности, правовом идеализме (когда идеальное начало в средствах явно доминирует над реальным)2;

1 См. об этом, напр.: Политология / Под ред. А.А. Радугина. М., 1996. Тема 4; Мельник В.А. Политология. Минск, 1996. С. 249-251; Политология. Минск, 1997. С. 66-78; Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию. М., 1997. Гл. 4; Демидов А.И., Малько А.В. Политология в вопросах и ответах. М., 1998. С. 43-44.

О правовом идеализме см.: Теория государства и права. Курс лекций/Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., 1997. Гл. 27.

3) одновременной недооценке и инструментов, и технологии, что выражается в юридическом нигилизме, в игнорировании как правовой формы, так и содержания, в низкой правовой культуре, в различного рода правонарушениях;

4) одновременной переоценке и инструментов, и технологии, что связано с отрывом юридических образований и процессов от реальности и соответственно с недостижением целей правового регулирования.

Подобное соотношение инструментов и технологии выступает до­полнительным аргументом того, что эффект (результат) возможен толь­ко при должном взаимном участии данных правовых явлений. Все то, что не относится ни "к. установлениям, ни к деяниям - правосознание, законность, правопорядок и т.п., к юридическим средствам причислено быть не может.

Классифицировать правовые средства можно по различным основа­ниям. В зависимости от степени сложности их подразделяют на первич­ные (элементарные) и комплексные (составные). Если к первым отно­сятся простейшие и неделимые предписания - субъективные права и юридические обязанности, поощрения и наказания, льготы и запреты и т.п., то ко вторым - комбинированные, состоящие из простейших, — договор, норма, институт, правовой режим и пр. По выполняемой роли правовые средства делятся на регулятивные (дозволения) и охранитель­ные (меры защиты); по предмету правового регулирования - на консти­туционные, административные, гражданские, уголовные и др.; по харак­теру -- на материально-правовые (рекомендации) и процессуальные (иск); по значимости последствий - на обычные (штраф) и исключи­тельные (смертная казнь); по времени действия - на постоянные (гражданство) и временные (премия); по виду правового регулирова­ния - на нормативные (установленные в Нормах права запреты) и инди­видуальные (акт применения права, акт реализации прав и обязанно­стей); по информационно-психологической направленности — на стиму­лирующие (льготы) и ограничивающие (приостановления) и т.д.

Важнейшая функция правовых средств - достижение ими целей пра­вового регулирования. Она проявляется в том, что своей "работой" дан­ные феномены обеспечивают беспрепятственное движение интересов субъектов к ценностям, гарантируют их законное и справедливое удов­летворение, что отражает роль юридических инструментов и технологии в общей системе правовых факторов.

Функцией юридических средств выступает и то, что они вносят ци­вилизованность в существующие общественные отношения, предлагая вместо незаконных и стихийных правовые механизмы решения возни­кающих проблем, правовые способы устранения конфликтов, правовую энергию в преодолении стоящих на пути удовлетворения интересов субъектов права препятствий. Юридические средства, таким образом, сигнализируют о степени цивилизованности данного конкретного обще­ства, выступая показателем его правовых возможностей и уровня право-

вого развития, свидетельствуют о востребованности правовой формы в упорядоченности социально-экономических и иных связей (содержа­ния), о конкурентоспособности правовых ценностей с ценностями, с одной стороны, внеправовыми (моральными, политическими, организа­ционными и т.п.), а с другой, противоправными.

Понятие "правовые средства" нельзя полноценно рассмотреть без анализа диалектики с такой его парной категорией, как "цель".

Цель, как известно, есть будущий результат, то, к чему стремится субъект. Она представляет собой особую форму знания, направленного на преобразование действительности, изменение существующих отно­шений. "Цель - это совокупное представление о некоторой модели бу­дущего результата, способного удовлетворить исходную потребность при имеющихся реальных возможностях, оцененных по результатам прошлого опыта"1.

Цели играют важную роль в процессе правового регулирования: от­ражая злободневные общественные потребности и стремления, они по­казывают значение и смысл самого существования юридических средств, ориентируют на те ценности, которые лежат в основе правовой политики конкретного государства.

О целях в праве писали еще такие дореволюционные ученые-юристы, как П.Г. Виноградов, Н.М. Коркунов, Б.А. Кистяковский, В.Ф. Тарановский, Е.Н. Трубецкой и др. Специальную работу - "Цель в праве" - посвятил данной проблеме известный немецкий исследователь Р. Иеринг. В современный период эта категория анализировалась и в различных статьях , и в монографиях3, и в диссертациях4.

1 Карташов В.А. Система систем. Очерки общей теории и методологии. М., 1995. С. 69.

2 См., напр.: Керимов Д.А. Категория цели в советском праве // Правоведе­ние. 1964. № 3; Орлов В.Н., Экимов А.И. Цель в норме советского права // Правоведение. 1968. № 5; Самощенко И.С., Никитинский В.И. Цели правовых норм - масштаб оценки их эффективности // Ученые записки ВНИИСЗ. М., 1969. Вып. 19. С. 55-58; Экимов А.И. Категория цели в науке права // Фи­лософские проблемы государства и права. Л., 1970; Рабинович П.М. О юриди­ческой природе целей правовых актов // Правоведение. 1971. № 5. С. 28-35; Лаптев В.В., Шахматов В.П. Цели правового регулирования в системе права // Правоведение. 1976. № 4; Насырова Т.Я., Лазарев В.В. Телеологическое толко­вание советского закона и правотворчество // Правоведение. 1988. № 2.

3 См., напр.: Керимов Д.А. Философские проблемы права. М., 1972; Эль-кинд П.С. Цели и средства их достижения в уголовно-процессуальном праве. Л., 1976; Михайлова М. Цел и целесъобразност в правого. София, 1983; Чулю-кин Л.Д. Природа и значение цели в советском праве. Казань, 1984; Хабриева Т.Я. Правовая охрана Конституции. Казань, 1995. С. 170-175.

См., напр.: Экимов А.И. Категория "цель" в советском праве. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Л., 1970; Насырова Т.Я. Телеологическое толкование советского закона: понятие, содержание и роль в юридической практике. Авто­реф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1985.

Термин "цель" устанавливается в праве в разных смыслах и по раз­ному поводу: для обозначения целей конкретных законов и подзакон­ных актов, правовых режимов, отдельных юридических средств (юриди­ческой ответственности, поощрений и т.п.), определенных субъектов права и т.д. (В данной главе речь пойдет прежде всего о целях правово­го регулирования тех или иных нормативных актов и их диалектической связи с юридическими средствами).

Каждый нормативный акт принимается с определенной целью, для решения конкретных задач в социально-экономической, политической и иных сферах. При этом нередко данные цели устанавливаются в преам­булах либо начальных статьях актов. Так, в Федеральном законе "Об архитектурной деятельности в Российской Федерации" от 18 октября 1995 г. цели и задачи настоящего Федерального закона обозначаются в ст. 1, в Уголовно-исполнительном кодексе РФ от 18 декабря 1996 г. - в ст. 1; в Федеральном законе "О государственном регулировании разви­тия авиации" от 10 декабря 1997 г. - в ст. 2 .

Подзаконные акты, как известно, принимаются не только для упоря­дочения определенных общественных отношений, но и для создания механизмов реализации уже ранее принятых законов. Таков статус под­законных документов, что подчас и содержится в их преамбулах и статьях. В частности, в преамбуле постановления Правительства РФ "Об экономических условиях функционирования агропромышленного комплекса Российской Федерации в 1998 году" сказано, что «в целях реа­лизации Федеральных законов "О государственном регулировании агро­промышленного производства" и "О федеральном бюджете на 1998 год", развития агропромышленного производства и создания экономических условий для функционирования организаций агропромышленного ком­плекса в 1998 г. Правительство Российской Федерации постановля-

ет...» .

Зачастую цель указывается в различных программах. Так, цели весьма четко устанавливаются в постановлении Правительства РФ о федеральной целевой программе "Строительство на территории Россий­ской Федерации жилья для граждан, выезжающих из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей" от 10 июля 1995 г.; в Феде­ральной программе первоочередных мер по улучшению условий и охра­ны труда на 1995-1997 гг., утвержденной постановлением Правительст­ва РФ от 26 августа .1995 г.; в постановлении Правительства РФ "О фе­деральной целевой программе по защите населения РФ от воздействия последствий Чернобыльской катастрофы на период до 2000 года" от 28 августа 1997 г. и т.д.

1 СЗ РФ. 1995. № 47. Ст. 4473; 1997. № 2. Ст. 198; 1998. № 2. Ст. 226.

2 Российская газета. 1998. 28 апр.

3 СЗ РФ. 1995. № 30. Ст. 2936; 1995. № 36. Ст. 3550; 1997. № 37. Ст. 4300.

Однако цель не всегда так четко и ясно формулируется в норматив­ных актах. Между тем важно, чтобы каждый подобный акт содержал в преамбуле либо первых статьях указание на те цели, которые право­творческий орган хотел бы достичь с его помощью, что необходимо закрепить в Федеральном законе "О нормативно-правовых актах" в ка­честве общеобязательного правила.

Иначе это приведет к тому, что субъекты права начнут их опреде­лять сами, уяснять те или иные положения в выгодном именно для них варианте. В качестве примера можно привести ситуацию, связанную с Законом РФ "Об образовании". Законодатель, к сожалению, не сфор­мулировал цели, которых он желал достичь, принимая данный акт. Этот пробел не восполняют специальные статьи, закрепившие принципы го­сударственной политики и задачи законодательства в сфере образова­ния. Лишенный четких целевых ориентиров, Закон оказался слабо за­щищенным от достаточно вольных трактовок его отдельных положений исполнительными органами государственной власти в пользу ведомст­венных узких интересов и в ущерб образовательным правам граждан, закрепленным в Конституции РФ и конкретизированным в данном За­коне. Отсутствие законодательно закрепленных целей в какой-то степе­ни осложняет и оценку эффективности действия Закона, поскольку од­ним из необходимых условий определения эффективности норм права является оценка результатов их действия с точки зрения полноты реали­зации целей, поставленных законодателем1.

Подобные ситуации приводят к увеличению объема "работы" для те­леологического толкования. Данный вид разъяснения встречается доста­точно часто в практике Конституционного Суда РФ, что выражается в постановлениях данного Суда и особых мнениях его членов. В качестве иллюстрации сказанного можно назвать постановление Конституцион­ного Суда РФ от 23 марта 1995 г. по делу о толковании ч. 4 ст. 105 и ст. 106 Конституции Российской Федерации; постановление Конститу­ционного Суда РФ от 31 июля 1995 г. по делу о проверке конституци­онности Указа Президента РФ "О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской республики" от 30 ноября Г994 г. № 2137, Указа Президента РФ "О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формиро­ваний на территории Чеченской республики и в зоне осетино-ингушского конфликта" от 9 декабря 1994 г. № 2166, постановления Правительства РФ "Об обеспечении государственной и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской республики и прилегающих к ней регионов Северного Кав-

См. об этом: Сырых В.М., Шкатулла В.И. Эффективность законодатель­ных норм в сфере общего образования // Эффективность закона / Под ред. Ю.А. Тихомирова. М., 1997. С. 114.

каза" от 9 декабря 1994 г. № 1360, Указа Президента РФ "Об основных положениях военной доктрины Российской Федерации"1 от 2 ноября 1993 г. № 1833 и др., в которых разъяснялась цель рассматриваемых документов.

Нужно подчеркнуть, что проблема стоит более масштабно - зачас­тую цели правового регулирования не всегда четко оформлены и по той причине, что не вполне ясно определены цели нашего современного Российского государства, правовой политики и т.д. Подобные конкрет­ные ориентиры, к сожалению, сегодня практически отсутствуют, что не может не сказаться и на целеполагании в правотворческом процессе.

Кроме всего, в самом акте необходимо четко и последовательно ус­танавливать и достаточную для достижения сформулированных целей систему юридических средств. Подчас правотворческий орган использу­ет для этого термины "средство", "посредством" и т.п. Так, в Федераль­ном законе "О мерах по защите экономических интересов Российской Федерации при осуществлении внешней торговли товарами" от 20 марта 1998 г., в Федеральном законе "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" от 1 апреля 1998 г.2, в целом ряде статей употребляются данные термины ("посредством введе­ния импортной квоты...", "посредством внесения дополнительных взно­сов..." и т.п.).

Однако анализ многочисленных нормативных актов показывает, что юридические средства нужно устанавливать в законодательстве в более последовательном режиме, ибо их та или иная система составляет алго­ритм решения задачи.

В правотворческом, правоприменительном и интерпретационном процессах важно учитывать диалектику взаимоотношений целей и средств, которая носит характер двусторонней детерминации.

С одной стороны, в зависимости от поставленной цели осуществля­ется выбор средств для ее достижения. Еще Гегель писал, что "истина средства заключается в его адекватности цели..." Действительно, цели требуют к себе соответствующих юридических средств, определяют их природу и направленность. Анализ многочисленных нормативных актов показывает, что если тот или иной закон имеет цель развить какие-либо общественные отношения, содействовать становлению новых социально ценных связей, то, как правило, в тексте данного документа использу­ются юридические средства стимулирующего вида (поощрения, льготы, дозволения и пр.). И наоборот, если акт принимается в целях охраны и защиты определенных отношений, то употребляются преимущественно юридические средства ограничивающего плана (запреты, приостановле­ния, наказания и т.п.). Разумеется, кроме целей, на выбор юридических

I

средств при их установлении влияют также характер общественных от­ношений, природа отрасли права, возможные препятствия, негативно воздействующие на процесс получения социально значимых результа­тов.

С другой стороны, сама цель должна исходить из реально имеющих­ся юридических средств, необходимых для ее достижения. Ведь общест­во должно ставить "...себе всегда только такие задачи, которые оно мо­жет разрешить, так как при ближайшем рассмотрении всегда оказыва­ется, что сама задача возникает лишь тогда, когда материальные усло­вия ее решения уже имеются налицо или, по крайней мере, находятся в процессе становления"1.

Эффективный закон содержит разумные и научно обоснованные це­ли и средства для их достижения. И напротив, если законодатель непра­вильно определяет цели, допускает неточности в выборе средств, закон не даст ожидаемого результата, не будет максимально способствовать выполнению основных задач государства и общества. Здесь уже об эф­фективности правового регулирования говорить не приходится.

Возьмем, к примеру, современное налоговое законодательство в Рос­сийской Федерации. Цель данного правового регулирования предельно ясна - собрать в государственную казну как можно больше налогов, прежде всего на содержание "неподъемного" ни для какого-другого об­щества государственного аппарата. Для этого применяются и соответст­вующие юридические средства - жесткофискальные, зачастую граби­тельские. Достаточно сказать лишь о подоходном налоге с физических лиц, с помощью которого государство практически заставляет отдать ему значительную часть заработанных денег. Так, в соответствии с Фе­деральным законом «О внесении изменений и дополнений в Закон Рос­сийской Федерации "О подоходном налоге с физических лиц"»2 от 31 декабря 1997 г., если размер облагаемого совокупного дохода, получен­ного в календарном году, будет превышать 100 101 руб., то сумма нало­га составит 20 400 руб. плюс 35% с суммы, превышающей 100 000 руб. В общей сложности налогом "отнимается" почти треть дохода. Коммен­тарии, думается, излишни.

Или взять проблему невыгодности развития производственного биз­неса в связи с "обирающими" податями. Здесь ситуация еще хуже.

Отсюда возникают цели временщиков, тех, кто не думает о завтраш­нем дне (лишь бы сегодня "порулить"). Ведь несправедливые и нера­циональные налоги как средства влекут за собой целый букет негатив­ных последствий: массовое (а значит, и где-то нормальное) уклонение от налогообложения, торможение производства, рост недовольства вла-

1 Вестник Конституционного Суда РФ. 1995. № 2-3; № 5.

2 Российская газета. 1998. 22 апр.; 23 апр.

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 13. С. 7.

2 СЗ РФ. 1998. № 1. Ст. 6.

22-6343

стью со стороны социальных слоев, которые подвергаются такой непри­ятной и несправедливой процедуре, и т.п. И самое главное, когда люди видят, что собираемые налоги несоразмерны и идут непонятно куда, когда государство не обеспечивает в должной мере их интересы, боль­шого желания поддерживать такое государство у них, как правило, не возникает. Думается, ситуацию необходимо менять, причем на уровне как средств, так и целей правового регулирования.

Налог - универсальный метод управления. Таким образом, он дол­жен использоваться в самых широких целях: для содействия развития производства, малого предпринимательства, проведения определенной государственной политики, социальной зашиты, поддержки культуры, образования, науки и т.д.

Подобные цели требуют и соответствующих средств - не только фискально-ограничительных (хотя налог, конечно же, есть прежде всего правовое ограничение, ибо это бремя, обязанность), но и стимулирую­щих (различные льготы, смягчения от обременении, поощрения). Важно научиться пользоваться как "кнутом" (правовыми ограничениями), так и "пряником" (правовыми стимулами) для достижения целей правового регулирования, в том числе и в налоговой сфере.

В этой связи есть смысл расширить "поле деятельности" для юриди­ческих средств стимулирующего направления - отменить неоправданно высокие ставки налогов, увеличить количество льгот, установить поощ­рительные меры. В частности, в порядке эксперимента можно было бы ввести поощрения для тех лиц, кто постоянно и добросовестно платит большие налоги. Подобный опыт есть в Индонезии, в которой ежегодно награждается 200 человек, заплативших самый большой налог.

Используя конкретные юридические средства, необходимо знать, как сопоставить их, чтобы в своем взаимодействии выбранные юридические образования (инструменты и технология) на определенном этапе увели­чили бы свою силу, юридическую мощь и привели бы к более эффек­тивным социальным результатам. Следовательно, для каждого выбирае­мого средства существенно знание его возможностей вступать соответ­ствующим образом во взаимосвязь с другими. Только при таком знании имеет смысл выбор конкретного средства в достижении поставленных целей.

На эффективность правового регулирования влияют и многие иные факторы. С одной стороны, дифференциация государственной власти приводит к усложнению системы целей в данном обществе (если гово­рить о России, то речь идет о появлении за последнее десятилетие ин­ститутов Президента и его Администрации, полноценного двухпалатного парламента, президиума правительства и некоторых министерств, Кон­ституционного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, правотвор­ческих органов субъектов РФ и т.д.).

С другой стороны, усложняется и законотворческий процесс, в кото­рый все больше включается соответствующая система "сдержек и про­тивовесов", где и президент (через вето), и судебная власть, в частности Конституционный Суд РФ, могут повлиять на устанавливаемые в нор­мативных актах цели и средства (через блокирование закона, противо­речащего Конституции).

Таким образом, правовые средства являются весьма важной юриди­ческой категорией, обозначающей существенную правовую реальность: определенные инструменты и деяния субъектов по их применению в целях достижения конкретного результата. Только при тщательном изу­чении данных сложных феноменов, упорядочении знаний о них, адек­ватном и качественном использовании в юридической сфере можно на­деяться на кардинальное повышение эффективности правового регули­рования, что позволит выйти на принципиально новый уровень развития правовой формы.

Глава XV. ПРОБЛЕМЫ ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ

§ 1. СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ПОНЯТИЯ "ЗАКОННЫЙ ИНТЕРЕС'

В законодательстве к объектам правовой охраны относят как субъ­ективные права, так и законные интересы. В частности, в ст. 3 ГПК РСФСР закреплено, что "всякое заинтересованное лицо вправе в поряд­ке, установленном законом, обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса". О право­вой охране законных интересов, осуществляемой наряду с правами и свободами, речь идет и во многих иных нормативных актах: в ст. 1 и 13 ГК РФ; ст. 1, 7, 56 Семейного кодекса РФ; ст. 2 АПК РФ; ст. 1 Кодек­са РСФСР об административных правонарушениях; в ст. 1 УИК РФ; п. 2 ст. 1 Федерального закона РФ "О прокуратуре РФ" и т.д.

Однако категория законного (охраняемого законом) интереса стала объектом полномасштабного теоретического исследования значительно позже, чем объектом судебно-правовой зашиты. И хотя в последние десятилетия данное понятие исследовалось в юридической науке1 и бы­ла защищена диссертация по названной теме2, вопрос о "законном ин­тересе" остается пока в некоторых аспектах недостаточно разработан­ным, а по целому ряду моментов - дискуссионным.

В современный период эта проблема приобретает наибольшую прак­тическую значимость, ибо законные интересы позволяют удовлетворять и защищать в юридически-легитимном порядке многие вновь появив­шиеся интересы, которые прямо не закреплены субъективными правами (например, законные интересы предпринимателей получить: большую прибыль, доход; как можно быстрее и без излишней волокиты лицензию на осуществление определенной деятельности; значительный кредит в банке; конкретное помещение в аренду; право на установление спра­ведливых и разумных налогов и т.п.). Полноценный научный анализ призван подвести под эту (существующую уже давно на практике) кате­горию необходимую обновленную теоретическую базу, что позволит в условиях реформирования российского общества правильно определить

1 См., напр.: Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. Л., 1968; Мальцев Г.В. Социалистическое право и свобода личности. М., 1968; Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъек­тивного права. Саратов, 1972; Малько А.В. Законный интерес как правовая категория // Вопросы теории государства и права. Саратов, 1986. С. 121-131; Шайкенов Н.А. Правовое обеспечение интересов личности: Свердловск, 1990.

2 Малько А.В. Законные интересы советских граждан. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 1985.

ее место и роль среди других правовых явлении, откроет новые воз­можности по ее применению на практике.

Обобщая появившуюся в последние годы литературу по данному вопросу, важно выработать четкие критерии разграничения субъектив­ных прав и законных интересов, что, бесспорно, может помочь более полной реализации потребностей и запросов граждан, иных субъектов права.

Кроме всего, в связи с расширением действия принципа "дозволено все, что не запрещено законом" статус законных интересов резко воз­растает. Между тем, как отмечалось в Послании Президента РФ Феде­ральному Собранию в 1995 г., "многие россияне до сих пор не знают, как в новых условиях отстаивать свои законные интересы - куда пойти, к кому обратиться, что рискованно, а что надежно; что можно, а чего нельзя"1.

Необходимость исследования понятия "законный интерес" вытекает также из того факта, что оно активно используется в международно-правовых документах, конституциях ряда стран, внутригосударственном законодательстве. В частности, в ст. 24 Конституции Итальянской рес­публики прямо установлено, что "все могут в судебном порядке дейст­вовать для зашиты своих прав и законных интересов". Термин "законный интерес" употребляется и в Конституции Швейцарской Конфедерации (ст. 34), и в Конституциях Болгарии и Румынии, и в ряде Конституций стран - членов СНГ (в ст. 8 Конституции Армении; ст. 8 Конституции Кыргызстана; ст. 99 Конституции Туркменистана; ст. 20 Конституции Узбекистана; ст. 44, 53, 122 Конституции Беларуси). Дваж­ды (в ч. 2 ст. 36, ч. 3 ст. 55) слово "законный интерес" фигурирует и в Конституции РФ 1993 г.

И хотя законный интерес часто используется в нормах различных актов, законодатель так и не определил названное понятие. Не делают этого и ученые-юристы, комментирующие соответствующие статьи Конституции РФ2, а также молодые ученые, защищавшие кандидатские диссертации по рассматриваемой тематике. В частности, Т.Е. Шубина пишет, что, по ее мнению, «представляется невозможным выработать строго определенное понятие "законный интерес" и определить виды законных интересов, так как законодатель не случайно не дал такого определения"» .

Российская газета. 1995. 17 фев.

2 См., напр.: Комментарий к Конституции Российской Федерации / Предсе­датель редакционной коллегии Л.А. Окуньков. М., 1994; Конституция Россий­ской Федерации. Комментарий / Под ред. Б.Н. Топорнина, Ю.М. Батурина, Р.Г. Орехова. М., 1994.

3 Шубина Т.Б. Теоретические проблемы защиты права. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 1998. С. 9-10.

Думается, подобная постановка вопроса в научном исследовании не уместна. Доктринальное правосознание должно идти все же впереди профессионального и предлагать свое видение проблемы. В этом одно из предназначений науки, в том числе и юридической.

Что же такое "законный интерес"? Какой смысл вкладывал и вкла­дывает законодатель в эту категорию, закрепляя ее в нормативных ак­тах?

Законным интерес - это отраженное в объективном праве либо вытекающее из его общего смысла и в определенной степени гаран­тированное государством простое юридическое дозволение, выра­жающееся в стремлениях субъекта пользоваться конкретным соци­альным благом, а также в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам в целях удовлетворения своих потребностей, не противоречащих общественным.

Одним из первых ученых-юристов термин "законные интересы" ввел в научный оборот Г.Ф. Шершеневич в своей фундаментальной работе "Общая теория права" (М., 1912). В частности, он писал, что 'Члены одного общества выработали в себе привычку отстаивать всеми закон­ными средствами свои права, восставать против малейшего нарушения их законных интересов, относиться недоброжелательно к нарушителям правового порядка как к общим врагам, а соответственно тому и сами стараются не выходить из пределов своего права"1.

И другие дореволюционные ученые-юристы разделяли термины "субъективное право" и "интерес", говорили об их самостоятельности, не всегда, однако, называя последний "законным".

"Один интерес и его защита, - отмечал Ю.С. Гамбаров, - не дают понятия субъективного права. Не все интересы пользуются защитой и ведут к праву, точно так же, как и не все интересы, получающие даже защиту права, представляют собой субъективные права"2. "Охрана ин­тересов может быть налицо, - заметил А.А. Рождественский, - и тем не менее субъективное право не возникает"3. В другой своей книге он раз­вивает ту же мысль: "Могут существовать юридически защищенные интересы, не будучи в то же время юридически индивидуали­зированными сферами интересов, т.е. не будучи субъективными права­ми"4.

Первые советские ученые тоже различали данные понятия и сделали значительный шаг вперед в исследовании этой проблемы. В частности, М.Д. Загряцков писал, что "нарушение не только права граждан, но и

1 Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М., 1912. С. 293.

2 Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Часть общая. Т. 1. СПб., 1911. С. 377.

3 Рождественский А.А. Основы общей теории права. М., 1912. С. 128.

4 Рождественский А.А. Теория субъективных публичных прав. М., 1913. С. 26-27.

интереса, может дать основание к возбуждению административного ис­ка". И далее: "С того момента, когда нарушение цели закона дает осно­вание для обжалования решения, презюмируемого неправомерным по этому признаку, на защиту интересов гражданина, даже не входящих в область его субъективных прав, встает вся система законодательства, данного правопорядка и, даже более, вся совокупность правосознания эпохи"1.

В более позднее время одним из первых, кто четко выделил эту ка­тегорию как самостоятельный объект правовой защиты, стал В.А. Ря-сенцев. Он отмечал: "Вывод о возможной защите... не только прав, но и интересов потерпевших граждан и социалистических организаций выте­кает из анализа ст. 2 и 6 Основ гражданского судопроизводства, преду­сматривающих защиту охраняемых законом интересов, наряду с права­ми. Из сопоставления названных статей со ст. 6 Основ гражданского законодательства явствует, что отдельные способы защиты гражданских прав должны применяться и для зашиты охраняемых гражданским зако­ном интересов" .

Но наиболее остро данный вопрос был поставлен В.И. Ремневым. "Право гражданина и его законный интерес, - писал он, - не одно и то же. Сущность права гражданина (его субъективного права) заключается в гарантированной возможности совершать определенные действия". Возможность же удовлетворения законного интереса "ограничена объ­ективными условиями и главным образом экономическими"3. Таким образом, автор показал одно из отличий между категориями "субъективное право" и "законный интерес"; различную степень их ма­териальной обеспеченности, гарантированности, что, на наш взгляд, является правильным.

Значительное внимание категории законного интереса уделили пред­ставители уголовного (М.С. Строгович, В.И. Каминская, Я.О. Мото-виловкер, А.Л. Цыпкин, Э.Ф. Купцова, И.А. Либус, Л.Д. Кокорев, Н.С. Алексеев, В.Г. Даев и др.) и гражданского процессов (М.А. Гур-вич, К.С. Юдельсон, Д.М. Чечот, А.А. Мельников, Р.Е. Гукасян и др.). М.А. Гурвич, например, считал, что в отличие от материального субъ­ективного права охраняемый законом интерес (законный интерес) есть "выгода, обеспеченная не нормой материального, а охранительной, пре­жде всего процессуальной, нормой" .

1 Загряцков М.Д. Административная юстиция и право жалоб // Право и жизнь. М., 1923. Кн. 4. С. 25, 26.

2 Рясенцев В.А. Условия и юридические последствия отказа в защите граж­данского права // Советская юстиция. 1962. № 9. С. 9.

3 Ремнев В.И. Право жалобы в СССР. М., 1964. С. 26.

4 Гурвич М.А. Гражданские процессуальные правоотношения и процессу­альные действия // Труды ВЮЗИ. М., 1965. Т. 3. С. 86.

С таким определением законного интереса трудно согласиться, по­скольку оно является в какой-то мере односторонним. Не случайно по­зиция М.А. Гурвича была затем подвергнута справедливой критике, причем не только представителями науки материального права , но и самими процессуалистами2.

Законный интерес нельзя отождествлять с выгодой, как и нельзя ут­верждать, что он обеспечивается только процессуальной нормой. Это более сложное явление, которое гарантируется многими способами и средствами, институтами и нормами как процессуального, так и мате­риального характера.

Содержание законного интереса состоит из двух элементов (стрем­лений): пользоваться конкретным социальным благом и обращаться в необходимых случаях за защитой к компетентным органам государства или общественным организациям. Сущность же его заключается в про­стом юридическом дозволении, отраженном в объективном праве либо вытекающем из его общего смысла. Структурой законного интереса выступает внутренняя связь стремлений, их организация, тот или иной способ соединения. Стремление субъекта пользоваться благом занимает в содержании законного интереса более "высокое положение", поэтому в структурном аспекте содержание законного интереса будет выглядеть так: сначала стремление пользоваться благом (основной элемент), а уж затем стремление обращаться к компетентным органам за зашитой стремления первого (формально-обеспечивающий элемент).

Структурный анализ законных интересов важно дополнять функцио­нальным, в процессе которого необходимо выяснить место и роль каж­дой из названных частей в реализации данного законного интереса.

Стремление пользоваться социальным благом - это центральный, осевой элемент в содержании и структуре законного интереса, ибо только он способен предоставить субъекту то, что ему нужно для нор­мальной жизнедеятельности, иначе говоря, ведет к достижению опреде­ленных благ. Но само благо находится вне содержания и структуры за­конного интереса, выступает его объектом.

Стремление обращаться в необходимых случаях за защитой является вторым, но не менее важным элементом в содержании и структуре за­конного интереса. Он вступает в действие тогда, когда неполно осуще­ствляется, т.е. ущемляется первый. Второй элемент выступает как бы дополнением, рычагом реализации первого, находясь до поры до време-

1 Грибанов В.П. Интерес в гражданском праве // Советское государство и право. 1967. № 1. С. 52; Тархов В.А. Некоторые вопросы охраны имуществен­ных прав трудящихся по советскому гражданскому законодательству // Ученые труды Саратовского юрид. ин-та. Саратов, 1965. Вып. 2. С. 91.

2 Гукасян Р.Е. Проблема интересов в советском гражданском процессуаль­ном праве. Саратов, 1970. С. 37; Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. Л., 1968. С. 42-43.

ни в "резерве". Благодаря ему интерес и приобретает характер охра­няемого законом (законного).


Дата добавления: 2015-04-11; просмотров: 12; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.063 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты